Белоцкий Сандро

 

О «БЕСКРОВНЫХ» ЖЕРТВАХ СТАЛИНСКОГО РЕЖИМА

(расширенная версия статьи, опубликованной в «Окнах»)

В израильском еженедельнике «Окна» (№715, 13.01.08) опубликована статья моего ровесника и коллеги Марка Тверского «Герои и жертвы дела врачей». В ней автор подробно и с полным знанием дела описывает «Дело врачей», которое официально началось 13 янв. 1953 г. статьей в «Правде». Я хорошо помню те времена,  мой отец погиб в ГУЛАГе, а мать и брат вышли оттуда после смерти Сталина.

В статье, в частности, идет речь о том, что практически все коллеги пострадавших публично, под аплодисменты зала, где проходило заседание членов Академии медицинских наук, осудили их и только один - Г.Н.Сперанский выступил против при гробовом молчании аудитории. Молчание или публичной осуждение со стороны общественности в адрес жертв репрессий или нападок в послевоенный период (Ахматова и Зощенко, генетики, критики-космополиты, о предвоенном и не говорю) - едва ли не самая болезненная проблема того времени и она требует отдельного серьезного разговора, а не простого перечисления фактов. Я же ограничусь краткими замечаниями.

После окончательного формирования сталинского режима в стране воцарилась устойчивая разница между публичным и приватным поведением граждан. Почти любое публичное несогласие с официальной политикой или точкой зрения грозило крупными неприятностями по службе, а если это касалось деятельности ГБ, то и почти неминуемыми страданиями или мучительной смертью и притеснениями, а также уничтожением родных и близких. Эти времена настали после убийства Кирова (1934 г.), когда Бухарин сказал «Теперь Он может сделать с нами все, что захочет».

На «личном» уровне еще можно было быть гуманным. Фадеев, которого считают одним из самых рьяных карателей, как-то сказал Ольге Бергольц в ответ на ее упреки в том, что он не защитил ее от нападок: «Эх, Оля, если б ты знала, какую я от тебя беду отвёл!». Тот же Фадеев, публично громивший «критиков-космополитов», привозил деньги одному из них, моему дальнему родственнику А. Гурвичу и ждал  в машине возле дома, пока шофер передавал деньги (надо ли говорить, что шофер первого секретаря союза писателей почти наверняка  работал в ГБ). Когда я в 1952 г. написал жалобу в ЦК на то, что меня не приняли в институт «по анкетным данным», то вызвавший меня в ЦК сотрудник, отказавшийся разбирать жалобу, ВЫВЕЛ МЕНЯ В КОРИДОР и сказал: «Молодой человек! Больше никуда и никогда таких жалоб не пишите!».

Всякий выход за пределы приватного круга был опасен. Обращение с просьбой о защите другого человека почти всегда оборачивалось карой для просителя. В недоброй памяти 1950 г. моя матушка послала  письмо с утверждением невиновности моего старшего брата - и получила 7 лет лагерей - почти столько же, что и он. Мой 16-летний товарищ П.Ш. обратился к Сталину с просьбой о защите арестованного соученика - и получил 5 лет.

Когда сын Жданова (!) Юрий, зав. отделом науки ЦК (!), не разобравшись в ситуации, публично выступил против Лысенко, он был мгновенно снят с поста (правда, не арестован - всё же сын Жданова).  Так же потеряли работу многие из выступавших против Лысенко на тогдашней сессии ВАСХНИЛ (1948 г.).

Непереносимые условия существования, тотальный страх, полная зависимость от властей, иррациональность выбора жертв решительно повреждали психику людей. В послесталинские времена страх сохранялся в крови бывших заключенных и их не сидевших родственников - все равно наши судьбы были отданы на усмотрение чиновников разного ранга.

Повторю, что любое публичное противодействие официальной политике было самоубийственным. И автору статьи  следовало бы об этом сказать прямо.  Воздавая должное героизму Г.Н.Сперанского, я не решился бы бросить камень в тех, кто промолчал или «единодушно одобрил». Не из нашего времени их судить и не нам. 

P.S. Напомню, что в сравнительно либеральные послесталинские времена, когда Хрущеву вздумалось провести в академию (кажется, большую) одного своего «сельскохозяйственного» любимца, то тайным голосованием его прокатили один или два раза. Тогда было велено голосовать открыто - и затея удалась! Из того же ряда и голосование об исключении Пастернака («мы поименно вспомним всех...»).

P.P.S. Отклики трудящихся на реабилитацию врачей можно найти по адресу: http://www.lechaim.ru/ARHIV/132/arj.htm

Д-р С.Белоцкий

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться

Люди, участвующие в этой беседе

  • Гость - Кравченко Валерий

    …Поэтому и пописывают некоторые «кандидаты далеко не исторических
    наук» свои откровенные фальшивки, и распространяют их по
    «интернетам» и по провинциальным газетам…

  • Гость - Кравченко Валерий

    Еще до начала массовых репрессий тридцатых годов власть очень квалифицированно позаботилась о полной стерилизации нашей памяти. В 1930-1931 гг. по всему СССР, во всех союзных республиках, по всем городам прокатилась волна арестов видных ученых-историков, этнографов, краеведов. Нередко, правда, наказание именитых столичных историков и краеведов власть ограничивала только арестом и кратковременной отсидкой для острастки, ученые же из национальных глубинок – подлежали обязательной ликвидации и становились безымянными. Так, например, по «Делу краеведов» в Воронеже в ноябре 1930 - марте 1931 года было арестовано 100 человек, 5 видных воронежских ученых были приговорены к расстрелу и сразу же расстреляны. Остальных отправили в лагеря, откуда вернулись далеко не все. Поэтому и приходится нам ныне с большим трудом находить подлинные документы, поэтому и довольствуемся мы часто только свидетельскими показаниями жертв дьявольского террора. Поэтому и изучают наши дети в школах не историю Отечества, а слащавые сказки про царя Салтана. В.Кравченко

  • Гость - 'Гость'

    Мой комментарий отосится к автору реплики:
    Гость 2008-01-31 23:17:05
    "Неужели вам господа не стыдно жевать пережёванную и дурно пахнувшую пищу, и при этом показывать, как вам нравится, и какие вы умные? Сталин, Ленин, Гитлер, коммунисты и фашисты, это то, о чём вам говорить хочется? Других проблем у вас нет? Или вам говорить не о чём? Неужели у нас на острове писателей нет? Неужели читать нечего? Почему одни и те же люди, начинают одни и те же темы? Гомики,сифилитики,засранцы и палачи, вот что их интересует.
    Ведь кончиться руганью и оскорблениями."
    Или это не ваш милый текст?

  • Гость - 'Гость'

    Уважаемый г. Белоцкий, совершенно не понятно, к кому обращен Ваш комментарий (Отправил ''Гость'' дата 2008-02-01 14:52:04).

  • Гость - 'Гость'

    То, что мы вспомниаем о жертвах катастроф (революций, терроров, Холокоста, Голодомора) есть наш святой долг перед ними. В том же ряду и обличение их палачей.
    Ваша реплика выказывает в Вас человека аморального, а ее публикация свидетельствует о дефиците ума и такта.
    С глубоким омерзением
    Сандро

  • Гость - 'Гость'

    Попробуйтека сочинить "цитаты" писем любовников друг другу состоящие только из изяшных намёков, игры слов, недосказаности, как это и водится между людьми интимно очень близкими друг-другу и ненуждающимися в речи о том, что только им одним понятно - как это происходит на самом деле. Как любовники тонко, незаметно для посторинних их близости, друг-друга щекочут каким-то глупым, некстати словом, движением глаз или загадочной для всех, кроме адресата - улыбкой.
    Я подозреваю, что "цитированые" Вами письма списаны с дверей общественных туалетов какого-нибудь вокзала. Только там ещё можно встретить такое слодострастное смакование нзваний частей человеческого тела.
    Aristarch

  • Гость - 'Гость'

    По моему - полная чушь.
    Цитированые письма, как по стилю не того времени, так и по речи не повторяют громоздких фраз, допустим, Ленина. Психология отношений любовников,сексуальных партнеров не требует такого подзаборного языка. Тем более что оба образованные люди, привычки культурнуго общения у них не изжиты. Сам тон писем совершенно фальшив. Можно вспомнить опубликованые письма Ленина "Наденьке." Ещё о психологии. Мужчины гомосесуалисты исходя из практики, устно предпочтений не подчёркивают. А уж для письма эта материя и совершено не важна. Так же и гетеро партнёры. Ну будет-ли какой мужик писать любовнице о её der Votze!? Вообще, всё глупая, безвкусная выдумка. Если уж сочинять подобную фальшивку, надо было бы ориентироваться на "В поисках потеряного Времени", где Пруст при описании женщины забывает постоянно, что пишет о женщине. Или письма Уальда своему любовнику. Жест "цитированных" писем говорит не о Ленине, но о больной фантазии "историка"
    Aristarch

  • Гость - 'Гость'

    Неужели вам господа не стыдно жевать пережёванную и дурно пахнувшую пищу, и при этом показывать, как вам нравится, и какие вы умные? Сталин, Ленин, Гитлер, коммунисты и фашисты, это то, о чём вам говорить хочется? Других проблем у вас нет? Или вам говорить не о чём? Неужели у нас на острове писателей нет? Неужели читать нечего? Почему одни и те же люди, начинают одни и те же темы? Гомики,сифилитики,засранцы и палачи, вот что их интересует.
    Ведь кончиться руганью и оскорблениями.

  • Гость - 'Гость'

    Я не поняла где Марк обнаружил антисемитизм. Может вы подскажете Марк?
    В статье ведется разговор об ориентации Ленина. И все. Для меня лично это новость.Как он багром зайчиков глушил уже слышали.Бррр .....

  • Гость - Кравченко Валерий

    Странное дело, садист и пе…ст Иван Васильевич Грозный вместе с садистом и пе.. стом Петром Алексеевичем – Петром I и развратной императрицей Екатериной II в номенклатурных исторических героях ныне числятся, имена их у всех «патриотов» на слуху, памятники им норовят ставить не только на родине, но и на экспорт в сопредельные страны предлагают бесплатно.
    Вопрос: "И почему в таком почете у "патриотов" эти Великие извращенцы оказались? Ведь Ильичу до них, - как куцему до зайца!"
    В.Кравченко.

  • Гость - 'Гость'

    Кого Вы имели ввиду -Ленина или Соколова, автора заметки в комменте, под- "- это особая каста - отбросы, выродки, у негодяев подобного масштаба отсутствует этническая принадлежность" ?
    Или их обоих?
    Леонид.

  • Гость - ЧХАТАРАШВИЛИ БААДУР

    Добавлю: банальность, но факт - у негодяев подобного масштаба отсутствует этническая принадлежность - это особая каста - отбросы, выродки.

  • Гость - 'Гость'

    Уважаемый, вы явно ошиблись адресом. Посмотрите список авторов этого сайта - там половина, если не больше, евреев. Кому Вы открываете глаза на то, что Ульянов, он же Ленин, он же Бланк. Даже в архивах гестапо нет документов, в которых Ленин фигурировал бы под фамилией своего деда - Бланк.
    Не следует ли из вашего вонючего опуса, что Зиновьев, приревновав Вову к Троцкому, объединился с Каменевым и Сталиным, чтобы свалить соперника-любовника?
    Не вы ли в числе прочих советских историков лепили миф о Великом, вечно живом Ленине, и кормили им советских людей долгих 70 лет. Почему вы не указали своего полного имени, чтобы каждый мог ознакомиться с вашими опубликованными в советские годы историческими трудами.
    Вы просто мелкий гнусный антисемит, и жалко тратить время на дискуссию с такими. Существует полно сайтов русских фашистов - там ваше место.

  • Гость - 'Гость'

    Не трожь Ленина, контра! Можно подумать ваш Ёська лучше был.

  • Гость - Нарышкина Елена

    Перефразируя Ал.Блока

    Умом Россию не понять,
    Коль жизнь в стране идёт паскудно,
    У ней - особенная стать,
    Но и теперь уж верить трудно !
    Елена

  • Гость - ЧХАТАРАШВИЛИ БААДУР

    Задумайтесь Дамы и господа какая казуистическая нелепость: на ГЛАВНОЙ площади России вот уже почти девяносто лет трепетно сохраняют чучело мерзавца, кровавого садиста, изменника отчизны, сиффилитика да ещё и педераста.
    Тут ещё ассоциации складываются совсем гнусные - Ильич-то детишек любил истово, помню иллюстрации к учебникам - выродок этот и детки кругом, непременно какой детёныш на коленках у монстра...

  • Гость - 'Гость'

    (1) У меня есть большие сомнения в истинности процитированных Вами писем;
    (2) Согласен с Жанной и Ефимом - ни сифилис, ни мужеложество Ленина совершенно к делу не относятся и никак не влияют на то, что тот был классическим бандитом, аморальным ПОЛИТИКОМ и аморальным АДМИНИСТРАТОРОМ.
    Даже говорить об этом неловко - получается какая-то "светская" хроника из желтой прессы.

  • Гость - Андерс Валерия

    Для меня это ново.
    До этого на сайте была заметка про Ленина: "Вождь-сифилитик". М.Аврутин счёл, что это не так важно для главы государства. С чем трудно согласиться, т.к. сифилис мозга влияет на решения, поведение, и больной человек не должен занимать ответственные посты, если от его решений зависят судьбы тысяч и миллионов людей. В Америке на пост Президента берут людей с нормальной ориентацией, понимая, что гомо- закомплексованы, агрессивны и вымещают свою ненормальную ориентацию на обычных людях.
    Для заступления почти на любую должность от продавца до директора нужна справка о здоровье. Насколько бы избежали многомиллионных жертв в России и Германии, если бы знали заранее о болезнях и секс-ориентациях своих вождей и фюреров.
    В.А.

  • Гость - Умеренко Ефим

    Был старый анекдот:
    Правда ли, что П.Чайковский был гомосексуалист?
    Армянское радио ответило:
    Правда, но мы его уважаем не только за это.
    Перефразируя анекдот:
    Мы презираем Ленина не только за это.

  • Гость - 'Гость'

    Ну и что тут особенного?
    Гитлер тоже был гомо. Первое время тоже скрывали, а потом все письма и признания сожителей подтвердили. И секс.контактов с женщинами за ним замечено не было.
    Ваша заметка была бы бомбой лет 25 назад. А сейчас никого этим не удивите.

  • Гость - 'Гость'

    Великий, Русский... Педераст! Эта статья была готова к печати еще три года назад. Когда открылись исторические архивы, до той поры закрытые, я сумел поработать с документами, доступ к которым раньше был категорически запрещен. Меня интересовали архивы партийных работников так называемого «ленинского призыва». В особенности много времени я провел над архивами тех коммунистических деятелей, которые позже, уже после смерти Ленина, были подвергнуты репрессиям. Мне довелось переворошить частные бумаги многих из них и опубликовать ранее неизвестные. И только на одном материале произошла заминка. Его отказались не только публиковать, но даже и обсуждать. Так с тех пор мне и не удалось предать гласности открытые мною исторические факты. Вероятно потому, что они так ошеломляющи и неожиданны... Редакторы многих изданий, увидев их, опускали глаза и бормотали нечто невразумительное о том, что «читатель не готов узнать об этом». Я же, тем не менее, считаю, что читатель должен знать обо всем. Поэтому все же я предлагаю ознакомиться с открытыми мною историческими материалами. Военные преступники Росии. Владимир Ульянов (он же Ленин, он же Бланк...) Ленин - палач русского народа и обычный педераст Прежде, чем излагать архивные материалы, обратимся к официальной хронологии того времени, которая опубликована в последнем, шестом издании «В.И. Ленин, Биография», 1981 г. «8 июля 1917 г. Аллилуев и Сталин проводили Ленина на станцию Разлив, где Ленин поселился в сарае рабочего Емельянова Н.А. (Все это было предпринято с целью укрыть Ленина от официальных властей, разыскивающих его как преступника). Но, побоявшись окружающих дачников - мелкобуржуазной публики (оказывается дачники - мелкобуржуазная публика, что, впрочем, не помешало партноменклатуре сразу же после Октября начать «обуржуазиваться»), Емельянов арендовал в 5 км сенокосный участок за озером Разлив, куда и переправил Ленина и Зиновьева на лодке в приготовленный шалаш, примыкающий к стогу сена, где была «спальня на двоих». Откуда взялся Зиновьев? Из-за боязни ли окружающих дачников переселился Ленин в шалаш? Ведь дачники были повсюду и бродили в поисках грибов и возле шалаша. Да быть запертым в сарае было безопаснее. Ведь к шалашу ежедневно приносили еду жена и сыновья Емельянова. Да и подогревал еду Ленин на костре в котелке. Читаем в биографии: «Ленин был чрезвычайно загружен работой, писал статьи». Да, он написал несколько статей, на которые можно потратить 5-7 дней. Но ведь пробыл Ленин в шалаше до 6-го августа. Далее читаем: «Ленин совершал прогулки, лежал на солнышке, вечерами купался в озере Разлив, удил рыбу». Значит, Ленин неплохо месяц отдохнул, а потом уехал в Финляндию. Главный вопрос: раз Ленин отдыхал, что там делал Зиновьев? Почему в биографии подробно описываются такие моменты, какой улицей Ленин шел, через какую насыпь или канаву переходил; кто был рядом в этот момент, а месяц жизни с Зиновьевым тщательно замалчивался - меня заинтересовало. Материалы из личного архива Григория Зиновьева, члена Политбюро ЦК ВКП(б), первого секретаря Ленинградского обкома партии: Письмо Ленина к Григорию Зиновьеву (1 июля 1917 г.): «Григории! Обстоятельства сложились так, что мне необходимо немедленно скрыться из Петрограда. Далеко уехать не могу, дела не позволяют. Товарищи предлагают одно место, про которое говорят, что оно вполне безопасное. Но так скучно быть одному, особенно в такое время... Присоединяйся ко мне, и мы проведем вдвоем чудные денечки вдали от всего... Если можешь уединиться со мной, телефонируй быстрее - я дам указание, чтобы там все приготовили для двух человек...». Это письмо написано в июле 1917 года, когда Ленин собирался покинуть Петроград и поселиться с Зиновьевым в Разливе, в ставшем потом знаменитым шалаше. Именно там взаимоотношения Ленина с Зиновьевым получили свое развитие. Они провели там наедине много времени, и, очевидно, это окончательно вскружило голову Зиновьеву. Потому что в сентябре он пишет из Петрограда Ленину в Финляндию. «Дорогой Вова! Ты не поверишь, как я скучаю тут без тебя, как мне не хватает тебя и наших с тобой ласк... Ты не поверишь, я не прикасался ни к кому с тех пор, как ты уехал. Ты можешь быть совершенно уверен в моем чувстве к тебе и в верности. Поверь, ни к мужчине, ни, тем более к женщине, не прикасался и не прикоснусь. Только ты - мой близкий человек... Приезжай, не бойся, я все устрою наилучшим образом». Вероятно, Ленин не откликнулся на это письмо, и тогда Зиновьев, спустя неделю, пишет следующее, вдогонку за первым: «Милый Вова! Ты не отвечаешь мне, наверное, забыл своего Гершеле... А я приготовил для нас с тобой замечательный уголок. Мы сможем бывать там в любое время, когда только захотим. Это - прекрасная квартирка, где нам будет хорошо, и никто не помешает нашей любви. Будет так же хорошо, как и прежде. Я вспоминаю, какое счастье было для меня встретиться с тобой. Помнишь, еще в Женеве, когда нам приходилось скрываться от этой женщины... Никто не поймет нас, наше чувство, нашу взаимную привязанность... Приезжай скорее, я жду тебя, мой цветок. Твой Гершель». В конце октября товарищи по партийной борьбе, наконец, встретились. Случился октябрьский переворот, и Ленин вернулся в Петроград. Зиновьев выехал в это время в Москву руководить там завершением переворота. Оттуда он пишет Ленину: «Ильич! Все, что ты мне поручил, я выполнил. А что еще не успел, обязательно сделаю... Здесь очень тяжело и непросто, но меня согревает мысль, что уже через несколько дней я увижу тебя и заключу в свои объятия. Хранишь ли ты наше гнездышко? Не водишь ли туда других? Я очень переживаю тут, и только надежда на твою верность согревает меня... Целую тебя в твою марксистскую попочку. Твой Гершель». При чтении этих записок у меня сразу возникли два вопроса. Первый - кто была та женщина, от которой Ленин с Зиновьевым скрывались в Женеве? И второй вопрос - кто из них был активным любовником, а кто пассивным... Кто была та женщина, скоро выяснилось. В 1918 году Зиновьев уже пишет о ней более конкретно: «Вова! Каждый раз, когда я оказываюсь далеко от тебя, я мучаюсь ужасно. Мне все время кажется, что я вот сижу тут, тоскую по тебе, а ты как раз в эту минуту изменяешь мне. Ты ведь большой баловник, я-то знаю... Не всегда можно устоять, особенно в разлуке с любимым. Но я держусь и ничего себе не позволяю. А у тебя положение скверное - нужно всегда быть рядом с Надей. Понимаю тебя, все понимаю... И как тяжело притворяться перед окружающими, тоже понимаю. Сейчас хоть стало немного легче - не нужно ничего от нее скрывать. Не то, что тогда в Женеве, когда она впервые нас застала...» Надо понимать, что тогда в Женеве, когда Зиновьев и Ленин впервые сошлись в постели, их застала за этим Надежда Крупская - гражданская жена Ульянова. А потом, после, Ленин уже открылся ей, и она смирилась с его наклонностями и не препятствовала бурно протекающему роману с Зиновьевым. Потом появился ответ на второй вопрос. В следующем письме к Ленину с фронта Зиновьев спрашивает шутливо: «Вова! Не заросла ли твоя попочка за время нашей разлуки? Не стала ли она уже за это время?.. Скоро я приеду, как только управлюсь тут с делами, и мы займемся прочисткой твоей милой попки». Значит, Ленин был пассивным, а Зиновьев - активным любовником. И это подтверждается следующим письмом. Оно написано из-под Нарвы весной 1981 года, когда был разгромлен Юденич. Красная Армия остановилась на эстонской границе, и Зиновьев собирался вернуться с победой в Петроград. Он ликует и совсем теряет осторожность в выражениях. «Вова, я скоро приеду и больше не выпущу тебя из своих объятий, что бы ни говорила эта грымза! Враг бежит по всему фронту и, думаю, больше с этой стороны не сунется. Так что жди меня и спеши подмываться, я скоро буду». Однако, не прошло и нескольких месяцев, как в отношениях любовников назревает разрыв. Он, как всегда бывает в таких случаях, связан с ревностью. Мы узнаем об этом из письма самого Ленина, которое он написал Зиновьеву, находившемуся в то время на Северном Кавказе. Ленин пишет ему почему-то по-немецки. «Милый Гершеле! Ты совсем не должен обижаться на меня. Я чувствую, что ты намеренно затягиваешь свое пребывание на Кавказе, хотя обстановка этого совсем не требует. Вероятно, ты обижаешься на меня. Но я тут не виноват. Это все твои глупые подозрения. То, что касается Лейбы и меня - это было лишь однократно и больше не повторится... Жду тебя и мы помиримся в нашем чудесном гнездышке». И подпись в конце по-русски: «Твой всегда Вова». «Ильич, - следует немедленно из Владикавказа ответ Зиновьева. - Это совсем не глупые подозрения насчет тебя и Лейбы. Кто же не видел как ты кружил вокруг него все последнее время? Во всяком случае, у меня есть глаза, и я достаточно долго тебя знаю, чтобы судить... Мне ли не знать, как загораются твои глазки, когда ты видишь мужчину с крупным орудием. Ты сам всегда говорил, что у маленьких фигурой мужчин великолепные орудия... Я же не слепой и видел прекрасно, что ты готов забыть нашу любовь ради романчика с Лейбой. Конечно, он сейчас рядом с тобой и ему легко тебя соблазнить. Или это ты его соблазнил?..» Действительно, в то время Лейба Троцкий - наркомвоенмор Республики - был продолжительное время в Москве рядом с Лениным. И, надо полагать, тут у двух вождей и зародилось взаимное чувство. Лейба Троцкий, бравый нарком обороны, пламенный трибун и оратор, занял в ленинской постели место Зиновьева... Ленин же продолжал оправдываться перед Григорием. Он, вероятно, чувствовал, что его связь с Троцким будет непродолжительной, и что вскоре Лев Давыдович бросит его, увлекшись очередной женщиной. Все же Троцкий больше склонялся к женщинам, чем к своим товарищам по революционной борьбе. Только, наверное, для Ленина он сделал исключение, уважил. И вот Ленин пишет на Кавказ Зиновьеву: «Не обижайся на меня, Гершеле. Ты прав, я действительно не смог устоять. Лейба такой брутальный мужчина. Он просто обволакивает меня своей лаской. А я так в ней нуждаюсь, особенно в такой напряженно политический момент. Мне очень трудно без ласки, а ты уехал, негодник. Вот я и не устоял. Но ты ведь простишь мне эту маленькую слабость, Гершеле? Возвращайся, и ты увидишь, что я полон любви к тебе. Твоя маленькая Вова». Вероятно, этот маленький пассаж с «маленькой Вовой» окончательно успокоил Зиновьева. Он утвердился в мыслях, что их связь не прервалась, а только на время была омрачена связью «Вовы» с коварным Лейбой-обольстителем. Григорий понесся в Москву, и с тех пор в архиве его больше нет соответствующих писем. Может быть любовники нашли иной способ связи, или Зиновьев потом уничтожил следы переписки... Вскоре, однако, злодейская пуля эсерки Каплан сильно повредила здоровью Ленина. С той поры оно было подорвано, и постепенно и половые отношения Ленина с Григорием сошли на нет. Во всяком случае последней, относящейся к данному вопросу запиской, были несколько строк, написанные рукой Крупской. Она пишет Зиновьеву в середине двадцать второго года: «Прошу вас не беспокоить больше моего мужа своими домогательствами и просьбами о свидании. Пора бы уже и вам угомониться. Сколько же можно с моей стороны терпеть такое ваше бесстыдство! Ильич болен, вы же знаете это, и излишне говорить вам, взрослому человеку, что ваши шалости на сей раз могут только окончательно подорвать здоровье Ильича. Прошу вас больше не склонять его к тому, на что он всегда слишком охотно шел. Надеюсь, вы поймете это мое письмо. Оно продиктовано заботой о здоровье моего мужа». Не случайно Зиновьев часто в письмах к Ленину неуважительно отзывался о Крупской: «Та женщина, которая мешала нам в Женеве...» Теперь она взяла реванш. Столько лет быть отвергнутой собственным мужем ради любовника - это было трудно перенести. Вот теперь, когда Ленин слег и стал беспомощным, Надежда Константиновна решила поставить все на свои места. Больше она не допускала свиданий мужа с Зиновьевым наедине - только в присутствии своем или других членов Политбюро. В конце тридцатых годов, после ареста и казни Зиновьева, эти архивные материалы попали в руки НКВД и, несомненно, были доложены Сталину. Почему он не распорядился их уничтожить? Вероятно, по двум причинам. Во-первых, для него все это, несомненно, не было тайной. И он и прежде прекрасно был осведомлен об отношениях Ленина с Зиновьевым и Троцким. Не случайно, поэтому подчеркнуто пренебрежительное отношение Сталина к Крупской. Что ему было ее уважать, если он знал о том, что она - всего лишь ширма для утех своего мужа? Второй же причиной, вероятно, была та, что Сталин решил придержать эти письма на тот случай, если бы пришла пора посмертно скомпрометировать Ленина. Если на каком то этапе Сталин вдруг решил отказаться от «ленинского наследия» и остаться единственным незапятнанным борцом революции, ему бы как раз весьма пригодились эти письма. Так или иначе, а архив сохранился до наших дней. И мы можем с удивлением обнаружить, что Ленин был обычным гомосексуалом...
    И.В. Соколов, кандидат исторических наук.

  • Гость - 'Гость'

    Дорогой Александр! Совершенно с Вами согласен. Спасибо за солидарность!

  • Гость - 'Гость'

    Уважаемый коллега! Перед партией и ГБ все были "простыми людьми". Как сказал после допроса академик Вавилов своему сокамернику на его вопрос "Кто Вы?" - "Я - президент сельскохозяйственной академии, а по мнению следователя - дерьмо!". Для того, чтобы стать академиком, нужно было, конечно, приложить некоторые усилия - как по своей специальности, так и в "общественной" жизни. Иметь благие и неблагие связи, определенную репутацию. При этом вовсе не обязательно было доносиить или громить. А вот лояльность режиму была непременным условием.

  • Гость - Андреевский Александр

    Всё так, дорогой доктор Белоцкий. Всё было именно так: мерзко и паскудно!
    Конечно, мы не вправе сегодня судить слабых, запуганных, сломленных людей из 30-х или 50-х. Но мы должны помнить об этом. И чаще вспоминать именно в наши дни, когда многое из пошлого и подлого прошлого явно возвращается в российскую действительность.
    О том, что творилось в среде советских писателей в ту страшную эпоху очень хорошо написал Станислав Рассадин в книге «Самоубийцы». Это не только о тех, кто добровольно ушёл из жизни, но и о тех, кто обесчестил себя, и убил свой талант, сотрудничая в той или иной степени с преступной властью.
    С солидарностью и самыми добрыми пожеланиями,

  • Гость - Андреевский Александр

    Всё так, дорогой доктор Белоцкий. Всё было именно так: мерзко и паскудно!
    Конечно, мы не вправе сегодня судить слабых, запуганных, сломленных людей из 30-х или 50-х. Но мы должны помнить об этом. И чаще вспоминать именно в наши дни, когда многое из пошлого и подлого прошлого явно возвращается в российскую действительность.
    О том, что творилось в среде советских писателей в ту страшную эпоху очень хорошо написал Станислав Рассадин в книге «Самоубийцы». Это не только о тех, кто добровольно ушёл из жизни, но и о тех, кто обесчестил себя, и убил свой талант, сотрудничая в той или иной степени с преступной властью.
    С солидарностью и самыми добрыми пожеланиями,

  • Гость - 'Гость'

    Уважаемый Сандро!
    Чтобы стать академиком или первым секретарем какого-либо Союза, согласитесь, нужно было сильно постараться. Да и какой академик захочет быть уравненным с рядовым гражданином?

  • Гость - 'Гость'

    Уважаемый Марк!
    Я за малостью лет плохо помню 37-й год, а вот с 1950-го помню хорошо. В январе 53-го атмосфера страха приобрела почти материальную плотность и так продолжалось до марта-апреля. Я еще раз могу повторить, что судить рядовых граждан (пусть даже и академиков), которые открыто не защищали обвиняемых, каковую защиту было легко расценить как несогласие с политикой партии и правительства, мы не вправе. Что же до «первых учеников», то это – совсем другая история, которая выходит за рамки моей заметки и ждет отдельного разговора.

  • Гость - 'Гость'

    В статье "Памяти Михоэлса" написано, отчего "нещадно пил" Фадеев. То же, о чем говорите Вы, уважаемая Елена, - расхожий стереотип.
    Марк Аврутин.

  • Гость - Нарышкина Елена

    Уважаемый Марк,
    современным людям трудно представить, что были "расстрельные списки" в сталинские времена, куда обычно, попадали лучшие. Геноцид и отстрел ТАЛАНТОВ!
    Что касается Фадеева, который одной рукой подписывал , а другой раздавал помощь родственникам расстрелянных, то он -Ал.Фадеев вынужден был подписывать эти списки, понимая, что если ОН их не подпишет, то найдут других, а его -Ал.Ф. -к стенке, как тысячи, тысячи...
    Ведь это был запущенный на полную мощь механизм уничтожения лучших.
    Но многие ли поехали бы раздавать помощь родственникам расстрелянных? Даже этот шаг был риском, и Ал.Ф. понимал это. Он пил нещадно, заглушая совесть.
    Трагический конец его жизни остаётся для многих загадочным.
    Елена

  • Гость - 'Гость'

    Уважаемый Садро!
    Вы пишите: "Воздавая должное героизму Г.Н.Сперанского, я не решился бы бросить камень в тех, кто промолчал или «единодушно одобрил».
    А как в отношении тех, кто проявлял особую активность, старался в этих условиях быть "лучшим в классе учеником"? Ведь речь не о геройстве - оно не может быть массовым. Речь об оценке тех, кто подличал, как тот же Фадеев, одной рукой подписывая "расстрельные списки", а другой раздавая на вспомоществование родственникам расстрелянных.
    С уважением,
    Марк Аврутин.

  • Гость - Андерс Валерия

    Уважаемый Сандро,
    спасибо за ещё одну важную публикацию, раскрывающую правду о том страшном приоде, который не должен повториться никогда!
    Вы правы, что «БЕСКРОВНЫМИ» ЖЕРТВАМИ СТАЛИНСКОГО РЕЖИМА был весь народ, в общем ГУЛАГЕ под названием СССР. Моральные потери ещё труднее подсчитать, чем многомиллионные потери людей.
    Валерия.

  • Гость - 'Гость'

    ++Когда сын Жданова (!) Юрий, зав. отделом науки ЦК (!), не разобравшись в ситуации, публично выступил против Лысенко, он был мгновенно снят с поста (правда, не арестован - всё же сын Жданова). Так же потеряли работу многие из выступавших против Лысенко на тогдашней сессии ВАСХНИЛ (1948 г.).++

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Посетители

  • Пользователей на сайте: 0
  • Пользователей не на сайте: 2,327
  • Гостей: 1,093