Андерс Валерия


Уважаемые дамы и господа,

Предлагаем из архива нашего сайта публикацию об Андрее Белом, поэте- символисте, приуроченную к его дню рождения. Статья дополнена новыми сведениями и фото.

        Л.С.Бакст. Портрет А.Белого. 1906 г.

                                                                                  

 
 26 октября -ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ Андрея Белого

Андрей Белый   — замечательный поэт, писатель, критикмемуарист,  один из ведущих деятелей русского символизма и модернизма, родился 26 октября 1880 г. в Москве.
Известен, как автор романов «Петербург», «Котик Летаев», «Серебряный голубь», «Москва»,  множества рассказов, стихотворений и мемуаров о литературных кругах эпохи Серебряного века.

 Его родители:
Отец, Николай Бугаев, преподавал математику в Московском университете,
написал несколько учебников по арифметике и книг для учителей.
Мать, Александра Бугаева, происходила из обедневшей купеческой семьи и была более чем на 20 лет моложе мужа.
Семья тогда жила на углу Арбата и Денежного переулка. 

                
Андрей Белый 1
    фото отца писателя

                           Фото родителей Андрея Белого

"…Трудно найти двух людей, столь противоположных, как родители. Физически крепкий, головою ясный отец и мать, страдающая истерией и болезнью чувствительных нервов; безвольный в быте муж науки, бегущий из дома: в университет, в клуб; — и переполняющая весь дом собою, смехом, плачем, музыкой, шалостями и капризами мать…"
     - Из книги Андрея Белого «На рубеже двух столетий»

 

                             

                                                                 Фото  Андрея Белого в студенческие годы.  


Каждый из родителей хотел приобщить будущего писателя к собственным интересам.

Николай Бугаев надеялся, что сын пойдет по его стопам,  обучал его математике. Мать же прививала ребенку музыкальный вкус и знакомила с классической литературой.
Белый вспоминал: «…отец влиял на жизнь мысли во мне; мать — на волю, оказывая давление; а чувствами я разрывался меж ними».

В 1891 году Андрей Белый поступил в частную гимназию Поливанова на Пречистенке, которая считалась одной из лучших в Москве. Основатель гимназии, педагог Лев Поливанов, привил ученику любовь к русской словесности. Кроме того, во время учебы Белый увлекся философией и буддизмом.

   

                                                        Карандашный набросок Л.Бакста

В 1900 году Андрей Белый написал своё первое сочинение — «Северная симфония»
(1-я, героическая), создав тем самым новый литературный жанр — литературную симфонию.

Позднее он знакомится со «старшими символистами» — Брюсовым, Мережковским и Зинаидой Гиппиус, которые публиковались в издательствах «Гриф» и «Скорпион».
В 1902 выходит в свет «Симфония (2-я, драматическая)», и потом «Северная симфония» (1904) «Возврат» (1905) и «Кубок метелей» (1908).
Тогда же Михаил Соловьёв предложил молодому писателю взять псевдоним «Андрей Белый».

Осенью 1903 года вокруг Андрея Белого организовался литературный кружок, получивший название «Аргонавты».
На одном из заседаний кружка было предложено издать литературно-философский сборник под названием «Свободная совесть», и в 1906 году вышли две книги этого сборника.

В период наибольших успехов  символистов, Белый состоял в «любовных треугольниках» сразу с двумя особо выдающимися собратьями по течению — Валерием Брюсовым и Александром Блоком.
Отношения Белого, Брюсова и Нины Петровской вдохновили Брюсова на создание романа «Огненный ангел» 
В 1905 году Нина Петровская стреляла в Белого.

                                                           Треугольник А.Белый — Любовь Менделеева— А.Блок


Любовный треугольник Белый — Блок — Любовь Менделеева замысловато преломился в романе Белого «Петербург».
Некоторое время Любовь Менделеева-Блок и Белый встречались в съёмной квартире на Шпалерной ул.  Когда же она сообщила Белому, что остаётся с мужем- Александром Блоком, а его хочет навсегда вычеркнуть из жизни, Белый вступил в полосу глубокого кризиса, едва не закончившегося самоубийством

Ощущая себя покинутым всеми, он уехал за границу.

После мучительного разрыва с Блоком и его женой Любовью Менделеевой (неудачный роман с которой, по его мнению, предопределил всю его дальнейшую жизнь) Белый полгода жил за рубежом.

В начале 1905 года Андрей Белый приехал к Мережковскому и Гиппиус в Петербург.
Там он стал свидетелем первой русской революции, которую воспринял позитивно, но в событиях не участвовал.

По возвращении в Россию в апреле 1909 года Белый сблизился с Анной Тургеневой («Ася»), внучатой племянницей И. С. Тургенева. В декабре 1910 года она сопровождала Белого в путешествии по Северной Африке и Ближнему Востоку.
Церемония бракосочетания состоялась в Берне 23 марта 1914 года. В 1921 году, когда писатель вернулся к ней в Германию после пяти лет пребывания в России, Анна Алексеевна предложила ему разойтись навсегда. Она осталась жить в Дорнахе, посвятив себя служению делу Рудольфа Штейнера, штайнерианству, учению, где человек как объект "тайноведения", и пр.
В октябре 1923 года Андрей Белый вернулся в Москву.

Позднее в 1931 г. Белый вступил в брак с антропософкой Клавдией Николаевной Васильевой (урожд. Алексеева; 1886—1970г., которая также разделяла взгляды и учение Штейнера).

 

Многие поэты считали Белого своим учителем, и одним из них был выпускник Московского университета – Борис Пастернак. Вместе они присутствовали на чтении  Маяковским поэмы «Человек» в 1918 г.
Об этом Пастернак вспоминал:
«Белый слушал как заворожённый, ничем не выдавая своего восторга, но тем громче говорило его лицо. Оно неслось навстречу читавшему, удивляясь и благодаря.  Большинство из рамок завидного самоуваженья не выходило. Все чувствовали себя именами, все – поэтами. Один Белый слушал, совершенно потеряв себя, далеко-далеко унесённый той радостью, которой ничего не жаль, потому что на высотах, где она чувствует себя как дома, ничего, кроме жертв и вечной готовности к ним, не водится. Случай сталкивал на моих глазах два гениальных оправданья двух последовательно исчерпавших себя литературных течений. В близости Белого, которую я переживал с горделивой радостью, я присутствие Маяковского ощущал с двойною силой».
 

С октября 1921 по октябрь 1923 года А.Белый жил в Берлине., где пытался побороть своё депрессивное настроение. «Белый — покойник, и ни в каком духе он не воскреснет», — писал в то время в «Правде»  Лев Троцкий. Владислав Ходасевич и другие мемуаристы запомнили его изломанное, скоморошеское поведение, «выплясывание» трагедии в берлинских барах. По свидетельству его знакомой Н. А. Северцевой-Габричевской, он очень любил танцы (особенно фокстрот и шимми) и великолепно танцевал, что продолжилось и после его возвращения в Москву в октябре 1923 года.

Меня влечёт теперь к иным темам: музыка «пути посвящения» сменилась для меня музыкой фокстрота, бостона и джимми; хороший джозбэнд предпочитаю я колоколам Парсиваля; я хотел бы в будущем писать соответствующие фокстроту стихи.

«Его фокстрот», — писала Марина Цветаева— «чистейшее хлыстовство: даже не свистопляска, а (моё слово) христопляска».

                                                Дом в Кучино, где жил поэт Андрей Белый.

В марте 1925 года Андрей Белый снял две комнаты в Кучино в Подмосковье.

Писатель умер на руках у своей жены Клавдии Николаевны 8 января 1934 года от инсульта — следствие солнечного удара, случившегося с ним в Коктебеле.
Эта судьба была предсказана им в сборнике «Пепел» (1909):

Золотому блеску верил,
А умер от солнечных стрел.
Думой века измерил,
А жизнь прожить не сумел.

Могила Андрея Белого на Новодевичьем кладбище Москвы.

Осип Мандельштам откликнулся на известие о смерти Белого поэтическим циклом, начинающимся строками:
«Голубые глаза и горячая лобная кость — Мировая манила тебя молодящая злость…»
В газете «Известия» был опубликован некролог Белого за авторством  Б. Пастернака,  в котором Белый трижды был назван "гением", хотя в складывавшейся советской литературе его не считали центральной фигурой.
Власти распорядились изъять его мозг и передать на хранение в Институт мозга.

О жизни и творчестве писателя-символиста подробнее читайте в  Википедии или на сайте 
https://www.culture.ru › Литература /
Белый Андрей — биография писателя, личная жизнь ...

 

В заключение- цитата из статьи К.Сперанского об Андрее Белом: 
ндрей Белый  не выбирал прямого пути.
Ему случалось выйти из дома в Москве за спичками, и он мог вдруг обнаружить себя пляшущим фокстрот в берлинском кафе. Новатор стиля и революционер формы, духовидец и герой-любовник — ни за одну из ролей он не держался, от всего бежал и не причалил ни к чему. Эта стратегия блуждания применима и к его философским исканиям, и к личной жизни, и к творчеству.
     Белый обладал неслыханной способностью очаровывать. В пору, когда всякой мелочи и всякому всхлипу придавали значение трагически-символическое, Белый назывался «огненным ангелом», считался ницшеанским сверхчеловеком, демоном-обольстителем, да и Андрей Белый не просто имя, но символ, а сам он — Борис Бугаев. Но даже полученное при рождении имя не давало ему покоя, потому что напоминало о детстве и трагической разорванности между умницей-отцом и ветреной красавицей-матерью."

 Андрей Белый с Асей Тургеневой / m24.ru

                         /Андрей Белый с  женой Асей Тургеневой  в Германии

                                                        ***

 Как пример поэтического творчества Андрея Белого приводим несколько его стихотворений  о войне и мире, о жизни и смерти...

Из окна вагона

Поезд плачется. В дали родные
Телеграфная тянется сеть.
Пролетают поля росяные.
Пролетаю в поля: умереть.

Пролетаю: так пусто, так голо…
Пролетают — вон там и вон здесь,
Пролетают — за селами села,
Пролетает — за весями весь;

И кабак, и погост, и ребенок,
Засыпающий там у грудей;
Там — убогие стаи избенок,
Там — убогие стаи людей.

Мать-Россия! Тебе мои песни,
О немая, суровая мать!
Здесь и глуше мне дай и безвестней
Непутевую жизнь отрыдать.

Поезд плачется. Дали родные.
Телеграфная тянется сеть —
Там — в пространства твои ледяные —
С буреломом осенним гудеть.

        ***
      Война

РазорвалОсь затишье грозовое…
Взлетает ввысь громовый вопль племён.
Закручено всё близкое, родное,
Как столб песков в дали иных времён.

А — я, а — я?.. Былое без ответа…
Но где оно?.. И нет его… Ужель?
Невыразимые, — зовут иных земель
Там волны набегающего света.

        ***

С высоты
(отходящий брат)

Руки рвут раскрытый ворот,
Через строй солдат
Что глядишь в полдневный город,
Отходящий брат?
В высь стреляют бриллиантом
Там церквей кресты.
Там кутил когда-то франтом
С ней в трактире ты.
Черные, густые клубы
К вольным небесам
Фабрик каменные трубы
Изрыгают там.
Там несется издалека,
Как в былью дни —
«Распрямись ты, рожь высока,
Тайну сохрани».
Вольный ветр гудит с востока.
Ты и нем, и глух.
Изумрудом плещут в око
Злые горсти мух.

         ***

       Русь

Поля моей скудной земли
Вон там преисполнены скорби.
Холмами пространства вдали
Изгорби, равнина, изгорби!

Косматый, далекий дымок.
Косматые в далях деревни.
Туманов косматый поток.
Просторы голодных губерний.

Просторов простертая рать:
В пространствах таятся пространства.
Россия, куда мне бежать
От голода, мора и пьянства?

От голода, холода тут
И мерли, и мрут миллионы.
Покойников ждали и ждут
Пологие скорбные склоны.

Там Смерть протрубила вдали
В леса, города и деревни,
В поля моей скудной земли,
В просторы голодных губерний.

    
  
     /Андрей Белый. Фото из интернета
 
                 ***
                  Я

Далек твой путь: далек, суров.
Восходит серп, как острый нож.
Ты видишь я. Ты слышишь — зов.
Приду: скажу. И ты поймешь.
Бушует рожь. Восходит день.
И ночь, как тень небытия.
С тобой Она. Она, как тень.
Как тень твоя. Твоя, твоя.
С тобой — Твоя. Но вы одни,
Ни жизнь, ни смерть: ни тень, ни свет,
А только вечный бег сквозь дни.
А дни летят, летят: их — нет.
Приди. — Да, да: иду я в ночь.
Докучный рой летящих дней!
Не превозмочь, не превозмочь.
О ночь, покрой кольцом теней!
Уйдешь — уснешь. Не здесь, а — там
Забудешь мир. Но будет он.
И там, как здесь, отдайся снам:
Ты в повтореньях отражен.
Заснул — проснулся: в сон от сна.
И жил во сне; и тот же сон,
И мировая тишина,
И бледный, бледный неба склон;
И тот же день, и та же ночь;
И прошлого докучный рой…
Не превозмочь, не превозмочь!..
Кольцом теней, о ночь, покрой!

      ***
Пришла… И в нечаемый час
Мне будишь, взметая напасти,
Огнями блистательных глаз
Алмазные, ясные страсти.
Глаза золотые твои
Во мне огневеют, как свечи…
Люблю: — изныванья мои,
Твои поцелуйные плечи.
 
      ***
 Жди меня

Далёкая, родная,
-Жди меня…
Далекая, родная:
Буду — я…
Твои глаза мне станут
Две звезды.
Тебе в тумане глянут —
Две звезды.
Мы в дали расстояний —
Поглядим;
И дали отстояний —
Станут: дым.
Меж нами, вспыхнувшими, —
Лепет лет…
Меж нами, вспыхнувшими,
Светит свет.

   ***
  К ней

Травы одеты
Перлами.
Где-то приветы
Грустные
Слышу, — приветы
Милые:

Милая, где ты, —
Милая?..

Вечера светы
Ясные, —
Вечера светы
Красные:
Руки воздеты:
Жду тебя:

Милая, где ты, —
Милая?

Руки воздеты:
Жду тебя
В струях Леты,
Смытую
Бледными Леты
Струями:

Милая, где ты, —
Милая?

    ***

  Смерть

Кругом крутые кручи.
Смеется ветром смерть.
Разорванные тучи!
Разорванная твердь!
Лег ризой снег. Зари
Краснеет красный край.
В волнах зари умри!
Умри — гори: сгорай!
Гремя, в скрипящий щебень
Железный жезл впился.
Гряду на острый гребень
Грядущих мигов я.
Броня из крепких льдин.
Их хрупкий, хрупкий хруст.
Гряду, гряду — один.
И крут мой путь, и пуст.
У ног поток мгновений.
Доколь еще — доколь?
Минуют песни, пени,
Восторг, и боль. и боль —
И боль… Но вольно — ах,
Клонюсь над склоном дня,
Клоню свой лик в лучах…
И вот меня, меня
В край ночи зарубежный,
В разорванную твердь,
Как некий иней снежный,
Сметает смехом смерть.
Ты — вот, ты — юн, ты — молод,
Ты — муж… Тебя уж нет:
Ты — был: и канул в холод,
В немую бездну лет.
Взлетая в сумрак шаткий,
Людская жизнь течет,
Как нежный, снежный, краткий
Сквозной водоворот.
          ***

   
                       Фото 1912 г.

 О прозе Андрея Белого  интересно и подробно рассказывает Дмитрий Быков в своих лекциях (в конце эфира). Он  отмечает музыкальность его текстов,  а также важность ритма в прозе Андрея Белого. Вот линки:

 Дмитрий Быков / Московская трилогия Андрея Белого // 15.09.2022

а также в лекции "Проза Андрея Белого"/ 08.09.2022

https://www.youtube.com/watch?v=wONW7LtvOQQ&ab_channel=%D0%96%D0%B8%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%93%D0%B2%D0%BE%D0%B7%D0%B4%D1%8C

В последние годы резко возрос интерес к творчеству Белого-  с возрождением на Западе  моды на модернизм и постмодернизм. На это часто обращалось внимание отечественными и зарубежными критиками.
---
В сети есть аудиокниги по романам Андрея Белого, которые можно прослушать - «Петербург», «Котик Летаев», «Серебряный голубь», «Москва» и др.

--------


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • «Я» и «Ты»
    Говорят, что «я» и «ты» –
    Мы телами столкнуты.
    Тепленеет красный ком
    Кровопарным облаком.
    Мы – над взмахами косы
    Виснущие хаосы.
    Нет, неправда: гладь тиха
    Розового воздуха, –

    Где истаял громный век
    В лёгкий лепет ласточек, –
    Где, заяснясь, «я» и «ты» –
    Светлых светов яхонты, –
    Где и тела красный ком
    Духовеет облаком.
    1918, Москва
    Андрей Белый
    С уважением, Юрий Тубольцев

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 1 Нояб 2023 - 8:41:12 Тубольцев Юрий
  • Уважаемая Валерия!
    Спасибо за ПАМЯТЬ об Андрее Белом , о котором опять начинают писать из-за возрождения моды на модернизм и постмодернизм. Он один из особенных и гениальных поэтов.
    Вот одно из его стихотворений:
    — «Да, может быть, — сказала ты, —
    Не то…»
    — «До нового, — воскликнула
    Сирена, —
    Свидания…» Но знали мы:
    В ничто
    Кипучая перекипает
    Пена.
    — «Не верю я, что — навсегда…»
    И вот —
    Я вопрошал: твои глаза
    Не лгали…
    Нас омывал сквозной
    Водоворот.
    И волны в плач глаза
    Перелатали.
    Едва серпом юнели
    Небеса;
    А под рулем смелели светом
    Пены;
    На корабле надулись
    Паруса;
    За мелями отпели
    В ночь сирены.
    И вот тебя в безбрежность
    Понесло;
    На горизонте бледном,
    Золотистом,
    Взволнованное облако
    Взошло,
    Омолненное ярким
    Аметистом.
    В водовороты, в дым дельфинных
    Игр
    Белел корабль, как лебедь
    Улетавший.
    И запад гас, как полосатый
    Тигр,
    Заоблачные лапы
    Распластавший.
    1921

  • Ясновидение
    Милая, — знаешь ли — вновь
    видел тебя я во сне?..
    В сердце проснулась любовь.
    Ты улыбалася мне.
    Где-то в далеких лугах
    ветер вздохнул обо мне.
    Степь почивала в слезах.
    Ты замечталась во сне.
    Ты улыбалась, любя.
    помня о нашей весне
    Благословляя тебя,
    был я весь день как во сне.
    1902 г.

  • Любовь
    Был тихий час. У ног шумел прибой.
    Ты улыбнулась, молвив на прощанье:
    «Мы встретимся… До нового свиданья…»
    То был обман. И знали мы с тобой,
    что навсегда в тот вечер мы прощались.
    Пунцовым пламенем зарделись небеса.
    На корабле надулись паруса.
    Над морем крики чаек раздавались.

    Я вдаль смотрел, щемящей грусти полн.
    Мелькал корабль, с зарею уплывавший
    средь нежных, изумрудно-пенных волн,
    как лебедь белый, крылья распластавший.
    И вот его в безбрежность унесло.
    На фоне неба бледно-золотистом
    вдруг облако туманное взошло
    и запылало ярким аметистом.
    ***

  • Солнце
    Солнцем сердце зажжено.
    Солнце — к вечному стремительность.
    Солнце — вечное окно
    в золотую ослепительность.
    Роза в золоте кудрей.
    Роза нежно колыхается.
    В розах золото лучей
    красным жаром разливается.
    В сердце бедном много зла
    сожжено и перемолото.
    Наши души — зеркала,
    отражающие золото.

  • Асе («В безгневном сне, в гнетуще-грустной неге...»)

    В безгневном сне, в гнетуще-грустной неге
    Растворена так странно страсть моя...
    Пробьет прибой на белопенном бреге,
    Плеснет в утес соленая струя.

    Вот небеса, наполнясь, как слезами,
    Благоуханным блеском вечеров,
    Блаженными блистают бирюзами
    И – маревом моргающих миров.

    И снова в ночь чернеют мне чинары.
    Я прошлым сном страданье утолю:
    Сицилия... И – страстные гитары...
    Палермо, Монреаль... Радес... Люблю!..

    Июнь 1917
    Демьяново

  • Андрей Белый
    Поэт (О — поэт)
    Бальмонту
    О, —
    — Поэт, —

    Твоя речь
    Будит
    Грусть!

    Твоя
    Речь —
    Будет
    Пусть —

    — Верч
    Планет, —
    Смерч
    Веков, —

    — Меч
    Планет —
    Световой
    Вой
    Миров —

    — В горнем мареве
    Мрака, —
    — Блеснувший,

    Как дым, —

    — Золотым
    Колесом
    Зодиака.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Уважаемая Валерия,
    Спасибо за напоминание о гениальном поэте и писателе, прожившим яркую жизнь, насыщенную творчеством, поиском новых путей, событиями, путешествиями, влюблённостями.
    Вот пара его стихотворений:
    Цветаевой
    Неисчисляемы
    Орбиты серебряного прискорбия,
    Где праздномыслия
    Повисли —
    Тучи…

    Среди них —
    Тихо пою стих
    В неосязаемые угодия
    Ваших образов:

    Ваши молитвы —
    Малиновые мелодии
    И —
    Непобедимые ритмы.
    ---
    Осень
    Мои пальцы из рук твоих выпали.
    Ты уходишь — нахмурила брови.
    Посмотри, как березки рассыпали
    Листья красные дождиком крови.
    Осень бледная, осень холодная,
    Распростертая в высях над нами.
    С горизонтов равнина бесплодная
    Дышит в ясную твердь облаками.
    ***

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 26 Окт 2022 - 3:56:53 Буторин Николай

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Шашков Андрей   Голод Аркадий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,325
  • Гостей: 1,832