Голод Аркадий

             Medice cura te ipsum. Врач, исцели себя сам. 

Эта латынь вертелась в голове уже четвертый месяц, а в последние дни стала просто навязчивой. Ибо влип очкарик очень основательно, а эти мои дни вполне могли оказаться и в самом деле последними.                     Свалившаяся на меня неведомо откуда самая поганая из всех возможных лейкемий оказалась, по закону подлости, совершенно резистентной к химиотерапии. То есть чихала на неё всеми своими атипичными клетками. И потому было мне сделано предложение, от которого я не смог отказаться. Пересадка костного мозга. При очень большой удаче у меня было всего-навсего десять шансов из ста прожить ещё пять лет. Но не ноль же! 

Так я оказался в изолированной стерильной палате гематологического отделения той же самой больницы, где уже много лет работал анестезиологом. В палате, изолированной настолько, что окно, из которого был шикарный вид на море, было задраено наглухо, а воздух в неё подавался через кондиционер с бактериальным фильтром и под избыточным давлением, дабы при открывании двери не залетело, не приведи, Господи, чего ни будь лишнего снаружи. И был подключен сразу к нескольким “айвакам”, то бишь автоматическим подавателям разной труднопроизносимой продукции Бигфармы в катетер, засунутый мне аж прямо в правое предсердие. Персонал заглядывал редко и был закутан с ног до головы во всякую стерильную одноразовость. Понятно, что при таком суровом режиме была “мыслей полна голова, и все про загробный мир”, как пелось в какой-то оптимистической туристической песенке. 

Спасибо, что разрешили свежекупленный и продезинфицированный ноутбук, и WiFi в отделении работал исправно, не давая скуке смертной переродиться в смертельную. 

Понятно, что, что этот бесчеловечный режим соблюдался строжайше. Ибо любое его нарушение грозило виновным страшными карами, а автору этих строк — понятно, чем. 

И вот, в одну мрачную ночь, под аккомпанемент вспышек молний, раскатов грома и шума бешенного ливня, обычного в январе, я отметил ответами на е-мыльные поздравления свой собственный день рождения и пытался надеяться, что он не последний. 

От праздничных забот меня отвлёк довольно сильный шум снаружи, в отделении. Там явно происходило что-то необычное. Какая-то очень нервная суета. Пробивающиеся сквозь толстую дверь весьма характерные звуки живенько нарисовали в воображении картинку, хорошо знакомую любителям всяких остросюжетников про медицину. Ну, такую, где “О, Господи, мы его теряем!”. На самом деле, за сорок с большим гаком лет жизни в медицине и участия во множестве подобных “экшенов”, ни разу такого не слышал. Матюки на разных языках, таки да, а этого вопля — нет. Но ситуация явно была той самой. Критической. 

В таких случаях обычно зовут на помощь кого ни будь из реанимации или из оперблока. Знакомых голосов из этой братии что-то не слышно было, а суета как-то улеглась. Значит, сами справились. Ну, честь им и слава. Я выключил ноут, пристроил его на прикроватный столик, поправил трубку от “айваков”, чтоб не дёрнуть её во сне. Не оторвётся, но больно будет, чёрт её побери.  Собрался заснуть. И тут откатилась дверь и в мою палату явилась целая делегация, в составе дежурной врачихи, медбрата и медсестры. Все в состоянии крайнего смущения и нервозности, что отлично видно и слышно через все балахоны и маски. 

— Доктор Аркадий, вы ещё не спите? 

А то им не видно было через иллюминатор в двери. 

— Пока ещё не сплю. А что случилось? Опять что-то плохо в моих анализах? Кажется, уже хуже некуда было. Или вы пришли меня обрадовать, что хоть один лейкоцит появился? 

— Ой, нет. Новых ещё не брали. Но, понимаете... 

Мне стало страшно. От непонятности ситуации. Но не соборовать же они меня пришли. В иудаизме и исламе это не принято. Тогда что? 

— Понимаете, привезли из дома больного с осложнением, очень тяжёлого. Отёки, вен совсем нет, задыхается. Мы по-всякому пробовали. Ничего не получается. 

“Больной без вен” — вполне банальная история. Странно, не позвали кого ни будь из “цЕвет ахиЯ” (реанимационный персонал), и зачем-то зашли ко мне. 

— Неужели у нас в больнице анестезиологи закончились? И в реанимации все вымерли? 

Оказалось, что всё именно так. В оперблоке страшная запарка, даже вызвали конанов (дежурных на дому). А из реанимации обещали только через полчаса, не раньше. Мы понимаем, мы не имеем права даже просить, но... 

Вот теперь понятно. Нарушение будет вопиющее, как труба иерихонская. Если откажусь, никому и в голову не придёт меня упрекнуть. Я же абсолютно беззащитен. Мой костный мозг уже уничтожен, а новый никак не приступает к работе. Нет у меня сейчас иммунной системы. От слова совсем. Любой полудохлый микроб меня угробит. В крови коктейль из антибиотиков, а сама кровь чужая, каждый день льют. 

Ой, мамочка, роди меня обратно! 

Но чувствую себя на удивление неплохо, а помираю пока только от скуки. 

В общем, замотали меня в три слоя защитной амуниции. Дело было в доковидные времена, спецкостюмов  не было, а глаза... Я и так очкарик. Отцепили от проводов и трубок и под ручки проводили к тому бедолаге.   А там... Да уж, ждать ещё полчаса не стоит. А у меня всё-таки мои десять шансов ещё в запасе. 

Как я во всех этих тряпках, двойных перчатках и запотевающих очках справился (не считал, с какой попытки, но не с третьей-четвертой, а больше), то известно только тем потусторонним силам, что метали громы и молнии за окном. Страху набрался, сколько не бывает. Но справился.      
“Ещё одна жизнь спасена!” — как торжественно объявлял один медбрат в Воронежском онкодиспансере после каждой успешной клизмы.
 

Меня частично разоблачили в коридоре, окончательно — уже в моей одиночной камере.  Переодели в сухое. Очки помыли хлоргексидином, подключили обратно всю машинерию и пожелали спокойной ночи. 

Дрых я сном младенцев и закоренелых грешников. Без сновидений и пробуждений. Завтрак и забор крови на анализы проспал. Не будили. Поинтересовался насчёт того страдальца. Обрадовали, что живой. А я? 

Это выяснилось вечером. Башар — медбрат, золотой парень — скинул мне на мэйл мои анализы. Вот они, лейкоциты, родимые, первые за почти две недели после пересадки! Ура, живём!!! 

Вот, что правильное нарушение режима и стресс животворящий делают! А вы говорите...

                                                                         * * *

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Аркадий, дорогой, спасибо, что поделились. Но упаси Вас Бог от таких "приключений"! Хорошо, что все обошлось. А за спасенную жизнь спасибо!!! Знаю хирурга, который на второй день после того, как его прооперировали, сам встал к столу и проводил операции. Он был завотделением, подчиненные ему не могли возразить. Не знаю, насколько с его стороны было необходимо так поступить, почему не могли сделать операции другие хирурги этого отделения, но было некоторое недовольство этим его потупком среди персонала отделения. А Вам - здоровья и мира!!!

  • Людмила, спасибо большое!
    Таких приключений больше не будет. Я уже на пенсии, отдыхаю.

  • Эта история показывает, что даже в самых сложных обстоятельствах, человек способен преодолеть свои страхи и справиться с трудностями, если на кону стоит чья-то жизнь. Герой проявил мужество и решимость, несмотря на все испытания.

    Важно помнить, что каждая жизнь ценна, и даже самые маленькие шаги или решения могут сыграть огромную роль в спасении человеческой жизни. Надеюсь, что все закончилось благополучно и герой смог преодолеть все трудности, сохраняя надежду и оптимизм.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Вы правы, Юра.
    Больше всего в этой жизни нужен оптимизм, особенно в наше паскудное время.
    Без него совсем кранты.
    Правда, говорят, что пессимист - это просто хорошо информированный оптимист.

  • Здоровья и деятельных лейкоцитов до меа вэ-эсрим.
    В начале 90-х, когда мои дипломы оказались ненужными, а подработка тренером в маккаби яффо не покрывала ни садик, ни ипотеку, я упал с пигума семи с половиной метров на бетон. детско-спортивно-армейская привычка идти в кувырок привела в приёмное бейлинсон в сознании, когда упавший со мной плашмя и сломавший всё и вся парень, пришёл в него после операций и двух дней. я сломал локоть и изрядно подвинул диски. в миюне со мной были два рабочих марокканец и румын. русский врач хотел взять у меня кровь со сломанной руки, пытаясь выпрямить её. я начинал кричать матом, хотя по жизни не матерюсь, врач громко имел чью-то мать и упоминал мать собаки, румын на идиш пытался ему что-то втолковать- врач был слаб в иврите, марокканец орал про кус матери врача, а я возвращался в себя от запаха перегара того же врача, т.к. не пью и... так продолжалось до тех пор, пока марокканец эли не привёл кого-то, кто взял у меня кровь со здоровой руки. в тот вечер мне необходимо было быть дома - это было последнее день рождение тестя, которого прооперировали за неделю до этого в вольфсон, сказав, что осталось ему два месяца. я подписал отказ от ишпуза. рабочие на руках принесли меня в машину. приехали в бат ям к абарбанель, где оставлял свою машину. один из них пересел в мою и отвезли меня в ашдод, занеся домой прямо к столу... тесть умер через семь недель, я впервые встал сам на ноги на его похороны. локоть зажил, но полностью не раскрывается. диски напоминают и сейчас при ходьбе, беге и благим матом вопят иногда под гирей, а битуах леуми, дав вначале временную инвалидность, вскоре лишил её, обосновав тем, что убежал на своих ногах из больницы по словам врача с перегаром. перегар к тому времени испарился, а морду бить у нас не принято... ещё раз здоровья и тишины в этом разном мире.

  • История ваша не новость. Так было во все времена,
    но вы позвоночник добьёте, коль бегать продолжите
    Жаль.

  • Уважаемый Аркадий,
    Не для комплимента ради,
    Сообщаю: Ваш рассказ
    Поразил меня, потряс!
    Примите мои поздравления с удачным лаконичным рассказом, где врач просто без выпендрёжа, коротко и ясно повествует об интересном случае. Врач решил помочь пациенту, хотя сам в то же время тоже был пациентом.
    Слава богу, что всё обошлось благополучно. Н.Б.

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 17 Апр 2024 - 0:12:55 Буторин Николай
  • Да, вполне благополучно.
    Прошло уже десять лет. Отметил семидесятилетие продлением водительских прав и окончательным уходом на пенсию.
    "Будя, навоевались! Нехай другие воюють!"

  • Дорогой Аркадий!
    Спасибо за отличный рассказ из медицинской деятельности!
    Как повезло Вашему лит-герою, который рискнул покинуть стерильную палату для спасения жизни человека!
    Подобные подвиги (а этот поступок, нарушивший предписанный уставом клиники режим, можно назвать подвигом, поскольку анестезиолог рисковал своей жизнью, покидая стерильные условия обитания специального герметического помещения) врачи совершают иногда в работе, порой не задумываясь при этом о значении своего поступка. Но при переосмысливании произошедшего начинаешь понимать и оценивать произошедшее, как подвиг. Можно порадоваться тому, что полученный анестезиологом стресс произвел положительный эффект и на его здоровье и что он не успел подхватить инфекцию, покинув стерильную палату .
    С пожеланиями продолжения воспоминаний из богатой медицинской практики,
    В.А.

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 16 Апр 2024 - 23:12:12 Андерс Валерия
  • Дорогая Валерия, спасибо за быструю публикацию этой, за один день написанной, медицинской байки.
    Их тут у меня уже много было выложено до того, как я ввязался в эту бесконечную историю с "Другим" и присными его. А когда зашёл по ней в тупик, как-то всплыла эта давняя история. Прошло уже десять лет с тех пор.
    Называть это занятное приключение подвигом - это, пожалуй, чересчур.
    А вот спасением от смертельной скуки - в самый раз.
    Первых космонавтов тренировали и испытывали в сурдокамерах. Полнейшая изоляция, тищина и ничего не происходит. Читал их мемуары с описанием этого ужаса. А такая палата - это почти то же самое плюс мысли о вечном.
    Поэтому тот случай оказался просто подарком судьбы. Почувствовал себя снова человеком, а не организмом.
    Словом, никакой патетики. Просто есть упоение в бою и бездны мрачной на краю.
    И немножко прилитературенное описание. И это, собственно, всё.

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Голод Аркадий   Тубольцев Юрий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,325
  • Гостей: 172