Коркмасов Анатолий

 

ДОЛГИЙ, ИЗВИЛИСТЫЙ ПУТЬ К ИСТИНЕ.                  

       

(К публикации писем Дж. КОРКМАСОВА – k Тату БУЛАЧ, 

с комментариями об их судьбе и месте в истории.)

 

«И страшен след их воли роковой, 

Они сорвали с Правды покрывало

Разрушив ложных представлений строй

И взорам сокровенное предстало….» 

                                           («Пророчество», Дж. Байрон) 

 

  Архивы, на закрытость которых мы по обыкновению ворчим, собственно, мало чем отличаются от постановки этой деятельности в других странах.

Связанные с внутренними и внешними интересами все они имеют традиции, давность которых восходит к зарождения самого государства.

Однако уровень такой закрытости может быть разным.

Он напрямую соотносится с характером того или иного общественно – политического устройства, особенностями политических режимов.

К примеру, отличительная черта тоталитарных режимов, нетерпимых к инакомыслию и, характеризующихся чрезмерной подозрительностью, вполне естественно, связана  с повышенной секретностью, выражающейся в действиях различных учреждений: департаментов, комитетов и т.п., деятельность которых, с бесчисленным количеством цензоров - инструкторов, направлена на бесконечное обуздание печати.

  В более развитых, демократических системах, соответственно выше гласность, ниже гнет цензуры, отсутствует монополия на печать и т.д. 

Ценность демократии, в ее способности вырабатывать осмысленное согласие в обществе.

  Напротив, именно при тоталитарных системах,  отличающихся вседозволенностью правителей, и, для примера, наиболее преуспевшая в этом эпоха сталинизма с ее принципами законов вопиющего беззакония, имеют место бесчисленные факты, связанные с уничтожением и подделкой архивных документов, включая и способы их вовлечения в оборот в виде «первоисточников», чем создавались благоприятные условия для извращений и деформации истории и последующей успешной эксплуатации ими же сфальсифицированного наследства.

 То есть, вполне благополучной реализации намерений и стремлений, обеспечивалось подлаживание истории под себя путем различных манипуляций и, без всякого зазрения совести, откровенная ложь многократно  увещеваемая миллионным тиражированием, вкраплялась в ткань сознания, как «правда» торжествовавшая победу преступлений на фронте просвещения.

 Страницами истории, о которой мы поведем дальнейший рассказ, как раз и  преисполнена эпоха национал - сталинизма.

   Архивы – национальное достояние. Значение их многопланово. 

Из них мы воспринимаем прошлое, как богатейший резервуар опыта, как материал для раздумий, для критического анализа собственных решений и действий. 

   Таким образом, являясь хранилищами национального наследия, сохраненного и оберегаемого во имя главной идеи - торжества справедливости, предназначение архивной службы самым непосредственным образом связано с одной, священной целью - торжеством правды над ложью - чрезвычайно опасной, всеразъедающей социальной язвы, разлагающей любой здоровый организм.

  И, в этом смысле здесь важно то обстоятельство, что достижение этой цели абсолютно гармонично переплетается с основополагающими принципами и нормами права - презумпции невиновности и неотвратимости наказания.

   В свою очередь обеспечение уже этих принципов, сообразуется с оценкой наступления фактических последствий - добра либо зла.

  Но, коль скоро выводы об этом невозможны без соблюдения принципов объективности, полноты и всесторонности доказательств, что в исторической перспективе, к примеру, за преступления содеянные против человечества, на что совершенно логично нормы права сроки давности не распространяют, становится возможным лишь спустя достаточно длительное время и по снятии грифа секретности.

   Это абсолютно логично еще и потому, что только их рассекречивание напрямую связано с возможностью устранения общественно – политического и исторического диссонанса.

    Именно установление подлинной исторической действительности, чего так страшатся манипуляторы всех мастей - неизбежного разоблачения до поры укрытых за «грифом секретности» и, получавших от этого выгоды, это также неизбежно влечет достойное признание благодеяния тех, а прошлых заслуг не бывает, когда это признание, подходя к этому понятию, как требованию ответственного отношения продиктованного нравственной природой исторических процессов об обществе, как о сумме целесообразно направленных сил, также становится неизбежным.

   Только такой, единственно верный порядок, служащий неотъемлемым правам и интересам общества и государства, способен укреплять его основы, создавать уверенность в гарантии продекларированных законов и, в то же самое время, вырабатывать стойкие нравственные принципы и моральные нормы, что в свою очередь имеет огромное воспитательное значение.

   Разрушая иллюзии, питающих надежды укрыться за стенами секретности и избежать, таким образом, ответственности в будущем, только этот неукоснительный порядок , тем самым, может и должен, выполняя профилактическую роль, предостерегать от соблазнов и искушений,  своевременно сообразовывать характер своих действий и поведения, регулируя их на основе общечеловеческих ценностей в основе которых, как говорилось, природа нравственности.

   Именно этому, исходя из самой логики предназначения архивной службы, и должно служить государство.

   Ставя во главу угла решение задач укрепление законности – следовательно справедливости, оно, тем самым, на деле способно твердо и неуклонно обеспечивать базисные  принципы защиты государства и общества: презумпции невиновности и неотвратимости наказания.

   Таким образом, события и обстоятельства имевшие место в прошлой жизни, получают как историческую огласку, так и, разумеется в случае необходимости, являются поводами для судебно - следственного разбирательства и неизбежного наступления уголовно-правовых последствий.

   И, казалось бы, долгий, очень долгий и извилистый путь к истине становится неизбежным

   Если мы хотим быть свободными и независимыми, руководствоваться своими интересами, а не внешними сигналами, управляющими нашим сознанием, то первый шаг к свободе – поиск истины, в том числе реальной картины событий недавнего прошлого, ее механизма и смысла, успешному воссозданию которой, в свою очередь, могут способствовать лишь конкретные факты, подтвержденные совокупностью доказательств. 

" Свободен лишь тот, кто может позволить себе не врать." ( А. Камю)

   Раздумывая над тем, в каком виде подать последующую информацию, гармонично ли увязать ее с общим повествованием об отдельных исторических событиях, посвятив этому  возможно и не одну статью, я остановил свой выбор, считая что в данном случае будет все же лучше ограничиться лишь общим комментарием, совместив мотивировочную часть с доказательственной, и, предоставить читателю пищу для самостоятельных размышлений. 

   Это представляется мне более важным и в связи с тем, что  за всю многолетнюю историю Республики Дагестан нового и новейшего времени, мы, тем самым, впервые запуская их в оборот, открываем возможность для дальнейшего научного и литературного использования этих источников. Это с одной стороны. 

С другой, тем самым, открываются широкие возможности предать гласности события и обстоятельства о явлениях и процессах, на самом деле, выходящих далеко за пределы отдельно взятого региона и страны в целом. 

  Итак, мы обращаемся к нашему эпистолярному наследию - письмам Джелал - Эд - Дина КОРКМАСОВА  к Тату БУЛАЧ.

  

  Писаны они, как будет видно, в разное время, точных дат не имеют, но по содержанию, кроме последнего, относятся к тому периоду, когда он, с декабря 1931г., работая в Союзном правительстве, жил в Москве. 

  Как следует из справки начальника 2 отделения УАО КГБ СССР от 27 марта 1956г. письма эти были изъяты у Тату Булач в процессе обысков 8 – 10 октября 1937г. на ее квартире (Тверская,15) и в рабочем кабинете в Москве, наряду с другой перепиской, фотографиями, дневниковыми записями, 10 – 12 письмами У. Буйнакского, подлинники которых, заметим по случаю т.к. куда позже, они вдруг появятся-де в копийном варианте, с тех пор так никто и не видел, некоторыми личными вещами: золотое обручальное кольцо с бриллиантами и двумя яхонтами, серебряные ложки, 6 стаканов с блюдцами, бокалы – хрусталь, денежные облигации и др.

(ЦГА РД, ф. р  – 1404, оп.2, д.3631, л.36)

  Установлено, что самое непосредственное отношение к ее аресту имел некто Н. Эфендиев, чудесно укрывшийся с 1920г. (когда казалось бы давно кануло в прошлое время  революционного периода, вызывавшего при необходимости использование причастными к нему лиц различных кличек и псевдонимов) под псевдонимом Н. Самурский.

Именно он приложил руку и к судьбам тех, кто жил и в Дагестане, и за его пределами. 

Многие из них трагически погибли. 

   Свои «доблести» изложенные в высшей степени цинизма он отразил в письме на имя генсека от 17.08.1937г., а 26.09.1937г., Дата этого «заявления», сделанного им накануне, ровно за сутки до вынесения приговора Дж. Коркмасову, потому совсем не случайна. Выступая на Пленуме Даг. Обкома, касательно Тату Булач сообщал, что ее посещение Дагестана - ни что иное, как «специальный приезд в Махачкалу по заданию Коркмасова для сборов материала против Самурского».

(ЦГА РД, ф.1, оп.16, д.40, лл.249 – 250) 

СПРАВКА: Дж. Коркмасов был арестован 22 июня 1937г. и, как было позже установлено, по ложным заявлениям, так называемых «признательных» показаний, а фактически самооговора себя и др. лиц, данных, в результате длительного применения к ним в процессе «следствия», мер физического воздействия зав. отделом ЦК С. Ходжановым, а за ним, также после издевательств и пыток, зам. Председателя СНК РСФСР Т. Рыскуловым. 

  Все они естественно давным - давно реабилитированы. Иначе и не могло быть. Виновность виноватых берет начало в виновности виновных. 

  Несколько позже арестованная Т. Булач была обвинена в мифическом «СНОР»

т.е. «соучастие в нелегальной организации».

  

                                         

                                                             Тату БУЛАЧ 

   

  Абсурдность этих, мягко сказать «заявлений»  Н. Самурского, очевидна.  

Они, как и многое из того, что он вообще успел написать в свою бытность, отличаются не только беспринципным сочетанием несовместимых взглядов, не отвечающих единству и целостности - эклектичны, но и, заведомо содержат в себе те противоречия, которые при благоприятных условиях и в подходящий момент  инсценировок, к примеру, получивших право на жизнь в годы преступного сталинизма, тем кто был повязанным с ним на крови, давали бы все основания для его же устранения, путем обвинения его самого в двурушничестве, т.е., как ни крути, но по той же самой схеме «хозяина», раз сам до конца «не разоружился, значит - явный враг». Весьма специфические обороты речи передававшие восприятие действительности «отцом всех народов» и, наиболее часто тиражировавшиеся тогда в средствах массовой информации, инкрустациями его речи терминами из его же лексикона.

 Но чем же были обусловлены страсти и рвения Н. Эфендиева (Самурского)? 

На самом деле, в его извечной готовности услужить, сквозит примитивная способность угодить  «на моду дня».

Бессмысленные в исторической перспективе жалкие попытки партийного пигмея - партийному бонзе и его «генеральной линии об усилении классовой борьбы» -  прочим постулатам «хозяина», работавшего тогда «отцом всех народов», в конечном итоге народившего на свет гениальную догму: « Краткий курс истории…»

  Например в статье «Добить остатки буржуазной идеологии», опубликованной в обкомовской газете, превращенной в ручной орган  - « Дагестанcкая правда », 1934 – 1935гг., Н. Эфендиев (Самурский), извратив историческую действительность и оклеветав своих товарищей, никак не аргументируя собственные умозаключения, понятно лихо подстраиваясь под новую методу о «генеральной линии партии», колыхаясь вместе с колебаниями ее платформы в такт талдычений «хозяина», что собственно и не скрывал в своих «оправданиях» в ЦКК ВКП(б), совершенно не гнушаясь подтасовкой  использованных документов и метя в Дж. Коркмасова, основной удар направил на «Соц. группу», им же, в более ранних работах, превозносимую, а теперь, понятное дело - «на злобу дня», становившейся в истории нежелательным конкурентом сталинской «истории» ВКП(б), и тем самым, в очередной раз и при полном отсутствии согласия со своей совестью, показывая беспринципное сочетание противоречивых и несовместимых взглядов и убеждений,  продемонстрировал моральное уродство и нравственную сущность разнузданного флюгера- фальсификатора. 

( СПРАВКА: По случаю также отметим: плагиат, подлоги, подтасовки, откровенная ложь,  и др. способы фабрикаций - обычные средства любого прохвоста, беспардонно использовались Н. Эфендиевым (Самурским) и, в силу своей фальшивости,-  врожденного лицемерия, не гнушавшегося подделкой  данных, в частности и о своем дореволюционном образовании, членстве в партии и многом другом. Все эти и другие факты были выявлены ОсобКомиссией ЦКК ( Комиссия Минкова-Шеболдаева), расследовавшей его дело в 1927 году.

                    


                        Дж.  КОРКМАСОВ и Б. ШЕБОЛДАЕВ

Архивы надежно хранят эти неопровержимые данные, давно приданные огласке. Между тем, исходя из понимания выкрутас с историей, вытворяемых в эпоху сталинизма и по сей день, вместо элементарной и, казалось бы, вполне логичной сомнительности к различным «источникам», необходимости их анализа и осмысления, сверки на предмет достоверности исторической действительности, тем не менее, в силу чьих-то «стараний», мы продолжаем сталкиваться, к примеру, на страницах Интернета именно с подложными данными о нем.
Подобная фактология подачи, не сопровождённая дельным историческим комментарием и справочным материалом, способствует, скорее даже преднамеренно, одному - сбить простого обывателя с толку.)

   В подтверждение сказанного, на повестку дня насущной необходимостью просится теперь целый пакет архивных документов, компактно содержащихся в материалах дела ЦКК - Особ. Комиссии «Минкова-Шеболдаева» и  др., характеризующих личность Н. Эфендиева ( Самурского) 

  Однако, во избежание перегрузки и не увлекаясь всей массой, мы процитируем лишь несколько.

1. С.Н. ВЕЛИЧКО: «Первый раз я встретил Самурского в 18 году в конце сентября в Астрахани. Именовался он ЭФЕНДИЕВ. Был беспартийным, безработным. Второй раз случайно в октябре 18 года.  БУЙНАКСКИЙ приехал в Астрахань по организации полка, привлек к этой работе работников, военных: Осипова Николая, Дворкина Бориса  и Лаврова (имени не помню) частично я помогал им в этом деле по передаче красноармейцев из горских народов служивших в крепости.  В одной встрече с Буйнакским всей  кампанией зашли в шашлычную покушать. Там же Буйнакский жаловался на недостаток людей из дагестанцев, тогда Дворкин предложил возможность использовать Эфендиева. Ответ Буйнакского последовал буквально: « Такого как Эфендиев и сволочь подобную и близко нельзя допускать в это дело», Вышеизложенное я излагал Комиссии при чистке партии в 1921г.»

(РГАСПИ, ф.589, оп.3, д.6136, т.1, л. 118-120 - письмо Величко, 4/5-27)

2. И.М. АЛИЕВ: «.. на мой взгляд Самурский - ЛИЧНОСТЬ НЕЦЕЛЬНАЯ, он ПОЛОН ПРОТИВОРЕЧИЙ, таким он остается в моем представлении и по сей день.

 Дагестанцы знают одного бескорыстного деятеля - это тов. Коркмасов и авторитет его в массах чрезвычайно велик и прочен, он создавался с 900-х годов и закрепился раз и навсегда в дни жестокой борьбы за счастье трудящихся.

Самурский появился в Дагестане лишь в  1920г. и, он еще, по моему мнению, долгое время в глазах масс Дагестана будет казаться ЭЛЕМЕНТОМ прошлое коего  НЕИЗВЕДАНО,  ДА И НАСТОЯЩЕЕ ТРЕБУЕТ СЕРЬЕЗНЫХ КОРРЕКТИВ."...(И. Алиев, 3 мая 1927г.)  

 (РГАСПИ, ф.589, оп. 3, д.6136  т.1, лл.107-112)

СПРАВКА:   Алиев  Ибрагим Махмудович ( 12(29.01) 1890г.р.) – окончил юридический факультет МГУ, видный государственный и общественно-политический деятель Республики Дагестан и Азербайджана, первый редактор газеты «Петровская жизнь» (1918г.), председатель Военно-Революционного Комитета и Партийного Комитета г. Гянджа. (1920г.), НаркомЮст РД (1921г.), Ответ. Секретарь Даг. Обкома, (декабрь 1921г.- январь 1923г.), председатель Главсуда ( 1923-1925гг. и с 1934-1937гг.), Нарком юстиции и прокурор РД (1925-1928гг.), Наркомпрос (1929-1931гг.), директор НИИ РД (1932-934гг.). Погиб в репрессиях.

3. М.Н. РЮТИН: "Знаю Самурского с конца 1923 г. Морально - политический облик Самурского внушает сомнения..." (М. Рютин, 11 марта 1927г.) 
 (РГАСПИ, ф.589, оп.3, д.6136  т.1, л.221)

СПРАВКА:
М.Н
Рютин - канд. чл. ЦК ВКП(б), 1-ый Секретарь Краснопресненского райкома Москвы, чл. Президиума ВСНХ СССР, зав. отделом Московского РК,  с 1922 - 1924 гг.- Ответ. Секретарь Даг. Обкома. Погиб в репрессиях.

          На Фото; -  М.Н. Рютин - с ружьем,
  слева на право; Дж.Коркмасов-3, О.Карклин- 4, К.Ворошилов-6,
  на переднем плане- М.Калинин.       


4. Виктор Нанейшвили: "ВСЕ ОСНОВАНИЯ СЧИТАТЬ ЕГО ( Самурского) ПРОШЛОЕ ПОДОЗРИТЕЛЬНЫМ, СОМНИТЕЛЬНЫХ МОРАЛЬНЫХ УСТОЕВ."

 (РГАСПИ, - рукописный подлинник, ф.589, оп.3, д.6136, т.1, лл.220, 220 (об).

5. Из письма Шкирятову о Самурском
                       

« В 1934 году в Дагестан прибыл для работы Н. Самурский. Он был из Дагестана отозван в 1928 г. за систематическую склоку. Прошлое у него очень темное и подозрительное. 

К нему прилипают карьеристы и прохвосты, ибо он сам таков, это видно по его биографии. Самурский большой шкурник ( см. Протокол чистки партии в 1921 г.)

Во всех махинациях исходит исключительно из групповых соображений. И сам подхалим лижет сапоги приезжающим из Края и Москвы и себе заставляет подхалимничать окружающих. 

Работать не умеет. Заседания ДК продолжаются 2-3 дня, днями и ночами. Сотни Постановлений и никакого контроля за их исполнением. 

Каких только преступлений против партии и глупостей не делает Самурский, но все это пока сходит ему, ибо он очень ловкий и мелкий делец, для которого нет ничего святого кроме личной шкуры. 

Если бы ЦК покопался бы повнимательнее в личности Самурского, то сколько гнили и мерзости нашли бы там.

Пребывание Самурского в Дагестане равносильно вспрыскиванию в здоровый организм сильно отравляющих веществ.

Обратите внимание пока не поздно. Каждый день новые жертвы хорошими партийцами.

Спросите Бориса Шеболдаева он хорошо знает Дагестан и дагестанских работников.»

             ( Там же,  ф. 589, оп. 2, д. 5481, лл. 104)

                           

                                   С. М. КИРОВ и Г.К. ( СЕРГО) ОРДЖОНИКИДЗЕ


Приведенные доказательства подытожим концовкой из Заявления самого С.И. Габиева,  к которому мы еще вернемся и, собственно явившегося основанием для его рассмотрения  15 марта 1927 г. на Президиуме ЦКК ( пред. Г.К. Орджоникидзе, чл.; Гусев, Курский, Ленгник, Муранов, Радус-Зенькович, М.И. Ульянова ( сестра Ленина), принявшего решение о создании « в срочном порядке Комиссии ЦКК  в составе  Минкова ( пред.), Шеболдаева..»  по расследованию дела в отношении Н. Эфендиева (Самурского).
 

                                        

                                                                                      И.И. МИНКОВ

 Итак,

5. 
 « Считаю своим долгом,- резюмировал С.Габиев,- добавить, что если расследование по сему  заявлению не будет проведено в самом секретном порядке и если Самурский не будет, хотя бы временно, отозван со своего служебного поста,  то правды или нельзя будет добиться даже на половину или многое останется не выясненным…( в отношении) человека не только сумевшего так быстро, ловко и так высоко пойти по служебной лестнице, несмотря на свое темное прошлое, но и умеющего беспощадно расправляться с теми, кто ему мешает на пути, не брезгуя при этом никакими средствами. Разлагающее влияние его дошло до крайних пределов и уже дело здесь ни только в самом Самурском, а в создании им « самурщины»- разложения. В стороне от Москвы и Ростова в Д.С.С.Р. шло не все так..и все из-за групировок, из-за «самурщины», тысячами нитей опутавших все и вся не только в Дагестане, но даже в Москве.»

( Там же, ф. 589, оп.3, Д. 6136, Т.1)

                                          

                                                              С.И. ГАБИЕВ 

Однако, продолжим.

  Удобный момент и, выставляя себя на показ, отмечая личную роль в деле повальных репрессий в Дагестане, Н. Эфендиев ( Самурский) теперь и в деле с Тату Булач, исходя из «логики» явно клинической причудливости «хозяина -ген. сека»- главного дирижера репрессий, в лучшем случае расписался и в своей собственной беспомощности.

   Сами подумайте, как еще, в обстановке всеобщего психоза и истерии, вызванного «гениальной» теорией «вождя» - «Об усилении классовой борьбы по мере роста социализма», явившейся ничем иным, как ярким выражением безумия под маскою ума, могли квалифицироваться и восприниматься действия Самурского жалким, никому не верящим человеком – главным идеологом и организатором репрессий в стране?

   Ведь, что получалось! 

  Исходя из незатейливой логики « хозяина», в то время, когда Самурский докладывал ему о своей «героической» борьбе с «врагами народа» в Дагестане, и, заявляя о персональных заслугах на этом «фронте», сам не только не пресек враждебный характер действий «противника» - человека, это к слову, на жизненном примере которого впоследствии будет воспитано не одно поколение дагестанцев, но и позволил этой хрупкой женщине «заниматься сбором материалов по заданию Коркмасова» т.е. им же самим «установленной» преступной деятельностью. 

  Все это, в таком случае, воспринимать можно не иначе как непринятие мер, направленных на «разоружение» им же выявленного «явного врага», которого он, прежде всего сам, обязан был заставить «разоружиться». 

 Что еще могла породить оценка этих обстоятельств в носителе головы с незатейливой логикой, воспринимающего мир и свое присутствие в нем, подобием загнанного, взбесившегося зверя?

   Думается, что для подобной системы аргументаций, выбор в пользу повода для затягивания петли на шее явно лукавящего человека, (темное прошлое которого, ставшее принципиальной основной привлекательности и симпатий при подборе этого субъекта к затеянному спектаклю, было несомненно «хозяину» хорошо известно ), угодничающего верноподданническим самоунижением и пытающегося его дурачить, вполне закономерен.

   Вместе с тем, сдается, что в тех общественно – политических условиях в стране, сам
Н. Самурский так до конца и не понял, что своим назначением в 1934 г. всего лишь был взят в заложники. Но, как врожденный лицемер, прекрасно отдавал себе отчет, кому он этим самым назначением обязан и как, используя эту возможность, убив двух зайцев, сможет в любом случае нажиться, заработать свои дивиденды;- удовлетворить и свою личную страсть к отмщению и, тем самым, оправдав оказанное ему доверие « хозяина » быть у него на отличном счету.

   В общем, «апокалипсис», совместив интересы недочеловеков, настал.

  И потому, выступая, по наводке вождя инициатором его игры в Дагестане, он в знак «благодарности» после стольких лет забвения (СПРАВКА:согласно решения июньского, 1928г. Объединенного Пленума Даг. Обкома и ДКК за систематические дрязги и склоки, Н. Эфендиев ( Самурский) был снят с работы в Дагестане и, до времени затерянный  в аппаратной игре « хозяином», выстраивавшего стройный сценарий трупопроизводства, спустя 6 лет, в год убийства Кирова, когда политическая ситуация созрела, был выдвинут на «ударную работу» и именно туда, откуда тот был выпровожен дагестанцами несколько лет назад. Зачем ? Понятно ведь, что не для согласованной созидательной работы, невозможной при отсутствии мира и согласия, а именно обострения конфронтации – репетиции необходимой к последующему действию спектакля – « Закона беззакония» 1937 г.) трудился, не покладая основательно замаранных рук, засучив рукава.

 Расчет был до циничности прост. Отдача, как покажет будущее, будет адекватной?

  – Чрезвычайно активно демонстрируя завидное даже подлецам свое трепетное рвение в работе по трупороизводству, Н.Самурский исключительно ревностно относился к этим достижениям, отмечая  личные заслуги. 

              

                             Н. Эфендиев ( он же Самурский)

 С первого же дня, оказавшись в обкомовском кресле, он не только весьма исправно претворял в жизнь полученные « задания», но и, проявляя беспрецедентную активность, выступал дагестанским застрельщиком  в чудовищной затее «хозяина.»

 "..Уважаемый Иосиф Виссарионович! Считаю своим партийным долгом настоящим письмом доложить Вам, как Дагестанская парт. организация выполняет после февральско-мартовского Пленума  ЦК Ваши указания о борьбе с врагами народа.... 

Успокаиваться на достигнутом мы не можем. Политическое состояние Дагестана никогда не было таким удовлетворительным, как сейчас.

  Об этом свидетельствует то обстоятельство, что серьезную операцию по изъятию классово чуждых элементов мы провели по Вашему заданию успешно.» 

( Речь идет о досрочном исполнении сталинского расстрельного приказа № 00447 –)

(  ЦГА РД), ф.1-п, оп.16, д.77)

 

  Понятно, что по режиссуре «вождя» - «постепеновца »* ( и так, во множестве иных псевдонимов, тоже окрестил себя Джугашвили – ), прекрасно понимавшего истинную сущность Самурского, всецело зависящего от его прихотей и, давно готового во имя своего спасения, иначе ему не спасти головы, к беспрекословному и безукоризненному выполнению любой, поставленной перед ним, даже самой абсурдной задачи.

  " Постепеновец" прекрасно отдавал себя отчет, что с учетом специфики национальных республик, тем более в такой, как экстрамногонациональный Дагестан, перенос в реальную жизнь нарисованный в его голове спектакль «Антиутопия» зависит от использования в этой постановке «надежного» и, практически не связанного с революционным прошлым типа именно из местной национальной среды, но главное - человека, крепко сидящего на его поводке порочности и все «достоинства» которого  в предыдущей жизни были тесно связаны с  сомнительным прошлым, явившегося закономерным результатом - прерванной карьеры все в том же Дагестане и, потому, именно такой субъект, как Н. Эфендиев ( Самурский), как нельзя лучше подходил теперь именно там для достижения поставленных задач в исполнении карательных целей. 

   Ничего не попишешь - сатанисткая логика, но логика.

   И, согласно ей судьба персонажа ( СПРАВКА: попутно отметим, тщательно продуманные, в этой связи, назначения были разных уровней. Они определялись масштабом предстоящей «работы», спланированной расстрельным Приказом № 00447. Были здесь и Секретари ЦК Союзных республик. Те же перемещения были осуществлены и в центре, в аппарате ЦК и, даже, как например, Н. Ежов - «карлик нарком», бывший уголовник, привлекавшийся уже при сов. власти, откровенный алкоголик и гомосексуалист, проделавший благодаря «хозяину» головокружительный взлет до члена Политбюро ЦК и столь же головокружительное падение. Но главное кощунство и откровенный цинизм в том, что все они под руководством « хозяина» выступали от имени партии и, как бы, действовали под знаменем Октября. Такого поворота событий, как нанесение провокаторского удара изнутри,  марксистская теория, допустив  пробел, не предусмотрела – ),  выбранного им в 1934 г.- год убийства С.М. Кирова, на роль 1-го Секретаря Даг. Обкома, тогда же и была предрешена. 

   Здесь в силу настоятельной необходимости, вызванной всем ходом развития повествования, позволю еще одну ремарку гармоничную всей совокупности обстоятельств, связанных с делом Н.Эфендиева ( Самурского) и, с момента его появления в Дагестане, куда он был привезен А. Микояном из Астрахани в мае 1920 г., обнимающихся 17 -летним периодом,( за минусом 6 лет пребывания в Москве, где он находился по снятии с работы в Дагестане в 1928 г. и, возвращен " хозяином" " с заданием" в 1934 г.-) завершившегося кровавым Апогеем 1937 г. 

   Теперь, когда феномен, шедшего по стране спектакля « Закона беззакония»,  достиг по жанру Антиутопии своего фурора, как и обещалось выше, впору вернуться к обстоятельствам 10 -летней давности. – 

Заявлению самого С.И. Габиева, направленного в 1927 г.- « Лично. Генеральному секретарю т. Сталину.»                                                                                 

С высоты исторического далека сегодня мы отчетливо видим, на сколько наивным было это заявление трепетнo  взывавшего к справедливости и избавления Дагестана от «самурщины», направленное именно в лапы коварного паука под маской « ген. сека» давно и старательно оплетавшего всю страну, Дагестан в частности, дезорганизующей и разлагающей сетью.

  « В 1920 г. среди дагестанских работников, - писал С. Габиев,- ВПЕРВЫЕ появляется никому до толе здесь не известный тов. Самурский. Разбираться: кто, какой и откуда он, было некогда тогда. 

Справка: Случайно ли, что в Дагестане Самурский оказался привезенным из Астрахани никем-нибудь – А. Микояном- доверенным лицом Джугашвили, прошлое которого весьма неоднозначно, восходит к контактам с охранкой , к примеру, как в деле гибели 26 Бак. Комиссаров. ) 
Но с появлением в Дагестане Самурского, в нашей товарищеской руководящей группе немногочисленных старых, стойких руководителей Дагестане ( Коркмасов, Хизроев и др.) и молодых работников, работавших всегда дружно, появились какие то неприятные симптомы интриг и раздоров.»

( РГАСПИ, ф. 589, оп.3, Д. 6136, С. 220 – 225,- подписной оригинал)

    Но разве С. Габиев, совершенно безошибочно делавший вывод об истинных  истоках конфликтности: « Незаметно, но чьей то искусной рукой между старыми товарищами, кои до этого всегда работали солидарно и дружно.. усиленно вселялся раздор.» ( там же) мог помышлять, что добившись « личного приема – «ген.секом» в начале 1927 г., на самом деле, ублажал ухо затаившегося паука давно сплетавшего черную сеть,  и с ухмылкой поглаживая ус, подчеркнувшего в его Заявлении именно строки: « Незаметно, но чьей то искусной рукой..», как и строки, выше приводившейся концовки, где он,  опасаясь исходом дела, во избежание утечки информации, ставил перед ним вопрос  о необходимости проведения расследования в высшей степени секретно и устранении на время его проведения Самурского от занимаемого им поста и есть тот, чья " искусная рука" посредством Н Самурского, " вспрыскивала в здоровый организм сильно отравляющие вещества".
« Доброжелательно» кивавший «хозяин» внимательно выслушав и по отечески успокоив, распорядился передать ему свое заявление Его личному секретарю И.П. Товстухе, в свою очередь переправившего его в Секретариат ЦКК.

( РГАСПИ, Ф. 589, Оп. 3, Д. 11918, Т.2, Л. 15 (об)

     И, потому соответствуя логике «хозяина» бдительно сплетавшего черную паутину,  становится вполне понятна кулуарная  встреча Главного интригана с Самурским, произошедшая словно по мановению « незаметной ..искусной руки» за спинами дагестанского руководства в 1926 г., что если бы не Его Величество -Архивы, опять же, осталось за кадром истории. 

 ( «Исторический архив», №-4, ( доп.) 1998 г.- ЖУРНАЛЫ, тетради, записи лиц принятых Генеральным Секретарем ЦК ВКП(б), 1924- 1953 гг.) 

 ( Справка: записи эти велись дежурными приемной Бюро Секретариата ЦК, преобразованного сначала в Секретный Отдел, затем в Особый сектор ЦК . )

   Последствия ловкого жонглирования « незаметной искусной руки.. усиленно вселявшей раздор» на наличие которой в марте 1927 г., совершенно небезосновательно и точно указывал С.И. Габиев, проявится, что и требовалось доказать, в форме самого откровенного цинизма  давлением на свертывание дела, требовавшего согласно Заключения Особ. Комиссии ( Минков-Шеболдаев) дальнейшего расследования а, спустя   6-летие, возвращением Н. Эфендиева ( Самурского) в Дагестан в 1934 г. - в  годину спектакля с убийством С.М. Кирова, его « успешным исполнением заданий хозяина», когда репетиции трагико-комедийных сцен 1935, 36 гг., сменятся заключительной постановкой 1937 г., и благодаря  подельникам « отца в законе», всю страну, в частности, Республику Дагестан, накроет кровавая волна массового террора.

  Добросовестно, «отыграв » свою партию, он, по изначальному сценарию, в «нужный» момент должен был немедленно покинуть сцену.

   А на что еще пригоден подобный тип, флюгерская сущность которого при отсутствии идейности, достаточно удачно использовалась до сих пор «хозяином» в политической конъюнктуре?

   Сама логика развития событий, в срежиссированной тираном постановки спектакля с массовыми репрессиями в стране, в части уже исполненного с апофеозом Н. Самурским в Дагестане, указывала на необходимость устранения и замены его в этой интермедии заранее подготовленным и уже дышащим ему в затылок конкурентом на власть, замешанной на крови.

 (СПРАВКА: - теперь его соучастником станет присланный «хозяином» представитель русской национальности. Этим, заблаговременно подготовленным персонажем станет 2 – ой секретарь Даг. Обкома – М.Ф. Сорокин. Приняв эстафету на главную роль – 1 секретаря он, как и полагается в стройной системе сталинизма, начал именно со своего предшественника и, вылив на Н. Эфендиева ( Самурского) ушаты грязи, продолжил разоблачение и уничтожение новых «врагов народа», как по дополнительному лимиту, удовлетворенного еще ходатайством уже арестованного Н.Самурского, так и новому - еще 800 человек, отпущенного на Дагестан согласно распоряжения «хозяина» в декабре того же года. - «Об увеличении лимитов по Казахстану и Дагестану», Протокол № 55 заседания ПБ ЦК, 3.12. 1937 г. )

 
( АП РФ, Ф. 3, оп. 58. Д. 212, Л. 150, РГАСПИ, ф. 17, оп. 162, л. 22, л.65-66 ( подлинник)

   Возможно, запоздалое осмысление этой концовки и, отчаянное ощущение безысходности из западни в которую он (Самурский) попал, уже не оставляла выбора и толкала на то, что отчаянно цепляясь за жизнь, одной рукой он продолжал отправлять людей на тот свет, другой, выбивая дополнительные «лимиты» на их уничтожение,  тем самым, все глубже закапывал себя перед судом истории. 

    Все абсолютно логично, здесь нет противоречий - страх единственно верный спутник террора. 

  А дело Тату БУЛАЧ, в этой «Антиутопии», выглядит всего лишь отдельным эпизодом.

   По ударному – досрочно, исполнив как на субботнике,  вместо 4 – х месяцев, отведенных  согласно Приказа №00447 от 30.07.1937г. и заранее расписанного плана по репрессиям 3 000 тыс. дагестанцев, « состояние Дагестана,  никогда не было таким удовлетворительным»,  - рапортовал Самурский « хозяину», - и,  вслед за упомянутым письмом от 17.08. и докладом 26.09.1937г., подчеркивая «большой объем работы», он обосновывал необходимость почему «успокаиваться на достигнутом не может», в тот же самый день, наряду со многими другими персонально указывал и на Тату Булач.

   Что это? Закономерная случайность? Странное совпадение дат или, наконец, долгожданный повод, удовлетворенный вымученным ожиданием ненасытной злости?

  Но, почему именно в этот, ставший историческим днем 26 сентября 1937 г. он с жадностью ненасытного зверя,  обратился к « хозяину» о дополнительном выделении кровавого лимита?

   Думается сработала обычная логика слабого, когда после стольких лет неудавшихся козней, дрязг и клеветы, для озлобленного настал день «блаженства». 

  - 26 сентября 1937 года, – день вынесения приговора в отношении Дж. Коркмасова.

 Как у всякого, до поры затаившего мелкого пакостника, теперь когда все опасения отпали и руки были развязаны, Н. Эфендиев ( Самурский)  словно сорвался с цепи. 

 Подлая душа, даже в самых благородных поступках, всегда предлагает самые низкие побуждения.

  Как упустить такую возможность и не насладиться всласть?

    Для свойственной черты флюгера, всегда готового повернуться по ветру, настало время решительных откровений, отпала необходимость остерегаться,  открывался - очередной очень удобный, а главное «актуальный» повод, отвечающий истеричного накалу «моды дня», предоставляющего замечательную возможность с блеском выслужиться перед « хозяином ».

   Таким образом, сама обстановка в стране и, связанные с этим благоприятные обстоятельства, «объективно» предоставляли Н. Эфендиеву ( Самурскому) уникальную возможность отличиться, доказать ненаглядному « хозяину» свою  солидарность и, учитывая особенности подобного психотипа,  самое главное ему представлялось - не упустить в этих условиях возможность подчеркнуть свою абсолютную преданность, выставляя в качестве аргументов твердой решительности готовность на всё что угодно – демонстрирую даже радостное преподношение к подножию преступной сталинской пирамиды в жертву, жизни тысяч своих соплеменников.

   Для человека давно замаравшего себя с ног до головы, случай, который выпадает раз в жизни и не важно, какие средства в этой игре используются, « контракт с совестью" ( А.Чехов) давно заключен, главное для него в происходящей  фантасмагории остаться целым и невредимым, сохранить физическую жизнь.

   Потому, абсолютно логично, что для игры в подкидного дурачка, « хозяин », а уместнее « отец в законе», избрал, понятно временным, своим партнером именно заложника такого ориентализма, готового во свое спасение к беспрекословному соучастию в его «делах » , чего бы это ему не стоило.

   Последствия показали - расчет « хозяина» был оправдан.

   Проведя экстренное заседание Даг. Обкома, на котором теперь, очевидно уже гонимый страхом и, наверняка пребывающий в состоянии предшествующий развязки Н. Самурский, в то же время, в качестве самосохранения избрал и характерный, для этого типа  способ защиты, понимал что апеллирует к уху вождя.

  Обращение к собранному парт. активу, он превратил в прилюдное бахвальство о своих личных заслугах и, ни в чем ином, а именно в творимых им преступлениях.

   Открыто заявляя, что «всегда боролся против Коркмасова, Габиева, Ковалева..» он, в условиях той истерии не только, как ему наверняка казалось, само утверждался в глазах «хозяина» и его камарильи, «верным» сыном партии, готового по его призыву в деле наращивания маховика репрессий, направленных к карательным операциям против собственно народа, к любому повороту событий и, опять же наверняка, что вполне соответствует флюгерской натуре, стремящейся выйти сухим из воды, укреплялся во мнении - зарабатывает спасительную индульгенцию страхующую его будущее.

  " Считаю своим партийным долгом, - писал он Джугашвили ( он же, он же и он же, в том числе Сталин -А.К.) 17 августа 1937 г.,- настоящим письмом доложить Вам, как Дагестанская парт. организация выполняет после февральско-мартовского Пленума  ЦК Ваши указания о борьбе с врагами народа...Только в 1935 и 1936 гг. мы впервые выселил за пределы 1050 хозяйств. Наиболее эффективным политическим мероприятием проведение нами в начале августа с.г. изъятие классово враждебных элементов…Дагестанская партийная организация свое внимание прежде всего должна направить на повышение бдительности и беспощадное выкорчёвывание наших врагов..Здесь необходимо отметить, что нам затрудняли работу, ныне разоблаченные враги народа, бывшие дагестанские работники, работавшие в Москве. Я имею в виду Коркмасова, Ковалева и др… Дорогой Иосиф Виссарионович! 

Успокаиваться на достигнутом мы не можем. Политическое состояние Дагестана никогда не было таким удовлетворительным, как сейчас.

  Об этом свидетельствует то обстоятельство, что серьезную операцию по изъятию классово чуждых элементов мы провели по Вашему заданию успешно.»

(  ЦГА РД), ф.1-п, оп.16, д.77 - а)

 « Лично Я разоблачал немало всякой нечисти в нашей организации после вторичного возвращения. 

Но, несомненно, что я не могу себе простить и как первый секретарь Обкома несу большую ответственность чем другие члены Бюро, за мое ротозейство.»

  (ЦГА РД, ф. 1,  оп.16, д. 5, лл. 126-127)

«..Я хочу остановиться еще на одном вопросе, на заявлении одного из товарищей, что не Даг.Обком в 1935-36 гг. и в последующем разоблачал много врагов народа, а Краевой Комитет.

  Конечно, Крайком помогал нам, но Я категорически должен заявить, что хотя и с известным опозданием, но многих врагов народа разоблачил Даг. Комитет и лично Я в 1935-36-37 гг.» 

(ЦГА РД; ф.1, оп.16, д.7, л. 35..Из выступления Самурского на XIV Обл. парт. Конференции)

 

  Но и этой публичной акции ему казалось не достаточной. 

 

Внутреннее возбуждение толкало к новым «свершениям». 

  К ним его подтолкнули итоги недавнего Пленума Даг. Обкома, затем так неожиданно прозвучавшая на Бюро Обкома в его адрес критика и обвинения оппонентов. 

Как  смеют они критиковать и обвинять его, столько сил положившего на дело массовых репрессий; в хищениях, воровстве, шулерстве и приписках…?!  

Негодуя, в растрепанном состоянии гнева, он мчится в кабинет и, запершись, бешено строчит пулеметом. 

Строчка за строчкой, на века замарывая белую бумагу страницами мерзкого, черного доносительства  своему ненаглядному «хозяину».

 Вот его спасительный круг и шанс. Кинуть в пасть сатаны очередную порцию жертв – Честь и Славу Дагестана, ставших заложниками ненасытной злости проходимцев дорвавшихся до власти.

   В торопливой «доверительности» он стряпает, предназначенное только « хозяину », как станет ясно затем, последнее в своей жизни письмо - известный своей знаменитостью донос, в конце концов, ставшее ничем иным, как источником неопровержимых доказательств, отличающих не только самобытный жанр его «исторических трудов», но и раскрывающих истинную сущность этого весьма не симпатичного субъекта давно уже пользовавшегося достойными его методами и способами. 

                             

                           Н. ЭФЕНДИЕВ ( он же Самурский )

Но, если напыщенная бравурность " поганого и поругания достойного письма" ( А. Чехов) с клятвенными заверениями " хозяина": " Успокаиваться на достигнутом мы не можем ", дыша завидным оптимизмом раскрывало стратегию целинной необозримости горизонтов преступного планирования, то после заседания Бюро Обкома 26.09., лихорадочно бурлившая и, не дававшая покоя мысль, диктовала - письма, отправленного ему 17 августа, явно недостаточно.

Похоже в самый кульминационный момент его могут заменить, но  интенсифицировать процесс трупопроизводства, необходимо именно под его руководством.

 Казалось бы, все логично. Ведь подготавливаемые с 1934 г., планомерно и успешно осуществлявшиеся благодаря ему на дагестанских подмостках империи, реставрируемой под " псевдонимом ссср", постановки карательных акций прокручиваемого по стране сериала " Антиутопия", как то и предусматривало "задание хозяина", привели к ажиотажу, вызванного с начала 1937 г. реализацией истеричной кампании, проходившей в " осажденном лагере" по указке отпетого людоеда - "вождя" в состоянии стресса и шока в обществе.

А, что еще эти люди кроме презрения заслуживали от него- изгнанника рая и вечного соперника Бога? И, используя замечательное средства борьбы за власть -технологию «враги народа», он покончит с презрением бредовой ненавистью, оправдывающей их смерть !

Амплитуда смерча росла. Вихрь террора, достигший градуса разнузданной актуальности, требовал новаторства.

Трупопроизводство в самом разгаре  и накал, по ударному поставленной работы нуждался в УВЕЛИЧЕНИИ сырья, а с тем и производственных показателей.

Ну, как тут упустить столь замечательный момент и, не утолив тщеславие с привычным своекорыстием - не отличиться и первым на гребне кровавой волны не воспользоваться рекомендациями партийного бонзы, откликнуться на предусмотренные расстрельнным Приказом № 00447 дополнительные ЛИМИТЫ.

 ( « Лубянка Сталин и Главное управление НКВД 1937-1938, Документы» Россия ХХ век, Москва, 2004 г., С.277; АП РФ. Ф.3, Оп.58, Д.212. Л. 55,59-78 Подлинник. Машинопись. Опубликовано частично: « Труд», 1992, № 88.)

" Еще немного, еще чуть - чуть.." и, в экстазе вожделения звездным часом ему наверняка грезилось- обласканный «хозяином», он пуще прежнего засверкает во мраке террора, опустившегося и окутавшего дагестанскую землю.

Это уже была Агония!

 И, едва перевалило за полночь в 00:05 26.09.1937г. в Центр под покровом ночи к «хозяину» и к его "карлику наркому - ежовые рукавицы" под грифом "строго секретно" летит Телеграфом состряпанная им Шифровка - Ходатайство об увеличении лимита на уничтожение дагестанцев по 1 категории с 600 до 1200 человек (расстрел) и по 2 категории (ссылка в концлагеря) с 2478 до 3300 человек.

(РГАСПИ, ф.17, оп.166, д.580, л.32; АП РФ, ф.-3, оп.58, д.212, л.116, - подлинник).

   Ожидаемая «вождем» жертва с удовольствием принята. Просимый лимит тут же утверждается. Шифро-телеграмма скрепляется резолюциями; его и его " каменной задницей" В. Молотовым ( он же Скрябин).  

(РГАСПИ, ф.-17, оп. 162, д.22, л.13, - подлинник, подписной экз.).

СПРАВКА: Приводимые нами документы и целый ряд других, ныне опубликованы в Сборнике документов, совместно подготовленном к редакции коллективами: Московской школы социальных и экономических наук, Российского государственного архива социально - политической истории (бывший парт. архив), Бостонского колледжа (США), Университета Торонто (Канада), Университета Мельбурна (Австралия), Бирмингемского Университета (Великобритания) и Центрального архива Федеральной Службы Безопасности Российской Федерации.)

  Но, по замыслу «хозяина», выполнение разнарядки по этой «квоте» ложилось на плечи уже другой жертвы, поставленной во главе дагестанской партийно - нквд-эшной команды, вышеупомянутого М.Ф. Сорокина. 

  Ресурс «доверия оказанного партией», отпущенный Н. Самурскому в 1934г., был исчерпан.                                                         


                                                                 ФИГА Джугашвили
           ( он же Нижерадзе, он же Давидович, он же Василий, он же Коба, он же Сталин)


   Спектакль «Антиутопия» сменялся следующим ритуальным действием рептильного сталинизма. По его сценарию, оно завершилось развязкой судьбы киллера, который «обвинялся» в соучастии с тем «буржуазно – националистическим подпольем», которому он сам, в такт мысли «вождя» заблаговременно дал «теоретические обоснования» и «описал» в литературе, а затем, чем так гордился, лично «разоблачал» и уничтожал. 

 И потому его реабилитация в 1956 г. в купе с теми, кого он предавал и уничтожал, всего лишь правовая ошибка, допущенная Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР.

  Прекращая это дело о «буржуазно - националистическом подполье» в отношении невиновных лиц, которое, что вполне естественно будучи инспирированным, рассыпалось как химера, материалы в отношении Н. Самурского, в соответствии с нормами УПК РСФСР, подлежали  выделению в отдельное производство и дальнейшему расследованию.

 ОДНАКО, учитывая процессуальную специфику, у известной части читающей публики, не имеющей достаточной компетенции в правовых вопросах,  вполне резонно возникнет вопрос. 

  Почему, если само основное дело прекращено, материалы в отношении Н. Эфендиева ( он же Самурский) необходимо выделять в отдельное производство?

 Дело в том, что именно  не обеспеченное, в этой части,  соблюдение абсолютно неукоснительного требования закона, создались условия для его нарушения в виде своеобразной формы укрывательства, сохраняющегося в данном случае с 1956 г., и тем самым; 

- С одной стороны;- вместо торжества незыблемого принципа - НЕОТВРАТИМОСТИ НАКАЗАНИЯ, ему создались препятствия, и обстоятельства виновности Н. Самурского в массовых преступлениях, требовавшие обеспечения полного, всестороннего и объективного расследования, остались за кадром. 

 Раз так, то, с другой стороны, законы причинно-следственной связи, таким образом, создали условия, порождавшие не борцов с фальсификацией истории, а  по злой воле, недомыслию или чаду безумия, другим тем или иным причинам не  заинтересованных в разоблачительном прошлом Н. Эфендиева ( Самурского), избравших в качестве своеобразной формы его защиты,  обычное укрывательство  – в форме соучастия в последующей фальсификацией.  

 Самое подлое, что сохранять сокрытую ими историю в извращенном и деформированном виде, тем самым сохраняя ее немощность и после распада Союза пытались те, кто разрушал справедливость и страну, делая карьеры на диссертациях базирующихся на сталинской  догме "Краткого курса .." и длительно эксплуатировавших ими же сфальсифицированное наследство.

 Вольно или невольно вовлеченные в это сообщество и процесс, проходивший под знаменем « нас возвышающего обмана», порождал новых соучастников старой эстафеты , когда преподношение обстоятельств жизни и деятельности Н, Самурского в прежнем виде, продляло жизненность лжи, дробящей общество, тем самым, порождая  деформацию и извращение самой истории, что наряду с культурой, языком и верой, должна являться мощным объединяющим фактором. 

 В ином случае, как это отмечалось выше, лишенные нравственной природы, погибают представления о исторической справедливости,  об обществе, как о сумме целесообразно направленных сил. 

Таким образом, пропитанные ложью социальные организмы под действием этой язвы начинают деградировать и смердеть.

   Но, вернемся к тому, что осталось за кадром.

 В чем же обвинялся Н. Самурский сталинским режимом с которым он, на самом деле, активно сотрудничал?

  Он обвинялся по пресловутой сталинской Ст. 58 УК РСФСР ; прим -1,-2,- 8 и -11,  был приговорен и расстрелян.

  «Законники» сталинского режима по указке кукловода, ему вменяли;  

1) создание антисоветской буржуазно-националистической организации, ставившей своей задачей отторжение Республики от Союза ССР, 

2) создание ряда террористических групп и личное руководство подготовкой  террористического акта над ожидавшимся в Дагестане в 1935 г. ( празднование 15-летия Республики) председателем ЦИК Союза С.С.Р. тов. Калининым, 

3) занятие вербовкой агентов и шпионской деятельностью и, прочее.

 Это конечно полный абсурд и, следует отметить, обвинения от которых Н. Эфендиве ( он же Самурский), целиком и полностью отказался.

 Абсурдистика же, как это может показаться, на самом деле - жесткая сатанисткая логика злостью закаленного ума « хозяина – он же «ген.сек»», неумолимо требовавшая соблюдения в следующем акте постановки спектакля « Закона беззакония»,  избавления от давно замаранного подельника.

 ( СПРАВКА: Персона Самурского в этой истории сталинизма вовсе не исключение, а жесткое правило всего сценария. К примеру, персона  – 1-го Секретаря Даг. Обкома, А.А. ЦЕХЕРА, сдавшего в 1934 г. дела Н. Самурскому и принявшего их в Киргизии, действия которого там, как по исполнению расстрельного сталинского Приказа № 00447, так и его преступные инициативы в ходатайстве об удвоении лимитов по массовым репрессиям в Киргизии, исполнялись буквально в унисон его коллеге в Дагестане. Аналогично они протекали и во многих др. регионах страны. Но там общество, до увековечивания имен  своих палачей, не деградировало.)

 Поэтому, уголовное дело в отношении Н. Эфендиева ( он же Самурский), по части абсурда вмененного ему преступным режимом с которым он активно сотрудничал, было в 1956 г. прекращено за отсутствием состава преступления   абсолютно обоснованно.

 Однако, прекращая дело в этой части, суд на основании бесспорных доказательств ( вот, где мы вновь концентрируем внимание на значении подчеркнутого в преамбуле- Архивам, помогающим устранить историческую, правовую и политическую несправедливость )  его преступного соучастия в массовых преступлениях обязан был выделить в отношении него уголовное дело в отдельное производствообеспечить расследование, судебное рассмотрение с постановкой Приговора; за содеянное Н. Эфендиевым ( Самурским) в массовых репрессиях-  дела на которые сроки давности не распространяются. 

   В рамках этого производства, на фоне всей совокупности изобилующих доказательств, свидетельствующих о его непосредственной причастности к содеянному, (действия эти и по сей день, либо в силу правового казуса, либо иных сомнительных обстоятельств, не получившие своевременной и надлежащей квалификации и оценки), содержащих все признаки преступлений, ответственность за которые подпадают под действие соответствующих статей Уголовного Кодекса Российской Федерации и набатно требующих в отношении него, как одного из организаторов и соисполнителей массовых преступлений в Дагестане, надлежащей оценки и Приговора.

   Волокита в этом вопросе – лишь свидетельство двуличия власти, ее нигилизма по отношению к праву вообще, ахиллесова пята которого незыблемые принципы презумпции невиновности  и НЕОТВРАТИМОСТИ наказания.

   Нигилизм, расцветший при «культе» и еще бытующий среди нас, ничто иное, как очередная  отрыжка сталинизма.

  Но когда-нибудь все заканчивается, даже страшный сон наяву! Как бы там ни было, рано или поздно, история свершит свой суд. 

  Рано или поздно эта правозащитная мера должна быть исполнена. Помимо прямой обязанности соответствующих органов, этого, в извечной борьбе двух начал, требует само человеческое естество. 

 Зло должно быть изобличено и наказуемо. 

 Примирение со злом пагубно само по себе. Любое примирение со злом приведет не к его забвению, а обрушению общества, прячущегося от зла, содеянного в прошлом. Оно обязательно вернется и ударит еще сильнее.

 Нельзя проблему замолчать, иначе Общества не будет, а будут бесконечно враждующие два лагеря, стана.

 Болезнь загнанная во внутрь ищет выхода. Есть закон природы для всех животных - нельзя терпеть значительное страдание. 

Другими словами, чем сильнее страдание, тем короче время, отпущенное природой на его терпение. 

   Сама природа человечества, вырабатывает внутри себя Закон, в котором есть и честь и совесть памяти. Честь не дает поскользнуться, совесть корит за то, что однажды или как то оступился.

 Если этого не видят или попирая совесть делают вид что не видят и не признают, потому как страшно чувствовать себя ГАДОМ - то это катастрофа не только отдельного индивидуума, но и  общества.

 Ну, а если признает - под тяжестью чувства себя ГАДОМ и поднимается, то исправляет свое нутро и возвышается, а с тем и облагораживается, облагораживая среду обитания.

Такова жизнь с ее различными индивидуумами, наличие ( больше или меньше) которых очень хорошо можно отследить по состояние среды их обитания, образу мыслей и т.п.!

 Если живое существо постоянно обижать ( например маленьких, малые народы), то рождается дискофорт ( издержки психологии колониального бытия), одно из них, например, создается общность, которая считает в силу своей немногочисленности допустимым и вполне законным преминяемый к ним метод постоянного обижания. 

 На самом же деле такая общность негативна, потому как согласившаяся с попранием своего достоинства - неблагородна, но кичлива и потому лицемерно оправдывающая свое унижение, вынуждена извращать понятия.

 Потому со злом надо бороться - это пожалуй главная задача и на индивидуальном и социальном уровне.

 И, правильно говорится в святых писаниях: « не отвечайте злом на зло, но побеждайте зло добром.»

  Так значит все таки ПОБЕЖДАТЬ! Не замалчивать, а побеждать! Видеть не справедливость и молчать- не золото. Это безнравственно!

 Ясно одно, не оказывать сопротивления злу; правдивым словом, военной силой, силой закона или силой келейной молитвы- НЕЛЬЗЯ !

 Могущественный ускоритель времени на пути развития цивилизации заложен, как отмечалось выше, в самой природе нравственного начала исторической действительности.

Именно она дает понять цикличность событий происходящих во времени- и тогда мы понимаем прошлое, как никуда не ушедшую реальность.

Потому, ее искажение и деформация лишает возможности понять суть явлений беспокоящих тебя чувств.
Сила прошлого осиротевшего без правды - одна немощь, ложь спутница зла - союзник тирании.

 Пробуждение и развитие в обществе здоровых, жизнеспособных сил, немыслимо без очищения атмосферы и среды обитания от этой удушливости.

    Если на деле, а не для красного словца, руководствоваться все тем же афоризмом, в основе которого заложен глубочайший, священный смысл человеческой природы - «Это нужно как мертвым, так и живым»!

 

  В противном случае, все то, что в соответствии с нормами права, впитавшими в себя принципы человеческой морали и нравственности, должно быть неотвратимо наказуемо, оставаясь номинальным, будет продолжать саркастически посмеиваясь, торжествовать, смердеть и отрыгиваться из прошлого в нашу жизнь, калеча психологию нации и человеческие души, разрушая их веру в справедливость и законность.

     Узловым моментом моих рассуждений на тему извечности противостояния добра и зла,  на самом деле, ставилось целью - мотивировать свои предпочтения, если угодно кредо – моего отношения к правде и справедливости.

И потому, завершением этой многолетней истории,
возникшей в следствии правого казуса, надлежащими оценками роли  Н. Эфендиева (Самурского) в массовых преступлениях против собственного народа и есть начало общего процесса оздоровления нации

   Возвращаясь вновь к справке УАО КГБ СССР от 27 марта 1956г., заметим, что у Тату Булач, кроме того, были отобраны; золотые дамские часы, дамская сумочка, фибровый чемодан с вещами, шерстяной шарф.

   В том же году, Тату Булач, будучи полностью реабилитирована, обратилась с соответствующим заявлением о возврате незаконно изъятого у нее лично ей принадлежащего имущества. Однако, возвращены ей были лишь «Удостоверение Красного Партизана и членский профсоюзный билет». Что касается остального имущества, в том числе и драгоценностей, то, как следует из данной же справки, «обнаружить его не представилось возможным в связи с тем, что его, вероятно, и не было». В том числе, следовательно, и подлинных писем У. Буйнакского.

   Спектакль в вялотекущей форме, теперь под названием «Права человека» продолжался.

  Что можно сказать по этому поводу мне, внуку человека у которого была изъята помимо прочего приобретшая в свое время известную славу (Р. Гамзатов в «Моем Дагестане» повествует о ней в отдельной главе «Книга») уникальная библиотека Дж. Коркмасова в 3 000 томов?

   В протоколе обыска (хотя мы располагаем ее описью и фотографиями) ни слова, кроме книг Н. Бухарина, о ней не сказано, словно в кабинете Дж. Коркмасова всего и был, что голый пол и потолок.

  Ну, а рассказ о дальнейших выкрутасах, связанных с возвратом этого имущества, займет слишком много времени. 

  Однако, именно наличие, хотя бы даже, ниже публикуемых писем Дж. КОРКМАСОВА к Тату БУЛАЧ, которые позже, благодаря своевременно предпринятым мерам и проявленной настойчивости проф. М. Д. Бутаева, были переправлены из архивов КГБ в ЦГА РД и стали достоянием истории и, в то же время, они явились теми документами, сам факт наличия которых, ныне полностью опровергает и содержание справки от 27 марта 1956г., с которой ее ознакомили и, в очередной раз, подчеркивает весь цинизм таких заявлений.

  Оглашая некогда «секретные» письма, долгие годы отлеживавшихся в так называемом «фильтрационном деле», в подтексте которых еще не так давно, кому - то мнилась повышенная идеологическая опасность, мы полагаем, что, ознакомившись с ними наряду с нашим комментарием, читатель сам разберется с оценками той эпохи.

  Нося сугубо личный характер, они в тоже время содержат солидную информацию, относящуюся к биографической хронике двух исторических личностей, раскрывают интересы этих людей, помогают понять их внутренний мир, отношение к жизни, к людям, к своей Родине, их пристрастия и мировосприятие.

  «Дорогая Тату! Вчера вечером переговорил с НАХИБАШЕВЫМ и заручился его согласием предоставить тебе подходящую службу в Москве с условленными размерами заработка.

  Прошу тебя зайти к нему, чтобы зафиксировать все.

Буду рад, если понадобится, сделать и дальше что могу.

А пока шлю наилучшие пожелания».

ДЖЕЛАЛ.

 

(ЦГА РД, ф. р – 1404, оп.2, д.3631, т.2, л.282)

 

«Москва, Тверская д.15, т. БУЛАЧ Тату

   Милая, дорогая Тату, сени беня бек сагынганман. Пишу тебе, а сам сомневаюсь, дойдет ли эта карточка до тебя. Если да, то отвечай, родная, не откладывая. Пиши, как здоровье, как живешь, что делаешь, какие планы. Я месяц отдыхал около Боржоми, проехал по В.Г. дороге и сейчас в Мардакьянах, Дом отдыха №11 на виноградном лечении.

Унутмаганмусане яз. Сени сусин, сени обеин».

ДЖЕЛАЛ.

 (ЦГА РД, ф. р – 1404, оп.2, д.3631, т.2, л.279)

 «4/ ХП - Михор сан. Горное Солнце

 тов. БУЛАЧ Тату

  Дорогая Тату не уверен, что эти строки дойдут до тебя раньше, чем ты приедешь сюда, и если да, то родная не расстраивайся разными думами о будущем, не омрачай радости свободного и полного отдыха.

  Он тогда хорош, этот отдых, когда отдаешься ему весь и целиком, так пользуйся этим родная, когда приедешь, вдоволь проговорим обо всем этом хорошо. А там, ведь вероятно хорошо, очень хорошо.

  Мы же, как муравьи, возимся и бьемся. Новое. – Хорошо чествовали 300 летие этого «Моисея» свободомыслящих и материалистов как говорил Фейербах. Повторяю же еду в Ленинград на одно интересное Союзное Совещание. ( Вероятно речь идет о Юбилейной 2-ой сессии ЦИК СССР 4-го созыва « Об итогах культурного строительства в СССР за 10 лет», прошедшего в Ленинграде в октябре 1927 г. – )

  Тату, привези цветущее здоровье, приезжай жизнерадостной, мы все (семья) тебя любим и я желаю бесконечных благ тебе».

ДЖЕЛАЛ.

(ЦГА РД, ф. р – 1404, оп.2, д. д. 3631, т.2, л.280)

 

  «Здравствуй, дорогая, милая Тату. Твое письмо не застало меня в Берлине. После клиники я переведен на санаторное лечение и нахожусь уже несколько дней в одном из живописных уголков Германии. Как ты меня обрадовала моя родная, своим жизнерадостным, действительно лучезарным письмом. 

                 

                                                                           Тату БУЛАЧ 

  Ты мне очень и очень близкая. Я в тебе чувствую что-то невыразимое, из глубины души чувства, как ты правильно говоришь сродство душ.

  Раз столько радости ты доставляешь мне своим письмом, милая Тату, пиши, когда только тебе захочется, заранее уверенная, что будешь прочитана с большой радостью искреннего друга.

  Как жаль, что тебе не представляется возможным приехать сюда. Я нахожусь в самом интересном, пожалуй, месте Германии. В двух часах от меня Рейн, где как мечта прогулка и так доступна. Еще ближе Висбаден, а Франкфурт на получасовом расстоянии. Я же там вчера на трамвае был и конечно прямо в музей. И так приятно я был поражен, найдя там прекрасные картины Боттичелли, Рембрандта, Рубенса, Колбейнна, Перуджино, Пальма, Веласкеса и т.д.

  И природа кругом богата, очень живописна. Интересно очень. Я мало знал Германию. За два раза (СПРАВКА: на самом деле Дж. Коркмасов был в Германии как минимум 3 раза. 

Два случая, о которых он упоминает в письме – это официальные поездки на лечение по разнарядке ЦК и на основании решений секретариата ЦК, но оформленные по линии МИДа с декабря 1924 по февраль 1925гг., и с 26 июля по август 1928г. включительно, в обоих случаях, оформленных по консульскому делу, но, с оговоркой, для лечения. О пребывании в Германии, а через нее в Италию, а затем Францию - секретная миссия «Мелиоранского» по урегулированию вопросов связанных с готовностью этих стран признать СССР де – юре, осуществленная осенью 1923 года он, что вполне естественно, не называет. Используя нынешнюю возможность, тут следует отметить и то обстоятельство, что благодаря новым архивным данным нам на сегодня стал до точности известен весь маршрут проделанный им осенью 1923 г.: Дагестан- Москва- Рига- Берлин- Рим- Париж- -Бельгия ( через Рур) – Берлин- Рига- Москва- Дагестан –) я был или всецело в клинике в Берлине, или на курорте около Дрездена. И, признаться, в последнем случае очень часто проводил незабвенные часы в Дрезденской картинной галерее, чего не достает в прекрасном Стамбуле (по этой фразе можно судить о том, что письмо писано в 1928г. т.к. Т. Булач именно в том году по направлению ЦК ВКП(б) проходила по линии Госторга РСФСР и Наркомвнешторга СССР, практическую стажировку в Торгпредстве СССР в Стамбуле. Акцент автора письма на Стамбуле подчеркивает, на сколько хорошо и во всех проявлениях, он знал  жизнь Стамбула,  его культурные учреждения, в частности, со времени жизни в Турции 1908-1911 гг., в период которой издавал там ( 1909-1910 гг.) свою знаменитую первую в истории мировой прессы русско-язычную газету « Стамбульские новости)совмещающем столько красот природы и архитектуры, столь же прекрасных памятников… и древнего мира, чего не достает так именно этих великих произведений культуры – архитектуры, исключение роскошный саркофаг А.М.и живописи. ( СПРАВКА: под абривиатурой А.М. автор письма, с 1909-1910 гг., являвшийся Гл. редактором первой в истории всеобщей прессы русско-язычной газеты в Турции,  имеет в виду личность  Александра Македонского, Саркофаг которого, как сообщалось в его газете « после легкого землетрясения, был обнаружен в Солоникском вилайете, где по обрушению небольшого холмика у дороги ведущей в гор. Серес, открылся вход в сводчатую каменную комнату, дверь в которую украшала великолепная мраморная дверь с золотыми украшениями и мозаичным портретом Александра Македонского, из комнаты, где находился Саркофаг из прекрасного чистого мрамора, с помощью него она имела сообщение с другой, находящейся под ним.»  (газета « Стамбульские Новости», №9, 26.02.1910 г.). В настоящее время Саркофаг экспонируется в Археологическом Национальном Музее г. Стамбула- ) 

  А от меня же Дрезден в нескольких часах езды. Словом, когда я приглашал тебя сюда, я имел в виду посвятить тебя, мой милый друг в эти чудесные красоты нашей жизни.

  Жаль, бесконечно жаль, что не удается тебе, хоть на пару недель отлучиться оттуда.

  Тату, родная, я хочу тебе напомнить о твоей дипломной работе, чтобы не опоздать с ней, ты непременно, не откладывая должна выбрать тему своей работы, разыскать источники набросать ее план и наметить его осуществление. Если не ошибаюсь, что-то около года, кажется, дается теперь для этой цели; дорогая Тату сделай это обязательно.

  Потом, моя милая, не забывай Дагестана, ее бедноты, можно сказать, беспримерной. Везде в другом месте могут легко нас заменить, а в Дагестане нас не много, а работы бесконечно много, не забывай, чем скорее будешь там работать, тем будет лучше.

  Так пиши, же, хоть изредка. Маме передай мой САЛАМ». 

ДЖЕЛАЛ.

(ЦГА РД, Ф. р-1404, оп.2, д.3631, т.2, л.278, курсив мой – А.К.)

                                                                                                                      

 

Письмо Умы Хаджи – Мурат

(внучки героя повести Л.Н. Толстого наиба Шамиля, легендарного Хаджи – Мурата)

 

Дорогой Анатолий!

   Прежде всего, прошу извинения за мое невежество! Почти год тому назад я получила Ваше милое письмо, которое меня обрадовало по многим причинам. Я счастлива, что наконец взялись за неоценимые заслуги Дж. Коркмасова перед Родиной. Чем дальше, тем больше будут говорить и вспоминать о таких гигантах, самоотверженных героях, закладывавших фундамент социалистического общества. Я очень радуюсь, что его потомство продолжается в Вашем лице. Дай бог Вам счастья и здоровья, чтобы продолжить благородное дело, связанное с той колоссальной работой которую Вы проделываете. Очень грущу печальным исходом Эрика – Вашего отца, а бедную Натусю – Вашу бабушку со слезами вспоминаю, чуть ли не каждый день, какая это была очаровательная женщина, которая всегда оставалась вдалеке от политики. Я ее очень любила. Мы с Тату Булач часто бывали в гостях у Коркмасовых, когда они жили в Москве. Она была прекрасная хозяйка, заботливая жена и исключительно трогательная мать, обожавшая своего единственного сына. Что касается до Джелала, то мне трудно о нем говорить подступает «ком» к горлу, вспоминая его участь!!!!

  Этот человек был не просто даже с большой буквы! Среди плеяды деятелей социализма и революции, многих из которых я знала в Дагестане (да и не только в Дагестане) он был самой культурной и яркой личностью, всесторонне развитый, обладал исключительной выдержкой, терпением и тактом. Он умел часто оправдывать явно виновных лиц, говоря что надо дескать вникнуть в суть вещей повлекших эти последствия, знать причину вызвавшую человека к этому поступку. Говорил Джелал всегда спокойным и ровным голосом, умел владеть собой в любых ситуациях, казалось, что его никто и ничто не может смутить, вывести из себя. Уверенность и ясность мысли, и, несмотря на его очень высокое положение, абсолютная доступность в обращении с людьми.

  Ходил он несколько приподнятой головой с гордой вернее величественной походкой, но без малейшего намека на «важность» или сознание своего превосходства над людьми. Он необыкновенно мог влиять на людей, которые как-то сразу оказывались в плену его обаяния и хода мыслей.

  Его очень любили и очень уважали окружающие. Говорил он необыкновенно красиво, речь его отличалась образностью за которой ощущалась сила его знания. Дома был довольно веселым человеком. Очень любил общество интеллектуалов, культурных людей. Художники, поэты, писатели и знаменитые артисты были частыми гостями в его доме. Не редко при этих общениях я становилась свидетелем с какой простотой и непринужденностью, Джелал в случае необходимости мог переходить с одного языка на другой, будь то дагестанский, русский или один из иностранных языков. А знал он их с десяток.

  Однажды недалеко перед «катастрофой» - 1937 года под Новый Год он даже вышел танцевать с нами лезгинку. Правда, мы с Тату его уговорили и насильно вытащили с места, а затем он сам разошелся и танцевал много, а танцевал он очень искусно. В нем с виду европейце, выражался истинный горец.

  Нам студентам в Москве, когда он приезжал из Дагестана помогал во всех отношениях. И с его приездом, мы это все очень ощущали на себе на конкретных вещах. Никто не оставался без его внимания и заботы. Я лично обязана ему многим. В студенческие годы он помог мне устроиться учиться в московский институт, всегда интересовался ходом моих занятий и даже позже уже в аспирантуре. Когда у меня были неприятности в связи с тем, что я хотела выйти замуж за русского и родственники аварцы хотели меня убить. То мне пришлось уйти в «подполье». С этим делом у меня была большая личная «драма». Успокоить меня сумел он, дорогой Джелал, своей исключительной проницательностью и участием, которое успокоило и моих родственников.

  Когда я работала в Дагестане в Мединституте, у меня всегда висел на стене его портрет, даже в те грозные годы, за что некоторые знакомые, предостерегая от возможных неприятностей, меня ругали.

  Дорогой Анатолий, простите меня за «свинство» и задержанный ответ на Ваше доброе письмо. Джелал так никогда не поступил бы, он всегда сразу отвечал и я часто получала от него коротенькие, но сочувственные письма. Европейская культура в нем была больше чем в европейце. Одевался он всегда с большим вкусом, элегантно, но без всяких излишеств. 

  Причина моего молчания такова, Я сломала руку( вскоре после Вашего письма) и не в состоянии была писать, затем вывихнула и коленный сустав т.к. дважды неудачно падала. Я страдаю тяжелым обменным полиартритом с самой войны, поэтому плохо хожу. Ко всему сильно изменен позвоночник с трудом стою, почему и падаю иногда.

  Целый год болею обострением этой болезнью. Сейчас пишу из больницы. Много моих вещей вместе с диссертацией, которую потом пришлось восстанавливать по крупицам, пропало. Соседи, когда я была в военном госпитале на фронте, печку буржуйку ими растапливали, но в чем их винить – война. Когда я вернулась домой после войны, у меня от этого переживания, начались приступы бронхиальной астмы. Она и до сих пор от меня не отстает.

  С трудом заканчивая письмо скажу, что у меня только одна фотография Джелала осталась снятая в Париже с его дарственной надписью, вот ее Вам потом с кем-нибудь пришлю т.к. она большого размера и в конверт не полезет.

 

       С сердечным приветом                  У. М. Хаджи - Мурат

19 января 1987 года.

Москва »                                               

--------------------

(личный архив А. Коркмасова)

 P.S.

  СПРАВКА. - Обещанное Умой Хаджи-Мурат «более толковое письмо», несомненно, могущее было стать ещё одним памятником эпистолярного наследия в истории, я, к величайшему сожалению, от неё не получил.

    21 мая 1987 г. Умы Хаджи-Мурат не стало.
  Однако, одно это письмо, рождённое в преодолении тяжелого недуга, – поистине героическй поступок, совершенный̆ ею незадолго до смерти в тот памятный̆ 1987 год – 110-летия Джелал- Эд-Дина Коркмасова. 

О том, как много сил и воли понадобилось ей для создания этого памятника, наглядно свидетельствует положение строк и почерка бережно хранимого и пристально изучаемого нами письма: «... у меня, – писала она, – от пальцев рук до пальцев ног все суставы обезображены, плохо держу ручку»; «... ко всему сильно изменён весь позвоночник, с трудом стою, почему и падаю. Целый год болею обострением этой болезни. Сейчас пишу из больницы, где давно нaxoжусь. Я в состоянии с трудом писать Вам .»

Лишь благодаря её мужеству, на которое способны исключительно сильные чувства горячо любимого человека, она смогла, мобилизовав остатки сил, исполнить свой внутренний̆ и социальный̆ долг. В результате наша история обогатилась наследием, оставленным не просто потомком известной̆ исторической̆ личности, но и ярким современником, живым свидетелем и непосредственным участником жизни – эпохи Д. Коркмасова. 

Что касается судьбы упомянутой в письме «единственной фотографии Д. Коркмасова», то, переданная ею, она с тех пор хранится в моем личном архиве. 

В истёкшем 30-летии, она, впрочем, как и содержание самого письма, также хранящегося у меня, но безусловно являющегося национальным достоянием, публиковалась в печати и охотно использовалась писателями и учёными.

 

 
 ----- Original Message ----- 
 From: "Султанов Казбек" <Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.>
 To: <Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.>
 Sent: Tuesday, March 27, 2007 6:58 PM
 Subject: Re:
 
  Анатолий, ценнейший материал. Прочитал на одном дыхании.

  И здесь Самурский! Его роль поистине зловеща. Ты в комментарии по-человечески взглянул на недочеловека.

Действительно, выбора у него не было. Путь, на который он встал, и привел его к бесславной гибели. Еще раз убедился: Дагестан - это смертельная схватка двух Дагестанов, один из которых олицетворял Джелал, другой - Самурский. 

Это два ключевых психокультурных  типа, которые и сегодня противостоят друг другу в борьбе за достойное будущее  Дагестана. Меня потрясло нескрываемо трепетное отношение Джелала к Тату. Ничего не знал об этом. Особое возвышенное чувство, трогательная забота о человеке, с которым связывало "сродство душ", прочитываются между строк. Интонация этих писем - казалось бы, очень частных - тем не менее, безошибочно выдает масштаб личности. Последняя фраза Джелала - "в Дагестане нас не много, а работы бесконечно много" - звучит как девиз на все времена, как пароль  порядочных дагестанцев, которых, увы, всё меньше. Замечательное письмо внучки Хаджи-Мурата - кто она, где жила и жива ли? Как точно она характеризует Джелала! Мысль о дагестанце-европейце мне  очень близка. 

 
                                              Джелал-Эд-Дин КОРКМАСОВ,
   Секретарь Совета Национальностей ЦИК Союза ССР ( аналогия с современным Советов Федерации), Чл. ЦИК И ВЦИК Союза ССР, Председатель Всесоюзного Комитета Нового Алфавита ЦИК Союза ССР, член.Президиума Ученого Комитета при Президиуме ЦИК Союза ССР, Москва, 1936 г.
       

Я зримо увидел Джелала как собеседника, оратора, как красивого и опрятного человека. Что еще она написала? Ты должен рассказать о ней и о вашей переписке.  Ты меня обрадовал, дорогой друг. Я почувствовал атмосферу и аромат той  удивительной эпохи, которую еще предстоит открыть в ее  духовном и  человеческом  измерениях. Всех благ. 

Твой Казбек 

--------------------------------------------------------------------------------------------------------

( Справка: Автор письма, зав. отделом Института Мировой литературы им. Горького, РАН РФ, известный литературный критик, проф. Казбек Камильевич Султанов)-

  

  Казбек, спасибо. Твое мнение очень важно. Ты мастер слова это да, но за ним, поверь, я чувствую твою, глубоко нравственную душу.

  Помнишь как у Джелала" - сродство душ". Легкие, крылатые фразы твоих слов, выплескиваясь наружу как из незамутненного источника, струятся играя на солнце обилием образов, а их логическая направленность, пробивая нечистоты жизни, превращают их в доказательства несущие ПРАВДУ - живительную влагу людям. 

  Плюс ко всему, твоя оценка, ко многому обязывая, содержит сильнейшую энергетику, заряжающую мои батарейки. В тоже время твои слова и, как призыв людям, всмотреться в жизнь и очиститься.

  Донести бы это до них, услышат ли?
  Посылкой информации, я хотел быть в помощь и твоим раздумьям о Джелале, над осмыслением образа, которого ты работаешь.
  Что же касается Умочки Хаджи - Мурат, то жила она в Москве. Вскоре, после этой переписки, скоропостижно ушла из жизни. Перед смертью же, как выяснилось позже, завещала внучке своей - Ксении, ныне живущей в Англии, передать обещанное мне фото и та, её наказ исполнила в точности. С тех самых пор фото это в моем архиве.

 Еще раз спасибо дорогой Казбек.


 Твой А. Коркмас
 

05.09.2012, в 0:38, Салимхан Бамматханов написал(а):

Салам , Анатолий !

Прочитал на одном дыхании "Долгий извилистый путь к истине".

Не мог ответить сразу, содрогнулся и оцепенел, надо было остановиться, осмыслить. 

Задело за живое!

Немного приоткрылась и завеса личного, простого человеческого в Д. Коркмасове. 

Какие трогательные письма с коротенькими кумыкскими вкраплениями! Сколько искренности, теплоты, непринужденности в них. 

А как характеризует Джелала Ума Хаджи-мурат!!! (Прочитал Гуларе, обсуждали вместе.) Невольно подумал, а мог бы я  быть таким? 

Помнишь, у В.Маяковского - "Я себя под Лениным чищу, чтобы плыть в революцию дальше"?. 

Мне подумалось: мы должны себя "чистить" под 

Д. Коркмасова в дальнейшей жизнедеятельности.

Спустя время перечитаю еще раз. Спасибо! 

С ув. Салимхан

( СПРАВКА: Автор письма С. Бамматханов, кандидат наук, общественный деятель.)

 

26 мая 2019 г.

Дорогой Анатолий! 

Этими воспоминаниями ты прокладываешь дорогу к горькой (лекарство всегда горькое) Истине в извечной войне между Святыми и Подлецами. 

 

Спасибо за это! 

Но, и за тобой огромный Грех, ибо ты никак не издаешь Книгу о пережитом нашими предками, что важно еще и потому, что нынешние СМСки стали молитвами нового поколения, стремительно утрачивающих жажду истинного познания и времени для кропотливого и целеустремленного изучения исторической действительности - кровавых страниц томящихся в архивах.

 

Потому сочту за счастье при жизни своей прочитать Твою Книгу о гениальном Дж. Коркмасове. 

Твою, потому как лучше тебя, столь трудов положившего на всесторонние исследования и научные изыскания, этого, достаточно добросовестно и объективно, в обозримом будущем никто не сделает !

Обнимаю!

 Доктор Магомед Абдулхабиров

( СПРАВКА: Автор письма известный правозащитник.)

 

Москва- Сочи, 

март- август 2020 г.

 

Анатолий ( Тота) КОРКМАСОВ

 P. S.

-------------
Письма публиковались:

1- В
Журнале «Дагестан», № 3 (30), 2007г.)


2-
В русско-язычном вкладыше газеты «Елдаш» - « Времена» , 

( № - 95) 30 марта 2007г.

 Статья представлена в расширенной редакции  публиковавшегося в 2007 г. варианте в газете: « ВРЕМЕНА» и журнале « Дагестан» .

--------------------------

     

           Слева на право: Тату БУЛАЧ, сын Дж. Коркмасова - Джелал-Эраст /ЭРИК/ КОРКМАСОВ, Любовь Мамедбекова-ЭРЛИХ 
           Москва, 1959 г. - вскоре после выхода ( 1956) всех трех из сталинского Гулага.

                                                                                                   *  *  *


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Тяжко и больно погружаться в пучины того времени, выкосившего лучшую часть народа и тем самым нанёсшего стране необратимый генетический урон. Его последствия непредсказуемы, чувствуются нак каждом шагу теперь и не ясно, могут ли (и когда) быть преодолены.

    Автор проделал огромную работу в архивах, публикация представляет собой научно-историческое расследование, которое, по моему мнению, должно было быть представлено расширенным историческим резюме для широкого круга читателей, в приложении к которому можно было бы поместить опубликованное здесь расследование для специалистов и глубоко интересующихся темой данной публикации.

  • Спасибо автору за работу. К сожалению, не только сталинские времена характерны чрезвычайно жестоким обращением с людьми, но и сегодняшние не лучше (далеко за примерами идти не нужно). К сожалению, переписывали историю в угоду влать придержащим начиная со времен египетстких пирамид, переписывают и подтасовыаают ее и сегодня. Но такие работы, как эта, вскрывающие правду, знакомящие с людьми, сохранившими человечность при бесчеловечном режиме, позволяют выстоять сегодня. Это важно. Мне тоже довелось много работать в архивах. Читать то, что творилось в сталинские времена, страшно и горько. Негатива было столько, что ощущала постоянное желание отмыть себя до костей от всего, что довелось людям пережить. А возвращаясь к данной работе, хоется отметить, что литературно причесать текст надо бы. Это добавит эмоциональности восприятию. А фотографии добавили зрелищности. Еще раз спасибо.

  • Александр Дюма выковырял весь "изюм занимательности из пресного хлеба истории".
    А здесь мы кушаем то, что осталось.

  • Эх, Анатолий! Буквально несколько дюймов "литературности", плавных, умело сплетенных словосочетаний, чуть более разнообразных метафор добавить бы в этот великолепный труд!
    Слегка разбавить бы "кровавые паучьи лапы"! Разменять их, например, на "Гнойные щупальца партийных людоедов" или, как у Стругацких, "тухлый взгляд отпетого Дроздовца"... И вот Вам материал для полноценного фильма!
    Но это все эстетские придирки.
    Честно говоря, я искренне поражен Вашей работоспособностью. Безотносительно к безусловно насыщенному содержанию, это действительно впечатляет.
    Словно огромный каменный памятник, выстроенный руками одного человека...
    Здорово!

  • Восток? – Да, дело тонкое. Но всё же,
    Большой террор – повсюду зверствовал, похоже… :(
    ***
    С горькой солидарной памятью
    и самыми свободными пожеланиями,

  • Великий человек
    Горденко Артём
    Умён, красив и благороден,
    Он не ударит в грязь лицом.
    И по земле спокойно ходит,
    Ведь в жизни не был подлецом.

    Ему присущ и царский титул,
    Он заслужил его давно.
    И показаться может с виду,
    Судьба решила за него.

    Он любит жизнь и видит души,
    Ему по праву нелегко.
    Могу его часами слушать,
    Он не готовит людям зло.

    Он справедлив на этом свете,
    И гордости полна душа.
    Ведь для него и Солнце светит,
    Исполнятся мечты сполна.

    И жизнь проявит состраданье,
    И проживёт он целый век.
    Как этих слов моё признанье,
    Ведь он, - Великий человек!
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • К великому сожалению и не своей вине, прожив достаточно долгую жизнь и будучи знакомым со множеством преступлений тоталитаризма и культа личности, я ничего не знал ни о Джелале Коркмасове, но о его роли в становлении социализма в Дагестане и о массовых репрессиях, которым он противился, борясь со своими оппонентами типа Эфендиева (Самурского) и пр. Всегда обращала на себя внимание бОльшая жестокость, проявлявшаяся Сталиным, по отношению к представителям своего бывшего окружения (т.н. соратникам) из народов Кавказа. Заказы на расстрел было всегда завышены. Весьма калоритна и притягательна сама личность Коркмасова, честного, порядочного и преданного Революции вождя, которого погубил тот же культ Сталина, которому он мешал в его преступлениях.
    Спасибо за ликбез в отношение прочитанного и узнанного впервые. С уважением, СТ.

  • Уважаемый Анатолий,
    спасибо за Вашу статью, которая поражает трагическими событиями сталинских времен!
    Но это надо знать и помнить, - каков был механизм отбора жертв для ГУЛАГа (тема мало освещенная в литературе).
    И не стоит забывать, что палачи и предатели выходят из прослойки обездоленных, кому с детства не хватало внимания или любви - судя по портрету Самурского (Эфендиева). И их-то и брал в команду своих приспешников кровавый "вождь народов" Джугашвили- Сталин для геноцида,
    уничтожения лучших, каким был Джелал Коркмасов и тысячи славных представителей того времени, как и Джелал, расстрелянных и замученных в сталинских тюрьмах.
    Большая работа в архивах дала Вам возможность представить много редких фото известных людей:
    легендарные Джелал Коркмасов и внучка Хаджи Мурата и мн. другие.
    Трогательна и последняя фотография трех узников ГУЛАГа, один из которых- Ваш отец, сын Джелала Коркмасова.
    С благодарностью за большой труд и с надеждой на новые Ваши оригинальные работы на нашем Острове,
    В.А.

    Комментарий последний раз редактировался в Пятница, 14 Авг 2020 - 0:45:41 Андерс Валерия
  • Уважаемый Анатолий!
    Спасибо за продолжение Вашего повествования о судьбе Дагестана в те зловещие времена, когда человеческая жизнь была лишь инструментом идеологической машины тоталитаризма. Мне тут же вспомнился фильм Ивана Пассера "Сталин", где Каменев и Зиновьев стояли перед Сталиным, обреченные на смерть и один из них сказал приблизительно следующую фразу: "Царь со своей системой подавления просто ребёнок, по сравнению с тобой, Коба" А это и понятно, ведь Николай был аристократом, интеллигентом, он не скрывался от полиции, не сидел по тюрьмам и ссылкам в отличие от Сталина. А этот выскочил из грязи в князи, и боязнь потерять свой "княжеский" титул толкала его на самые жестокие гадости. А те, кто его окружали - не менее понимали что возмездие для них будет суровым. Поэтому и извратили правосудие до чудовищных форм в свою пользу.
    Желаю уважаемому автору новых интересных проектов.
    Н.Б.

    Комментарий последний раз редактировался в Пятница, 14 Авг 2020 - 0:23:12 Буторин Николай

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Посетители

  • Пользователей на сайте: 0
  • Пользователей не на сайте: 2,296
  • Гостей: 147