Крылов Юрий

 

"Пиршества" после защиты 
   Начну с того, что кандидатскую диссертацию в 1965 году защищал я 8 марта - многие ли в состоянии таким похвастать?! На следующий год советское правительство, хочется думать, в ознаменование моей защиты, сделало этот день нерабочим, чем сильно поспособствовало - спасибо ему! - грандиозности празднеств по случаю первой годовщины (и всех последующих) обладания  вожделённой степенью.
   Сама защита ничего особенного. Мандражировал только мой шеф - я ж его аспирантский первенец. Накануне мы, как водится, обсудили «ответы оппонентам», представившим позитивные и, практически, без замечаний отзывы. И если в одном из них была парочка вопросов, то другой, подписанный профессором В.В.Васильевой преемницей знаменитого академика В.И.Скворцова, оставившего ей кафедру в престижнейшем 2-ом Московском медицинском институте, не содержал ничего, позволяющего диссертанту проявить эрудицию и блеснуть красноречием. Ограничиться «благодарностью за положительную оценку» и мне, и, главное, шефу казалось недостаточным. Посему с его одобрения выдернул я из текста одну фразу и на ней решил «развернуться».
   Не могу забыть удивление на лице уважемой Валентины Васильевны, взявшей на себе бремя оппонента, кое вызвал «блестящий 5-ти минутный панегирик» во славу т. н. «ацетилирования». Сей термин она «неосторожно» использовала в «Отзыве». Когда всё закончилось, включая голосование, В.В.В. сказала: «Ты чего это мне наговорил? Я ж про это - как? - ацетилирование? - и знать ничего не знаю». В общем, в отличие от шефа, был я неопровержимо уверен в себе и за одно это должен был получить немало т.н. «чёрных шаров» - "за нахальную нескромность", кою ох! как не любят заслуженные деятели науки, заседающие в Учёных Советах. Слава богу, обошлось.
   Потом - традиционный банкет. Организовали его в ресторане "Бега". В зале за соседними столами было обилие - 8 Марта(!) - хорошеньких женщин, хватавших за полы пиджака пьяно метавшегося по залу молодого и красивого именинника, «вылитого Алена Делона» по отзывам. Признаюсь, терзался я чувством глубокого сожаления по случаю невозможности ответить им - "хорошеньким женщинам" - тем же, то бишь "хватанием", ибо моя подогретая алкоголем «свобода» бдительно охранялась женой.
   За нашим столом во главе с шефом сидела орава провинциалов, приехавших из Рязани, скромно прореженная несколькими столичными жителями из числа моих родственников и друзей. Присутствовало человек 40. Часам к 11 трезвых не осталось, и подавляющее большинство направилось спать вповалку на квартиру тестя, пустовавшую в связи с временным вояжем владельца в Монголию, куда он забрал и свою жену, и моего пятилетнего сына. А вот меньшинство - я, жена, два близких друга и инициаторы данного безрассудства (ни тогда, ни сейчас это слово подходящим для описываемого действа не считаю) - мои двоюродные сёстры - поехали к чёрту на кулички продолжать пьянку "под гитару Лёни Седули".
   О сёстрах разговор особый: обе старше меня на 13 и 11 лет, обе индологи, закончившие «Восточный факультет» Ленинградского университета, полиглоты, знающие чёртову прорву языков - соответственно 29 и 7, обе умнющие, всеядные к знаниям, постоянно собирающие вокруг себя диссидентствующую интеллигенцию. Именно у них дома я слышал записи Галича, Окуджавы, Клямкина и других неимеющих выхода на официальные каналы бардов, поэтов, получал на строго ограниченное время (ночь, сутки, в лучшем случае - двое) самиздат - Солженицин, Ерофеев, Авторханов, Зиновьев, Булгаков, Войнович. Там же подпитывался новыми анекдотами, до которых был, да и остаюсь, большим охотником.    
   Как оказалось, направились мы к приятелю А.Галича- Леониду Седову, в то время м.н.с. Института восточных языков, а ныне ведущему  российскому политологу. 
   Приехали. Представьте себе (1965 г) - двухкомнатная квартира, практически без мебели, на полу что-то, вроде паласов, свечи, растрёпанный (ещё бы - время-то к 2-м ночи) хозяин (ему лет 30-35) с гитарой, обрадованный вторжением ночных гостей (с водкой!), кухня, в раковине которой столько грязной посуды, что и раковины не видно, отсутствующий кусок (чуть ли не четверть) стены в главной комнате. Только через некоторый - достаточно продолжительный период - я понял, что это такие обои: тщательно отрисованный кирпич, коего на всю стену, якобы, не хватило; в полусумраке, образуемом свечным освещением, полная иллюзия недостроенности. К счастью, спиртное быстро погасило недоумение, и остаток "вечера" - до утра - прошёл "на ура": песни - и не "хором", а, всё больше, обожаемые мною Галич или Окуджава (Высоцкий тогда не котировался), водка, причём без тостов и кто сколько хочет и/или  может, без всяких привычных для провинциалов: "Ты меня уважаешь?...", интеллектуальные разговоры - тематику не запомнил, ибо в те времена ведро выпивки на походке не отражалось - только на памяти - но вряд ли была она «просоветской». "Недоумение" вернулось утром, когда вдруг выяснилось, что грязной посуды в раковине нет, а сама раковина, действительно, имеется. Это мой рязанский друг - не медик, не гитарист, а инженер и шахматист - на сей почве и сблизились аж за 12 лет до описываемых событий - взял, да и вымыл многонедельные залежи, чем несказанно удивил и хозяев, и меня. Уже в такси я говорю: «Адик, ты чо?, - в ответ, - Понимаешь, все пьяные, я - тоже, темно, какие-то песни непонятные, сесть негде - на полу надо лежать, стена эта разрушенная, страшно как-то; гляжу - а посуда грязная. Вот я её и вымыл. И время прошло незаметно».
   Эта деталь стала самым памятным элементом моей «постзащитной» ночи. И не только для меня: впоследствии, бывая у Седова, постоянно вопрошался об Адике Р. - «Как он? Передавай привет». Остался тот вместе со своим неординарным поступком неизгладим для «Седули».   
   В порядке «лирического отступления» ещё одна история, связанная с "мытьём посуды". 1967, может 69 год. Я на сутки прихал в Москву всё из той же Рязани к другу - вместе учились в институте и сохранили на всю жизнь взаимную привязанность, несмотря на вынужденные скитания "по просторам родины чудесной", а позже и по планете (он умер в Бостоне, когда я уже пребывал в Лондоне). Как всегда, застал пёструю компанию, обилие спиртного и готовность пъянствовать до утра. До утра не продержались. Только до 2. 
   Часа в 4 встал я «по надобности» и услышал, что в кухне течёт вода. Захожу. В длинных «семейных» трусах стоит Гена Б. - психиатр, представленный мне несколько часов назад, мы на «Вы» - и моёт посуду. Говорю: "Гена, зачем же Вы... Мы бы все вместе... Всё бы прибрали, а Вы тут один..., - он, - Понимаете, Юра! Я проснулся и подумал (пауза и прямой взгляд в лицо): "А что бы на моём месте стал делать Владимир Ильич?" А?". Сказано было на полном серьёзе, без тени улыбки. У меня чуть трусы не свалились. И не знаю я, то ли смеяться  - ага,-а вдруг заложит, человек-то совершенно не знакомый - то ли понимающе покивать. Тихо-тихо задом вывалился из кухни и беззвучно разрыдался от хохота, забыв, зачем вставал.   
    Когда я уже работал в Москве, мы часто встречались, и истории про Гену можно рассказывать бесконечно (психиатр и, как большинство их, самую малость ненормальный).  Но это совершенно другая тема.
   А пока вот «дневниковая» запись от 4.03.2003. «Самое последнее из приятных, теперь уже позавчерашних, неожиданностей. Тупо смотрю на экран телевизора, где идёт какая-то политологическая программа из России, вдруг слышу фамилию "Седов". Начинаю всматриваться и с трудом узнаю в почти лысом, абсолютно седом стареньком толстячке Лёню Седова - "Седулю", как его любовно именовали друзья и мои двоюродные сестры, с которыми я бывал у него в дому, где  слушал Галича и других диссидентствующих бардов, включая самого Седова. Так страшно и сладко запахло прошлым. Я, прямо-таки, завибрировал и в который раз поужасался, что делает с людьми время.
   Последний раз встретил Лёню году в 72 - 30 лет назад. А первый - в ночь на 9 марта 65 года. Подробности её - той ночи - уже изложены выше как одни из самых приятных деталей, сопровождавших защиту моей кандидатской диссертации.
   Спустя несколько лет. и тоже ночью мы с моей двоюродной сестрой и с водкой в том же доме. Опять гитара часов на 5, но... пора и честь знать. Сильно под шафе одеваемся в крошечной прихожей - хрущёвка. С деньгами напряг и может не хватить на такси. На улице холодно и ветрено. Сую руку в карман пальтишкa на «рыбьем меху» и натыкаюсь на плотно упакованный свёрток, коего там раньше не было. Достаю, и мы с интересом рассматриваем сторублёвые бумажки в невиданном никогда ранее количестве. Несмотря на бурление алкоголя в крови, препятствующее стрессовым «напрягам», почти потрясаюсь. Передохнув, бросаю взгляд на своё пальто, а оно-то ... не моё. Как и сторублёвки. «Так это же Седулино», - чуть ли не кричит сестра, и мы возвращаемся. Пьяный Лёня на радостях - гости едва не унесли гонорар, полученный сегодня за очередную книгу - выдаёт нам одну бумажку, на такси теперь достаточно.
   Эх, молодость... И сестёр давно нет - обе, как и их отец, последовательно погибли от рака желудка - младшая в 82 году, старшая в 88 - и ту хрущёвку, наверное, снесли, и Седова не узнать (слава богу, хоть жив!)».

О банкете после защиты докторской
.

Прошло 38 лет, а всё стоит перед глазами. Участвовало человек 50. Приглашал всех мой друг, шеф и «по совместительству»... ректор института. Происходило это в моём присутствии - я подобострастно кивал, когда ректор предлагал посетить чевствование его ученика и друга, указывая жестом на меня. Само собой - партком, руководство профсоюза, члены Совета (не все, а только выбранные по не всегда понятным мне критериям), оппоненты и приехавшие из Рязани сотрудники кафедры, сёстры. Шеф, кстати, хотя, конечно, очень не «кстати», заболел - на защиту приехал, а на банкет нет. Без него сборище малознакомых, а то и вовсе незнакомых людей превратилось, если бы не спиртное, в партийно-профсоюзное собрание, вёл которое («тамадил»), разумеется, секретарь парткома. 
   Где то к полуночи в зале (ресторан "Пекин") обнаружился низкорослый, узколобый, несмотря на лысину, и очень толстый человек. Кто он, я так никогда и не узнал. Только председательствующий (секретарь парткома!) лебезил перед ним, как мальчик. Я был представлен в качестве «виновника торжества» и удостоен величественного кивка с потным рукопожатием, после чего он взял слово. Чётким, громким, хорошо поставленным голосом было провозглашено: «Да здравствует советская молодёжь!» и опрокинут стаканчик с водкой. На этом представление закончилось, и низенький «высокий!»  гость в окружении элиты банкета исчез также мгновенно, как и появился. Остальное в тумане. 
   Шефу я позже неоднократно говорил, что праздник он мне испортил, превратив его в заседание какой то комиссии. На что неизменно получал совет - наплевать и забыть.
Наплевал, но, всё-таки, не забыл... 



Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Дорогая Людмила! Очень уж было приятно прочитать про так верно схваченное Вами "переплетение традиционного и индивидуального". Добавлю, в сём "опусе" всё абсолютно "достоверно" - нет ни одного "выдуманного" штришка. С благодарнсстью, Ваш Ю.К.

  • Дорогая Ариша! Я был лишён возможности выходить на наш сайт и потому лишь сегодня получил удовольствие познакомиться с Вашим откликом, а главное, поблагодарить за него. С признательностью, Ю.К.

  • Юра, интересные воспоминания. Что особо понравилось - переплетение традиционного и индивидуального. Люблю достоверность изложения. Спасибо!!!

  • Юрий, как сладко замирает сердце от таких ярких воспоминаний ;-) ;-) ;-) Да, это навсегда - в душе, в голове, в сердце... Здорово! Но вот глотать так алкоголь, это опасно, и не для учёного медика, я так думаю... Однако молодость могла выдержать любые запои, так наверное? Хорошее настроение у меня, после того, как В.И.Ленин не допустил антисанитарию и вымыл всю посуду :grin :grin :grin :grin :grin обалдеть!!!
    С безграничным уважением - Ариша.

  • Алексей! Пять лет ничего не решают - 40 иль 45. Ежели суждено "набекрениться", так тому и быть. Своеобразный фатализм. Касаемо женщин согласиться не могу, ибо они и созревают раньше, и... раньше, соответственно. В общем, "Ключи от счастья женского - заброшены, закинуты - у Бога самого". А от имени "тех, кто не скрывает своих приключений и своих ошибок", простое "человеческое - отказал внезапно верхний ряд клавиш и закрыть кавычки не могу - спасибо. С уважением, Ю.К.

  • Юрий, если честно, сначала цифра 45 стояла. Но у всех ведь по разному. А у женщин, так в 45 только начинается.
    Короче я уважаю тех, кто не скрывает своих приключений и своих ошибок стараясь выглядеть достойно и положительно. Иногда хочется у них спросить: - А вы что прямо с таким 60-летним разумом и родились?

  • Дорогой Алексей! Рад, что у нас совпадающие точки зрения на "самый интересный возраст". У меня, правда, "мозги набекрень" (и не "чуть") образовались позже. Может от частого посещения перечисленных Вами ресторанов, а может от возрастных изменений в этих самых мозгах. Доказательства? Полно! К примеру, обнародывание своих личных воспоминаний, кои писались (когда "набекренью" ещё не пахло) в стол. Извините за ёрничанье. Хотелось-то мне лишь поблагодарить Вас за внимание. С глубоким уважением, Ю.К.

  • Дорогая Валерия! В мемуарах с моей точки зрения главное не только "положить на бумагу" свои впечатления "о прошлом, о былом", но и пробудить память других. Похоже, у меня получилось. А Вам спасибо за отклик, позволивший познакомиться и с Вашим "прошлым и былом". С возрастающим уважением, Ваш Ю.К.

  • Не знаю как у кого, а я считаю, что возраст от 30 до 40 самый интересный - мозги еще чуть набекрень, но работают на всю катушку. Энергии тоже достаточно, осторожность по боку. Юрий наглядно это продемонстрировал.
    Вот я уже третье воспоминание о защите читаю и третий раз "Пекин" выплывает. Сам я в нем не был, но часто мимо проходил. В "Арагви" был, в "Праге", в "Берлине". Есть что вспомнить.
    Спасибо за путешествие в прошлое.

  • Уважаемый Юрий!
    Спасибо за воспоминания о после-защитных диссертационных банкетах, которые в те времена были традицией!
    Продолжая замечание Семёна, что Вы в те годы "были похожи на Ален Делона", а он- "на Дружникова", могу добавить, что в молодости, влюбляясь, мы часто находили сходство с кумирами публики. А теперь, когда мы, ваши "боевые подруги по сайту" любим вас за ваши таланты, с кем мы можем вас сравнивать- с В.Гюго или с Ив.Тургеневым? Интересно - сравнивали ли вы девушек с Дж.Лолобриджидой и Мерлин Монро, и с кем бы вы сравнили их теперь? Но это всё вопросы риторические.
    Возвращаясь к тексту мемуаров, могу сказать, что и мне они навеяли московское прошлое.
    Вспомнилось, как и мою кандидатскую обмывали в заранее снятом зале ресторана "Арагви" с отличным армянским коньяком! и мой руководитель, проф.В.Португалов, уже принявший пару стопок, на приезд гостя из Риги, громогласно заметил- "Раз из Риги прилетел, видно, пожрать любит!" На что Володя (депутат латышского Совета или что там в то время было?), расценив такую шутку, как оскорбление, двинулся на профессора с кулаками, едва друзья успели оттащить его и успокоить! И конечно, были тосты в стихах и прозе, и тоже потом после застолья, прикупив ещё несколько бутылок коньяка, продолжили застолье дома, и тоже с музыкой и танцами до утра.
    Да, многим здесь есть, что вспомнить и поделиться -у кого как проходили банкеты или "постзащитные застолья", как Вы, уважаемый Юрий, изначально назвали сие мероприятие в ваших мемуарах.
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия
    PS
    Эти мемуары, как и одесский рассказ г.Ейльмана вполне подошли бы и для рубрики "Юмор на уикенд", т.к. написаны с иронией и юмором, читаются с улыбкой.

  • Дорогой Марк! Спасибо. Даю пояснения. Несмотря на "забыв, зачем вставал", точно помню, что пагубных последствий "забывчивость" не имела. И "с такси": опять же не помню, сколько стоил км, зато до сих пор вижу в руках новенькую "сторублёвку", пожертванную благодарным Л.А.Седовым честным гостям. Выпито было не мало и некоторые подробности того вечера таки стёрлись, но не вид пачки сторублёвок, извлечённых из кармана, увы, не моего пальто. Извините за многословие, не могу с собой справиться - так приятно снова и снова перебирать в памяти милые для меня детали событий тех далёких времён. Искренне Ваш, Ю.К.

  • Дорогой г-н В.Борисов! Спасибо Вам за внимание. Добавлю, если б в те годы (65-75) на защитах культивировали "видионаблюдение" (в дополнение к стенографированию), ничего б оно не добавило к моим воспоминаниям. Как, впрочем, и "комиссии по этике". С глубоким уважением Ваш Ю.К.

  • Вспомнил и я, уважаемый Юрий, благодаря вашим мемуарам, 60-е гг. Может, и лучшими они были. Во всяком случае, в одном отношеннии - точно. Не было тогда, если не ошибаюсь, кока-колы, и в графин со спиртом выдавливали у нас тогда гранат. А вот в 80-е разбавляли кока-колой. Результат оглушительный - медики поймут, насколько было лучше в 60-е с гранатом.
    Однако вернемся к тексту. Уважаемый Семен - непревзойденный мастер комментов - кое что оставил. Вот, например, это: "Часа в 4 встал я «по надобности» и услышал, что в кухне течёт вода. Тихо-тихо задом вывалился из кухни и беззвучно разрыдался от хохота, забыв, зачем вставал". Забыть, зачем вставал. Ну, не здорово ли? Какие только последствия были?

    А вот это - исторический казус;-))
    "...в 72году ...и спустя несколько лет..." такси стоило 20 коп за км – историком меня, однако, почитают здесь. А на сторублевку это куда же уехать можно было?
    Но это мелочи. Главное Вы запомнили хорошо, и желаю Вам надолго эту способность сохранить.

  • ...Кстати, в свете того, что сейчас вскрылось жуткое колличество левых защит и степеней,предпологается все защиты дисертаций проводить под видеонаблюдением...А воспоминания интересны...Тем более под песни Галича...С ув.Вл. Борисов.

  • Дорогой Семён! Вы так пишите, что я, просто, вынужден благодарить и благодарить (заметьте, не "жалуюсь" - горжусь). Не только за комменты к моим мемуарам, но и за все тексты, от Вас исходящие. Маленькое пояснение: мой друг "Адик Р.", увы, не гитарист, а инженер, продолжающий плодотворно трудиться (накануне своего 80-ти летия), и шахматист (мастер; в шахматы, к сожалению, больше не играет). Хочу добавить, что Ваше мнение для меня очень важно. Ваш Ю.К.

  • Интересно, сколько женщин присутствовало на Вашей защите 8 Марта? Неужели в составе Учёного Совета не было единого мнения, перенести защиту? Или, наоборот, все Ваши поклонницы решили удвоить возлияния на банкете? Действительно, из ряда вон выходящий прецедент. И ежегодный повод приобщиться к воспоминаниям о «10 минутах позора», как мы называли защиту....
    Весёленький мемуарий у вас получается. А "скромности" Вы добавили, не забыв упомянуть, что были похожи на самого Алена Делона! Я в те годы едва до Дружникова в роли Незнамова дотягивал в фильме «Без вины виноватые». Что тоже было неплохо, вспоминая время, когда стал походить на Броневого в роли Мюллера в «17 мгновениях весны»... Спасибо, что дали повод вспомнить молодость.
    Но я отвлёкся от представления и коммента.
    Что это за слово «хватание»? Ну, написали бы объятие по ходу, прикосновение, а то «хватание». Вам бы сейчас пришили «сексуальные домогательства» , как в США или у нас в Израиле даже за фривольный комплимент. Хватание – это чисто по-русски звучит, хотя приятно вспоминать и мне... Хорошо, что были с женой.
    Всему виной алкоголь, а не наш с вами моральный уровень...Хороша пьянка была, аж завитки берут!
    Какой отличный парень был ваш гитарист, что помыл посуду пока вы осушали тару , но всё же репертуар подбирали отличный... Но психиатр, делавший жизнь и мывший посуду по Ильичу меня сразил. Эпизод для классики и воспоминаний старых большевиков. Вы Зюганову его не предлагали для примера...
    И рестораны «Бега» и «Пекин» соответственно по ранжиру и поводов остались в вашей памяти также, как и Леонида Седов с его репертуаром, что дало повод к написанию очередной части ваших воспоминаний с несомненным продолжением, так как жизнь интересна, особенно, если удалось прожить долго.
    А мы с удовольствием почитаем.

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Голод Аркадий   Тубольцев Юрий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,327
  • Гостей: 535