Мотовилов   Анатолий

   Давно это было. Сорок с лишним годков тому. Долго я уговаривал себя не открывать эту страницу памяти. Казалось, уговорил и даже подробности стал подзабывать.
   Но едва прозвучало откуда-то в моей последней обители ностальгическим мотивом, - «Мы память, мы память, мы долгая память друг друга...» И снова всплыло то близкое - далёкое с обострённой болью. В махровом семидесятом это приключилось, на фоне развитого социализма в пустеющих гастрономах и рынках страны Советов. Да Бог с ними! Не хлебом, как утверждал классик, единым.
       Короче, всё началось в канун Нового 1970 года.
На итоговом профсоюзном собрании коллективу торжественно было объявлено бла-бла-бла о перевыполнении плана художественно-конструкторских разработок. А наиболее отличившимся вручены туристические путёвки в братские социалистические страны.
Мне достались Польша-ГДР на целых две недели. Причина «выпить плюс» тут же была реализована. От советов и пожеланий не было отбоя. На то время я ещё не был окован цепями брака и близко знакомые девушки из отдела информации прозрачно намекали на рост уровня известных болезней от неожиданной любви. Стремясь и себя оградить от последствий по возвращению моему в объятия Родины любимой.
       А в конце апреля, помнится, призвали всех удостоенных на ознакомительное собрание в Доме Профсоюзов. «Там были девушки Маруся, Роза, Рая...» И тут уже выяснилось, что к группе, из 26-ти передовиц швейного комбината «Красная весна», прицепили четырёх мужиков. Трех водителей, победителей международного ралли по пустыне Сахаре, и меня, витающего в облаках изобразительных искусств и дизайна. Это обстоятельство показалось всем нам обнадёживающим. Знать бы всё наперёд. 
      Тёплый апрель встретил нашу группу на границе с Польшей и, надо сказать, глубоких впечатлений не оставил. Разве что в небольшом посёлке обнаружился очень скромный домик Шопена, утопающий в цветах. И, там же, чёрный клавесин, по клавиатуре которого, когда-то, бегали руки одного из величайших европейских.
      Затем быстро и плавно по отстроенным дорогам, останавливаясь лишь на попи..., попи... или в поисках жевательных резинок, достигли Варшавы. Страшных ожогов войны мы не находили. Восстановленная вдоль дорог, чистая и прибранная Польша встречала нас без распростёртых объятий, разглядывая с настороженным холодком. А кое-где и с нескрываемым презрением. Но стойких советских передовиц швейного дела это мало касалось. Слабые попытки экскурсовода привлечь наше внимание к истории и судьбе разорванной страны, перекрывались нестройным хором из «Красной весны» - «Зачем вы, девушки, красивых любите? Непостоянная у них любовь...»
       Итак, мы уже в Варшаве и разгружаемся у приличного отеля где-то в центре столицы. Серый каменный мешок, грубоватая готика, кошки, голуби, колючие взгляды зевак и редких прохожих. Не оттуда ли пошло, - «понаехали»?
     Бестолковая толкотня швей-передовиц у стойки администратора, все норовят в первые ряды, - «Пустите Дуньку в Европу!»
     Вальяжный рыхлый администратор провожает трёх водителей - чемпионов и меня в номер-люкс на четверых (как утвер-ждает сносным русским). А за нами уже семенит приятная официанточка на предмет «Чего изволите?» И бутылочка сливовицы заманчиво светится на подносе, и пять рюмок, - «Всё предусмотрено». Администратор тоже не навязчив, - На здраве! - выпил, крякнул, роздал карточки, пожелал всем всего, и до встречи. 
     Оглядываемся. Да, номер-люкс, ничего себе, располагает к душевному отдыху, созерцанию жизни столичной с высоты шестого этажа. И предупредительное обслуживание, - есть, примеры для сравнения.
    Достаём собственные запасы, вскрываем «Сучёк», крупно рубим колбасу «Докторскую», лучок и чёрный хлеб. А что ещё нужно четырём русским мужикам, на ночь глядя, загнанным в польский отель класса «люкс»? Русским, таки, условно, по принадлежности к группе туристов из РСФСР. - Ну, что, мужики, будем? - поднимаю я первый тост. - А куда-ж мы нах... денемся! Поехали!
      И поехали. По первой, по второй... После третей вся душа советских водил в синяках и ранах, а память в матерках. «Бойцы вспоминают минувшие дни...»
  - Ты знаешь, сколько присосок за нами в обозе ехали? На каждого из нас по пятёрке. Ну, тренера, психологи, врачи, массажисты, всё как положено. Тут никуда не денешься. Но к победному финишу и на вручение призов вся нечисть слетелась. И что за победу, как ты думаешь? Каждому по «Фордику»! А что потом вышло? Нам, - кубок почётный, по тыще деревянных и путешествие, вот это, в Польшу. Будто мы в нашей жизни ничего лучшего не видели. А на тех «Фордиках» партийная свита рассекает или сынки их. Ссуки позорные...
     Ближе к рассвету все захмелели, сомлели и быстро уснули. Разбудила громкая радиосвязь:
- Приглашаем к завтраку!
    Продираем глаза, смываем под душем следы ночной пьянки, надеваем парадное, спускаемся в ресторан. А там!!! Боевые подруги из «Красной весны», в домашних хозяйственных халатах и тапочках, головки в бумажных бигудях скромно прикрыты разноцветными косынками. Никуда не денешься от массовой пролетарской культуры «а ля Рюс».
    Бедный администратор не знает, где спрятаться от позора. И нам как-то неловко. Рожи наши с похмелюги примятые, но прикид в порядке, вплоть до запонок.
    Ну, прошлись мы по столикам с разъяснительной целью, - нельзя, мол, милые девушки, в таком виде, позорить страну Советов, Компартию и, лично, генсека тов.Л.И. Брежнева. Но такую получили взбучку, что пролетарский ответ лорду Керзону бежит и прячется в идеологических окопах.
    - Мы путёвки эти честно заработали? Честно! Жить по-ихнему не подписывались, не хотим и не будем. И никто нам не указ! Чем головы морочить, лучше бы жевательные резинки поискали, - заявили наши боевые подруги.
     И пошли мы в поисках резинок. И нашли буквально у входа, в киоске, торгующем разнообразными бытовыми и съестными мелочами. Что говорила нам пожилая продавщица, мило улыбаясь, мы не поняли, да и не к чему, дело-то копеечное. Взяли по десятку и, - Спасибо, пани! Она и рада. Развернули пакетики в серебряной обёртке..., а там! Долго мы корчились от хохота в центре Варшавы, у парадного входа в роскошную гостиницу. Вы уже поняли? Таки, да, - под серебряной обёрткой обнаружилось изделие номер 6, для безопасной любви.
     Напрасно вы думаете, господа, что мы не воспользовались этим бодрящим обстоятельством. Девушки из «Красной весны» хватали изделия номер 6 пачками, торопясь на экскурсионный автобус. Чемпионы гонок по Сахаре и, примкнувший к ним, несвободный художник, предпочли пешую прогулку в центре столицы. Чтобы избежать неадекватной реакции на милую шутку. И, как выяснилось к обеду, поступили верно. Время, расстояние и подступивший голод смягчили гнев передовиц. А медовуха «Миод Питни» на каждый столик сменила его на душевную милость.
      В разгар хмельного примирения была объявлена программа вечерних увеселений. На выбор: или ночное варьете во Дворце Культуры и Науки, или симфоническая и оперная музыка во Дворце Конгрессов. Сейчас не восстановишь, по какой направляющей я, единственный, выбрал программу во Дворце Конгрессов. Дух противоречия на старые дрожжи, скорее всего, и детская музыкальная школа за спиной. Но если бы пошёл тогда проторенной дорожкой попсы и варьете с элементами стриптиза, разминулся бы с Чудом и не простил себе никогда.
    И пани Лора, руководитель нашей группы, отнеслась к мое-му выбору тоже не без сомнений, - Ты ничего не попутал, Анатол? Ты, действительно, хочешь опера и балет? Это не ошибка? - ей, конечно же, не хотелось из-за одного чудака гонять туда - сюда свой старенький «Мерс». Но пришлось, я был непреклонен, как-будто бес в меня вселился. А водилы, приятели мои, покрутили пальцем у виска, махнули на меня, но предупредили:
- Вернёшься, не шуми и свет не зажигай. Ты понял?
    Я понял, изделия номер 6 тестировать намереваются.
С этим и отбыл во Дворец Конгрессов. Пани Лора провела меня на второй ярус, нашла место, усадила и предупредила строго, - Буду ждать тебя справа от входа, не задерживайся.
Да я и не думал задерживаться, созерцая происходящее на сцене и в зале. Всё было там на европейском уровне, - шикарный занавес, поднимающийся вверх, невесомые декорации, манящий вглубь задник. И голоса, и балет, и музыка. Поначалу несколько смущал язык ведущего, опирающийся на «пше», «пши» и «вши». Но к концу первого акта классический «капустник» перешёл на французский. Занавес упал под бурные аплодисменты и единодушное «Браво-о-о!!!»
   Надо признаться, мне вполне хватило бы первого отделения. Мой внутренний «переводчик» чуть подустал, и лучезарный блеск декораций несколько померк, - сказалась предыдущая бессонная ночь. Но, куда деваться, пришлось терпеть. Второе отделение началось необычно. Ведущий, переодетый во всё белое, вышел на просцениум перед занавесом и долго молчал, собирая внимание. Зал, в предчувствии чего-то необычного, притих, - ни звука, мёртвая тишина. Ведущий, этот новоявленный Воланд начинал, медленно разогревая, через те же «пше», «пши» и «вши», какой-то тра-гический монолог, по ходу набирая звук и разгоняя текст до последней, высшей точки, за которой длинная торжественная пауза и заключительный крик, - А-а-а-н-н-а Виктория Гер-р-рман!!! Зал взлетел и я, в едином порыве вместе со всеми, навстречу новоявленной Богине. Что вокруг творилось и сколько, - не вспомнить и не передать словами.

Судьба подарила мне это чудо воскрешения в творчестве великой Анны Герман.
    Потом был не очень длинный концерт, репертуар которого мне не запомнился. Ещё и потому, что российские мотивы из него были исключены. Но голос, волшебный голос... Потом было возвращение в гостиницу и, сквозь набежавшее опустошение, казённые вопросы пани Лоры, - Не жалеешь? А в Доме Науки и Культуры сегодня давали стриптиз по полной программе... Твои приятели были очень довольны... Потом мои приятели, чемпионы ралли по Сахаре, проводив передовиц «Красной весны», отпаивали мой шок остатками роскоши и сопереживали, как могли.
    Потом был недельный наезд на ГДР, ничем, практически, не запомнившийся, кроме Дрезденской галереи.
    Потом было грустное возвращение в Россию и десять лет до знакомства с Нинулей, перевернувшей жизнь и отношение к женщине.
     Потом была Нинуля, и пятнадцать лет с ней душа в душу... Потом, как и по сей день, волшебный голос Анны Герман, - «Мы эхо, мы эхо, мы долгое эхо друг друга...»





Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • ЛЕОНИДУ ЕЛЬМАНУ. Рад, что мои воспоминания нашли отклик в вашей памяти о наших бесполезных попытках разбогатеть или, хотя бы, оставаться на плаву.
    Дорогая АЙША, спасибо за оценку. Словосочетание "последняя обитель", может быть не укладывается в основной стиль рассказа, зато точно отражает моё месторасположение на сегодняшний день, - это т.н. "социальное жильё".
    АРИША, милая, очень рад, что доставил Вам несколько приятных минут общения с моим текстом.
    ДОРМАНУ. Имён водителей, Валя, конечно не запомнил. Зато хорошо усвоил калорит и быт этих бродяг-патриотов.
    Всем СПАСИБО. Мотя.

  • Сюжет рассказа не придуман, взят из жизни абсолютно зеркально. Поэтому, признаюсь, трудился в сфере художественного проектирования достаточно долго в 70-80 годах XIX века не без успеха. Параллельно, - живопись. Спасибо Вам за отклик.

  • Колоритно

  • Анатолий! С юморком написано. А Вы дизайнер, или дизайнер Ваш лирический герой? Н.Ланге.

  • Уважаемый ,Анатолий, очень калоритно описали поездку! Напомнили соцсоревнования в коллективах.
    Едва ли не каждый участвовал в них в то советское время. Написано мастерски. Повеяло духом тех лет. И голос Анны Герман напомнили. Как Вы посмотрите на нижесказанное? Первый абзац показался лишним. Да и словосочетание "последней обители" - тоже не восхищает. А так - живо, с долей юмора.
    Творчества. С уважением Айша.

  • Железный занавес был настолько эффективным, что порой приводил беженцев из Союза к анекдотическим поступкам. Внезапно открылась возможность сравнительно спокойно в 1989 году уехать из Союза. Начались поспешные сборы. Каждый задумался над вопросом, что целесообразно взять с собой? Мне позвонил один знакомый и под большим секретом сообщил, что в США одно изделие номер 6 стоит доллар -"Я уже ездил в Баковку и там закупил 2000 штук! Никому не говори!"
    Мне было лень ехать в Баковку и я купил подзорную трубу. Денег больше не было.
    Когда мой знакомый приехал в Чикаго, то позвонил мне и рассказал о том, что на таможне вскрыли чемодан с изделием номер 6 и собрались все сотрудники таможни. Они так смеялись, что я растерялся. Я не понимал, что смешного в моем бизнесе! В Чикаго я пошел в контору велфера. Там на столе лежали изделия номер 6, которые можно было взять бесплатно.Ты представляешь,как мой друг, что посоветовал мне бизнес на изделии номер 6 смеялся. Он меня убеждал, что сам на этом деле заработал огромные деньги, когда ездил в США"
    Будучи в уже в Италии я пытался продать подзорную трубу. Никто не проявлял к ней интереса. Вдруг я увидел хорошо одетого пожилого мужчину, увешенного фотоаппаратами. Я решил, что это богатый американец:-"Господин, Прего! (Прего- было единственное итальянское слово,которое я знал.)
    Я протянул ему свою трубу.
    Он неожиданно на русском языке ответил мне: - "Я сам "прегаю" с фотоаппаратами!"

  • Дорогой Мотя, захватил меня ваш душевный рассказ с искорками юмора. Замечательно! Но финал вызвал во мне грусть по ушедшей Анне Герман и, как я поняла, по Нинуле... Но вечное эхо живой памяти, звучит в вашем сердце и по сей день... Спасибо за память!
    Здоровья вам , дорогой Мотя, и вдохновения!
    С обожанием - Ариша.

  • Так что, имена гонщиков не помните? Виктор Московских, Сергей Вукович, Стасис Брунза. Они был водители грузовиков или легковых? Впрочем, нет, к 70-му году эти ещё не катались, а имена гонщиков прежней сборной я и сам уже не вспомню. Извините. Рад, что нашли, что вспомнить. Копайтесь, в памяти всплывёт еще масса весёлого! Удачи, лёгкого пера!

  • Дорогой Мотя! Так легко и плавно Вы написали о временах, которые откликаются эхом, и с такой болью о настоящем...Здоровья Вам и радости творчества. Вера

  • Спасибо Валерия, что мой текст сподвигнул Вас на небольшое четверостишье. Очень лирично.
    Сёмочка, я рад, что всколыхнул в тебе подобные воспоминания. Все мы, в какой-то степени выходцы из тех робких проникновений в Европу, тогда ещё "братскую".
    Лина, Валентин, Ваши отзывы вселяют оптимизм и надежду, что мои медицинские потрясения не очень повлияли на мои литературные возможности.
    Фаиночка, спасибо за отзыв и оценку. Что касается имени, я написал: "Анна Виктория Герман, так, как подсказала мне память. Заглянув в Википедию, увидел, что не ошибся. Рассказик вообще построен на точном воспроизведении произошедшего. Всем СПАСИБО.

  • Мотя! Вы скромно умолчали, за какие заслуги вы получили возможность поехать в Польшу.А ведь это очень интересно. И хочется подольше читать ваши воспоминания, наслаждаться вашим литературным языком.
    А почему вы Анну Герман сначала назвали Викторией?
    Понимаю, что встреча с Анной Герман - незабываема. Это такой особый, редкий, неповторимый тембр голоса, это такое милое очарование, которое не забудешь никогда. И какие особые, запоминающиеся песни она пела. Память об этой замечательной певице, звук её голоса остаётся в памяти навсегда. Хорошо, что вы, Мотя, написали о ней. Спасибо!Желаю вам хорошего здоровья и творческих успехов. Ф.М.

  • Прекрасно сработано! Ёмко, звучно, искристо - игристо! Не припомните ли имена автогонщиков?
    Здоровья и оптимизма, как в этом рассказе, - желаю!

  • Уважаемый Анатолий, Ваша легкая ирония мне очень импонировала в данном контексте, а неожиданная концовка оставила в душе... то что должна была оставить...
    Удачи Вам
    ЛИНА

  • "Мы эхо, мы эхо, мы долгое эхо друг друга" пропел бы я тебе, дорогой Мотя, несколько переадресовав строки Анны Герман из известной всем нам песни, в сторону аналогии пребывания и нашей группы туристов тех лет в Болгарии и к моей поездке в Польшу по приглашению за излечение одного польского строителя...
    В Болгарии в первый же день все мужики вышли из аптечного киоска перепоясанные или переплетенные, как пулемётными лентами, изделиями № 6. Они были дефицитом в Союзе, да и выглядели примитивно по сравнению с серебристыми "патронташами" импортного образца...
    Шутка была, но запомнилась, как и тебе.
    В Польше неприязнь была видна и чувстввалась во всём, кроме поведения приглашающей стороны, претензии к которой нет. Об этом я писал на нашем сайте пару лет тому назад. Настоящий мужской поступок ты совершил, хоть и нетипичный для пьющего совка, когда один пошёл в театр. Зато увидел и послушал вживую Анну Герман.
    Я в Болгарии нарушил правила поведения и один убежал на фильм из сериала "Звёздные войны", после чего вся группа ринулась по моим впечатлениям. И всё руководство с прикреплённым КГбистом (наверняка)тоже.
    Вот такое эхо вызвало у меня твой очерк...
    Ты красочно и сочно, в свойственной тебе манере льющейся свободно речи,описал интересный эпизод из нашего прошлого и украсил его "закадровым" звучанием нежного, своеобразного, незабываемого голоса прекрасной певицы Анны Герман.
    А посему заслуженно заключаешь наш музыкальный серпантин стихов и рассказов, посвящённых Дню Музыки.
    Рад за тебя. Только будь здоров и живи долго!

  • подходит к концу диспут, посвященный Всемирному Дню МУЗЫКИ.
    В нем приняли участие многие наши авторы, одни- с публикацией произведений о музыке, другие- с
    отзывами в комментариях.
    В завршение этой дискуссии, позвольте высказать всем авторам и читателям нашего литературного клуба -СПАСИБО
    - за любовь к музыке, за ваши эмоциональные, красочные стихи, миниатюры, рассказы, посвящённые музыке. И, конечно же, за комментарии, в которых ярко, подчас оригинально Вы высказали свой восторг и восхищение перед любимой музыкой.
    Позвольте выразить от администрации сайта уважние и симпатию ко всем авторам и комментаторам, принимавшим участие в дискуссии.
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

  • Уважаемый Анатолий,
    спасибо за интересную историю о поездке с 26-тью передовицами швейного комбината «Красная весна» (вспоминаются по аналогии 26 бакинских комиссаров!)
    в братскую Польшу и концерте Анны Герман, повлиявшем потом на судьбу.
    Лично на меня произвело большое впечатление не только лёгким ироническим стилем написания,
    но сильным финалом.

    Волшебный голос Анны Герман
    Хранил как крылья путь опасный,
    И жизнь на краешке вселенной
    Уж не покажется напрасной.

    С благодарностью и наилучшими пожеланиями,
    Валерия

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Тубольцев Юрий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 1
  • Пользователей не на сайте: 2,328
  • Гостей: 617