Администрация сайта

 

26 сентября исполнилось 90 лет со дня рождения замечательного писателя Владимира Войновича (26. 09.1932- 27.07. 2018)

   

Владимир Войнович родился в Сталинабаде (ныне Душанбе, Таджикистан).
Его отец был журналистом, поэтом и переводчиком, мать — учительница.

В 1936 г. отец В. Войновича был репрессирован. В 1941 г. отца освободили и семья переехала в Запорожье.
С 1941 г. отец- в действующей армии на фронте
, был ранен, остался инвалидом.
Затем- эвакуация. С  11 лет Владимир Войнович начал работать — пастухом, столяром, слесарем.
В 1951-55 гг. служил в армии в ВВС, где и начал писать стихи . Его первые стихотворения были опубликованы в газете «Знамя Победы» в 1954 г.

В 1957 г. поступил в Литературный институт.
 Первая книга, повесть «Мы здесь живём» опубликована в 1961 г.

В 1962 г. Войнович принят в Союз Писателей СССР, откуда был исключён в 1974 г. за публикацию на Западе романа «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина». В 1980 г. Войнович вынужден покинуть страну. Жил вначале в Германии, затем в США, активно сотрудничая с радиостанцией «Свобода».
16 июля 1981 года, указом Брежнева лишён Советского гражданства «За действия, порочащие звание гражданина СССР». В 1990 г. указом Горбачёва гражданство было восстановлено.

Начиная с 1995 года занимался живописью. В Москве и Вене прошли персональные выставки.

 В последние годы жил в Москве и Мюнхене.

                   Книга: "Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина. Трилогия" -  Владимир Войнович. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-4467-1063-8 |  Лабиринт

 Сам Владимир Войнович в своих книгах и интервью утверждал, что происходит из знатного сербского рода Войновичей (в частности, является родственником графов Войновичей), давшего России несколько адмиралов и генералов:

 "Гордиться своими предками так же глупо, как и своей национальностью, но знать свою родословную, если есть такая возможность, по крайней мере, интересно. 
Мне же ничего искать не пришлось. Уже когда я был в эмиграции и жил под Мюнхеном, бывший артиллерийский полковник из Югославии Видак Вуйнович прислал мне книгу своего сочинения: «Войновичи, Войиновичи, Вуйновичи и Вуйиновичи», где наше общее родословие расписано начиная с 1325 года. Родоначальником нашей фамилии был некто Воин, князь Ужицкий, воевода и зять сербского короля Стефана Дечанского. Воин был, наверное, самой важной персоной в нашем роду, но и после него были люди, прославившиеся на том или ином поприще: писатели (Иво Войнович из них самый известный), генералы и адмиралы итальянские, австрийские, русские. Были даже венецианские дожи."

— Владимир Войнович. Автопортрет: Роман моей жизни — Глава «Корни»
 
        
                                                                                     
                                                                                                                    * * *
 
  Предлагаем Вашему вниманию интервью Владимира Войновича,  данное им в  2007 году  журналу "Огонёк"


Владимир Войнович с женой.


/Представил известного писателя - 
Александр ШАТАЛОВ, телеведущий/

                                     

             Начиная с валенка...

      

- Владимир Николаевич, откуда пошла ваша фамилия — Войнович?

Правильнее говорить Во’йнович. Твардовский называл меня именно так.
Это сербская фамилия. В русской истории известен адмирал, граф Марк Иванович Во’йнович, один из основателей Черноморского флота, командир Севастопольской эскадры, герой Русско-турецкой войны. А вообще основателя нашего рода звали Воин, так по-сербски называется военачальник, и был он воеводой короля Стефана Дичанского, первое упоминание о нем относится к 1325 году. Кроме того, он был женат на королевской дочери. Сколько же прошло поколений, но оказывается, я лишь 16-й потомок этого человека. Всего-навсего.

-У вас могут быть претензии на сербскую корону…

Хм… да, было бы смешно.

-  Какие книги вы читали в детстве?

Моего отца арестовали, когда мне было четыре года, наша семья переезжала с места на место, и никакой библиотеки у нас не осталось. Потом была война, эвакуация. Я оказался на Украине с теткой и бабушкой — папиной мамой. И у нее было Евангелие от Матфея, единственная в доме книга. И она мне это Евангелие читала без конца, дочитывала, потом начинала опять. И мы с ней все обсуждали. Я вообще рано начал читать, может быть, лет в пять. У нас на хуторе, мы тогда жили в Ставропольском крае, оказалась книга Аркадия Гайдара «Школа». Мне было уже девять лет, и я захотел эту книгу сначала просто посмотреть. Но оказалось очень захватывающее чтение. Это была первая книга, прочитанная мною от начала до конца, когда я получил настоящее удовольствие от чтения. Прошло много лет, я уезжал за границу (а у меня уже была довольно большая библиотека) и нужно было выбирать, что взять с собой. Я снял с полки томик Гайдара и подумал: вот это, пожалуй, не буду брать. Открыл книгу, помня, что в детстве она мне нравилась, и опять не смог оторваться.

- В юности у вас, кажется, не было письменного стола?

Я жил в общежитии. У нас между двумя комнатами был предбанничек, в котором хранились рабочие робы, обувь, валенки. У меня была большая амбарная книга и детский стульчик. Я садился на этот стульчик, ставил перед собой валенок, клал на валенок амбарную книгу и писал. Двери открывались со стороны правого уха, открывались со стороны левого уха, хлопали, а я сидел и писал. Там я начал писать первые главы «Чонкина».

- Ваши книги можно сравнить с миной замедленного действия: попадая в Россию, они иногда взрывались…

Когда я еще был здесь, в Советском Союзе, мои книги уже были запрещены, и если их находили, у человека возникали большие неприятности. Я помню, как одного из читателей поймали с моими книгами. Он потом стал президентом Грузии — это Звиад Гамсахурдиа.

- Вы начинали как поэт. А сейчас пишете стихи?

Пишу, но очень редко. В 60-м году, когда у меня напечатали в «Новом мире» первую повесть, я сразу бросил писать стихи и не писал их лет 25. А потом вдруг написал одно стихотворение, потом еще одно… Меня спровоцировал Булат Окуджава. Это было в 1985 году, я жил под Мюнхеном, в изгнании. И вдруг мая 1985-го, в свой день рождения, у нас в гостях без всякого предупреждения появляется Окуджава. Он говорит: «Я приехал, можно я у тебя поживу?» Я был так взволнован его приездом, что, когда он уехал, долго не мог прийти в себя, ходил и бормотал что-то под нос. Сначала приходили в голову строчки Пушкина: «Мой первый друг, мой друг бесценный…» А потом вдруг раз — и написал стихотворение — в подражание Окуджаве…

- Откуда пошло увлечение живописью?

Я много лет занимался литературой, писал, писал, писал… и наступил какой-то момент, когда мне стало это очень скучно. Я садился за компьютер, я знал, что хочу написать, но не мог написать ни строчки. А нам тогда подарили одну любительскую картинку. Что-то в ней не хватало, и мне захотелось ее подрисовать. Я купил ученические краски, взял кисточку и нарисовал фон. И вдруг увидел, что картина заиграла. Я не ожидал такого эффекта. Я стал рисовать еще и еще и вдруг понял, что сошел с ума. Мне было уже 62 года, и до этого я никогда не рисовал. Я вскакивал ночью, рисовал, я совершенно помешался… Это так же, как и с литературой. У меня бывали взрывы. Когда я писал книгу о Чонкине — у меня был взрыв. Обычно я пишу все-таки спокойнее — встаю, пью чай или кофе, раскачиваюсь, потом сажусь за компьютер и пишу. А это был взрыв. Если это сравнивать с любовью, это как медовый месяц. 

Изображение
Картина Войновича:
«У вождей с либеральными намерениями, но диктаторским характером , ум требует одного, а натура другого»

 

— Ах, вот почему вы стали сатириком!

— Когда я с большим трудом собрал первую юмористическую передачу и принес главному редактору, он на меня тяжело посмотрел и спросил: «У тебя вообще-то чувство юмора есть?» Я честно ответил: «Не знаю». Я не считаю себя сатириком. Как-то один критик заметил: «Войнович придерживается чуждой нам поэтики изображения жизни как она есть». Я действительно старался изображать жизнь как она есть. Поэтому это часто было смешно. Но с радио меня тогда чуть не выгнали. Спасло, что я написал песню «Я верю, друзья, караваны ракет…», она сразу стала шлягером, как тогда называли хиты. Я проработал там полгода, написал штук 40 песен.

— Но таких, которые Хрущев пел, все же не так много?

— Одна. За песни я стал получать много денег. Зарплата 1000 рублей (до реформы 1961 года), песни — это еще тысяч пять. А в сентябре 1960 года я отнес повесть «Мы здесь живем» в «Новыи мир». Пришел с улицы, никаких рекомендаций. В отделе прозы суровая женщина спрашивает: «Что вам угодно?» Я говорю: «Вот, повесть принес». — «Поидите зарегистрируйтесь наверху». Я уперся: «Нет, туда не пойду. У вас там внутренние рецензенты, они читают по диагонали. У меня к вам просьба: прочтите первые десять страниц, если одиннадцатую читать не захочется, верните рукопись». Ее это очень удивило; ну хорошо, говорит, десять страниц я прочту.

— Это была легендарная Анна Самоиловна Берзер?

— Да. В конце той же недели получаю телеграмму: «Прошу срочно зайти в редакцию «Нового мира». Звоню своему приятелю, он говорит: «Володька, это успех!» И правда. В понедельник прихожу — там собралась вся редколлегия. Все уже прочли, включая Твардовского, и все меня хвалили. Это был самый счастливый месяц в моей жизни.

Потом был огромный поток рецензий. Меня за «Чонкина» в России так не хвалили, как за эту слабенькую повесть.

— Ну попытка отравления за «Чонкина» — это посильнее любой похвалы.

— У меня были и другие грехи. За «Чонкина», за выступления в защиту разных людей, включая Сахарова и Солженицына, меня отравили, исключили из Союза писателей, изгнали из СССР и лишили советского гражданства.

— Да, биография у вас бурная. Как случилось, что гимн вашего сочинения обсуждался в Думе? Сейчас это и представить невозможно, если вспомнить слова:

…К свободному рынку от жизни хреновой,   Спустившись с вершин коммунизма, народ
Под флагом трёхцветным с орлом двухголовым   И гимном советским шагает вразброд.

— Это был 2000 год, конец ельцинской эпохи. Тогда такое было возможно. Двадцать три голоса я получил. Еще Немцов был в Думе и сказал мне, что голосовал «за».

— Вы для чего его писали?

— Хотел высмеять затею переделки советского гимна. Это был первый шаг Путина, когда он пренебрег общественным мнением и повел страну туда, куда мы сейчас пришли.

— Куда именно?

— К диктатуре и почти сформировавшемуся культу личности.

                                                                                                           * * *

 Credit: Getty Images/Ulf Andersen

            Прослушать роман-антиутопию "Москва 2042" можно по линку  -
       https://www.youtube.com/watch?v=ro4gO93dJok   

  Этот роман принёс Войновичу  славу пророка.
Речь там  идет о Московской Коммунистической Республике, окруженной тремя «кольцами враждебности», где произошло полное сращение партии и спецслужб, и сама партия называется КПГБ — Коммунистическая партия государственной безопасности. Все мобилизованы и военизированы, в качестве транспорта часто используются бронетранспортеры и т.д. И все это существует в пределах Большой Москвы. Ничего не напоминает?  
                                                                                                                   
 * * *
 Владимир Николаевич Войнович

* * *




Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Надо всем непременно прочитать "Москва 2042"! Удивительная сатирическая повесть!

  • Администрации сайта, а точнее- дорогой Валерии!
    Как хорошо, что на свете, а главное- на нашем сайте, есть знающие и понимающие литературу люди!
    С моей точки зрения, Владимир Войнович с момента публикации "Солдата Чонкина" заявил себя не только как сатирик с потрясающим чувством юмора, но и классиком литературы!
    Так что спасибо за память и за чествование, увы, ушедшего от нас писателя и гражданина,
    Ваш Ю.К.

  • Мой любимый стих Войновича:
    БАРАНЫ
    Мысль о том, что борьба есть закон
    Человеком усвоена рано.
    И в баранину с древних времен
    Человек превращает барана.
    Но издревле баран как баран
    Размышлял примитивно и глупо:
    "Люди могут забыть ресторан,
    Обойтись без овчинных тулупов.
    Есть в баране душа, есть и плоть,
    Светят всем одинаково звезды.
    Может быть, и барана Господь
    Для чего-то для высшего создал.
    Что ж бараны, они чудаки,
    Где понять им, за что мы их губим
    А за то, что весьма шашлыки
    И другие скоромности любим.
    Что баранина, если сварить,
    Хороша и к жаркому и к супу.
    Как получить заявки из соцсетей без сайта и рекламы?
    И зачем без тулупов ходить,
    Если можно ходить и в тулупах?
    Человек очень занят, ему
    Дела нету до скотской планиды.
    И, пожалуй, совсем ни к чему
    Разбираться в бараньих обидах.
    Он охотник до умных затей
    Жил, скучал и возможно от скуки
    Человек на планете своей
    Напридумывал разные штуки.
    Мчат машины, растут города,
    Зажигаются мощные топки.
    Скоро жизнь будет впрямь хоть куда,
    Нажимай только нужные кнопки.
    Только что человек не найдет,
    Все ему приедается быстро.
    И уже в межпланетный полет
    Человека влечет любопытство.
    Он, презрев и опасность и смерть,
    Долетит до Луны и Урана...
    Только жаль, никому не суметь
    Из баранины сделать барана.
    1959
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • У Войновича, как у многих юмористов-скептиков основной жанр - САРКАЗМ. Его полностью могут воспринять и оценить не все. По народному это у нас называется СТЁБ. Он был и у Довлатова и у Высоцкого. Этот жанр плохо воспринимает власть - народ хорошо, а им крыть нечем. Потому от таких людей пытаются избавиться. Но народная любовь и признание сдерживает и до поры до времени защищает. Всех авторов попавших под цензуру можно сразу признать талантливыми. Сейчас пишу историю цензуры от древней Греции до наших дней. - там будет и о советской цензуре, где Войнович тоже будет упомянут. Узнаю много интересного Тютчев оказывается работал цензором. как, впрочем, и Белинский, который сказал: "Цензура нужна чтобы мысль водить на веревочке". А Войнович, как и его соратники эту веревочку рвали. :)

    СПАСИБО ЗА ПУБЛИКАЦИЮ.

  • Уважаемая Валерия,
    Войнович действительно, один из знаковых писателей в русской литературе, спасибо за напоминание о его дне рождения, за оптимистичную статью и фотографии писателя!.
    Да уж, бурная жизнь была у Владимира Николаевича, много испытаний выпало на его плечи! Но слава Богу, к нему пришёл успех и признание, и финансовое благополучие!
    Начал слушать его "Москву 2042" (ранее читанную) в исполнении отличного актёра, что на Вашем линке и задумался, что многое, предсказанное Войновичем, к сожалению, сбывается и уже сбылось. Так что не зря его назвали пророком. Я содрогнутся подумав, что до указанного 2042 года не так уж много осталось.
    Вспомнил, как мы зачитывались его "солдатом Чонкиным", постараюсь прослушать и эту аудиокнигу.
    Слыхал, что Войнович помогал молодым талантливым авторам, как Виктория Токарева. Когда она училась только на втором курсе сценарного факультета ВГИКа, издательство «Молодая гвардия» напечатало ее рассказ «День без вранья». В издательство отнёс её произведение собственноручно Владимир Войнович. Он по достоинству оценил её рассказ и стал наставником Токаревой. Через несколько лет увидела свет ее книга «О том, чего не было». Викторию приняли в Союз писателей СССР, когда ей было всего 34 года.
    Жаль, что Войнович не дожил до своего 90 летнего юбилея. Талантливый был писатель. Светлая ему память...
    Н.Б.

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 28 Сен 2022 - 1:59:42 Буторин Николай

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Бобраков Игорь   Андерс Валерия  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,306
  • Гостей: 475