Бабич Ирина

           
  И  ДУША  РАСПАХИВАЕТ  КРЫЛЬЯ...
    (Из журналистских блокнотов)
            Публикуется впервые

 

     Итак, мы в очередной раз отправились в Иерусалим. Я подчеркиваю - в очередной раз. Потому что с момента прибытия в Израиль завели мы в семье непреложное правило: каждый год - в Иерусалиме! Хотя бы один день, но - каждый год! Мы как-то с первого раза ощутили, что вот в Тель-Авив, Беэр-Шеву, Ашдод и так далее - это ПОЕЗДКА. А в Иерусалим - ВОСХОЖДЕНИЕ. И каждое из этих восхождений обязательно одарит

чем-то новым, ранее не увиденным, не прочувствованным, не пропущенным через сердце...

     Вот так и в тот раз, о котором пойдет у нас речь, мы оказались на одном из иерусалимских зеленых холмов - там, где нет ни одной постройки, ни одного здания. Есть в Иерусалиме большой сквер, в центре которого стоит то ли громадная медуза, то ли спрут, выкрашенный в красный, черный и белый цвета. Там любят резвиться ребятишки, шмыгая между лап безопасного чудища, а на лавочках отдыхают их мамы, бабушки или няни. Вот примерно от этого места дорога берет круто в гору, оставляя позади шумные улицы, и петляет по склону, покрытому густым горным лесом. То справа, то слева в разрывах между деревьями возникает синее небо и белые облака. И особая, нигде и никогда ранее не виденная мною дымка - голубой свет Иерусалима - обволакивает каждый камень и каждый ствол, каждую ветку куста и каждый стебель травы...

     Нашей целью был отмеченный на карте достопримечательностей столицы мемориал Джона Кеннеди - это удивительной красоты сооружение

венчает тот холм, по которому вилась наша дорога. Но на один виток не доезжая до мемориала, мы увидели бело-зеленый столбик Керен-кайемет - Еврейского национального фонда, обычный небольшой столбик, их ставят там, где подвижники этого фонда с давних времен сажают деревья. «Значит, тут лес рукотворный», - подумала я.

     Но тот столбик отличался от других - к нему была прибита планка-указатель. И было начертано на ней - на иврите и английском: «К Панораме Артура Рубинштейна».

fiks5

     Надо ли говорить, что мы тут же притормозили, машину поставили на некоем подобии площадки и двинулись по неширокой  земляной тропе, усыпанной, как и все вокруг, сухими сосновыми иглами. И нас обступила тишина - не мертвая тишина замкнутого стенами помещения (комнаты, подвала...), а живая трепетная тишина матушки-природы: еле слышный шорох хвои, вздохи ветерка, запутавшегося в кустах, невесомое дыхание облаков... Всего несколько шагов по прогретой солнцем земле...всего несколько вдохов воздуха, настоенного на смолистой коре деревьев - и отходят, тают сиюминутные заботы, огорчения и даже радости. И душа, вспомнив, что она бессмертна, распахивает крылья. И розовеют губы, и расправляются морщинки, и глаза обретают свой первоначальный блеск...

     Вам кажется, что я фантазирую? А вы проверьте эти мои наблюдения. Войдите неспешно в лес или ступите на луг, или присядьте на камень на безлюдном морском берегу...Только не суетитесь, не поглядывайте на часы,

не разговаривайте со спутниками. А потом...потом посмотрите друг на друга!

     Но вернемся на тропу, что идет по склону горы. Хоть и не длинная, она дала нам возможность вспомнить то немногое, что мы знали о великом пианисте. Артур Рубинштейн родился в бывшей России, в Лодзи - в 1887 году, а умер в Женеве в 1982-м, стало быть, было ему 95 лет. 75 из них были отданы концертной деятельности. Дружил с великими людьми - Чарли Чаплином, Бернардом Шоу, Юлианом Тувимом...Сам Игорь Стравинский аранжировал для него свои оркестровые произведения, например, три танца из блистательного балета «Петрушка». Сам Пабло Пикассо рисовал его, да не один раз - сделал 24 его портрета...

     Сын разорившегося владельца текстильной фабрики, Артур Рубинштейн учился в Варшаве и Берлине, а покорил своим искусством все страны мира -я не стану их перечислять. В 1910 году в царской России этот еврей получил почетный диплом имени Антона Рубинштейна, своего великого однофамильца. Артур Рубинштейн был настоящим убежденным сионистом - еще в начале 30-х годов минувшего века он категорически отказался выступить в Германии и более никогда за всю свою долгую жизнь там не был. А вот в Израиле бывал часто и не только с концертами - на его средства был открыт музыковедческий отдел в Еврейском университете Иерусалима. А еще он с радостью дал согласие, чтобы Международный конкурс пианистов, проводимый в Иерусалиме с 1974 года, носил  его имя. В 1976 году стал почетным доктором Института имени Вейцмана в Реховоте. А в 1977 году -  почетным сыном Иерусалима (я даже не знала, что есть такое замечательное звание). А еще - до приезда в Израиль - я не знала, что три сестры и два брата великого музыканта сгорели в печах Освенцима... И что написал он пронзительно-нежную книгу «Мои юные годы», по которой в Голливуде был поставлен фильм «Любовь к жизни», получивший «Оскара» в 1970 году.


fiks3
      Короткая лесная дорога...  долгая достойная жизнь... Мы молча шли вдоль склона горы - тропа заканчивалась у небольшого белого мраморного квадрата, плоско и покойно лежавшего... нет, прильнувшего к земле. Четыре невысоких столбика, соединенные тяжелой крупноячеистой цепью, ограждали этот бел-горюч   камень, на котором выбиты две даты - рождения и смерти.И два слова: «Артур Рубинштейн». Так вот, значит, где завещал он упокоить свой прах...

     А рядом все так же, просто на земле, мы увидели развернутую веером беломрморную клавиатуру рояля. И края клавиш, уже не упирающихся в земную твердь, а выступающих над ущельем, были омыты дымкой Иерусалима. Только зеленые горы да глубокие ущелья, да небо в белых облаках простирались перед этой клавиатурой, перед той Музыкой, что так щедро дарил миру великий пианист. И не были видны отсюда ни Старый город с его строениями и воротами, ни Стена плача, у которой победно трубил шофар в незабываемый июньский день 1967 года - день освобождения  Иерусалима... И даже Гора Герцля не видна, где каждый год взвиваются флаги в День независимости нашего еврейского государства. Но и горы, и облака, и голубая дымка вокруг - все это был Иерусалим...

     А еще там жила Музыка - я услышала ее сердцем, так же ясно, как в тот вечер в Киеве, в 1964 году, когда мы попали на концерт Артура Рубинштейна - единственный концерт, который он давал в нашем городе.

     В древний Киев охотно приезжали самые знаменитые музыканты (а как мы попадали на эти концерты, как «доставали» билеты - это отдельная история). Однако концерт Артура Рубинштейна навсегда останется особой страницей  в личной для каждого любителя музыки летописи. Казалось, что рояль рад легкому, какому-то невесомому прикосновению этих волшебных рук. Будто не пианист извлекает звуки из рояля, а они сами выпархивают из черного лакированного корпуса и, ликуя, отдают себя тонким пальцам. И душа Музыки сливается с душой Музыканта, и все это приходит к нам, замершим от восторга слушателям, как щедрый Божий дар!

     Спасибо судьбе, пославшей нам Артура Рубинштейна...Спасибо тем, кто придумал положить мраморные огромные клавиши на святую землю Иерусалима, где вечным сном спит наш великий соплеменник...

     Каждый год в Иерусалиме...Как грустно, что возраст и хвори становятся поперек пути. Но в душе живут белый камень в конце земляной тропы, развернутая веером клавиатура - и горы и ущелья, деревья и травы, и голубой неповторимый свет...

                                                           Ирина Бабич      


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Будто сам побывал в Иерусалиме, на некой совершенно другой экскурсии, чем организует \"Сохнут\".

  • Милая Ирина Бабаич, прекрасный очерк, написанный лёгким доходчивым языком и, конечно же, рукой опытного журналиста. Не сдавайтесь ни возрасту, ни болезням. Творите и дарите людям свои бесценные зарисовки о Святой Земле.
    С любовью - Ариша.

  • Гость - 'Гость'

    Дорогие мои островитяне, братья и сестры по сайту,до чего же я взволнована, как благодарна вам за такие теплые, такие душевные слова. Ну что тут добавить...И главное - теперь, будучи в Иерусалиме, вы обязательно отправитесь на холм Рубинштейна и...Кеннеди (следующий виток дороги после мемориала Рубинштейна).Тоже очень красивое и с умом воздвигнутое ПОМИНАНИЕ о том, кто так хотел благополучия и внутреннего единения свой непростой родины.После ваших таких важых для меня комментов руки чешутся - так хочется успеть рассказать о многом и в Израиле, действительно ставшего нашим домом, и в \"доизраильский период\", получившийся у меня богатым на интересные встречи. Дал бы Бог времени...Еще раз спасибо - вы подарили мне тот самый момент, когда душа распахивает крылья. Ваша однополчанка - Ира

  • Спасибо, прочитала с большим интересом и сопереживаниями.

  • Дивная, певучая проза.Даже определение \"очерк\", которое обычно предполагает сухость повествования, трудно сюда приложить. Спасибо за яркую образность, живой язык и душевную теплоту.

  • Ирина Борисовна.
    Удивительные ощущения остаются в душе...вечности бытия, вечной силы музыки и Личности. Ваша проза в этой зарисовке граничит с поэзией. Строки скорее поются, чем читаются.
    Дай Бог,чтобы каждая Ваша поездка в Иерусалим приносила Вам новые открытия
    С уважением
    Лина Городецкая

  • Спасибо Вам огромное.
    А зодно я вспомнила тот концерт Артура Рубинштейна, на котором была когда-то в Питере. Что-то непередаваемое...

  • Уважаемая Ирина!
    Спасибо за поэтическую прозу, за необычное описание мемориала Артура Рубинштейна !
    Ваше волнение при посещении Панорамы великого пианиста передаётся и нам, читателям.
    С благодарностью,
    Валерия

  • Когда-то в институте \"сдавал Канта\" и запомнил из его эстетической теории, что красивое существует объективно, вне зависимости от конкретного человека. Но прекрасное – это то, чем наделяет человек эстетический образ, что составляет существо его восторга… как сказано остановись мгновение! В своём очерке Ирина Бабич великолепно передаёт это состояние души, которому веришь и в которое приятно вчитаться. Спасибо, с уважением, Роланд.

  • Гость - 'Гость'

    Даже комп не выдержал моего эмоционального порыва и на полуслове оборвал строку.
    Дорогая Ирочка, нужно обладать Вашим удивительным даром рассказчицы, писателя и журналиста, чтобы вот так ярко и сердечно рассказать о стране, которую Вы любите, и о людях, которые Вам дороги.
    Готов бесконечно слушать и читать Вас.
    С любовью,
    Алик

  • На фоне великолепия Иерусалима, так эмоционально посещаемого ежегодно и описанного и в этот раз нашей легендарной землячкой, неутомимым труженником настоящей журналистики, Ириной Бабич, ей удалось связать эту новеллу с именем и памятью одного из величайших музыкантов прошлого века, выходца из России Артура Рубинштейна...
    Только потеря зрения смогла остановить музыку, которую он воссоздавал своим талантом из под клавиш фортепиано, навсегда соединившихся с его могилой.
    Посещение мемориала великого пианиста напомнило Ирине первую встречу с ним в родном её Киеве. А нам удалось прочесть эту трогательную историю сегодня, за что низко кланяемся мастеру слова и её умению передачи чувств и сохранении памяти...
    С.Т.

  • О Иерусалиме написано много, но Ирина находит все новые и новые детали, ракурсы, слова. Написано очень эмоционально. Читаешь и слышишь голос Ирины Бабич. А это огромное удовольствие.
    Спасибо.

  • Гость - 'Гость'

    Добавлю к сказанному уважаемой Фаиной: какя изящная композиция статьи.
    С благодарностью,
    Марк Аврутин.

  • Несравненная Ирина Бабич!
    Как поэтичен Ваш язык!
    Как ярки картины природы, описанные Вашей рукой!
    Какая верность великому городу Иерусалиму!
    Всегда с восхищением читаю Вашу прозу, в ней столько присущего Вам благородства, доброты, интеллигентности, ума!
    Вы умеете описать всё, в том числе и музыку, звучащую под руками великого музыканта...

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Голод Аркадий   Шашков Андрей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,325
  • Гостей: 315