Андреевский Александр


НОВОЕ ТЕАТРАЛЬНОЕ ДЕЛО
 
 
 Женя Беркович
 
 
 
Женя Беркович – российский театральный режиссёр (её спектакли поставлены на сценах «Гоголь-центра», МТЮЗ, МХТ имени Чехова, Александринского театра), ученица Кирилла Серебренникова и участница «Седьмой студии».
4 мая Женя Беркович арестована в Москве по делу «об оправдании терроризма», которое Следственный комитет РФ увидел в спектакле «Финист Ясный Сокол». В тот же день в Москве арестована драматург, автор пьесы Светлана Петрийчук. В Санкт-Петербурге по этому делу прошли обыски ещё и в квартире матери и бабушки Евгении Беркович – правозащитницы Елены Эфрос и известной писательницы Нины Катерли (её подпись стоит под многими обращениями российской интеллигенции в защиту политзаключенных). У них изъяли компьютеры. 5 мая суд арестовал Беркович и Петрийчук уже на два месяца.  

Спектакль «Финист Ясный Сокол» вышел в свет в 2021 году и получил две престижные премии фестиваля «Золотая маска». В пьесе рассказывается о женщинах, которые знакомятся в интернете с радикальными исламистами — и уезжают из России к своим «возлюбленным». По мнению театральных критиков, этот спектакль Беркович, последовательно занимавшей антивоенную позицию, наоборот, «разоблачает механизмы терроризма». 
В советские (брежневские) времена запрещали спектакли. Но чтоб посадить за спектакль автора пьесы и режиссера? Кажется, не было такого даже тогда.

Как написал известный журналист Александр Баунов, режиссера Женю Беркович и драматурга Светлану Петрийчук арестовали не за финансовые злоупотребления, как бывало прежде, когда хотели прийти за культурой, например за «Седьмой студией» Кирилла Серебренникова, а прямо за спектакль. «За сложное, авангардное художественное произведение с разбором психологических и социальных мотивов, которые отправили обычных русских девушек в объятия «настоящих мужиков» - ясных соколов - игиловцев. Это примерно как арестовывать Достоевского за оправдание убийства старушек после романа «Преступление и наказание» или за оправдание того же терроризма после романа «Бесы».

Пьеса Сетланы Петрийчук по сути "состоит из инструкций исламского быта - как испечь халяльный пирог и правильно повязать платок. А между инструкциями мы слышим выдержки из реальных судебных актов в судах РФ. И это абсурд, потому что - как судебные акты РФ могут оправдывать терроризм?", задается вопросом драматург Полина Бородина.
Очевидно, что Беркович припомнили и её задержание за одиночный пикет с плакатом «Нет войне!» ещё 24 февраля 2022 года, и её антивоенные посты, и её замечательные антивоенные стихи, и её феминизм, который теперь у нас считается страшнее исламизма.
А поскольку названный экстремистским спектакль награжден «Золотыми масками», дело смогут использовать и как повод для атаки на главную театральную премию. 
Итак, грядёт «второе театральное дело». И вполне вероятно, что не последнее.

5 мая двери Малого Драматического Театра на улице Рубинштейна опечатаны, после «проверки» прокуратуры, Роспотребнадзор и МЧС. Якобы, обнаружили "недостатки" в пожарной безопасности и по "санитарно-эпидемиологической" части. После этого Роспотребнадзор запретил посещение театра для зрителей до 12 мая. А 11 мая будет суд, который может приостановить деятельность театра на срок до 90 суток для "исправления недостатков". Ранее театр Льва Додина был вынужден перенести два спектакля, где играет Данила Козловский, на которого написал донос небезызвестный Виталий Бородин.
И всем здравомыслящим людям ясно, что это неслучайное «совпадение» с арестом и судом над Женей Беркович и Светланой Петрийчук.
                                             
                                             *** 


ПРЕКРАСНЫЕ СТИХИ ЖЕНИ БЕРКОВИЧ

Как говорится, «нет худа без добра», и из-за всех этих ужасных событий, я открыл для себя замечательную поэтессу Женю Беркович. У неё прекрасная лирика, но в наши дни, прежде всего, я обратил внимание на её смелую и блестяще исполненную гражданскую лирику, написанную за последние месяцы.

ФЕВРАЛЬ
Зимотворенье во дворе, Метельный заверт.
А ты, как муха в янтаре, Навеки заперт.
И ты молчишь, и он, и я, И с ним, и с нею,
Чтоб не услышали друзья, Врагов страшнее.
Они расставят по местам, Собьются в стаю.
Вот я, конечно, не читал, Но осуждаю.
И нас опять пугает чёрт Своим Малютой.
А время медленно течёт Но снова лютый.
Метет, метёт по всей земле, Зараза волчья,.
Сиди, как муха в феврале, Темно и молча.
И слова чтоб не обронил На человечьем,
Февраль. Пора достать чернил. А плакать нечем.
2023

Это замечательное стихотворение стало песней.
Автор музыки и исполнитель  Сергей Никитин.
https://www.youtube.com/watch?v=6z5fKUBwoNg
 
* * *
 
НЕ ПОМОГЛО
То ли новостей перебрал, То ли вина в обед,
Только ночью к Сергею пришёл его воевавший дед.
Сел на икеевскую табуретку, спиной заслоняя двор
За окном. У меня, говорит, к тебе, Сереженька, разговор.
Не мог бы ты, дорогой мой, любимый внук,
Никогда, ничего не писать обо мне в фейсбук?
Ни в каком контексте, ни с буквой зэт, ни без буквы зэт,
Просто возьми и не делай этого, просит дед.
Никаких побед моим именем, Вообще никаких побед.
Так же, он продолжает, я был бы рад,
Если бы ты не носил меня на парад,
Я прошу тебя очень, (и делает так рукой),
Мне не нужен полк, Ни бессмертный, ни смертный,
Сереженька, никакой. Отпусти меня на покой,
Серёжа, Я заслужил покой.
Да, я знаю, что ты трудяга, умница, либерал,
Ты все это не выбирал, Но ведь я-то тоже не выбирал!
Мы прожили жизнь, Тяжелую и одну.
Можно мы больше не будем Иллюстрировать вам войну?
Мы уже все, ребята, Нас забрала земля.
Можно вы как-то сами Как-то уже с нуля.
Не нужна нам ни ваша гордость, Ни ваш потаённый стыд.
Я прошу тебя, сделай так, Чтоб я был наконец забыт.
Но ведь я забуду, как в русском музее Мы искали девятый вал,
Как я проснулся мокрый, А ты меня одевал,
Как читали Пришвина, Как искали в атласе полюса,
Как ты мне объяснял, почему на небе Такая белая полоса
За любым самолетом, Как подарил мне Увеличительное стекло…
Ничего, отвечает дед, Исчезая, Тебе ведь и это не помогло.
2023
  
Больше невозможно ни на что надеяться.
Завтра на месте «дней» появится «лет».

Утром в дверь звонили росгвардейцы,
А росмушкетёры почему-то нет.
В родительский чат прислали открытку с тюльпанами:
«Спасибо всем мамочкам за наших ребят».
Тюльпаны выглядят какими-то странными,
Как будто им ноги отрезали, но они всё равно стоят.
Я иду пешком от Ваганьковского до дома.
На кладбище хорошо, там нет распознавания лиц.
Завтра мы перейдём к началу второго тома,
И впереди ещё десять — бесконечный Аустерлиц.
Что же ты, Софья Андреевна, продираешься к эпилогу,
Что ж ты бежишь к пруду, нет ответа и у пруда.
Мы никогда не узнаем, чем это кончится,
И слава богу, Потому что Это не кончится никогда.
Крепостничество не расправится, Не прояснится смута.
Это не третья мировая, Это единственная война.
Я иду пешком от Ваганьковского до Бахмута.
На пути моём ландыши, мёртвые с косами, и тишина.
2023
  
Нужна одежда на женщину, Семьдесят девять лет,
Из города, которого больше нет.

Футболка M — Мариуполь, Куртка L — Лисичанск,
Лифчик на чашку B — Буча и Бородянка.
У нее с собой только паспорт, Истерика каждый час
И фото внука на фоне танка.
Всегда не хватает обуви и штанов.
Можно не новое — Кто в этом мире нов —
Но все должно быть постиранным и удобным.
У кого есть нужные вещи, Можно сразу везти на склад,
А когда наконец закончится этот ад,
То он не закончится И отдадим бездомным.
Нужна одежда на мальчика, Он только пришёл на свет,
В городе, которого больше нет,
Где от людей остались одни детали.
Где он был эти восемь проклятых лет?
Где-то, где нет войны И Азовской стали,
Где-то, где бегают кошки, Течёт ручей,
Где-то, где нет бурятов и москвичей,
Там, где нестрашный лес И на завтрак манна.
Там, где нет ни взрывов, Ни палачей,
Там, где можно неслышно смотреть с небес,
Как ещё идёт в живую школу живая мама.
2023


 
Нечего плакать о том и об этом,
Нечего рыться в карманах лет,

Если сегодня перед рассветом
Люди проснулись, а мира нет.
Что-то, со свойствами голого провода,
Крепче алмаза и сверх того,
Тянется прямо от двадцать второго до
Двадцать четвёртого.
Где та улитка, где та скорлупка,
Кто первым понял, что скоро беда?
Самая хлипкая, самая хрупкая
В мире молитва: теперь никогда.
Снова нам нужно теплее одеться и
Снова в подвалы, под свет, под лёд,
Самая малая, самая детская
В мире надежда: что всё пройдёт.
Что будут в июне частые радуги,
Будет грозы ненадёжный щит,
Но сейчас-то мы снова по Ладоге,
И под колёсами лед трещит.
Глупым, беспечным, и вечным, и юным
Всюду дорога, но кто за рулём?
Что за шоссе между тем июнем
И этим февралем.
2023
 
Воевал, но ничего не рассказывал.
Не хотел, берёг.

Не любил, когда кто-то его раскалывал,
Да и прежде был поперёк
Всяким разным парадным особям,
Облекающим горе в речь.
Он действительно верил, что этим наивным способом
Можно кого-нибудь уберечь.
Приходит под утро, курит всегда у форточки,
Сразу по несколько сигарет.
Так и запомнится до мельчайшей черточки,
Непохожим на свой портрет.
Выпивает два стакана какой-то мерзости,
Смотрит в окно на пустой причал,
Видит море в полной его разверзности,
Но молчит, и всегда молчал.
Я из прошлой жизни помню такие мелочи,
Что его можно вылепить целиком.
В парке следы, то ли заячьи, то ли белочьи,
У песочницы снежный ком,
Про войну ничего и не надо спрашивать,
Главное, что папа теперь с тобой.
А что мёртвый — так это не страшно ведь.
У кого он сейчас живой.
2022

Ой плакала Мария, ой плакала,
Прикрывала рукой места:

А можно нам без чудес, без блага да
Без креста?
Да пусть бы вообще родилась девочка,
Потом внуки пойдут, будет зять…
А ангел молчит и стоит, как дерево:
Курьер, нерусский, что с него взять.
А он ведь живым рождается, не игрушечным,
Что наш Исенька, что чужой Кайсын.
Каждый, кого вы сделали мясом пушечным,
Был когда-то маленький, мягкий сын.
И ничего подписывать я не буду вам,
На учёт не встану, рожу в хлеву.
Сами воюйте хоть в Косово, хоть под Чудовом,
Моего не возьмёте, пока живу.
А ей говорят: не кричите, девушка,
Все без вас заранее решено.
Начинайте завтра готовить побольше хлебушка,
Воду отстаивайте на вино,
Ничего вы здесь, мамочка, не поделаете:
Будет время, Иуда выдаст и Ирод съест.
А бог, кстати, тоже все время мечтал о девочке.
Но он же папа, Куда свою булочку, да на крест.
2022
 
Когда хоронили второго разбойника,
За гробом не шёл никто.
Никто не пришёл целовать покойника,
Буквально, совсем никто.
Никто не пошёл ни его оплакивать,
Ни маму жалеть его.
И мама сама не пошла оплакивать
Распятого своего.
Все люди тогда наконец-то поняли,
Кто праведник, кто мудак.
Что те за хорошее дело померли,
А эти за просто так.
Он сам захотел убивать, насиловать,
Сам отбивал поклон.
Не время жалеть и не место миловать
Таких нелюдей, как он.
Когда заходили в пещеру хорошего,
Пещера была пуста.
Точнее, там было какое-то крошево,
Но не было там Христа.
И люди кричали, молясь неистово,
Рвали солому седин,
А он отошёл проводить нечистого,
Чтоб тот не лежал один.
2022
 
 
Письмо Жене Беркович, опубликованное режиссёром Кириллом Серебренниковым.
Женька. Всегда хотел сказать, как я люблю тебя, но напускная строгость “мастера курса” не позволяла. Ты – любимая моя ученица. Самая талантливая, самая умная, самая свободная. Мать двоих детей. Режиссерка , поэт, драматург (не знаю, как образовать твой любимый феминитив). Тобой надо гордиться: такие люди в культуре любой нормальной страны – редкость, чудо, гордость. Но в России – все теперь наоборот…
Ты честная, жертвенная, уникальная. Ты сразу выступила против войны в самый первый день, ещё утром – тебя повинтили ещё до начала вечерних митингов.
Это ж надо было такую х..ню придумать – “Оправдание терроризма”. Обвиняют в этом твой спектакль, который с этим самым терроризмом борется, который кричит об этой боли. Но на любого художника всегда найдётся доносчик-“эксперт” или “искусствовед в штатском”, который подмахнет все, что им нужно. Мы помним всех этих блядских “экспертов” по вызову. Вообще, ощущение глобального дежавю. Все это мы уже проходили – “Спектакль, которого не было” и прочее. Аресты, обыски, суды. Помнишь, как ты прикольно выступала у меня в суде? Потом уже из-за долбое..зма обвинения нам стали придумывать “воровство” и “мошеничество”. За всем фарсом, не стесняясь, маячили “органы” по борьбе с инакомыслием. Уверен, тобой занимается тот же кабинет. Они хоть и мудаки, но вкус на хороший театр им не изменяет. С этим я тебя искренне поздравляю. Отчего они к тебе прицепились? Сама знаешь, отчего. Кто то захотел повышения звания, кому то не понравились твои красивые глаза, кто-то завидует твоей свободе, кому-то нужно отработать бюджет и тд. Это, Женька, у них называется “Система”.
Жень. Могу только материться от отчаяния и писать этот текст. Ты чудесная. Лучшая. Уникальная. Любимая. Прости, что учил тебя не врать и не бояться, учил честному театру, учил “говорить” и “быть”. Прости, что учил вас не быть ссыкливыми  блядями, а быть художниками. Это сейчас  считается преступным. Если убийцам говорить, что они убийцы, то они, конечно, ответят… Вот уже ответили. Людям, которые каждый день бомбят украинские города, убивают женщин, стариков, детей, людям, которым “не стыдно”, которые оправдывают свои преступления, ничего не стоит уничтожить “какой-то там” театр или поломать жизнь “каким-то там” Жене Беркович, Свете Петрийчук и их семьям.
Не будем тешить себя иллюзиями, Жень. Все ху..во. Шутки про “кровавый режим” уже не шутки. Он кровавый и преступный. И гордится, и кичится своей кровавостью. Доносчики подняли голову, мерзавцы получили право голоса. Их время, Женя. И нам ничего с этим не поделать, придется просто ждать.
Сколько раз, интересно, за сегодня и вчера ты произнесла слово “пи..дец” ? Но даже это слово не может  описать то, во что превратили эти мерзавцы нашу страну. Страну, которую ты, Женька, и твои соратники бесконечно любите и за которую вы страстно боролись и боритесь до сих пор, оставаясь в ней и продолжая говорить правду.
Говорить тебе “Держись, Женя” я не буду. Ты будешь держаться, я знаю, ты сильная. Тебе надо пройти через ад, а потом будет легко. Помнишь ту пьесу “Жаворонок” Ануя, которой ты дебютировала в МХТ? Вот все так и есть – сначала больно, очень больно, а потом – легче. Вера в то, что ты права и ни в чем не виновата, спасает в самом кромешном аду.
И помни – пи..дец рано или поздно кончится. Ты – Звезда. Ты – Свет. Ты – Любовь.
Они, твари, сдохнут в забвении, а ты останешься.
                                                                                 * * *

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО В ПОДДЕРЖКУ ЖЕНИ БЕРКОВИЧ И СВЕТЛАНЫ ПЕТРИЙЧУК
Более 10 тысяч человек подписали открытое письмо в поддержку Евгении Беркович и Светланы Петрийчук, арестованных по обвинению в оправдании терроризма. Письмо опубликовала «Новая газета».
https://docs.google.com/document/d/1TSae1M3Pb6Ejh24Vucgs07c7BE-t9GYMqqQnWP4YKLc/edit
ПРЕСЛЕДУЙТЕ УБИЙЦ, А НЕ ПОЭТОВ! 
«Мы - против того, чтобы режиссёров, драматургов, артистов, кого бы то ни было - в ХХI веке арестовывали за спектакль. Мы против обвинительной лжи: в работе режиссёра Евгении Беркович и драматурга Светланы Петрийчук нет ни тени оправдания терроризма; пьеса и спектакль «Финист - ясный сокол» несут абсолютно внятный антитеррористический призыв.

Мы — против того, чтобы сажали за анти-СВО стихи. Стихи Беркович стали за минувший год широко известны. Против преследования граждан по сфабрикованному обвинению. Против идеологического заказа. Против уничтожения театра и культурной среды. Против того, чтобы из театрального цеха, как в толпе на митинге, выхватывали одиночек — тех, кто не хочет уезжать из своей страны. Она не хотела уезжать — из страны, города, отказываться от языка, на котором она пишет, мыслит и ставит. И не уехала. При этом надеялась сохранить право голоса: трезвой и сострадательной оценки происходящего в России, в Украине, в мире. Дома в Москве ее ждут дети. Дома в Петербурге мать и бабушка, известная питерская писательница Нина Катерли. Государству стыдно терроризировать женщин!
Мы — против террора и его оправдания, в том числе из ложно понятой государственной целесообразности. Преследуйте убийц, а не поэтов!»

Главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов также записал видеообращение в поддержку задержанных женщин: «Подпишите это письмо, потому что они сделали все, чтобы был мир. Я напомню: это слово не запрещено. А мы сделали не все. Неизвестно, сколько времени нам осталось, но давайте вот это небольшое оставшееся время попробуем провести, как люди».



P.S.
ПОЭЗИЯ ЗВУЧИТ и В СУДЕ...

https://www.youtube.com/watch?v=N7itUp3meAg
9 января 2024 года состоялось заседание Замоскворецкого районного суда Москвы о продлении срока содержания под стражей режиссёра и поэтессы Жени Беркович и драматурга Светланы Петрийчук, обвиняемых в публичных призывах к осуществлению террористической деятельности, оправдании или пропаганде терроризма в спектакле «Финист Ясный Сокол», получившем две премии «Золотая Маска» в 2022 году.
Женя Беркович и Светлана Петрийчук находятся в СИЗО №6 Москвы с 5 мая 2023 года, это заседание по выбору меры пресечения стало для них восьмым по счёту. В ходе процесса Женя Беркович обратилась к суду в стихах.
Актриса Чулпан Хаматова, музыканты Наум Блик, Влади, Лигалайз, Krec и журналистка Катерина Гордеева озвучили этот документ эпохи.
А судья Семёнова ожидаемо продлила содержания под стражей до 10 марта 2024 года.




P.S.
Приведу здесь и своё стихотворение, посвящённое Жене Беркович.

ПОЭТ В ТЕМНИЦЕ...

«И слова чтоб не обронил На человечьем,
Февраль. Пора достать чернил. А плакать нечем»
/Женя Беркович/

Поэт в темнице, руки в кандалах,
В наручниках – как ныне называют,
Во мраке – вся страна, где правит страх,
И кружат над страной вороньи стаи.
Поэтка, режиссёрка – под судом,
За что сидит? – За слово, лишь за слово,
И вся страна уже – казённый дом,
И обвинение – на каждого готово.
Судилище штампует приговор –
Суровый, а иначе быть не может,
В стране, где правит деспот, вор,
На средневековье всё уже похоже.
И этот нескончаемый февраль –
Вновь завалил в март снегом двери,
И прошлого – безумно жаль,
И в будущее – трудно верить...
08.2023


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • СМЕХОВ УЖЕ ВЫНЕС ВЕРДИКТ ПУТИНЦАМ, И ОБЖАЛОВАНИЮ НЕ ПОДЛЕЖИТ.
    СерпомПо Telegram-канал

    "Видимо, выступление мэтра театра и кино Вениамина Смехова и актрисы Ксении Раппопорт в суде по делу режиссера Евгении Беркович и драматурга Светланы Петрийчук стало последней каплей для кремлевцев.
    До них дошло, что это очередное политическое судилище особенно уж выпукло выставляет их полными идиотами намного сильнее, чем кровожадными, безнаказанными и плюющими на закон вершителями судеб.
    2-й Западный окружной военный суд решил провести оставшуюся часть в закрытом для прессы и слушателей режиме. Якобы из-за комментариев "с угрозами в отношении свидетелей".
    Это не в адрес ли секретного свидетеля обвинения, написавшего донос, а потом давшего показания по аудиосвязи с измененным голосом?
    Смехов уже вынес вердикт вам, путинцы, и обжалованию он не подлежит. Оправдания терроризма он в спектакле "никаким образом не мог ни увидеть, ни услышать", пьеса "настойчиво предупреждает о такой беде, как сопутствие террористам". Назвал постановку очень талантливой.
    Атос остался Атосом, в отличие от Д'Артаньяна, превратившегося в п...????1"

  • Татьяна Малкина: ОЧЕНЬ ПЛОХИЕ НОВОСТИ. Беспрецедентное развитие событий в окружном военном суде.
    Процесс Беркович и Петрийчук уже вошел в историю как максимально абсурдный.
    Теперь мы видим абсолютный произвол, без ужимок. Судья Юрий Массин объявил процесс закрытым, удовлетворив ходатайство обвинения, заявившего, что участники процесса получают угрозы. в качестве обоснования обвинитель предоставил распечатанные скриншоты неизвестно каких и чьих комментариев в соцсетях, оставленные, кстати аж 24 мая.
    Сговор суда и обвинения был не только нескрываем, но даже и идеи скрывать его не было.
    Судья, который еще три дня назад жеманно уходил в совещательную комнату, чтобы решить, допустимо ли засекречивать свидетеля, сегодня не сделал даже секундной паузы для того, чтобы отменить гласность суда. Отменил в день, когда защита должна была начать поедъявлчьь свои доказательства и аргументы.
    Так что все маски наконец сорваны. И если кто-то из нас все еще надеялся, что под масками все же есть лица, теперь принужден признать: у них нет лиц, у них есть намерения, решимость и безнаказанность.
    Как-то нам всем с этим придется жить. Но это мелочи в сравнении с тем, что предстоит Жене и Свете.

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 13 Июнь 2024 - 12:20:58 Андреевский Александр
  • Сегодня, 21марта — Всемирный день поэзии.
    И сегодня 323-й день, как Света Петрийчук и Женя Беркович находятся в СИЗО. Почти год длится следствие по делу «об оправдании терроризма» за то что Света написала пьесу «Финист Ясный Сокол», а Женя поставила по ней спектакль. Уголовное дело за спектакль - наша новая-старая реальность...
    ЖЕНЯ БЕРКОВИЧ:
    Больше невозможно ни на что надеяться.
    Завтра на месте «дней» появится «лет».
    Утром в дверь звонили росгвардейцы,
    А росмушкетёры почему-то нет.
    В родительский чат прислали открытку с тюльпанами:
    «Спасибо всем мамочкам за наших ребят».
    Тюльпаны выглядят какими-то странными,
    Как будто им ноги отрезали, но они всё равно стоят.
    Я иду пешком от Ваганьковского до дома.
    На кладбище хорошо, там нет распознавания лиц.
    Завтра мы перейдём к началу второго тома,
    И впереди ещё десять — бесконечный Аустерлиц.
    Что же ты, Софья Андреевна, продираешься к эпилогу,
    Что ж ты бежишь к пруду, нет ответа и у пруда.
    Мы никогда не узнаем, чем это кончится, И слава богу,
    Потому что Это не кончится никогда.
    Крепостничество не расправится, Не прояснится смута.
    Это не третья мировая, Это единственная война.
    Я иду пешком от Ваганьковского – до Бахмута.
    На пути моём ландыши, мёртвые с косами, и тишина.

  • С Празником вас, наши Девочки!
    "Моя Россия сидит в тюрьме".
    https://scontent-ams2-1.xx.fbcdn.net/v/t39.30808-6/417519047_10220689176659302_1789527175253015053_n.jpg?_nc_cat=104&ccb=1-7&_nc_sid=5f2048&_nc_ohc=YaAFTao-6FsAX9mcK_X&_nc_ht=scontent-ams2-1.xx&oh=00_AfACP1Mk9Mhy0sL9AKGdkRnJj3Iu9KCONe9DOGLjZkdDlQ&oe=65EF4859

  • «ЗАСЕДАНИЕ ОТКРЫТОЕ, СУД ЗАКРЫТ»
    Арест Жене Беркович и Светлане Петрийчук продлили — в полночь, выгнав журналистов и публику из здания суда

    https://novayagazeta.ru/articles/2024/03/07/zasedanie-otkrytoe-sud-zakryt?fbclid=IwAR1h3lS1mJeC0tSAQ_B-SpPdLdF9CF6sdSoKiHLZJXPoi3GalpnYIRZchno

  • ПОЭЗИЯ ЗВУЧИТ и В СУДЕ...
    https://www.youtube.com/watch?v=N7itUp3meAg
    9 января 2024 состоялось заседание Замоскворецкого райсуда Москвы о продлении (с 5 мая 2022) содержания под стражей режиссёра и поэтессы Жени Беркович и драматурга Светланы Петрийчук, обвиняемых в публичных призывах к террористической деятельности, оправдании и пропаганде терроризма в спектакле «Финист Ясный Сокол», получившем две премии «Золотая Маска» в 2022.
    В ходе процесса Женя Беркович обратилась к суду в стихах.
    Актриса Чулпан Хаматова, музыканты Наум Блик, Влади, Лигалайз, Krec и журналистка Катерина Гордеева озвучили этот документ эпохи.
    А судья Семёнова ожидаемо продлила содержание под стражей до 10 марта 2024 года.
    [video]https://www.youtube.com/watch?v=N7itUp3meAg[/video]

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 25 Янв 2024 - 20:18:53 Андреевский Александр
  • P.S. НЕТ, НЕЛЬЗЯ надеяться на советский "суд"!
    Суд снова оставил в СИЗО Евгению Беркович и Светлану Петрийчук до 10 марта...
    «Я в этой драме в любом случае до финала».
    Выступление режиссерки Беркович и сценаристки Петрийчук на заседании суда

    https://zona.media/article/2024/01/09/drama?utm_source=web_push&utm_medium=web_push_notification&utm_campaign=web_push
    Замоскворецкий районный суд Москвы рассматривает ходатайство следствия о продлении ареста режиссерке Евгении Беркович и сценаристке Светлане Петрийчук. Их обвиняют в призывах к терроризму (ч.2 ст.205.2 УК) из-за спектакля «Финист Ясный Сокол», они находятся под стражей с мая 2023 года. Следователь потребовал продлить меру пресечения. На заседании Беркович и Петрийчук обратились к судье. «Медиазона» приводит текст их выступлений полностью.
    Евгения Беркович
    Ваша честь, наше уголовное дело было открыто 9 месяцев назад, из них 8 мы находимся в тюрьме. И сегодня восьмой раз в суде обсуждается вопрос избрания или продления, или апелляции на нашу меру пресечения.
    И в каждом постановлении суда есть фраза, которая меня совершенно завораживает: суд не видит оснований для изменения меры пресечения, поскольку не изменились обстоятельства, при которых она была избрана.
    Ваша честь, я должна констатировать:
    Все действительно так и есть, и тут не о чем дискутировать,
    И наши аргументы, правда, всегда похожи.
    Потому что от следствия каждый раз мы слышим
    Один набор из формальных фраз.
    И естественно, отвечаем одно и то же.
    Все продолжает повторяться и повторяться.
    Я уже не знаю, за что мне браться и как нам драться.
    Написать речь и спеть ее на бурятском?
    Продавать в ней рекламные интеграции?
    Каждый раз, как нас со Светой везут сюда,
    Мы надеемся. Но только никак пока.
    Как граждане мы рассчитываем на час суда.
    Но всякий раз получается день сурка.
    На один вопрос существует один ответ.
    И мы его даем. Иногда по видео, иногда как сейчас вживую.
    Про возможность скрыться, которой нет.
    Про давление на свидетелей, которых не существует.
    И про то, что из дома с браслетом никуда я не убегу.
    Я в этой драме в любом случае до финала.
    И продолжить преступную деятельность я по-прежнему не могу,
    Потому что я ее в принципе не начинала.
    Я в России под следствием.
    И от его сетей мне при всем желании никуда не деться.
    У меня по-прежнему двое больных детей,
    Которых снова лишают детства.
    16 лет детдомов. Это на двоих.
    Вот наконец: дом, безопасность, мама.
    Можно не мучить меня и не мучить их?
    Просто не мучить — это уже немало.
    У меня все то же жилье в Москве.
    И прописка та же, и адрес запомнить просто.
    Вот только бабушки. До ареста их было две.
    А теперь одна. Через месяц ей девяносто. Я надеюсь, будет.
    И следствие все еще ничего не смогло нарыть.
    Несмотря на все ресурсы и все возможности.
    И по-прежнему никто не спешит закрыть
    Это наше дело особой сложности.
    Это дело мертвое. Все. Его песня спета.
    Его не спасти экспертизой, допросом, словом.
    Слушайте, за девять месяцев можно было родить целиком эксперта.
    Он бы вышел вполне готовым.
    Может, уже закончить с публичной поркой?
    Мы не в 80-х, и за окнами не парламент.
    Разница между следствием и разборкой в том,
    Чтобы доказать, не наказать.
    Но следствие довольно: так все легко устроить.
    Удобно же. Дело не движется — мы сидим.
    Эта стратегия для реально крутых героев.
    Противник не вышел на поле — значит, непобедим.
    Ваша честь, мы не сами выбрали этот путь.
    И нашу дорогу не назовешь комфортной.
    Понимаете, когда неизменна суть,
    Художнику остается работать с формой.
    А суть не изменится. Здесь не может быть разных сутей.
    Это вам скажет любой ребенок, не важно чей.
    Как граждане мы рассчитываем на справедливых судей.
    Еще немножко рано для палачей.
    Но я все еще верю, что вы не один из них.
    И для вас это тоже серьезный и честный выбор.
    И раз он зачем-то у вас возник,
    То значит, и мы все еще можем ждать сюрпризов.
    Я сейчас закончу, у меня нет четырех томов.
    К сожалению, нет даже двух тетрадок.
    Но если нет надежды на выбор слов,
    Остается делать ставку на их порядок.
    В конце концов, наступил Новый год.
    Прилетел дракон. Ни паук, ни червяк, ни немая рыба.
    Я прошу вас, помните про чудо и про закон.
    Это почти синонимы. У меня все. Спасибо.
    Светлана Петрийчук
    Ваша честь, в моей пьесе нет никакого оправдания терроризма и быть не может. Более того, мы неоднократно публично заявляли нашу совершенно противоположную позицию. И я, конечно, бесконечно продолжаю удивляться, как могут всех устраивать вот эти документы, просто из-под ксерокса как будто — ровно все то же самое производит следствие. Два месяца — и ходатайство удовлетворяется.
    Ваша честь, я не намерена скрываться, я законопослушный человек, у меня есть недвижимость, я ни в коем случае бы не стала пытаться как-то мешать ходу расследования и тем более убегать огородами, поэтому я прошу вас отказать в ходатайстве следователя и освободить нас.

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 9 Янв 2024 - 14:16:55 Андреевский Александр
  • Дорогой Саша,
    Спасибо за новую информацию о судьбе двух талантливых героических девушек - Жени Беркович и Светлануы Петрийчук!
    Поразило, что даже сидя в тюрьме, Женя нашла в себе силы написать свой протест в стихах!
    Это грязное и позорное для РФ дело, состряпанное по заказу силовиков, возмутило общественность не только в России, но и во всём мире. Жаль только, что придавленное и запуганное репрессиями население не выходит с протестами на площади, а страна всё больше скатывается в Северную Корею и в 1937 год!
    Но будем надеяться, что с победой Украины над рашистами "лёд тронется, господа присяжные" и справедливость, наконец, восторжествует!
    Ещё раз - с наступившим Новым годом и с новыми надеждами на перемены к лучшему,
    В.А.

  • БУРАТИНО и КАРАБАС-БАРАБАС.
    Татьяна Вольтская о Жене Беркович и новом театральном деле

    https://www.severreal.org/a/o-zhene-berkovich-i-novom-teotral-nom-dele/32400597.html
    Вот именно тут “кончается искусство, и дышит почва и судьба” – ровно в том месте, где женщина в полицейской форме заводит Женю Беркович в клетку и долго ковыряется ключиками, сначала отстегивая ее от себя, а потом снимая наручники. Лица́ полицейской почти не видно. Лицо Жени светится. Ее стихи, прекрасные, знакомые многим, вдруг налились таким весом, каким наливается только слово, оплаченное собственной жизнью, кровью, судьбой. В случае Жени – еще и судьбой двух ее приемных дочерей, которые теперь остались без Жени. Судя по всему, надолго. Потому что челюсти, сжавшие сейчас Женю, разжиматься не привыкли – это надо осознавать и не тешить себя иллюзорными надеждами.
    Нам предстоит очередной судебный фарс, в котором режиссер, выступающий против терроризма, создавший спектакль-инструкцию, как не попасть в его раскинутые сети, будет назван пропагандистом и поборником терроризма, потому что эксперт N без диплома, лицензии и совести так сказал, потому что следователь N без квалификации и совести так захотел, потому что эфэсбэшник N, у которого отсутствие совести входит в профессию, дал инструкцию… В общем, реальность, в которой мы теперь находимся, не сулит Жене ничего хорошего, хотя Жене точно не за что себя упрекнуть – мало кто сделал больше нее, чтобы эту реальность изменить.
    Женя – человек театра, и сценарий ее жития написан мастерски. Да-да, все, кто сегодня оказался за решеткой – за слова против войны или за спектакль, – мученики, страстотерпцы и свидетел. И Женя, и арестованная драматург Светлана Петрийчук, по чьей пьесе был поставлен спектакль “Финист Ясный Сокол”, не только мученики, но и свидетели страшной эпохи, в которую мы вступали все последние годы, но окончательно вступили, возможно, только сейчас.
    При этом случай Жени Беркович – многослойный. Буквально за пару дней до ареста на нее поднялся девятый вал ненависти в соцсетях – так что она даже снесла свою страницу в фейсбуке. Суть случившегося лучше всего изложила Виктория Ивлева: “Женя недавно сказала, что, в случае чего, она могла бы взять в семью украинского ребенка, за что на нее обрушился вал критики. Так вот я думаю, что, поскольку возвращать украинских детей, особенно сирот, Россия добровольно не собирается, а сил заставить ее это сделать пока нет или крайне мало, было бы гораздо лучше, чтобы дети эти до возвращения в Украину воспитывались не в российском детском доме или семье международной преступницы Марии Львовой-Беловой, а в семьях, которые помогли бы им не только пережить страшное время войны, когда они оказались внутри страны, разрушающей их Родину и их жизни, но и не потерять свою идентичность”.
    Но это Виктория Ивлева так думает, а те люди, которые построили себе определенную схему, куда не влезает страдание отдельного ребенка, думают совсем иначе. То есть, на мой взгляд, не думают вообще – как и те, что еще недавно травили Чулпан Хаматову, объясняя, что она, спасая жизни больных детей, поддерживает кровавый путинский режим. Как и те, что сегодня травят Виктора Шендеровича, посмевшего сказать, что Россия останется и после войны, и что жалеть российских солдат, которых насильно гонят на фронт и у которых – как у 99% подневольных людей всех времен и народов – нет в крови достаточной пассионарности, чтобы выйти из строя и сесть в тюрьму, – что этих наших современников и соотечественников, на глазах превращаемых в пушечное мясо, тоже жалко.
    Я понимаю, что это такое, сама не раз огребала за стихи с “неуместным” сочувствием “нашим мальчикам”. Спор о том, чьи же это мальчики, принял в последнее время эпический характер, но, во-первых, если они не наши, то чьи же, а во-вторых, если они не наши, то где же тогда наша ответственность за страну, которая бомбит и убивает украинцев? Просто напрашивается вопрос, где мы были не то что 8, а 20 лет. Новые каноны – они же конъюнктура – вырастают поверх логики, и горе тому, кто не впишется. В результате торжествует вечный Хармс: Шедерович, дравший глотку за Украину с 2014 года и вынужденный уехать из страны из-за судов с Пригожиным, машет нам с сайта “Миротворец”, и та же свора, что его туда загнала, жаждет порвать Женю Беркович за “преступное” предположение – только предположение! – что ребенку с Донбасса лучше переждать войну в ее семье, чем в российском детдоме.
    Этот адский котел плещется внизу, под ногами, а сверху, конечно, театр. И тут уж случай Жени Беркович выглядит эксклюзивным – все-таки за спектакль у нас судят впервые. То есть имена артистов, режиссеров, музыкантов, высказавшихся против войны, с афиш убирали, концерты и спектакли отменяли, гастроли срывали, но чтобы посадить двух молодых женщин в клетку непосредственно за спектакль – этого, кажется, еще не бывало. Правда, эксклюзивность долго не продержалась: целые театры тоже еще не опечатывали, и вот, пожалуйста, на дверях МДТ, красы и гордости Питера, да и всей России, – зловещая бумажка Роспотребнадзора. И звезда МДТ, Данила Козловский, выступивший против войны еще в том проклятом феврале, конечно, ни при чем, просто швабры промаркированы неправильно, ничего личного. И еще пол неровный.
    На самом деле главный театрал в России – это власть. И все знают название спектакля, идущего сегодня: маленькие храбрые актеры бродячего театра, свирепый хозяин с огромной рыжей бородой и плеткой-семихвосткой, рычащий, что всех убьет и сожжет в очаге, жандармы, бульдоги, болотные доносчики, аресты, побеги, погони, – ну, конечно, это “Буратино”! То, что они сейчас делают с Женей Беркович и Светланой Петрийчук, с опечатанным МДТ, с запретом на профессию для артистов и режиссеров, которым не нравится, когда бомбят Харьков и Днепр, – это театр.doc, который и не снился предусмотрительно разогнанному ими же Театру.Doc. Потому что это уже новый уровень документальности – постановка истории кукольной труппы разыгрывается не по судебным приговорам, письмам и дневникам, а в режиме реального времени, и сцена у них такая, что старина Шекспир и не подозревал, какой смысл забрезжит в его “весь мир – театр”. Ну, мир не мир, а широка-страна-моя-родная – точно.
    Женя Беркович. Мне все время хочется повторять это имя. И смотреть на это лицо. Собственно, никаких текстов можно не писать – достаточно просто посмотреть на эту ее черно-белую фотографию, на эти черты удивительной яркости и чистоты. Это лицо – сама правда, и она обличает. Так хочется подбежать, обнять, закричать: Женя, не бойся! И Света – тоже не бойся! Все будет хорошо! Но этого не нужно – они и сами знают. Ведь сценарий давно написан, и там точно все кончается так, как надо. Правда не сразу. По сценарию – еще ночь, и на Поле чудес в Стране дураков ходят хромые жулики, шныряют летучие мыши, хохочут совы, но эта ночь обязательно кончится, и вы не отдадите негодяям свой золотой ключик, и вонючий Дуремар провалится в свою тину, и Карабас-Барабас наступил на свою бороду и полетит в колючие кусты.
    А Женя и Света выйдут на волю – гораздо раньше, чем думают негодяи! – и немедленно поставят новый спектакль по Светиной пьесе, написанной в тюрьме, и мы все будем смотреть и плакать от радости, а потом прыгать от счастья, как пудель Артемон.
    Обязательно. Будем. Женя. Света. Дорогие.
    Татьяна Вольтская – журналист Радио Свобода, поэт

  • Донос
    Владимир Падейский
    "Пять Процентов Правды"
    Франсуа Ксавье Нерар.
    Монография о советских доносах.

    Донос обычно порождает зависть,
    Порой обязанность, а иногда и месть,
    Доносом можно многое исправить.
    Но можно и навек утратить честь.

    Донес на батю пионер Морозов,
    Стучала на ученых Тимащук.
    И сочинялись тоннами доносы,
    Гремел по СССР зловещий стук.

    Донос силен своим стереотипом -
    Себя жалеть, а остальных хулить,
    Про воровство и шпионаж подсыпать,
    И, как закон, генсека похвалить.

    Писали все в лихом социализме:
    Колхозники,шахтеры и врачи.
    И клевета ломала людям жизни,
    Могла любое имя омрачить.

    Булгакова облил дерьмом Вишневский,
    Вавилов на Лысенко настучал.
    Старались жить, как лучше - по советски,
    В империи испорченных зеркал.

    Трех маршалов казнили по наветам,
    А заодно верхушку ВЧК,
    И многое хранится под секретом.
    Скорее всего на долгие века.

    И ныне в государственных архивах
    В пыли лежит наветов мерзкий груз.
    Но в побудительных причинах и мотивах,
    Надумал разобраться вдруг француз.

    Возможно там, в Европе,не известно,
    На чем держался жесткий сталинизм.
    А может быть им просто интересно,
    Как совестью командует цинизм.

    Увы, у нас с Европой мало сходства,
    Им нашей клеветы не одолеть,
    И вряд ли к нам вернется благородство,
    И вряд ли мы сумеем поумнеть.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Пирога не спечь без теста,
    Без доноса - нет ареста,
    Авеля - без Каина нет,
    Так устроен этот свет... :(
    ***
    Спасибо, Юрий. На этот раз - точно в тему!

  • Cаша, спасибо сердечное за статью и стихи Жени. Ужасает не только то, что россия творит в Украине, но и то, что происходит в самой россии. Господи, сталинский режим уничтожал лучших, потом война, потом брежневские психушки. А сейчас уничтожают остатки здравомыслящих и честных. Зато расцветает доносительство. Страшное время. Жуткая страна.

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 7 Май 2023 - 22:16:34 Некрасовская Людмила
  • Дорогая Людмила! Спасибо за нашу неизменную солидарность!
    Террор и война - основы любой диктатуры. Здесь ничего нового.
    Но и конец - всегда неизбежен и известен. Поскорее бы!
    С горячей антивоенной солидарностью и самыми мирными пожеланиями,

  • Уважаемый Александр,
    Ваша статья ещё раз напоминает, что мы все попали в эпоху доносов, обысков и арестов.
    Спасибо огромное за актуальный материал!
    Благодаря Вам, я тоже впервые для себя открыл потрясающие стихотворения Жени Беркович.
    Они поражают искренностью и точностью метафор. Разумеется, такой талант с точки зрения силовиков,
    должен быть скорее брошен в лубянские застенки!
    Кстати, сейчас намечается кризис в руководстве РФ, а Вован молчит несколько дней после появления дронов над кремлём, а то, что его показали по ТВ - это были консервы. Может этот "смельчак" от страха, что Кремль становится мишенью для атак, забился на дно своего бункера и меняет памперсы? А может, его силовики скрутили за то, что он слишком вяло разворачивается в Украине и там слишком мало жертв от российского террора, как и в самой РФ?
    Можно представить картинку - в лубянских подвалах скрученный Вован в наручниках и Женя Беркович встречаются в коридоре , когда их ведут на допрос в разные кабинеты или камеры пыток.
    И, как всегда, с надеждой на окончание авторитарного режима и победу Украины!
    Н.Б.

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 7 Май 2023 - 15:38:25 Буторин Николай
  • Дорогой Николай! Спасибо за нашу неизменную солидарность!
    Отрадно, что даже в условиях тотального запугивания и террора очень многие вступились за талантливых, смелых женщин.
    Я дополнил этот текст Открытым письмом "Новой газеты" и видео-обращением Дмитрия Муратова в их поддержку.
    С горячей антивоенной солидарностью и самыми мирными, и свободными пожеланиями,

  • Дорогой Александр!
    Спасибо за прекрасную статью о Новом театральном деле и замечательные стихотворения Жени Беркович!
    После этого остаётся сказать: Добро пожаловать в 1937 год и в Северную Корею!
    Новый этап закручивания гаек кремлёвской бандой отмечают многие политологи, как Невзоров, Латынина, Швец и другие.
    За стихи сажали только при Сталине, как например, бросили в ГУЛАГ поэта Мандельштама за его известное:
    "Мы живём, под собою не чуя страны...",
    Где он хорошо отметил про кровавого вождя народов -
    "Что ни казнь для него, то малина,
    И широкая грудь осетина".
    И тем не менее, несмотря на закручивание гаек, многие деятели культуры заступились за Женю Беркович.
    И конечно же, как пишет Кирилл Серебренников, для нас она -
    "– Звезда. Свет. Любовь.
    Они, твари, сдохнут в забвении, а Женя Беркович останется."
    С наилучшими пожеланиями творческих успехов и новых статей и стихотворений,
    В.А.

  • Дорогая Валерия! Спасибо за нашу неизменную солидарность!
    В наше ужасное время - каждый солидарный голос на вес золота.
    Но и в условиях тотального запугивания и террора очень многие вступились за талантливых, смелых женщин.
    Я дополнил текст Открытым письмом "Новой газеты" и видео-обращением Дмитрия Муратова в их поддержку.
    С горячей антивоенной солидарностью и самыми мирными, и свободными пожеланиями,

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Буторин   Николай  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 1
  • Пользователей не на сайте: 2,326
  • Гостей: 233