Крылов Юрий

В предлагаемых Вашему вниманию "Мемуарах" собраны забавные, как мне представляется, ситуации, в которых я  не очень-то соответствую своим "регалиям" (см. "Профайл").

 

Неврачебные  «Записки врача» 

"Разочарование" 1957 год, октябрь. Я - студент 3-его курса - прогуливаюсь с первокурсницей, достаточно симпатичной для ухаживания. Там была аж очередь желающих «дружить». Не знаю, за какие-такие заслуги удостоен был я. А, впрочем, может и было за что  : почти отличник, чемпион области по шахматам, непременный участник худсамодеятельности, то бишь человек, широко известный в узком студенческом кругу. Словом, в этом негласном конкурсе мне удалось таки вырвать "победу", и вот... мы чинно гуляем по городу.
   Погода отличная, что-то, вроде бабьего лета. Воздух чистый, пахнет опадающими листьями, вокруг начинающиеся сумерки, поощряющие "злокозненные" для той эпохи намерения и мысли - «может под руку взять?» Сам при этом непрерывно что-то рассказываю, пытаясь быть интересным, поразить  эрудицией, «вскружить», таким образом, милую головку. Очередную историю закончить не удалось, потому что она, окинув меня, показалось, восхищённо-заинтересованным взглядом, перебила и вспомнила, как они сегодня с подругой обсуждали, отчего это я «такой бледный». Я, понятное дело, приободрился, мол, аристократия (кстати, отсутствующая в роду) в крови «играет» и услышал:
«Мы решили, что у Вас ... глисты!».
Представляете моё разочарование? Я остановился, как конь на внезапное «Тпрруу», посмотрел на неё, как мне казалось, свысока, и быстро вымолвил «До свидания, Лариса (и фамилию помню - Красницкая)!», повернулся и ушёл, оставив "знатока 
гельминтов" посреди дороги (они как раз на кафедре Биологии проходили «Червей»).
   Случай навсегда врезался в память. И даже не потому, что задело признание «неаристократичности». Нет! Просто, слишком велик был контраст между ожидаемым и услышанным - «как падение с крыши на асфальт» (я уже тогда чуть ли не наизусть знал «Обитаемый остров» Стругацких)".

«Хохма»
   Август 58 года. В том году мы успешно закончили 3-ий курс и на радостях остриглись наголо. «Мы» это я и два моих друга. Они разъехались на каникулы, а я прикипел к кафедре фармакологии и доц. Никулину, только что назначенному деканом лечфака (впрочем, тогда других факультетов в Рязанском мединституте просто не было).
Зачем-то меня шеф, чей кабинет находился в главном корпусе и где он проводил собеседования с абитурьентами, вызвал. Выхожу от него и оказываюсь в окружении взволнованных девчушек и пацанов, хватающих меня за рубашку и жадно спрашивающих «Ну, чего там? Чего от нас хотят?». Я, разумеется, принял трагический вид и понёс ахинею про «количество симфоний Чайковского и Бетховена», про «русских и советских художников», имена коих, якобы, «обязан знать будущий врач». Одна весьма симпатичная особа слушала, прям-таки, раскрыв рот, и теребила меня за рукав, вопрошая «ну и ты как?»,
- «А чего я», - с грустным видом отвествую, - «Мне ведь всё равно ничего не светит»,
- «Почему?»,
- «Так ведь только что освободился... Три годика от звонка до звонка», и почти со слезой в голосе, - «Кому я теперь нужен...».
На подобное развитие сюжета натолкнула меня моя «причёска». Посему притча об освободившемся из мест не столь отдалённых зеке, надумавшем поступить в мединститут, заслужила полное доверие. Девчушка принялась меня утешать разными словами, из которых до смешного впечатлили следующие:
«Так ты ведь исправился... Да? Тебя обязательно примут!».
Понуро отчаливаю, жалея в душе, что никто из приятелей не был свидетелем моей «хохмы».
   Возможно, сей эпизод полностью улетучился из памяти, если бы не продолжение, случившееся месяца четыре спустя. У нас кончилась лекция, и я, помахивая папкой, двигаюсь к выходу. Кто-то совершенно незнакомый преграждает дорогу со словами «а говорил из тюрьмы...».
С трудом вспоминаю, что это та самая «участливая» девушка. Много лет спустя она стала «докт.мед.н. по специальности Патанатомия», но понять, а главное, простить ту давнюю мистификацию сил не нашла.
Не дано, увы, паталогоанатомам оценить «хохмы» фармакологов.


Карикатуры на врачей (20 штук)
                        В морге
                               
                         *  *  *

 «Упорный»   В конце января 62-го друг вытащил меня в Сокольники кататься на лыжах. Лыжи я любил с детства, причём "не бегать", а именно кататься с горок, если их удавалось найти.
Взяли мы напрокат лыжи, друг "побежал", а я занялся поисками горки. И нашел: высота - метров 10-15, крутизна - градусов 20-25 и в конце спуска трамплинчик, размером сантиметров 10. Вокруг никого. Только я, он и она -«горка», значит. Друг быстренько съехал, оставив меня бороться с «высотой». Начал я с ней бороться.
Съезжал раз 20... до трамплинчика. А после него - «летел» и падал. Сначала мои усилия были предметом внимания исключительно друга. Потом подъехала группа школьников с весьма симпатичной (помню и сейчас, хотя прошло более  40лет) сопровождающей. Все они, удачно опробовав трамплинчик, заинтересовались моими усилиями. Когда в очередной раз я поехал и опять грохнулся, смотрю, друг тихо киснет от смеха. Спрашиваю: "Чего?", - и он, указывая глазами на учительницу (симпатичную!), повторяет её слова, сказанные детям после моей новой попытки, закончившейся эффектным и, признаюсь, чувствительным падением: "Упорный..."; - особенно, поверьте, обидным мне показалось отсутствие какого бы то ни было восхищения или даже сочувствия в её тоне. Тем не менее, я поехал опять. И опять упал. Но на этот раз... сломал лыжу, чем и закончил свою карьеру лыжника как на сокольнической лыжне (на пункт проката лыжи нёс я, а не они меня), так и вообще,- с тех пор ни лыжи мня не носили, ни я их...


«Общение» с будущими медсёстрами
    1967 год. Я - доцент кафедры фармакологии Рязмединститута. Моя сестра, врач и заведующая медсанчастью, по совместительству преподаёт фармакологию в ФАШ ("фельдшерско-акушерская школа" - так в то время назывались медицинские училища). У неё неплохие отношения с директором, знающим, что брат его совместителя остепенёный фармаколог. Этот директор обращается с просьбой подыскать человека, способного провести - за деньги! - несколько занятий с будущими медсёстрами и медбратьями в рамках "ускоренного сестринского курса". На кафедре у нас нуждающихся в приработке было полно (речь идёт, разумеется, не о доцентах), и я благосклонно просьбу принял, сказав, что желающих подработать найду (имел ввиду кого-нибудь из аспирантов). Подошёл срок, и почему-то никто не согласился. Дабы не подводить родного человека, весьма дорожившего местом совместителя, пришлось мне лично за два, что ли, рубля в час (доценту, мля!) впрягаться. Сейчас многое из памяти стёрлось, но вот первое занятие во всей своей неприкрытой красоте стоит перед глазами и поныне.  
   Явился. Ученички - их штук 20-25 - чинно сидят за столами, аккуратно сложив руки перед собой, как школьники на партах. Все - девицы в возрасте 17-20; мне нет и 30. На лицах не просто внимание, а внимание в квадрате. Тяга к знаниям прёт из ушей. Я представился. Сказал, что им предстоит познакомиться с азами фармакологии, каковые "азы" собирается изложить моя скромная (нескромно утверждал я) персона. И начал.
   С чего обычно, по крайней мере, в институте, где я вот уже 6 лет раскрывал тайны нашей науки студентам, в том числе и нерадивым, мы начинали? С рассказа, что «без фармакологии - никуда», что вся медицина и, более того, естествознание на заре, так сказать, рождения цивилизации сводились к фармакологии, ибо тогда, да и сейчас, простому человеку совершенно не интересны причины болезней - этиология (в этом месте я, подчёркивая значимость произносимого, всегда поднимал указательный палец и не опускал его вплоть до окончания тирады), механизмы их развития - патогенез, и уж, конечно (пора пошутить!), патологоанатомическая картина, рисуемая ("бр-р") вскрытием. А чего его волнует? Правильно! Чем лечиться! И вот это "чем" добывала для него фармакология".
   Весь панегирик во славу фармакологии был придуман мной. Я им, не скрою, гордился и всю преподавательскую карьеру беззастенчиво эксплуатировал, срывая, верилось, бесшумные аплодисменты. Увлечённо токуя, я, тем не менее, не забывал поглядывать на лица слушателей, чтобы черпать вдохновение от восторга, выраженного на оных. К моему удивлению означенного "восторга" что-то не обнаруживалось. Все сидели с застывшими физиономиями, по-прежнему выражавшими предельное внимание ("в квадрате"), но больше - ничего.
"Ну ладно, - сказал я себе, - сейчас я всё равно вас достану".
"Доставать" решил рассказом о школах фармакологии, их предводителях и последователях, большинство которых я знал лично, и посему мог расцветить повествование некими забавными деталями из жизни научного Олимпа.
И пошло: Кравков, Скворцов, Вершинин, Аничков, Закусов, Меркулов, Харкевич... люди, годы, жизни... эксперимент, теория, быт... фундаментальность и прикладнуха... Всё это на нерве, на вдохновении, с игрой вазомоторов, жестами Нерона и модуляциями голоса. Увлёкся, словом. Красноречие поощряла мёртвая тишина и горящие - мне так казалось - глаза девичьей аудитории.
Вдруг в какой-то момент пришло  в голову, что это свет отражается в глазах, а вовсе не моя пламенная речь их "зажигает". Решил проверить догадку. Прервал себя на полуслове, поднял со стула какую-то толстушку и спросил, как она понимает "разницу между школами Кравкова и Скворцова". Толстушка зарделась и, стыдливо прикрывая ладошкой рот, понесла такую несусветную чушь... В общем, пригасила в душе лектора его непоколебимую уверенность в своих популяризаторских способностях. И не она одна. Я пытался задать тот же вопрос ещё трём-четырём "красавицам", но с тем же успехом. Выяснилось, из каждой тысячи слов, выпаливаемых мной в единицу времени, поняты были не более десятка, и то, главным образом, междометия, предлоги и союзы. 
   После сего, блин, первого "блина" (который комом) бисер метать перестал, ибо "необъятного никто не обымет". Через пару занятий удалось уговорить одного из аспирантов взять на себя почётную обязанность образовывать будущих медсестёр, подковывать их в "лекарственном" смысле и получать 2 рубля в час.   
   Впоследствии, когда я уже директорствовал в НИИ, "аспирант" стал сотрудником оного - я вывез его из Оренбурга, прописал в Москве, сделал членом КПСС, дал лабораторию, но заслужить прощение за далёкий 67 год, думаю, так и не смог. А мой опыт преподавателя ФАШ, к счастью, сим и ограничился.

«Рыба»
    Где-то в 76-году обращается мой шеф - человек суровый (по И.Ильфу «никакой удыбки в пушистых усах не кроется») - с просьбой проoппонировать докторскую его ученицы, прикатившей для защиты в столицу аж из Казахстана. Я, разумеется, соглашаюсь - понятно, результирующая часть «Отзыва» предполагается архиположительной.
   Заходя  в кабинет, диссертантка почтительно здоровается и благодарит за согласие поучаствовать в процедуре. Поскольку писать т.н. «Отзыв» мне не хочется (коль «Заключение» предрешено), спрашиваю: «А «рыбу» Вы привезли?» - мне и в голову не пришло, что докторант(!)  может не знать, как называется набросок «Отзыва».
Женщина краснеет, стыдливо переминается с ноги на ногу и потом умоляюще говорит: «Ой, Юрий Фёдорович, эта..., рыбу не привезла. Вот банку чёрной икорки...», - и пытается выставить оную банку на стол.
Приходит моя очередь густо краснеть. В голове проносится: "Я Вам не Абдулла, я мзду не беру. Это с меня Луспекаев лепил своего Верещагина. Может разозлиться?"
Слава богу, сумел удержаться. Только усмехнулся (наверное, криво), а затем и  расхохотался (надеюсь, натурально). Более того, извинился за слово «рыба», попутно объяснив, что в научных кругах имеет оно  двойной смысл - осознал, понимаете, что  означенную  особь, несмотря на степень кандидата мед наук, к «научным кругам» можно отнести с большой натяжкой. Слабое утешение на фоне предстоящих трудозатрат по самоличному созданию "Отзыва" .
   Ну, а защита-прошла «единогласно».

Первый официальный визит зарубеж
    За время своего пребывания на различных должностях в системе Минздрава СССР и РФ я многократно посещал иностранные государства, объездив чуть ли ни весь мир. Но особенно памятна первая поездка.    
   Это был 1976 год, и тогда подобные вояжи для большинства населения СССР были, что называется, запретным плодом. И-йэх! Отличное времячко ушло - это я лично про себя и «времячко», лично проведённое в зарубежных командировках, потому как в целом дерьмовый период пережила наша страна.
Транзитом через Берлин - одну ночь провел в гостинице - в Дрезден (5 дней). Самое примечательное - «Дрезденская галерея». А вот «Конференция по клинической фармакологии» - цель командировки - как-то не отложилась.
   Меня определили Главой Советской делегации, состоящей (ха-ха!) из двух, включая меня, человек. И как такового организатор конференции профессор Ф. вместе с другими "Главами" (Польша, Венгрия, Чехословакия, Румыния)  пригласил к себе домой.
   Предвкушая «пьянку» и «обжираловку» (привык, понимаете, к Московскому размаху), я не обедал (да и марки сберечь хотелось). Теперь подробности.
Выпить дали полфужера красного сухого, причём оные фужеры стояли уже наполненные (наполовину!). Перед каждым гостем возвышалось блюдце с неким подобием салата, а в центре стола (здоровый такой столище) разместили блюдо с крошечными бутербродиками (позже узнал, что называются они канапе) трёх сортов  - с сыром, с колбасой, с ветчиной. Положили мы на тарелки (а сервировка по всем правилам - тонкого фарфору сервиз, сверкающие - может и серебряные - ножи, вилки, столовая и десертная ложки, накрахмаленные полотняные салфетки с вышивкой) по одной (или одному?) канапе каждого вида, и на упомянутом блюде остались в одиночестве три «сироты».
   Спустя 10-15 минут (как не растягивай удовольствие, с такой жратвой больше не протянешь), всех препроводили в кабинет хозяина. Он самолично наполнил 6 маленьких рюмочек Доппелькорном - неплохая немецкая водка, гордо всем показал бутылку, кою тут же и упрятал в бар. Незнакомый с царящими в данной научной среде нравами, я залпом свою рюмку заглотнул. Понятно, не рюмку - содержимое, хотя с голодухи мог бы и рюмку.
   Следующие 15 минут не оставалось ничего иного, кроме как прислушиваться к разговорам на непонятном языке (абсолютно ничего не понимал, несмотря на чуть ли не 15-тилетнее изучение немецкого), и завидовать прочим участникам - «собутыльникам», блин - томительно смаковавшим водку (до сих пор «смаковать» водку не научился).
   Ровно через час - считать надо с момента вхождения в дом - раздался пронзительный звонок, извешающий о прибытии такси. И мы все хором и каждый в отдельности начали благодарить хозяев за «гостеприимство» и «чудный вечер». Уходя, я успел бросить взгляд на стол - на нём уже ничего не было, и куда делись три маленьких бутербродика, не знаю.  
   Прилетев в Москву, я первым делом с возмущением изложил «пережитое» своему шефу. На что получил совет «привыкать». Констатирую, привык. Во всяком случае последующие четверть века не «возмущался», так как столь скромный приём означает лишь, что платит лично организатор. Ну а ежели фирма иль организация - другое дело: едят и пьют на удивление, куда столько лезет. К примеру, несколько раз я по линии общества «Знание» путешествовал по той же ГДР с лекциями «Достижения Советской медицинской науки».
   Где бы я не читал, обязательно по окончанию приглашался в ресторан. Компания состояла из 4-х человек: местный профсозный или партийный босс, его холуй, я и мой переводчик (переводчица). Стол ломился от закусок. Да и закусывать было что. Босс мгновенно напивался, потому как все другие прихлёбывали, а он пил, порывался запеть, после чего бдительный холуй тащил его в туалет. Мне приносили счёт, который я не оплачивал - боже упаси - лишь подписывал. Уверен, эти счета в глазах кассиров соответствующих организаций характеризовали меня как законченного алкоголика: «нешто можно столько пить!» 

   Вот такие, значит, воспоминания, кои, признаюсь, рисуют меня, отнюдь, не «заслуживающим почитания». Но... «что выросло, то выросло».

  Карикатуры на врачей (20 штук)

.


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Дорогой Станислав! Горячий привет Вашей глубокоуважаемой супруге. Вот уж, действительно, "земля - круглая". Со Славой Ряженовым мы были на "ты". Его отцу - Василию Алексеевыичу Ряженову (проректору по хозяйственной работе Рязанского мединститута) - посвящено несколько строк в "мемуаре", называющемся "Колхозы" (начинаются они словами "колоритнейший был мужик"), а с А.Н.Кудриным меня свела студенческая жизнь (как "секретарь партбюро партбюро 3-тьего курса" он имел беседу с хулиганом Крыловым ю., а позже - как с желающим заниматься фармакологией студентом четвёртого курса Ю.Крыловым). Став профессором, директором НИИ, а, главное, Председателем Фармакопейного Комитета, удостоился "Вы", вместо привычного для А.Н.К. "ты". Между прочим, на его 80-тилетии выступал я с пламенной речью (по его просьбе), где всячески превозносил заслуги этого далеко не ординарного человека, известного своей постоянной конфронтацией с "сильными мира фармакологии". И огромное спасибо Вашей семье за поздравление. Искренне, Ю.К.

  • Моя Супруга, тоже фармаколог, по ходу прочтения ей Ваших заметок, вспомнила доцента каф. ФАМАКОЛОГИИ Первого Меда РЯЖЕНОВА ВЯЧЕСЛАВ ВАСИЛЬЕВИЧА (а завкаф был Кудрин Ал-р Николаевич - как мне было сказано "профессор необыкновенной культуры"...)... Так вот РЯЖЕНОВ
    ТОЖЕ ИЗ РЯЗАНСКОГО МЕДИНСТИТУТА и примерно В ТО ЖЕ ВРЕМЯ...
    НЕ только МИР, НО И РОССИЯ - ТЕСНА ОКАЗЫВАЕТСЯ... ОТЛИЧНЫМИ СПЕЦИАЛИСТАМИ...

    НУ, от нашей семьи - с ДНЁМ РОЖДЕНИЯ.... Прошедших Д.Р. - НЕ БЫВАЕТ!
    А ГЛАВНЫЕ - ВПЕРЕДИ!!!

  • Дорогая Фаина! Спасибо за пожелания. Вы же знаете, как я ценю Ваше мнение (не говоря уж о творчестве)! Ваш Ю.К.

  • Дорогой Юрий! Желаю Вам многих лет здоровой и благополучной жизни, и сохранения блестящей пмяти для написания интересных аоспоминаний!

  • Дорогая Лина! Спасибо за поздравление, спасибо за внимание, спасибо за отклик. Вашщ благодарный Ю.К.

  • Дорогая Валерия! И Вам, и коллегам, по просьбе которых Вы написали мне стиихотворное Поздравление, сердечное СПАСИБО!! Да, мои "успехи " на ниве фармакологии давно в прошлом, а здесь - на "Острове" - сохраняя критичность к собственным возможностям, я их не жду. Тем не менее, радость общения с новыми друзьями со мной. И это больше, чем т.н. "успехи". Ваш Ю.К.

  • Дорогой Юрий! С удовольствием прочитала Ваши Не-врачебные "врачебные записки". Как хорошо,что есть что вспомнить и замечательно,что можно своими воспоминаниями поделиться с другими, которым это может быть интересно.
    С Днем Рождения Вас! Здоровья и Творческих находок!
    ЛИНА

  • Мы поздравить все готовы
    Академика Крылова,
    Он в науке много лет
    Оставлял весомый след...

    Нынче ж фармаколог Юра
    Перешел в литературу
    И по праздникам и будням
    ДАрит он улыбки людям,
    И вошел легко и просто
    Модератором на Остров...
    "Вспоминателю" такому
    Скажем дружно- будь здоровым!

    И пускай всего другого
    Будет больше у Крылова:
    И удача, и успех,
    И внучат весёлый смех!
    Пьём игристое в бокале
    За успех на Андерсвале!

    (Наш респект и уваженье
    Для Крылова - в ДеньРОЖДЕНЬЯ!)

    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия- по просьбе коллег

  • Мой принцип: - не закрывать комментарии, удачны они, либо нет. Если Главный Редактор считает, что их надо закрыть, она вправе это сделать и на моей страничке, под моим текстом.
    Я не возражаю и даже просил бы открывать все комментари на моих страничках, в том числе и под "Рассказом послерперационного рубца". Тем более, что не я их закрывал. Стесняться мне нечего, даже если текст не очень получился по мнению некоторых. Так как по мнению других - напротив. Сколько читателей, столько мнений. А за текст комментария, если есть кому краснеть, пусть и краснеет. Всё проходит, как и мирская слава...

  • "Далеко" - это аргумент и уважительная причина одновременно. Относительно "старый" - бить Вас, Юрий, некому, да и мне вот некогда)) Старый - это "кефир, клистир, сортир" - вся сфера интересов. А если творческий зуд имеет место, то о старости говорить рано. Можно говорить о возрасте - а смысл?! Возраст имеем мы все, до далеко не всех имеет возраст)))
    К Вам на свидание я бы пришла!

  • Дорогая Ирина! Далеко я, да и старый, а то бы непременно запросил свидания. Ваш Ю.К.

  • Наш!! Наш (и отчасти персонально МОЙ) Ю.К.)) Здорово, что Вы есть! Пожалуйста, БУДЬТЕ и впредь, долго!!!
    Искренне Ваша - И.Р.

  • Дорогая Ирина! Я, помнится, уже имел честь поблагодарить Вас за поздравление и пожелания. Однако в связи с недавним комментом в адрес мой и уважаемого г-на С.Талейсника с удовольствием повторюсь: Спасибо! Ваш Ю.К.

  • Дорогой Семён! Я уже как-то упоминал, что ценность "мемуара", не столько в том, чтобы поделиться "своим", сколько в попытке пробудить память читающего. И я очень рад, что Вам, "человеку богатому, которому, - как правильно считает г-жа И.Рысь, - есть чем поделиться", "моё" навеяло "своё". И вместе с Ириной прошу Вас: Делитиесь с нами Вашим прошлым. С благодарностью за комментарий и поздравление, Ваш Ю.К.

  • Дорогой Андрей! Спасибо!! Сам бы я не сумел так "подать" мой "язык", как это сделали Вы. Буду стараться. Рад, что "хохма" с участием "зека" Вам понравилась. Я там указал, что "жалел, не имея свидетелей". Теперь они есть, и моя радость понятна. С благодарностью, Ваш Ю.К. P.S. Дочь просит сказать Вам спасибо за поздравление.

  • Дорогие Савва и Валерий! Спасибо за поздравление и пожелание. Он (это я о себе) постарается. Ваш Ю.К.

  • дорогая Айша! Как это у Вас получается находить слова, льстящие моему больному (в этом смысле) самолюбию. Я, прям, раздуваюсь от гордости и начинаю завидовать самому себе. В этих двух предложениях легко улавливается элемент ёрничания. Простите меня, пожалуйста - это от смущения. Ваш благодарный Ю.К.

  • Дорогой Алексей! Спасибо и за поздравление, и за пожелания, и за отклик. Все три "спасибы" большИе и равноценно значимы для меня. Их случившаяся расстановка в этом предложении не означает, что упомянутое первым "больше", нежели второе иль третье. Просто не удаётся их слить (да и кому бы удалось...). Ваш благодарный Ю.К.

  • Дорогая Ариша! Спасибо. Ваша искренность и доброжелательность заставляют завидовать даже меня, считающего себя тоже искренним и доброжелательным. Ещё раз - спасибо. И я очень хорошо помню, "как молоды мы были", что, честно говоря, заставляет чуть ли не страдать. Ваш (если бы не боязнь быть обвинённым в плагиате, написал бы "с обожанием") Ю.К.

  • Дорогой Юрий, возраст - это не то, что констатирует паспорт, а возможность прибавления тем для таких вот баек-миниатюрок)) Так что - новых денёчков, годочков и литературных трудочков))) Растите ещё больше, большому мальчику тоже есть куда расти!!!

    Семён Львович, радость моя, жаль, что под Вашим "Шрамом" закрыты комментарии - я по прочтении хотела влезть с просьбой не эпизодически вспоминать детский футбол в эвакуации, например, а последовательно публиковать такие воспоминания, эту мозаику большой истории в историях одного человека. А тут Вы даёте такой славный повод вернуться к тем мыслям. В общем, дорогой Семён Львович, я жду от Вас и детских воспоминаний, и студенческих, и прочих эпизодов из жизни. Вы человек богатый, Вам есть чем поделиться - делитесь!!! Такое, как у Юрия, у Вас, что бывает в текстах - нигде почти не прочтёшь. А хочется)))

  • У каждого из нас сумке сохранившейся памяти полно всяких приколов. У вас сохранились весьма любопытные и оригинальные. О студенческих и врачебных приколах я уже давно рассказал на сайте, так что повторяться не стану, но примеры из них хорошо бы дополняли Ваши. Сходу одна из врачебных зарисовок: При неврологическом обследовании в ответ на просьбу попасть пальцем вытянутой руки в нос, старушка мновенно выполняет точную инструкцию и тычет свой палец в нос...доктору.
    Рассматривая сперматозоиды под микроскопом, я завожусь и повторяю: да их уйма, ихуйма, ихуйма... здесь, забывая делать пробел. Хохот, удаление из аудитории.
    Неврачебных тоже хоть пруд-пруди.
    Особенно понравился мне первая из Ваших миниатюр. Я бы тоже обиделся, хотя девушка просто появила полученные знания... Это эпизод напоминает мне случаи, когда рядом сидящая или визави на банкете, какая-нибудь симпатичная дама, узнав что Имярек врач, вдруг нарушает всю идилию возможного ухаживания, и начинает рассказыать о своих проблемах с пищевареним... Портя аппетит и отбивая охоту к дальнейшим контактам.
    Присоединяюсь к поздравлениям по случаю дня рождения и желаю здоровья и благополучия.

  • Дорогой Юрий!
    Поздравляю Вас , ещё раз, с днём рождения Вашай дочки!
    НУ, а если и у Вас тоже ДР, то и Вас заодно, да.


    Мне нравится Ваш язык рассказчика, плавный, ритмичный, безо всяких сбоев, которые заставляют перечитывать невоспринятую с первого раза фразу или предложение. Вот многие мои читатели, они как раз именно на эти сбои жалуются, а у Вас всё настолько гармонично, как мелодия какая-то, близкая и понятная абсолютно всем слоям аудитории, а не только интеллектуалам.

    Ваши эти байки (произношу с уважением) с одинаковым успехом можно было бы рассказыват как профессорам, так и самым простым труженникам физического труда.

    Кроме того, рассказчик Вы отменный, язык у Вас живой, разговорный, а не заумный, как если бы человек разговаривал в жизни нормально, а как писАть принялся, так и полезло из него хрен знает какое нагромождение "литературного" языка.

    Мне лично по-душе, когда рассказчик именно так, запросто, любому встречному расскажет между прочим чего, да и дальше пойдёт, а тот случайный попутчик может будет всю жизнь помнить подобную байку, потому что в ней какой случай смешной или просто инфа, которая ему, этому попутчику, просто была недоступна из-за другого образа жизни и занятий, но было интересно узнать "кому на Руси жить хорошо", как в байке "Первый официальный визит за рубеж".

    Для кого-то времена, а для кого-то времечко. Кто на что учился типа.

    Мне понравились в равной степени все "хохмы", но хохма с печальным зэком-абитуриентом, это что-то особенное. Так и представил этого печального зэка, с чеховской грустинкой в глазах, который на "лепилу" решил учиться после лагерных "университетов.")))

    Весело и интересно Ваши "мемуары" читать, и очень познавательно.

    Большое спасибо. Искренне Ваш,
    А.Т.

  • Автору – мои искренние поздравления, крепкого здоровья и долгих лет! Валерий

  • Имениннику 18 с половиной лет?)) Браво! Так держать! Всех благ и много!

  • Вынимать из своего "золотого сундучка"-воспоминаний светлое и радостное, а затем так щедро делиться с нами, можете Вы, уважаемый Юрий!
    Ваши миниатюры вызывают приятные воспоминания своей юности, что заряжает дух бодростью и радостью.
    Ваша мудрость, накопленный жизненный опыт отражается в работе на Острове. Будьте здоровы, счастливы, с днем Рождения! С уважением Айша.

  • Интересно переживать моменты прошлого, а еще взять и добавить в сопереживальщики хорошую компанию. Есть у людей дар рассказывать пережитое с элементами юмора и иронии, анализа и мудрости, пришедших чуть позже: там эмоции, здесь - осмысление. И получается очень интересный замес именуемый в простонародии байка. Можно это оспорить, мол, байка это вранье. Нет, это нашенская разновидность притчи. Юрию удалось осуществить задуманное и читать было на редкость интересно.
    Что касается дня рождения, то в нашем возрасте каждый день значим, поэтому поздравляю тебя с первым днем в новом возрасте и пусть он будет даже лучше предыдущего.

  • ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ В ТАКОЙ СВЕТЛЫЙ РАДОСТНЫЙ ДЕНЬ! С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ ГЛУБОКОУВАЖАЕМЫЙ ЮРИЙ! РАДОСТИ, ЛЮБВИ И ВДОХНОВЕНИЯ НА ДОЛГИЕ ГОДЫ!!! И ЕЩЁ - КРЕПКОГО ЗДОРОВЬЯ И ТЕРПЕНИЯ, ЧТОБЫ ВСПОМИНАТЬ И ПИСАТЬ ДОБРЫЕ, ТЁПЛЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ ПРОШЕДШЕЙ МОЛОДОСТИ...
    КАК МОЛОДЫ МЫ БЫЛИ,
    КАК МОЛОДЫ МЫ БЫЛИ,
    КАК ИСКРЕННО ЛЮБИЛИ,
    КАК ВЕРИЛИ В СЕБЯ!
    С безграничным уважением - Ариша :p :p :p

  • Дорогой Лев! Спасибо за поздравление и пожелания! Чем старше становишься (особливо, когда не взрослеешь, не стареешь, а уже постарел), тем дороже тебе ободряющие слова и появление на твоём горизонте умных, эрудированных доброжелателей. А за стихи Саши Чёрного отдельное спасибо. Лет пятьдесят назад купил я у букиниста его сборничек (кто-то позже скрал), но этих стихов не помню. А ежели б помнил, моя реакция на "глисты" была бы порезче (шутка). Ваш Ю.К.

  • Дорогая Ирина! Вы недавно на сайте, но для меня знакомство с Вашими комментариями стали событитем. Поэтому, поверьте, Ваш отзыв очень и очень ценю. Спасибо Вам за поздравление, спасибо за внимание, спасибо за пожелания. Ваш Ю.К.

  • Дорогой Владимир! Ваш авторитет на "Острове" (и вне его) велик. Тем приятней получить от Вас поздравление вместе с тёплыми пожеланиями. А Ваше "спасибо за воспоминания", есть, скорее, аванс на будущее (которого у меня, увы, нет). Это Вам спасибо за внимание и потраченное время. Ваш благодарный Ю.К.

  • Дорогой Андрей! Рад, что мои воспоминания разбудили и Ваши. Спасибо за внимание и отклик. Ваш Ю.К.

  • Дорогая Валерия! Вы позволите так к вам обращаться, вкладывая в слово "дорогая", отнюдь, не англоязычную интонацию? Спасибо Вам за поздравление, спасибо за редактирование сырого, признаю, текста и, особенно, за рисунки, с которыми вся публикация смотриться на много живее. И ещё, конечно, спасибо за Ваш праведный труд, по созданию и обеспечению процветания "Острова" вместе о всеми его обитателями. Ваш благодарный Ю.К.

  • поздравляю, Юрий!
    самого доброго и хорошего Вам!

  • Саша Черный

    Городская сказка

    Профиль тоньше камеи,
    Глаза как спелые сливы,
    Шея белее лилеи,
    И стан как у леди Годивы.

    Деву с душою бездонной,
    Как первая скрипка оркестра,—
    Недаром прозвали мадонной
    Медички шестого семестра.

    Пришел к мадонне филолог,
    Фаддей Симеонович Смяткин.
    Рассказ мой будет недолог:
    Филолог влюбился по пятки.

    Влюбился жестоко и сразу
    В глаза ее, губы и уши,
    Цедил за фразою фразу,
    Томился, как рыба на суше.

    Хотелось быть ее чашкой,
    Братом ее или теткой,
    Ее эмалевой пряжкой
    И даже зубной ее щеткой!..

    «Устали, Варвара Петровна?
    О, как дрожат ваши ручки!» —
    Шепнул филолог любовно,
    А в сердце вонзились колючки.

    «Устала. Вскрывала студента:
    Труп был жирный и дряблый.
    Холод... Сталь инструмента.
    Руки, конечно, иззябли.

    Потом у Калинкина моста
    Смотрела своих венеричек.
    Устала: их было до ста.
    Что с вами? Вы ищете спичек?

    Спички лежат на окошке.
    Ну, вот. Вернулась обратно,
    Вынула почки у кошки
    И зашила ее аккуратно.

    Затем мне с подругой достались
    Препараты гнилой пуповины.
    Потом... был скучный анализ:
    Выделенье в моче мочевины...

    Ах, я! Прошу извиненья:
    Я роль хозяйки забыла —
    Коллега, возьмите варенья,—
    Сама сегодня варила».

    Фаддей Симеонович Смяткин
    Сказал беззвучно: «Спасибо!»
    А в горле ком кисло-сладкий
    Бился, как в неводе рыба.

    Не хотелось быть ее чашкой,
    Ни братом ее и ни теткой,
    Ни ее эмалевой пряжкой
    Ни зубной ее щеткой!

    1909

  • Замечательная традиция - в день рождения от именинника публикацию читателям дарить))
    Юрий, Вас - с днём рождения, творческих узбеков, долгой и счастливой жизни с минимальнейшим минимумом Вашей любимой фармакологии! А всех нас - с милыми и забавными эпизодами. Мне особенно последний понравился - с таким добрым юмором по отношению ко всем героям этой миниатюры)) А насчёт девушки - вот не соглашусь с Валерией! - правильно поступили, считаю. Это же так неинтеллигентно - ляпнуть о гельминтах в столь драматический момент, когда юноша решает, взять под руку или нет)) Правильно: срочно "До свидания, Наденька!" - крругом - и ноги в руки, пока она родильную горячку у джентльмена не диагностировала))

  • Господа, какие трупы, каие вскрытия, если у г.Крылова -День Рождения, то мы все должны его поздравить с этим прекрасным ДНЁМ!!! И пожелать новых воспоминаний, рассказов и др.нетленок! А главное - крепкого здоровья, удачи и любви в придачу!
    За воспоминания спасибо!
    Вл.Борисов

  • температура тела у человека в морге- 36.5, по С, а у трупа- близкая к комнатной, если он лежит на столе для вскрытия, а не в холодильном шкафу.
    В.А

  • Я преподавал статистику и теорию вероятностей в американском коледже. Надо было быстро объяснить, что одной скалярной величины не достаточно, чтоб судить о распределении случайной величины. Я заставил всех посчитать среднюю температуру по больнице, где у всех пациентов 42, а у нескольких -5, поскольку они в морге (только данные были в шкале фаренгейта). Данные были подобраны так, чтоб средняя получилась 36.6. Тут я и объяснил, что нужно хотя бы еще один параметер, что есть дисперсия и тогда картина будет более полной.

    Одна студентка пожаловалась, что мои примеры очень депрессивные (depressive). Декан провел беседу и рекомендовал использовать казино и лотереи в примерах.

    Внимание вопрос - а какая температура тела у человека в морге?

  • Уважаемый Юрий,
    спасибо за забавные миниатюры, в них много юмора и самоиронии! Ваши мемуары с лихими приключениями читаются увлекательно, так как написаны "Лёгким пером", как говорится. Но что касается первой юморески, то по-моему, Вы зря так невеликодушно распрощались с девушкой из-за её признания о "гельминтах"! Вспомните, как во время прохождения той или иной патологии мы часто "находили" изучаемые болезни у себя и своих близких.
    Уважаемый Юрий!
    Позвольте воспользоваться Вашей публикацией, чтобы поздравить Вас с Днём рождения и пожелать здоровья, счастья и новых творческих успехов!
    Как говорят у Вас в Англии-
    Happy birthday to You and the best wishes!
    C наилучшими пожеланиями!
    Валерия

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Коркмасов Анатолий   Андреевский Александр  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,327
  • Гостей: 489