Администрация сайта


                   Сегодня 20 августа 2022 года - День рождения замечательного русского писателя Василия Аксёнова, ему исполнилось бы 90 лет, если бы он ещё оставался с нами. Но он скончался 6 июля 2009 года в НИИ им. Склифосовского после тяжёлой операции.
Похоронен 9 июля 2009 года на аллее писателей Ваганьковского кладбища в Москве.

   

Василий Аксёнов, сын партийного деятеля Павла Аксёнова и Евгении Гинзбург, автора воспоминаний  «Крутой маршрут».,  получивший в самиздате широкое распространение, а затем изданный во многих странах мира.
В 1937 г.  родители Василия были арестованы и осуждены на 10 лет, а у мальчика было тяжелое детство.


Василия Аксёнова многие знают, как автора романов и повестей : «Коллеги», «Звездный билет», «Апельсины из Марокко», «Затоваренная бочкотара», «Поиски жанра», «Остров Крым», «Ожог», «Московская сага», «Москва-ква-ква», «Вольтерьянцы и вольтерьянки», «Редкие земли» и др. Участник неподцензурного альманаха «Метрополь».
Но мало кто знает про большую любовь Василия Аксёнова и Майи Кармен, поэтому публикуем сегодня статью из интернета "Таинственная страсть: Василий Аксёнов и Майя Кармен" ,  автор - Лариса Хомайко.

                    * * *

     Таинственная страсть: Василий Аксёнов и Майя Кармен

Таинственная страсть: Василий Аксёнов и Майя Кармен

«У красавицы Майи был тогда типаж Мэрилин Монро... Того знаменитого кадра, где ветер из подземной вентиляции ей подол платья задирает.
И Вася был весь джинсовый, супермодный...Это было явление такой прелестной пары, которая вполне конкурировала с окружающим как бы европейским пейзажем», — вспоминают в своей совместной книге Евгений Попов и Александр Кабаков.
Майя Кармен, подруга Беллы Ахмадулиной, жена знаменитого кинодокументалиста Романа Кармена, героя Соцтруда и личного друга Брежнева...

   Василий Аксенов, Вася, тоже был звездой. Все его читали, все о нем говорили, все хотели с ним дружить.
И все откуда-то знали, как он выглядит, и безошибочно узнавали его в парне в потертых джинсах и джинсовой рубашке, с глазами джинсового цвета и с какими-то заграничными усами. И все знали, что Аксенов женат.
Его жена, Кира, выходила замуж за молодого и бедного доктора из захолустья – если бы она знала, что Аксенов вытянет свой «Звёздный билет» и станет первым писателем своего поколения!
 
          Однажды, усталая от бесконечной возни с детьми, Кира приехала к мужу в Дом творчества. Туда же приехала Майя Кармен.
Когда-то, за несколько лет до этого вечера в Доме творчества, Аксенов и Роман Кармен случайно оказались в одном поезде. Аксенов был «под банкой», и спросил: «Говорят, у вас хорошенькая жена?». 
Кармен сухо ответил, что ему его жена нравится.

Аксенов увидел Майю и сразу понял, как всё в его жизни запутанно и сложно.
Только что было просто и ясно, и вот – запуталось.
Майя накрывала на стол, он отирался вокруг и бормотал о возникших сложностях, о том, что жена его завтра уезжает...
   «И мы будем ближе друг к другу», — засмеялась Майя. 
Кира уехала, и у Аксенова началась главная любовь в его жизни.

      
              /Майя в юности, фото из сети.

                    — Все героини твоих романов, Васенька – это, на самом деле, одна и та же дама, — сказал однажды Аксенову его друг, писатель Анатолий Гладилин. – Кроме того, что любит главного героя, спит еще с десятком как минимум мужиков. И из-за этого все они мучаются и так далее... Я понимаю: иначе неинтересно..

Кто мог подумать, что эта загородная интрижка станет сильной любовью, которая с годами перерастет в духовную близость.

— Она меня знает как облупленного, я ее — меньше, но оба мы, особенно теперь, в старости, понимаем, на кого мы можем положиться, — скажет Аксенов в старости.
 
«Отдай Майку Роме !»

Майя прибегала к подругам в полном ужасе от ситуации. Ее муж был солидным, состоявшимся человеком, из самой верхушки советской творческой элиты. У нее было всё, о чем только могла мечтать советская женщина в 1970 году. Но ничего уже не имело значения. Они с Аксеновым стали, не особо скрываясь, встречаться в Москве, вместе уезжать в путешествия по всей стране. Были трогательные тюльпаны в газетной обертке, долгие – на всю ночь – прогулки по самой кромке моря... 
Оба отдалялись из своих семей, и все сильнее притягивались друг к другу. 
«О наших изменах знали все. Юлиан Семенов раз чуть меня не побил. Кричал: "Отдай Роме Майку!"» — вспоминал Аксенов.

 Рома, Роман Кармен, делал вид, что ничего не замечает. Он недавно перенес инфаркт, и Майя берегла его, не разводилась, формально оставалась с больным пожилым мужем.

Жена Аксенова Кира тоже не была готова к разводу. Она любила мужа.
Как раз в это время в СССР началась травля Аксенова, и Кира делала все, чтобы его защитить. С каждым днем жизнь ее становилась все тревожнее: неизвестные прокалывали шины писательской «Волги», постоянно звонили какие-то хамы с оскорблениями...
А друзья почти не звонили — все знали, что телефон Аксенова прослушивается.

       
                      Василий с женой Кирой. Фото из сети.

Кира не выдерживала, звонила на Лубянку и кричала: «Как вы смеете выдавливать Васю его из страны? А еще говорите, что боретесь за кадры!» Однажды в ответ на ее звонки приехала машина с психиатром и санитарами.
Кира сказала, что прекрасно себя чувствует, но поняла – бороться бесполезно, это ничего не изменит. 

Кира продолжала считать Аксенова своим мужем. Этот роман был у него далеко не первым, и он каждый раз возвращался к ней. 
Кира понимала, что в этот раз все по-другому, но сама уйти не могла. Нервничала, плакала, постоянно ждала обыска и жгла на кухне самиздат. А когда дошло до развода, выступила на суде с такой речью, что их не развели, дали три месяца «на подумать».  
Но через две недели выдали заключение о разводе – те, кто принимал это решение, посчитали, что так Аксенов быстро женится на Майе и уедет (Роман Кармен к тому времени умер).

Травля Аксенова продолжалась, органы делали все, чтобы выдавить его из страны. Немногие отваживались его поддержать. Например, Окуджава, который отказался снять с песни «Исторический роман» посвящение Аксенову. Близкие друзья. И Майя. Она вела себя так, как будто никогда не была женой героя Соцтруда, а всегда была любимой женщиной опального писателя.
Аксенов заряжался мужеством от нее.

Свадьбу сыграли в Переделкине.
Свидетелями были Белла Ахмадулина и ее тогдашний муж Борис Мессерер.
Собралась толпа народу. Все как следует выпили, веселились, плясали, играли в футбол, праздновали торжество любви – ведь десять лет ребята прятались по чужим квартирам и гостиницам, теперь своим домом заживут.
Все гости в той или иной степени были в немилости у советской власти, для всех наступили сложные времена, всех откуда-то исключали... Респектабельные советские писатели смотрели на эту «таинственную страсть» с недоумением и даже ужасом – как они могут веселиться? Что это за люди такие?

 Пройдут годы. Книжки респектабельных переделкинских писателей сдадут, нечитанными, в макулатуру.
А имена гостей со свадьбы будут золотыми буквами вписаны в историю русской литературы. Но это было заслуженно, и, честно говоря, ожидаемо. Всех удивляло другое:
— Кто бы мог подумать, что такой стиляга и пижон, как Вася, станет примерным семьянином, опорой для Майи и семьи!?!

 

                                                                                                                                        * * *

 



Интервью Василия Аксенова редакции газеты "Комсомольская правда"-

Василий Аксенов: Майя - главная любовь



Василий Аксенов - наш герой.

       /Василий Аксенов - наш герой. Фото: ТАСС

- Вася, давай поговорим о любви. У Тургенева была Виардо, у Скотта Фитцджеральда - Зельда, у Герцена - Наташа, не будь ее, не родилась бы великая книга «Былое и думы». Что такое для писателя его женщина? Случалось в твоей жизни, что ты писал ради девушки, ради женщины?

- Так не было... Но все же такое возвышенное было. И наша главная любовь - я не знаю, как Майя на это смотрит, но я смотрю так: Майя, да.

«Отдай Майю...»

- Хорошо помню: Дом творчества в Пицунде, ты появляешься с интересной блондинкой, и все шушукаются, что, мол, Вася Аксенов увел жену у известного кинодокументалиста Романа Кармена...

- Я ее не уводил. Она была его женой еще лет десять.

- Ты с ним был знаком?

- Нет. Я один раз ехал с ним в «Красной стреле» в Питер. Я был под банкой. А я уже слышал о его жене. И я ему говорю: правда ли, что у вас очень хорошенькая жена? Он говорит: мне нравится. Так он сказал, и может, где-то отложилось.

- Сколько лет тебе было?

- Года 32 или 33. Я был женат. Кира у меня была жена. Кира - мама Алексея. И с ней как-то очень плохо было... На самом деле мы жили, в общем, весело. До рождения ребенка, до того, как она так располнела...

- Все изменилось оттого, что она располнела? Тебя это стало... обижать?..

- Ее это стало обижать. Я к этому времени стал, ну, известным писателем. Шастал повсюду с нашими тогдашними знаменитостями... разные приключались приключения... она стала сцены закатывать...

- А начиналось как студенческий брак?

- Нет, я уже окончил мединститут в Питере. И мы с другом поехали на Карельский перешеек, наши интересы - спорт, джаз, то-се. И он мне сказал: я видел на танцах одну девушку... Она гостила там у своей бабушки, старой большевички. Та отсидела в тюрьме, ее только что отпустили, это был 1956 год. А сидела она с 1949-го...

- И твоя мама сидела...

- Моя мама сидела в 1937-м. А Кирину бабушку каким-то образом приплели к делу Вознесенского...

- Какого Вознесенского?

- Не Андрея, конечно, а того, который направлял всю партийную работу в Советском Союзе. Его посадили и расстреляли. Приходил его племянник, который рассказывал, как тот сидел в тюрьме в одиночке и все время писал письма Сталину, что ни в чем не виноват. И вдруг в один прекрасный момент Политбюро почти в полном составе вошло в его камеру, и он, увидев их, закричал: я знал, друзья мои, что вы придете ко мне! И тогда Лазарь Каганович так ему в ухо дал, что тот оглох.

- Зачем же они приходили?

- Просто посмотреть на поверженного врага.

- Садисты...

- А Кира кончала институт иностранных языков и пела разные заграничные песенки очень здорово...

- И твое сердце растаяло.

- Вот именно. А потом... всякие штучки были...

- Штучки - любовные увлечения?

- Любовные увлечения. Это всегда по домам творчества проходило. И вот как-то приезжаем мы в Дом творчества в Ялте. Там Поженян, мой друг. Мы с ним сидим, и он потирает ручки: о, жена Кармена тут...

- Потирает ручки, думая, что у тебя сейчас будет роман?

- Он думал, что у него будет роман. Она только что приехала и подсела к столу Беллы Ахмадулиной. А мы с Беллой всегда дружили. И Белла мне говорит: Вася, Вася, иди сюда, ты знаком с Майей, как, ты не знаком с Майей!.. И Майя так на меня смотрит, и у нее очень измученный вид, потому что у Кармена был инфаркт, и она всю зиму за ним ухаживала, и, когда он поправился, она поехала в Ялту. А потом она стала хохотать, повеселела. А в Ялте стоял наш пароход «Грузия», пароход литературы. Потому что капитаном был Толя Гарагуля, он обожал литературу и всегда заманивал к себе, устраивая нам пиры. И вот мы с Майей... Майя почему-то всегда накрывала на стол, ну как-то старалась, я что-то такое разносил, стараясь поближе к ней быть...

- Сразу влюбился?

- Да. И я ей говорю: вот видите, какая каюта капитанская, и вообще как-то все это чревато, и завтра уже моя жена уедет... А она говорит: и мы будем ближе друг к другу. Поженян все видит и говорит: я ухожу... И уплыл на этой «Грузии». А мы вернулись в Дом творчества. Я проводил Киру, и начались какие-то пиры. Белла чего-то придумывала, ходила и говорила: знаете, я слыхала, что предыдущие люди закопали для нас бутылки шампанского, давайте искать.
И мы искали и находили.


- Развод Майи был тяжелым?

- Развода как такового не было, и не было тяжело, она хохотуха такая была. Все происходило постепенно и, в общем, уже довольно открыто. Мы много раз встречались на юге, и в Москве тоже. Я еще продолжал жить с Кирой, но мы уже расставались. Конечно, было непросто, но любовь с Майей была очень сильная... Мы ездили повсюду вместе. В Чегет, в горы, в Сочи. Вместе нас не селили, поскольку у нас не было штампа в паспорте, но рядом. За границу, конечно, она ездила одна, привозила мне какие-то шмотки...

- Время самое счастливое в жизни?

- Да. Это совпало с «Метрополем», вокруг нас с Майей все крутилось, она все готовила там. Но это уже после смерти Романа Лазаревича. Мы в это время были в Ялте, ее дочь дозвонилась и сказала.

- Он не делал попыток вернуть Майю?

- Он нет, но у него друг был, Юлиан Семенов, он вокруг меня ходил и говорил: отдай ему Майку.

- Что значит отдай? Она не вещь.

- Ну да, но он именно так говорил.

«Ванечке было 26 лет...»

- У тебя нет привычки, как у поэтов, посвящать вещи кому-то?

- Нет. Но роман «Ожог» посвящен Майе. А рассказ «Иван» - нашему Ванечке. Ты слышала, что случилось с нашим Ванечкой?

- Нет, а что? Ванечка - внук Майи?

- Ей внук, мне был сын. Ему было 26 лет, он кончил американский университет. У Алены, его матери, была очень тяжелая жизнь в Америке, и он как-то старался от нее отдалиться. Уехал в штат Колорадо, их было три друга: американец, венесуэлец и он, три красавца, и они не могли найти работы. Подрабатывали на почте, на спасательных станциях, в горах. У него была любовь с девушкой-немкой, они уже вместе жили. Но потом она куда-то уехала, в общем, не сладилось, и они трое отправились в Сан-Франциско. Все огромные такие, и Ваня наш огромный. Он уже забыл эту Грету, у него была масса девушек. Когда все съехались к нам на похороны, мы увидели много хорошеньких девушек. Он жил на седьмом этаже, вышел на балкон... Они все увлекались книгой, написанной якобы трехтысячелетним китайским мудрецом. То есть его никто не видел и не знал, но знали, что ему три тысячи лет. Я видел эту книгу, по ней можно было узнавать судьбу. И Ваня писал ему письма. Там надо было как-то правильно писать: дорогому оракулу. И он якобы что-то отвечал. И вроде бы он Ване сказал: прыгни с седьмого этажа...

- Какая-то сектантская история.

- Он как будто и не собирался прыгать. Но у него была такая привычка - заглядывать вниз...

- Говорят, не надо заглядывать в бездну, иначе бездна заглянет в тебя.

- И он полетел вниз. Две студентки тогда были у него. Они побежали к нему, он уже лежал на земле, очнулся и сказал: я перебрал спиртного и перегнулся через перила. После этого отключился и больше не приходил в себя.

- Как вы перенесли это? Как Майя перенесла?

- Ужасно. Совершенно ужасно. Начался кошмар.

- Когда это случилось?

- В 1999 году. Мы с ним дружили просто замечательно. Как-то он оказался близок мне. Лучшие его снимки я делал. Я еще хотел взять его на Готланд. Я, когда жил в Америке, каждое лето уезжал на Готланд, в Швецию, там тоже есть дом творчества наподобие наших, и там я писал. Этот дом творчества на вершине горы, а внизу огромная церковь святой Марии. Когда поднимаешься до третьего этажа, то видишь химеры на церкви, они заглядывают в окна. Я часто смотрел и боялся, что химера заглянет в мою жизнь. И она заглянула. Майя была в Москве, я - в Америке. Мне позвонил мой друг Женя Попов и сказал...

- Мне казалось, что, несмотря ни на что, жизнь у тебя счастливая и легкая.

- Нет, очень тяжелая.

- Ты написал рассказ о Ванечке - тебе стало легче? Вообще, когда писатель перерабатывает вещество жизни в прозу, становится легче?

- Не знаю. Нет. Писать - это счастье. Но когда пишешь про несчастье - не легче. Она там в рассказе, то есть Майя, спрашивает: что же мы теперь будем делать? А я ей отвечаю: будем жить грустно.

«Они хотели убить меня»

- Вася, а зачем ты уехал из страны - это раз, и зачем вернулся - два?

- Уехал, потому что они меня хотели прибрать к рукам.

- Ты боялся, что тебя посадят?

- Нет. Убьют.

- Убьют? Ты это знал?

- Было покушение. Шел 1980 год. Я ехал из Казани, от отца, на «Волге», летнее пустое шоссе, и на меня вышли «КамАЗ» и два мотоцикла. Он шел прямо мне навстречу, они замкнули дорогу, ослепили меня...

- Ты был за рулем? Как тебе удалось избежать столкновения?

- Просто ангел-хранитель. Я никогда не был каким-то асом, просто он сказал мне, что надо делать. Он сказал: крути направо до самого конца, теперь газ, и крути обратно, обратно, обратно. И мы по самому краю дороги проскочили.

- А я считала тебя удачником... Ты так прекрасно вошел в литературу, мгновенно, можно сказать, начав писать, как никто не писал. Работа сознания или рука водила?

- В общем-то рука водила, конечно. Я подражал Катаеву. Тогда мы с ним дружили, и он очень гордился, что мы так дружны...

- Ты говоришь о его «Алмазном венце», «Траве забвения», о том, что стали называть «мовизмом», от французского «мо» - слово, вкус слова как такового? А у меня впечатление, что сперва начал ты, тогда и он опомнился и стал по-новому писать.

- Может быть. Вполне. Он мне говорил: старик, вы знаете, у вас все так здорово идет, но вы напрасно держитесь за сюжет, не надо развивать сюжет.

- У тебя была замечательная бессюжетная вещь «Поиски жанра» с определением жанра «поиски жанра»...

- К этому времени он с нами разошелся. Уже был «Метрополь», а он, выступая на свое 80-летие по телевизору, сказал: вы знаете, я так благодарен нашей партии, я так благодарен Союзу писателей... Кланялся. Последний раз я проезжал по Киевской дороге и увидел его - он стоял, такой большой, и смотрел на дорогу... Если бы не было такой угрозы моим романам, я бы еще, может, не уехал. Были написаны «Ожог», «Остров Крым», масса задумок. Все это не могло быть напечатано здесь и стало печататься на Западе. И на Западе же, когда я начал писать свои большие романы, произошла такая история. Мое главное издательство «Рэндом Хаус» продалось другому издательству. Мне мой издатель сказал: не волнуйся, все останется по-старому. Но они назначили человека, который сперва присматривался, а потом сказал: если вы хотите получать прибыль, вы должны выгнать всех интеллектуалов.

- И ты попал в этот список? Прямо как у нас.

- Приноси доход или пропадешь - у них такая поговорка. Этот человек стал вице-президентом издательской компании, и я понял, что моих книг там больше не будет. И я вдруг понял, что возвращаюсь в Россию, потому что опять спасаю свою литературу. Главное, я вернулся в страну пребывания моего языка.

- Вася, ты жил в Америке и в России. Что лучше для жизни там и здесь?

- Меня греет то, что в Америке читают мои книги. Это, конечно, не то, что было в СССР... Но меня издают тиражами 75 тысяч, 55 тысяч...

- Но я спрашиваю не о твоих эгоистических, так сказать, радостях, я спрашиваю о другом: как устроена жизнь в Америке и как устроена у нас?

- В Америке удивительная жизнь на самом деле. Невероятно удобная, уютная. Во Франции не так уютно, как в Америке.

- В чем удобство? К тебе расположены, тебе улыбаются, тебе помогают?

- Это тоже. Там много всего. Там университет берет на себя множество твоих забот и занимается всей этой бодягой, которую представляют формальности жизни, это страшно удобно.

- А что ты любишь в России?

- Язык. Мне очень язык нравится. Больше ничего не могу сказать.

- Кому и чем чувствуешь ты себя обязанным в жизни?

- Я сейчас пишу одну штуку о моем детстве. Оно было чудовищным. И все-таки чудовище как-то давало мне возможность выжить. Мама отсидела, отец сидел. Когда меня разоблачили, что я скрыл сведения о матери и об отце, меня выгнали из Казанского университета. Потом восстановили. Я мог загреметь на самом деле в тюрьму. Потом такое удачное сочетание 60-х годов, «оттепели» и всего вместе - это закалило и воспитало меня.

- Ты чувствовал себя внутри свободным человеком?

- Нет, я не был свободным человеком. Но я никогда не чувствовал себя советским человеком. Я приехал к маме в Магадан на поселение, когда мне исполнилось 16 лет, мы жили на самой окраине города, и мимо нас таскались вот эти конвои, я смотрел на них и понимал, что я не советский человек. Совершенно категорично: не советский. Я даже один раз прицеливался в Сталина.

- Как это, в портрет?

- Нет, в живого. Я шел с ребятами из строительного института по Красной площади. Мы шли, и я видел Мавзолей, где они стояли, черные фигурки справа, коричневые слева, а в середине - Сталин. Мне было 19 лет. И я подумал: как легко можно прицелиться и достать его отсюда.

- Представляю, будь у тебя что-то в руках, что бы с тобой сделали.

- Естественно.

- А сейчас ты чувствуешь себя свободным?

- Я почувствовал это, попав на Запад. Что я могу поехать туда-то и туда-то, в любое место земного шара, и могу вести себя, как захочу. Вопрос только в деньгах.

- Как и у нас сейчас.

- Сейчас все совсем другое. Все другое. Кроме прочего, у меня два гражданства.

- Если что, будут бить не по паспорту.

- Тогда я буду сопротивляться.

- Возвращаясь к началу разговора, женщина для тебя, как писателя, продолжает быть движущим стимулом?

- Мы пожилые люди, надо умирать уже...

- Ты собираешься?

- Конечно.

- А как ты это делаешь?

- Думаю об этом.

- Ты боишься смерти?

- Я не знаю, что будет. Мне кажется, что-то должно произойти. Не может это так просто заканчиваться.
Мы все дети Адама, куда он, туда и мы, ему грозит возвращение в рай, вот и мы вслед за ним...

Ольга КУЧКИНА
Читайте на WWW.KP.RU: https://www.kp.ru/daily/24030/93720/
                         *  *  *


ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Василий Аксенов. Родился 20 августа 1932 года в Казани в семье партийных работников.
Родители арестованы в 1937 году, осуждены на 10 лет.


Окончил Ленинградский медицинский институт в 1956 году. Три года работал врачом.

Автор около 30 повестей и романов: «Коллеги», «Звездный билет», «Апельсины из Марокко», «Затоваренная бочкотара», «Поиски жанра», «Остров Крым», «Ожог», «Скажи изюм», «В поисках грустного бэби», «Московская сага», «Москва-ква-ква», «Вольтерьянцы и вольтерьянки», «Редкие земли» и др. Участник неподцензурного альманаха «Метрополь».

В 1980 году, выехав в США, был лишен советского гражданства.
Преподавал в Вашингтоне, в Университете Джорджа Мейсона. Гражданство вернули в 1990 году.


Награжден французским Орденом литературы и искусства.
Лауреат русского «Букера».


Читайте на WWW.KP.RU: https://www.kp.ru/daily/24030/93720/

                                           *  *  *

   Город сиротского детства. Почему Василий Аксенов не смог полюбить Казань |  Персона | ОБЩЕСТВО | АиФ Казань
                                  /Время сиротской юности. Фото из сети.

                                                                    *  *  *


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • К Ю.Тубольцеву
    Юра, вот из последнего, знаю твой интерес к свежим событиям:
    О покушении на Дугина - В.Шендерович и С.Пархоменко
    https://www.youtube.com/watch?v=rGiyPudLPBw
    - - -
    Политику Евгению Ройзману (один из последних арестованных оппозиционеров) избрали меру пресечения:
    За слова о Вторжении на Украину суд запретил ему посещать общественные места и мн.др., типа домашнего ареста.
    https://www.youtube.com/watch?v=tmw1PtPYRHA
    Маразм крепчал!

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 25 Авг 2022 - 20:46:20 Буторин Николай
  • Уважаемая Валерия,
    Спасибо за удивительную историю любви Василия Аксёнова и Майки!
    Недаром говорят, что рядом с выдающимся мужчиной всегда стоит интересная оригинальная женщина.
    Похоже, что приведенная история подтверждает это правило ещё раз.
    С уважением, Стася

  • На поминках Василия Аксёнова травили анекдоты
    Цвет российской интеллигенции показал себя с самой веселой стороны.

    Гражданская панихида по писателю Василию АКСЕНОВУ прошла в Центральном Доме литераторов. Прощаться пришли его ровесники, друзья, с которыми он создавал «те самые» 60-е и 70-е. Это веселое время, а, по сути, свою молодость, и вспоминали властители дум.

    Писатели не очень любят говорить о чужих книгах, тем более хорошо. Но Дом литераторов никогда и не располагал к литературным беседам. Здесь привыкли пить, шуметь и даже драться, но не скорбеть. Несмотря на нынешний трагический, хотя и ожидаемый повод, инженеры человеческих душ, как всегда, не смогли противостоять духу «домлита» и уже после первой рюмки посыпали мемуарной прозой и поэзией.
    Общими усилиями, наконец, установилось авторство знаменитого стихотворения:

    Сначала молодых пошлем,
    Пускай ебу…ся, как собаки,
    А мы, как старые еб…ки,
    Мы всякий раз свое возьмем.

    Оказалось, что жизнеутверждающие вирши сочинил Аксенов. Случилось это при довольно занятных обстоятельствах между 1969 и 1972 годами дома у художника Бориса Козлова, где почти каждый вечер собиралось человек по 40 «продвинутой» молодежи.

    — Напился, гад, и заснул. Есть здесь нормальные мужики?!

    Дальше вспомнилась история, как Аксенов, выходя из кафе гостиницы «Метрополь», натолкнулся на парней с повязками «БСМ» — бригада содействия милиции. Ребята хотели ножницами порезать его стильные клеша зеленого цвета. Так он в ярости гнал комсомольцев до Центрального телеграфа, где их всех вместе повязала милиция. Аксенова, тогда уже известного писателя, почти сразу отпустили. Тем более что дежурившие на телеграфе проститутки — оказывается, они были и в 60-е — заступились за стилягу Васю.

    Сидящие рядом женщины тут же, кстати, вспомнили, что Василий никогда не подходил к девушке, если она одета не стильно.

    — Мы все вышли из аксеновской джинсовой куртки, как выходила русская литература из «Шинели» Гоголя, — заметил Александр Кабаков.

    За это и выпили. Чокаясь!

    Семен ГРИНЕВИЧ

    10 Июля 2009 г.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Уважаемая Администрация!
    Спасибо за память о выдающемся писателе Василии Аксёнове, который не боялся противостоять властям во все режимы и даже сумел лавировать меж влиятельными провластными группировками в США, когда там публиковали его романы.
    Начал пересматривать сериал по роману Аксёнова, в котором отражено время шестидесятников:
    https://hd-rezka.pro/serialy/27565-tainstvennaja-strast-1-sezon-13-serija.html
    "Таинственная страсть" сериал 2016 года в хорошем качестве -
    В нем - герои носят вымышленные имена, но за ними легко угадываются реальные писатели и поэты, которых все прекрасно знают:
    Роберт Рождественский, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Булат Окуджава, Белла Ахмадулина, Владимир Высоцкий, Эрнст Неизвестный, сам Василий Аксёнов и другие.
    Фильм рассказывает о том, как они жили в те времена - сопротивлялись власти или поддавались ей, любили, предавали, верили. И продолжали писать, несмотря ни на что.
    Н.Б.

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 21 Авг 2022 - 15:08:33 Буторин Николай

Последние поступления

Календарь

Октябрь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Кто сейчас на сайте?

Тубольцев Юрий   Аимин Алексей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,302
  • Гостей: 601