Кумбарг Александр

Вот уж действительно: порой не знаешь, где найдёшь, где потеряешь… Было это после развала Союза и в доинтернетовские времена. В одном большом украинском городе. Леня был молодым человеком и молодым журналистом. Он только начинал свой путь в журналистике и сразу же довольно удачно. Уже после нескольких публикаций его заприметили, похвалили и запомнили. И попал он в известную региональную газету, в отдел общественно-политической жизни. Ходил на разные умные и не очень пресс-конференции и демонстрации, на митинги и в смокинге на брифинги, задавал вопросы, брал интервью, писал аналитику про политику и весьма собой был доволен.

Был, впрочем, у него один ощутимый недостаток – напрямую с работой не связанный, но ей мешающий. Леня не был пунктуален. И даже очень. Сколько он себя помнил – опаздывал почти всегда и почти везде: на школьные уроки и вузовские пары, на пионерские и комсомольские собрания, на вручение грамот и на дисциплинарные взыскания, на свидания с красивыми девушками и на посиделки с друзьями, на футбольные матчи и в кинотеатры. Даже на поезд несколько раз умудрился опоздать. Всего чуть-чуть, но это не помешало локомотивам благополучно скрыться за горизонтом.

Опоздал он и на ту пресс-конференцию, проводимую известной в стране партией. В редакции газеты ему сказали, что должен выступать партийный лидер. «Серых кардиналов» этой партии Леня знал назубок – и по их деяниям, и по физиономиям. А вот формальный ее фронтмен был в большой политике новичком и с его визуальным портретом Леня знаком не был. Инет в те беспокойные времена еще не наличествовал, а по телевизору и периодике все уследить бывало не по зубам.      

Да, ну так вот – опоздал Леня. Не намного – всего на каких-то минут пять, но этого оказалось достаточным, чтобы пропустить представление выступающих. Зато, вешая на вешалку свою куртку, не пропустил Леня, что в аккурат такая же чья-то верхняя одежда там уже висела. Он даже хотел оставить в кармашке своей курточки какой-то опознавательный ориентир, дабы потом они с этим куртковладельцем не загребастали бы чужое. Но, увы, ничего подходящего, кроме диктофона и ручки, под рукой не оказалось, а они ему были нужны, чтобы записывать нетленные перлы политических функционеров.      

Пресс-конференция прошла, как и полагается, подобным шоу. Восседавшие у микрофонов партийные дяди и тёти обещали народонаселению пренепременное и скорое светлое будущее, но возможное только лишь при самом непосредственном участии в «разделе пирога» их партии. Особенно старательно рвал на груди сорочку и выпрыгивал из штанов, как и положено по штатному расписанию, партпредседатель. «Журналюги» же вяло делали вид, что верят хоть чему-то из «вышесказанного». Наконец заунывная канитель подкатила к закату. Народ спешно засобирался к выходу.

Но Леня немного подзадержался, зацепил в кулуарах какой-то глубокомысленной сентенцией партийного столоначальника, коротко переговорил с его партайгеноссе, «перетёр» со своими коллегами и подзабыл о куртке. А, когда вспомнил… нет, все было на месте, на вешалке. Только две куртки-близнецы там и остались. И тут как раз глава партии направляется к вешалке. Поглядел на две одинаковые куртки. И, как фокусник, вытянув из рукава одной из них белый шарф, начал одеваться. «Так вот, оказывается, чья это «синонимичная» куртка-то», – резюмировал Леня, – самого партийного вожака». Быстренько подбежал к нему и попросил знакомого фотокора запечатлеть их вместе. Для истории. В одинаковой одежде.   

Материал для газеты нужно было накропать оперативно, чтобы он попал в ближайший номер. А писать особо было и не о чем. Всё то же, все те же, ура, вперед, голосуем, не дайте обмануть себя нашим конкурентам, сами обдурим, ну и т.д.

Леня кропотливо всё это отобразил. А, стремясь добавить в статью «живописи», не забыл и об идентичных куртках, подробно расписав и разукрасив в отдельном пассаже всю эту «вешалку». И совместное фото с «однокурточником» приложил. Вот, дескать, «народ и партия едины», политические вожди стремятся быть поближе к народу и настолько близко приближаются, что даже носят такие же простецкие куртки, как и молодые начинающие журналисты.     

На следующий день строгий и тщательный замредактора посмотрел, сверкая очками,  написанное и запротестовал: «Нет, Леня, так не пойдет, у тебя получились какие-то разрозненные детали-заготовки, но не цельная конструкция. Нужно это доработать». Леня огорчился. Он работал в издании уже почти полгода, и все статьи-заметки выдавались в печать на-гора, сразу, без всяких там «доукомплектований». А тут  вот… Но понимал, что замредактора прав. Что-то, как-то с этим материалом не заладилось. Требовалась быстрота, а вдохновение так и не подоспело.

Вечером, дома, он сел переписывать. Для фона врубил телевизор, что-то там вещавший сначала о проституции, а потом о политике. Ну, или наоборот. Не суть важно. И вдруг – сюжет об этой самой партии, с пламенным выступлением этого самого лидера. Этого, но не этого. Как-то очень-очень уж он «в лице переменивши», и в росте, и в ширине-толщине. Включилась простая до ужаса мысль – ба, да на пресс-конференции же был совсем другой «дятел» (то бишь, деятель), принятый им за киевского партийного начальника.  

Живо всплыл поминутно вчерашний день – опоздал, табличек с фамилиями на столах выступавших почему-то не наблюдалось, после кулуарно разговаривал с вождём, но без упоминания его имени-отчества – и – вуаля – вот вам, так сказать, и куры, (то бишь, куртки). Он схватил ворох свежих городских газет и начал стремительно выискивать «воспоминания» о прошедшей пресс-конференции. Нашел – солировал-то во вчерашнем партийном хоре, как выяснилось, вовсе не глава всей партии, а всего-навсего руководитель её регионального филиала. «Так вот чья куртка-то!», – ошарашено воскликнул вслух Леня, – как же хорошо, что материал не пошел в номер. Сгорел бы я от нелепости и стыда. Мне бы потом эти злополучные куртки до пенсии вспоминали бы».  

Нельзя сказать, что после этого случая Леня совсем уж перестал опаздывать на политические тусовки и прочие митинги. Не та натура. Но то, что стал более пунктуальным – это точно. А потом и интернет в дома пришел.   


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Месяц может быть назад
    Трампа твитнули под зад,
    А Иванка и Милашка
    В Калифорнии грустят:

    Был у нас там белый дом,
    Белый пудель был при нем,
    Жили мы там как маркизы,
    Но прогнали нас пинком.

    Это Твиттер виноват,
    Мы писали всё подряд,
    А потом на нас цензуру
    Натравил какой-то гад.

    Кто такой - не знаем мы
    Видно происки чумы
    Иль ковида, или СПИДа,
    Или матушки зимы.

    Н.Б.

  • В ответ на Аарон Борис:
    Трамп действительно пролетел. Пожалуй, на этом можно и точку поставить.
    Спасибо за прочтение, Борис!

  • Уважаемый Александр,
    Спасибо за интересный случай из работы журналиста!
    Вот и получается, что "Нет худа без добра!" - Если бы шеф не завернул бы ему заметку, горел бы он синим пламенем с этой курткой.
    И Вот пример отличной журналистской работы, которая привела к первой санкционной войне между РФ и Западом:
    https://www.youtube.com/watch?v=G7JTniPnhsA&feature=emb_rel_end
    А в последние годы профессия журналиста стала одной из рискованных и опасных в РФ, вспомним что много журналистов было убито за их разоблачения и правдивое отражение событий.
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

    Комментарий последний раз редактировался в Пятница, 19 Фев 2021 - 0:16:33 Андерс Валерия
  • Спасибо, уважаемая Валерия! Да уж, благодарность шефу, завернувшему заметку… И такое бывает!

    А в профессии – увы, риска и опасности предостаточно. И не только в РФ. И в Украине, например, с 90-х тянется длинный список убийств и избиений… Да и в ряде других стран, как Вы знаете, примеров хватает.

    Посмотрю о Магнитском, спасибо.

  • Где совпадёшь, где отличишься? -
    Где клад найдёшь, где - кукиш. Ишь, ты!
    Где ждёт удача, не знаем сами,
    Всегда лишь быть бы, под парусами... :)
    ***
    С самыми удачными пожеланиями,

  • Наверное, многие в своей жизни с этим сталкиваются: порой то, что мы считаем отрицательным событием, затем вдруг оказывается не таким уж и отрицательным, а то и вовсе оборачивается вещами положительными.

    Так что порой «Где ждёт удача, не знаем сами…». Александр, спасибо за лаконичный и емкий язык поэзии!

  • Замечательный рассказ!
    Как отличить записную книжку ирландца? В ней вместо алфавита - сплошные: "O'... O'... O'... O'..."
    Жил один старичок под Малаховкой,
    Потерявший внезапно на днях покой!
    Он всё время икал
    И чего-то искал,
    Озабоченно шаря в штанах рукой!..
    - Пусть нас не возьмут на поруки,
    Ты дело святое не трожь!
    Положь мне на плечи руки...

    Табличка в храме:
    "Ставить сумки на подоконник не благословляется!"
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Спасибо,Юрий!
    Да, О’Коннор, О’Брайен, О’Кэрролл – сложно перепутать. Ирландца видно издалека.
    Сложнее с американцем О. Генри, который, как известно, сам себе это «имя» придумал. И без ирландского написания.

  • Уважаемый Александр!
    Спасибо за Ваш интересный рассказ с писательским курьезом. Действительно любая ошибка может наделать много шума, поэтому ответственность у журналиста, как у диспетчера в аэропорту. Слава богу, как говорится, что пронесло яхту Вашего героя между рифов. Сегодня конечно журналисту не так стало опасно, например можно просто испортить себе карьеру подобными ошибками. А были посерьезнее ведь времена, когда за одну неверную букву могли и сослать на Колыму. Впрочем в те времена и за колоски ссылали на Колыму, так что хрен редьки не слаще. А сегодня можно угодить за решётку за другое, например за ретвит, который неугоден нашей оборзевшей партии единороссов. Поэтому лучше не ретвитить, а вообще с twitter не связываться. Трамп-то ведь тоже на нём погорел.
    Желаю уважаемому автору новых творческих успехов!
    Н.Б.

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 17 Фев 2021 - 19:59:13 Буторин Николай
  • Трамп действительно пролетел с Твиттером. А с ним ещё десятки тысяч. Это теперь новая версия свободы слова.

  • Спасибо, Николай! Да уж, одна «не та» буква могла и до Колымы довести… Особенно, как известно, в таких животрепещущих словах, как «Сталин», «Ленин», «Ленинград»…
    И все равно ведь порой опечатки пробегали… Открываю недавно один советский фильм 1962 года и сразу же на экране такая вот опечатка: «ЛенинРадская ордена Ленина киностудия».
    Хорошо еще, что пропустили буквочку «г», а не «р». Времена, правда, были уже сравнительно вегетарианские – начало 1960-х, оттепель. И все-таки, иди знай…
    А теперь – да, в России новые «гайки». И не так много желающих «случайно» назвать Путина – ПЛутиным, а то и похлеще…

  • Уважаемый Александр! Спасибо за интересную историю о серых журналистских буднях! :) Всё-таки советской власти удалось добиться равенства - одинаковые куртки, одинаково покорные взгляды на политсобрании, одинаковая повестка дня из пятилетки в пятилетку. Вспоминается фильм "С лёгким паром" об одинаковости жилищ и убранств в них :) С другой стороны, журналисты в том время могли работать шаблонно. Из года в год печатать одни и те же тексты и только цифры оставалось менять! Но главный герой, молодой журналист, ещё не успел обрасти ленью, он искренне ищет фишки для скучного материала, а опыта и внимательности ещё не хватает! Хорошо, что всё закончилось на позитиве!
    Сегодня газеты уходят в другой формат, тиражи стремительно падают, но событий гораздо больше и рисков тоже...

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 17 Фев 2021 - 18:38:38 Демидович Татьяна
  • Спасибо, Татьяна! Да, советский период был явно не лучшим временем для журналистского творчества. Молодой журналист его не застал, попал в более веселое время для начинаний. Партий уже много, а физиономии некоторых их лидеров уже можно и не узнать. Но скуки и лжи от их похожих друг на друга спичей и здесь предостаточно, поэтому – да, «он искренне ищет фишки»…

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Буторин   Николай   Черемных Ольга  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,292
  • Гостей: 278