Администрация сайта


  "Париж. Окуджава. Последние дни"

От Редколлегии сайта:

Уважаемые дамы и господа,

Сегодня 9 мая исполнилось 100 лет со дня рождения замечательного поэта и прозаика Булата Окуджавы.  
Об этом нам напомнила Татьяна Вольтская в своей заметке, которую мы размещаем в начале статьи, взятой из архива нашего сайта. (Статья впервые  была опубликована в 2015 году, за это время началась позорная война - русская армия вторглась в Украину, и  материал про  Булата Окуджаву,  участника Второй мировой войны,  зазвучал особенно актуально, а его антивоенная лирика стала особенно востребована).

Лучше  Вольтской про Окуджаву не скажешь, поэтому приводим  здесь фрагмент её текста:
Tatiana Voltskaya:

"У меня перед глазами картинка. Я сижу в кресле, гостья на диване, а трехлетний Сима поет:
Если ворон в вышине,
Дело, стало быть, к войне…
Чтобы не было войны,
надо ворона убить.
Чтобы ворона убить,
надо ружья зарядить, –
поет Сима со всей серьезностью трехлетнего исполнителя.
А мы и думать не думаем, что кто-то впрямь возьмет, да и зарядит эти ружья. А их взяли и зарядили.
А Окуджаве сегодня 100 лет. И он первый без официозного металла в голосе прошептал нам по секрету, что у нас в груди не пламенный мотор, а сердце, и если ему больно или тоскливо – то это не стыдно. И мы поверили – с тех пор так и живем:
Судьба, судьбы, судьбе, судьбою, о судьбе.
Когда мне невмочь пересилить беду,
когда подступает отчаянье –
куда же бросаться, как не к Окуджаве.
И про войну он все знал – Ах, война, что ж ты сделала, подлая – нет, это мы подлые, потому что слова эти больше, не поперхнувшись, не прочтешь, и «наши мальчики» – совсем не те мальчики, колом в горле стоят, и все мы знаем, почему.
А ворон все кружит, но когда-нибудь и его подстрелят, а 100-летие Окуджавы – это все равно великий праздник, потому что любая война когда-нибудь кончится, даже самая бессмысленная, а он останется.
И будет цвести его роза – В банке темного стекла // Из-под импортного пива.
И синий троллейбус будет плыть по Москве.
Пока земля еще вертится, конечно."
https://t.me/voltskaya

                 

                                                                          ** * **

Булат Окуджава-  один из лучших наших бардов, яркий поэт-шестидесятник и композитор, прозаик, сценарист и актёр.
Нелегкая судьба выпала на долю Булата:
отец поэта - Шалва Окуджава был расстрелян в 1937 году по ложному обвинению, а затем и два брата отца также были расстреляны как "сторонники Троцкого".

Мать поэта-  Ашхен Налбандян, родственница армянского поэта Ваана Терьяна, была арестована в Москве в 1938 году и сослана в Карлаг, откуда вернулась в 1947 году. Но по прошествию двух лет, мать Окуджавы была вновь арестована в 49-ом и сослана в Красноярский край на вечное поселение. Сестра отца Ольга Окуджава (супруга поэта Галактиона Табидзе) была расстреляна под Орлом в 1941 году.
 
После ареста обоих родителей, 13-летнего Булата смогли спрятать его
родственники и тем самым спасти от детдома, куда полагалось сдавать детей "врагов народа". До 1940 года он с младшим братом Виктором жил у бабушки, а в 40-ом тётя Сильвия перевезла их к себе в Тбилиси. Только через полтора года Булат смог вернуться в родной арбатский двор и продолжить учёбу в московской школе.
  В 1942 году после окончания 9 класса Окуджава уходит добровольцем на фронт.
 

4514961_na_front (455x630, 60Kb)

Окуджава воевал на Северо-кавказском фронте и под Моздоком был тяжело ранен в бедро.
После демобилизации в 1945-ом, Окуджава закончил экстерном среднюю школу, в 1945-50-ом учился на филфаке Тбилисского университета.
Именно тогда, в студенческие годы,  появились на свет его первые песни.

 
4514961_ti_sidish_na_narah (400x594, 58Kb)


 
«Письмо к маме» 

Ты сидишь на нарах посреди Москвы.
Голова кружится от слепой тоски.
На окне - намордник, воля - за стеной,
Ниточка порвалась меж тобой и мной.
За железной дверью топчется солдат...
Прости его, мама: он не виноват,
Он себе на душу греха не берет -
Он не за себя ведь - он ведь за народ.
 
Следователь юный машет кулаком.
Ему так привычно звать тебя врагом.
За свою работу рад он попотеть...
Или ему тоже в камере сидеть?
В голове убогой - трехэтажный мат...
Прости его, мама: он не виноват,
Он себе на душу греха не берет -
Он не за себя ведь - он за весь народ.
 
Чуть за Красноярском - твой лесоповал.
Конвоир на фронте сроду не бывал.
Он тебя прикладом, он тебя пинком,
Чтоб тебе не думать больше ни о ком.
Тулуп на нем жарок, да холоден взгляд...
Прости его, мама: он не виноват,
Он себе на душу греха не берет -
Он не за себя ведь - он за весь народ.
 
Вождь укрылся в башне у Москвы-реки.
У него от страха паралич руки.
Он не доверяет больше никому,
Словно сам построил для себя тюрьму.
Все ему подвластно, да опять не рад...
Прости его, мама: он не виноват,
Он себе на душу греха не берет -
Он не за себя ведь - он за весь народ.


  Мать Булата долго не могла поверить, что расстрел её мужа и собственная искалеченная судьба - не чья-то ошибка, но беспощадная политика кровавой селекции, начатая Лениным и продолженная "верным его учеником"-тов.Сталиным.
Ашхен Налбандян вынесла почти 20 лет лагерей, но сознание того, что вся её молодость и жизнь мужа и его братьев были отданы ложной идее, сломило её. Она слегла, оказалась в больнице и в 1983 году её не стало.

  4514961_sredi_intelligentov_1_ (700x625, 72Kb)

 Булат Окуджава продолжал писать стихи. Песен у него становилось всё больше, а появление первых магнитофонов способствовало росту популярности поэта, его стали приглашать на домашние концерты петь свои песни. Булат с радостью брал гитару и ехал по неизвестному адресу.  

Аудиторию Окуджавы отличала демократичность взглядов, порядочность и интеллигентность.
Булат Окуджава - властитель чувств уже нескольких поколений. Его песенное слово оставляет впечатление большой доверительности и естественности.


    

Памятник Булату Окуджаве  на Старом Арбате (скульптор - Г. Франгулян, архитекторы И. Попов, В. Прошляков) открыт 8 мая 2002 года  (событие приурочено сразу к двум важным датам в жизни поэта - дню Победы, ради которой он  воевал на фронтах Второй Мировой  войны, и дню его рождения - 9 мая.)


Булат Шалвович Окуджава родился в Москве в 1924 году 9 мая:
  "Мой город носит высший чин и звание Москва,
Но он навстречу всем гостям всегда выходит сам."
Его детство прошло в небольших дворах тихих арбатских переулков.
Это она, арбатская детвора, придумала себе игру в "Арбатство" и ритуал посвящения в свое "сословие".
"Пускай моя любовь, как мир, стара,
Лишь ей одной служил и доверялся,
Я- дворянин с арбатского двора,
Своим двором введенный во дворянство."

 Окуджава не изменился, став знаменитым: скромный облик, гитара, удивительная деликатность и уважение к слушателям. Один из его последних сборников называется "Посвящается вам", то есть нам, его почитателям, благодарным его современникам:
"У поэтов соперников нету
ни на улице и ни в судьбе.
И когда он кричит всему свету,
это он не о вас - о себе.
То ли мед, то ли горькая чаша,
то ли адский огонь, то ли храм...
Все, что было его, - нынче ваше.
Все для вас. Посвящается вам."

Окуджава в литературе- явление магическое, как пишет Дм.Быков, он сделал с аудиторией то, что не сделал никто:
он смог на какое-то время стать фолклорным персонажем, с противоречием текста и подтекста. Его стихи глубоко проникают в душу.
Как сказал об Окуджаве А.Вознесенский:  "Появился феноменальный поэт:
слова- обыкновенные, мотив - обыкновенный, исполнение-- посредственное  , голос вообще никакой, а всё вместе- ГЕНИАЛЬНО!"
В его песнях- завораживающая магия.
Б.Окуджава пророчески писал в последнем своем стихотворении :
"Через два поколения выйдут на свет
Люди, которых сегодня нет:
Им будут странны страхи мои-
Искаженный овал моего лица,
Ниточка неразделенной любви
Вонзится пулею в их сердца.
Им будет робость моя чужда,
Они раскованней будут и злей-
Зависть, ненависть и вражда
Взойдут над просторами их полей."

Песни Булата Окуджавы звучат для нас уже много лет.
Может быть, потому, что они не сиюминутные, слушает и поет их уже не одно поколение, пытаясь найти в них ответы на вечные вопросы нашей жизни.
Поэзия Окуджавы несет в себе огромный заряд доброты, она напоминает нам о милосердии, любви к ближнему, к нашей истории, помогает верить в лучшее.
В его стихах для нас всегда будет звучать «надежды маленький оркестрик...»
 - - - - - - - 

                                                                           * * *


                                                                     * * *

Рассказывает друг поэта - Анатолий Гладилин

   "Париж. Окуджава. Последние дни"  

Когда Булат был молод и не знаменит, он приходил в мой дом на Большую Молчановку, и я его записывал на магнитофон. Мой дом! Хорошо звучит... На самом деле это была одна комната в коммунальной квартире, куда тем не менее каждый вечер набивалось много народу, так как ЦДЛ был совсем неподалеку. И каждый вечер я крутил гостям песни Окуджавы, а Булату говорил: "Записаться на мой магнитофон - это все равно, что напечататься в журнале "Юность". Журнал "Юность" тогда был жутко популярным...
     Потом прошло много-много лет, советским гражданам стало опасно встречаться с бывшими друзьями, политэмигрантами в Париже. Опасно не в том смысле, что под конвоем вернут в Москву и расстреляют, но за границу не выпустят - это уж точно. Знаю людей, впоследствии горланов перестройки, шагавших в первых рядах российской демократии, которые мужественно этой опасности избегали. У меня нет к ним никаких претензий. Жизнь есть жизнь. А вот Окуджава уже прямо с вокзала звонил Виктору Некрасову, Владимиру Максимову и мне. Говорил примерно следующее: "Толька, извини, что я сразу не позвонил. Поезд как полчаса пришел, но я не мог найти автомата". То есть ему важно было сразу показать и зафиксировать: он никого и ничего не боится.
     Потом опять изменились времена, и в мае 1997 года Булат позвонил мне из Германии и сказал, что они с Олей хотят приехать в Париж просто так, отдохнуть, побродить по городу. И не найду ли я ему гостиницу?
     - Пожалуйста, - ответил я. - Но ты же всегда останавливаешься у Федотова, на рю де ля Тур (Михаил Федотов тогда был послом России при ЮНЕСКО, а на улице де ля Тур - дом, где живут российские сотрудники ЮНЕСКО).
     - Да, мне там хорошо, - сказал Булат, - но не хочется лишний раз беспокоить Федотова, навязываться.
     - Вот это уж моя забота, - ответил я. - Я позвоню Федотову и в зависимости от интонации...
     Позвонил. Федотов среагировал мгновенно, и через неделю Булат уже звонил мне с улицы де ля Тур, что все прекрасно, ему все рады, и когда увидимся?
     Договорились, что встретимся у меня дома. Гости приехали, и Булат весьма критически осмотрел наш "французский" стол.
     - Не, - сказал он, показывая на вина. - Мне нужна водка, крепкая водка. - И объяснил, что он на сильных лекарствах и простужаться ему никак нельзя, а водка - она микробы убивает.
     Крепкая водка нашлась, и, может, потому что кроме привычной старой компании присутствовали еще несколько человек, Булат был особенно в ударе. И вспоминал какие-то смешные истории из нашего прошлого. Вот одна из них, по поводу страхов.
     - Да что меня героем выставлять? Боялся, как и все. Помнишь, как я приехал с большой делегацией советских поэтов? Симонов, Рождественский, Евтушенко, Высоцкий... Выступаем в огромном зале, зал битком, я знаю, что мои друзья-диссиденты присутствуют, но все на задних рядах, чтобы меня не компрометировать. А в первых рядах - советское посольство. И вдруг вижу во втором ряду Вику Некрасова! Я думаю: неужели я такая сволочь, что испугаюсь поздороваться с ним? Я спускаюсь со сцены и прямо на глазах всего посольства обнимаюсь с Викой. И что любопытно: потом мне никто из посольских слова не сказал, все сделали вид, что не заметили...
     Булат был у меня в субботу, а в понедельник позвонила секретарша Федотова и сказала, что выступление Окуджавы в представительстве ЮНЕСКО отменяется: Булат Шалвович заболел.
     Я честно рвался на улицу де ля Тур, но Булат был непреклонен: "У меня грипп, а у тебя внуки. Ты их еще заразишь. Обо мне заботятся, лечит меня посольский врач. Не беспокойся, все будет нормально".
     Увы, грипп перешел в воспаление легких, и Оля сообщила, что Булата отвезли сначала в один парижский госпиталь, затем в другой, а потом привезли в лучшую клинику Франции по легочным заболеваниям - военный госпиталь Перси. Оля безотлучно дежурила у постели Булата, туда поочередно приходили Маша Федотова, жена посла Фатима Салказанова, Саша Гинзбург, сын диссидента Алика Гинзбурга. Мне удалось навестить Булата лишь однажды, когда я ему доказал, что не еду специально, ради него, в Кламар - пригород Парижа, а просто рядом с госпиталем живет дочь Алла, а у меня "родительский день". Я погуляю с детьми (так я называю своих внуков), а затем зайду к нему.
     Модерное здание армейского госпиталя искрилось и сверкало на солнце. Я нашел Булата на втором этаже, в отдельной большой, светлой, чистой палате. Но человек лежавший на постели, к которой были подведены разные медицинские трубки и провода, очень мало был похож на того веселого гостя, который побывал у меня десять дней тому назад. Лишь постепенно, в ходе разговора Булат как-то оживился, глаза его заблестели. Я не буду воспроизводить диалог, никому не важно, что я ему отвечал, но вот то, о чем говорил Окуджава, думаю, интересно.
     - Ты знаешь, в годы войны я мечтал попасть в госпиталь, не для того, чтобы там отсидеться, переждать, - нет, мечтал попасть хотя бы на два дня, чтобы отоспаться. Какие были военные госпиталя, можешь себе представить... Очень жесткое лечение мне дают... Вот смотри, на войне мы же были все время по колено в воде, шинель рваная, дрожишь от холода как цуцик - и никакая холера не брала! На войне не простужались, а теперь - какой-то идиотский грипп, и пошло...
     - Перестань, я давно не самый популярный человек в России, но я к этому отношусь очень спокойно. Помню, как-то, когда мы выступали на стадионе, я сказал Жене и Андрею: "Ребята, вы думаете, что вот эти десять тысяч, что пришли нас слушать, любят поэзию? Мы просто сейчас в моде, и от нас ждут какого-нибудь подтекста, чего-нибудь запрещенного. А истинных любителей, например, моей поэзии, всего-то человек пятьсот". Теперь мода ушла, а эти пятьсот остались...
     - Мне не нравится, что наши ребята - ну, ты понимаешь, о ком я говорю, - начинают употреблять в своей поэзии матерные слова. Хотят не отстать от молодежи? Надеюсь, это пройдет...
     - Между прочим, вот этот критик, он работал тогда в толстом журнале, ну, помнишь, процветающий был тип в советское время, так вот, он написал такую кислую рецензию на мой "Упраздненный театр". И знаешь, в чем он меня упрекает? В том, что я с любовью пишу о своих родителях-коммунистах! А как я могу не любить отца и мать?..
     - Вот я в Комиссии по помилованию у Анатолия Приставкина. По двести дел разбираем на каждом заседании. У всех на слуху "русская мафия", "киллеры", "заказные убийства", "чеченцы", "лица грузинской национальности", "сексуальные маньяки". А я тихонько веду свою статистику. И по ней получается, что 96% убийц - из рабочих и крестьян, 97% - русских, и 99% убийств - по самой элементарной бытовой пьянке! Да фигу эту статистику кто-либо напечатает. А я спрашиваю: что, действительно гибнет наш народ, спивается? Ты видишь какой-нибудь выход?..
     Только один раз он меня попросил:
     - Ты не можешь у них узнать, почему мне не дают чаю?
     Я побежал к медсестрам, которые, собравшись в кружок, рассматривали журналы "от кутюр", и приготовился скандалить, но меня заверили, что для месье О-ку-джа-ва привозят на столике полный чайник утром и днем. А вот вечером чай не положен. Я вернулся в палату и передал наш разговор Булату. Булат грустно поник головой: "Врут". В дикой ярости я бросился опять к медсестрам, но они мне вежливо объяснили, как все происходит. На завтрак и на обед месье О-ку-джа-ва привозят столик с едой и чашкой, в которой лежит пакетик чая, а горячий чайник стоит рядом. Месье Окуджава должен сказать: "Налейте мне чаю". Однако он этого почему-то не говорит, и ему не наливают. Я в свою очередь объяснил, что месье Окуджава просто не знает, как это сказать по-французски. Меня заверили, что отныне ежедневно они сами будут наливать месье Окуджава чай.
     Вот такая мелочь, которая тем не менее отравляла Булату существование в прекрасной солнечной палате.
     Вести из госпиталя становились все тревожнее и тревожнее. 10 июня в 11 вечера нам позвонила Оля: "Я в панике. Булату очень плохо. Я не знаю, к кому обращаться. По-русски здесь никто не говорит". Мы сказали, что сейчас свяжемся с дочерью. Моя жена позвонила в комендатуру госпиталя и попросила, чтоб к месье Окуджава пропустили переводчицу. Срочная необходимость. В комендатуре заверили, что никаких препятствий не будет.
     Утром следующего дня мне по каким-то своим делам надо было оказаться в этом пригороде, и, опасаясь парижских пробок, я приехал туда очень рано. Приехал и подумал: "Раз у меня есть время, заеду к дочери". Выяснилось, что с вечера она домой не возвращалась. Я отвел детей в школу и пошел в госпиталь - не для того, чтоб нанести визит - в такую рань визиты не приняты, а просто узнать, что происходит. Дверь в палату была открыта. Я увидел, что Оля сидит у постели Булата, а сам Булат... Позвольте мне никому никогда не рассказывать, в каком состоянии я его увидел. В палате еще находилось пять человек в белых халатах. Дочь вышла ко мне и сказала, что у Булата сильное кровотечение, открылась язва, его переводят в реанимацию, а ее просят побыть там, пока он не заснет, ибо ему надо отдохнуть, второй такой ночи он не выдержит.
     Потом дочь Алла звонила в реанимацию, и ей отвечали, что разговаривают с ней, потому что она - переводчица месье Окуджава, а вообще на них обрушился шквал звонков - из посольства, торгпредства, министерства, из Москвы, им некогда разговаривать, около месье Окуджава дежурят четыре врача, делаем все возможное.
     12 июня к вечеру дочери позвонили из реанимации и попросили сообщить мадам Окуджава скорбную весть...
     Врачи научились делать очень многое. Иногда медицина творит чудеса. Но врачи не могут одного: отменить смерть...
     А теперь я позволю себе добавить несколько горьких слов.
     Песни Окуджавы были знаменем шестидесятников. Истинные шестидесятники - это опальные литераторы и художники, кинематографисты и ученые, это ближайшее окружение академика Сахарова, правозащитники и диссиденты. Они подвергались репрессиям, их вынуждали к эмиграции или загоняли в угол, они никогда к власти не рвались. Их ряды редели, однако если раньше можно было провести границу по принципу: кто продается, а кто - нет, то сейчас эта граница размыта. Многие талантливые люди, ошалев от так называемых рыночных отношений, ударились в чернуху и порнуху, обслуживают власть имущих и нуворишей, изображают из себя пророков, вещают чудовищные глупости, спускают штаны на потеху публике, кривляются по телевизору, и не уставая кричат: "Я гениальный, я знаменитый, меня поют, меня танцуют, я популярен во всех странах, принят в клубы, занесен в справочники..." Но пока был жив Окуджава, при одном только его появлении "гении и знаменитости" начинали заикаться, сбавляя тон, - все-таки и ежу было понятно, кто есть кто.
     Странное дело: человек тихонько в своем углу пощипывал струны гитары, сочинял исторический роман - и этого было достаточно, чтоб его коллеги не теряли остатки разума, совести и что там еще?- К вопросу о роли личности в Истории и обществе...
     Со смертью Окуджавы кончилась эпоха.

                         
                                                             

                                                                            *  *  *


Предпоследнее /Виталий ДЫМАРСКИЙ

     Умер Булат Окуджава.
Случилось это не в России, не в Москве, не на Арбате, который был для него религией, и не в Безбожном переулке, куда он переехал с Арбата и мечтал, что "и сам я не в Безбожном, а в Божественном живу".
Умер Окуджава в Париже в 1997 г. В городе, который посещал с удовольствием, но вряд ли выбрал бы для свидания с Вечным покоем. Ведь повторял в своих стихах: "Моя родина - мой последний дом". Выбирала, однако, судьба...

     О последних днях поэта в Париже рассказал его давнишний друг Анатолий Гладилин.
Упоминает он и тот вечер, когда в его доме собралась небольшая компания. Как водится, гости достали фотоаппарат - ну чем не окуджавское семейство, снимающееся на фоне Пушкина: "На веки вечные мы все теперь в обнимку...". Кто мог бы тогда подумать, что любительский снимок беззаботного застолья станет одной из последних (если не последней) фотографией Окуджавы...
   

4514961_v_komnate_etoi (250x373, 86Kb)



     Последние дни, последний дом, последняя фотография... Сам Окуджава со словом "последний" не согласился бы. Все земное для него было только предпоследним:
     Умереть - тоже надо уметь, как прожить
     от признанья и до сплетни,
     и успеть предпоследний  мазок положить,
     сколотить табурет предпоследний,
     чтобы к самому сроку,
     как в пол - предпоследнюю чашу,
     предпоследние слезы со щек...
     А последнее - Богу,
     последнее - это не наше,
     последнее - это не в счет.

     ... Булат Окуджава умер не в Безбожном. Но совершенно точно - жил он и будет жить в Божественном, в доме Божественной Поэзии, где прописан навечно.

Виталий ДЫМАРСКИЙ

                 *  *  *


                                                                                                                      * * *

                                                                                                                        * * *

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Господа, обращаюсь к редакции и уважаемой Валерии,-
    Как хорошо и правильно, что у нас на Острове время от времени появляются материалы , посвящённые волнующим объективным и выдающимся событиям и личностям. Вот и 9 мая - прекрасный очерк о дорогом и любимом моим поколением поэте и гражданине - Булате Шалвовиче Окуджаве!
    Надо ли говорить, что во многих сердцах навсегда запечатлены его бессмертные строки типа "Возьмёмся за руки друзья, чтоб не пропасть поодиночке... !
    Спасибо редакции и персонально дорогой Валерии,
    Ваш Ю.К.

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 12 Май 2024 - 19:47:46 Крылов Юрий
  • СТО ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ЗАМЕЧАТЕЛЬНОГО БУЛАТА ОКУДЖАВЫ...
    Он бы ужаснулся, если бы увидел то кошмарное красно-коричневое болото, в которое погрузилась сегодня Россия.
    Все мы слушали и восхищались песнями Окуджавы. Но не услышали его предупреждений о реальной опасности русского фашизма.
    "Я был очень советский молодой человек, добровольно ушёл на фронт, сражался с фашизмом, остался жив, вернулся, многое пересмотрел, вдруг понял, что если отбросить слово “фашизм”, то это были две одинаковые системы, которые вели между собой конкурентный спор. Две тоталитарные системы".
    /Булат Окуджава, 1995/
    И сегодняшняя красно-коричневая власть РФ уже точно бы упрятала Окуджаву за решётку за "отождествление" немецкого и русского фашизма...
    С горячей антивоенной солидарностью и самыми мирными пожеланиями,

  • Интересно, зачислен уже Булат Шалвович в почётный список иноагентов или ещё нет.

  • Валера, спасибо сердечное за память о Булате. В его песнях и стихах - его гражданская позиция, истинно человеческая. И жить песням его долго, заставляя нас быть людьми. Спасибо!

  • Статья, посвященная 100-летию со дня рождения Булата Окуджавы, оказалась проникновенным взглядом на жизнь и творчество выдающегося поэта и барда. Автор статьи сумел передать не только значимость этой даты, но и уникальность личности Окуджавы и его вклад в мировую культуру.

    Через призму статей и интервью с близкими и коллегами по цеху, мы погружаемся в атмосферу времени, когда Булат Окуджава жил и творил. Его лирические стихи, проникнутые глубоким чувством и философским подтекстом, до сих пор остаются актуальными и трогательными для многих поколений.

    Статья не только отмечает важное событие в истории культуры, но и помогает нам вновь оценить наследие Булата Окуджавы и его влияние на современное искусство. Великолепно подобранные цитаты и анализ его произведений позволяют читателю глубже понять его мироощущение и философию.

    Эта статья — не просто отчет о годовщине, а своеобразный литературный портрет, который помогает нам увидеть Булата Окуджаву как художника и как человека. Она напоминает нам о важности сохранения и передачи культурного наследия, которое остается с нами навсегда.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Дорогая Валерия!
    Статья о годовщине или юбилее замечательного поэта Булата Окуджавы - 100 лет! сейчас актуальна, спасибо огромное! Сам Окуджава перевернулся бы в гробу, узнав, что в России возрождается тот самый фашизм, с которым боролись во время Второй мировой войны!
    9 мая в день рождения Булата прошёл парад на главной площади Москвы - вот критический разбор этого события:
    Вот текст для ссылки
    А это - пародия на речь ВВП 9 мая:
    Ваш текст** для ссылки

    Комментарий последний раз редактировался в Пятница, 10 Май 2024 - 3:37:37 Буторин Николай
  • Очень редко вспоминают моё любимое, стихотворение Окуджавы. А он был не только замечательным лириком, но и ярким поэтом-гражданином
    https://www.youtube.com/watch?v=o1xrTnXQmRQ
    ***

    Былое нельзя воротить - и печалиться не о чем:
    у каждой эпохи свои подрастают леса.
    А всё-таки жаль, что нельзя с Александром Сергеичем
    поужинать в "Яр" заскочить хоть на четверть часа.
    Теперь нам не надо по улицам мыкаться ощупью:
    машины нас ждут и ракеты уносят нас вдаль.
    А всё-таки жаль, что в Москве больше нету извозчиков,
    хотя б одного, и не будет отныне,- а жаль.

    Я кланяюсь низко познания морю безбрежному,
    разумный свой век, многоопытный век свой любя.
    А всё-таки жаль, что кумиры нам снятся по-прежнему,
    и мы до сих пор всё холопами числим себя.
    Победы свои мы ковали не зря и вынашивали,
    мы всё обрели - и надежную пристань, и свет...
    А всё-таки жаль: иногда над победами нашими
    встают пьедесталы, которые выше побед.

    Москва, ты не веришь слезам - это время проверило,
    железное мужество, твердость и сила во всем.
    Но если бы ты в наши слезы однажды поверила,
    ни нам, ни тебе не пришлось бы грустить о былом.
    Былое нельзя воротить... Выхожу я на улицу
    и вдруг замечаю: у самых Арбатских ворот
    извозчик стоит, Александр Сергеич прогуливается...
    Ах, завтра, наверное, что-нибудь произойдет!

  • Булат Окуджава – целая эпоха для нас, мужавших в 1960-е обманные годы благодаря голосам, звучавшим с бобин неуклюжих магнитофонов тех лет.

    Жаль, не слагали гимн магнитофону:
    старинному, бобинному, простому,
    нескладному, громадному, как ящик –
    капризный, рвущий плёнку, шелестящий
    хранитель звуков (в основном, шипящих).

    Жаль, не сложили гимн магнитофону.
    Да и певцам я гимнов не припомню.

  • С ЗАМИРАНИЕМ СЕРДЦА ОЗНАКОМИЛАСЬ С ТРАГИЧЕСКОЙ СУДЬБОЙ ПРЕКРАСНОГО НЕПОВТОРИМОГО ПОЭТА- БАРДА, БУЛАТА ОКУДЖАВЫ. СКОЛЬКО БОЛИ, СТРАДАНИЙ ПЕРЕНЕСЛА ЕГО СЕМЬЯ В ГОДЫ ЦАРСТВОВАНИЯ СУХОРУКОВА ПАЛАЧА, УЖАС! НО ОН НЕ СЛОМАЛСЯ, ВЫСТОЯЛ И СОЗДАЛ БЕССМЕРТНЫЕ ШЕДЕВРЫ. У НАС В ИЗРАИЛЕ НА РУССКОГОВОРЯЩЕМ РАДИО - РЭКА ЕСТЬ ПЕРЕДАЧА - ВОСПОМИНАНИЯ ВЕТЕРАНОВ ВОВ. ОНА ПРОХОДИТ КАЖДЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК И МУЗЫКАЛЬНОЙ ЗАСТАВКОЙ К НЕЙ ЗВУЧИТ ПЕСНЯ БУЛАТА ОКУДЖАВЫ - "БЕРИ ШИНЕЛЬ, ПОШЛИ ДОМОЙ"!
    ВОТ ТОЛЬКО Я ЗАПЯМЯТОВАЛА, А ГДЕ ПОХОРОНЕН ПОЭТ? РАЗВЕ ЕГО НЕ ПРИВЕЗЛИ НА РОДИНУ?
    СЕРДЕЧНОЕ СПАСИБО АДМИНИСТРАЦИИ САЙТА ЗА ПАМЯТЬ. Я ПРИВЕЗЛА С СОБОЙ ИЗ БАКУ НЕСКОЛЬКО САМЫХ ЛЮБИМЫХ МНОЮ ПЛАСТИНОК И, ОДНА ИЗ НИХ ПЕСНИ БУЛАТА ОКУДЖАВЫ В ЕГО АВТОРСКОМ ИСПОЛНЕНИИ. ПРОИГРЫВАТЕЛЯ НЕ БЫЛО, НО ПРОИСХОДИТ ОЧЕРЕДНОЕ ЧУДО - МОИ СВАТЫ, МУЖ СВАТЬИ, ИЗ ИЗ ЭСТОНИИ. ОНИ ПРИЕХАЛИ РАНЬШЕ НАС С БОГАЖЕМ И ПРИВЕЗЛИ С СОБОЙ ПРОИГРЫВАТЕЛЬ. КОГДА ОНИ ПЕРЕЕЗЖАЛИ В НОВУЮ КВАРТИРУ, ТО РЕШИЛИ НЕ БРАТЬ ЕГО С СОБОЙ, А ПОДАРИЛИ МНЕ И ПЛЮС НАБОР ПЛАСТИНОК К НЕМУ. ТАК ЧТО Я СЛУШАЮ ВЫСОЦКОГО, ОКУДЖАВУ, УТЁСОВА, РОМАНСЫ КОЗИНЦЕВА И МНОГИЕ ДРУГИЕ... ПОКА МЫ ЖИВЫ - МЫ ПОМНИМ!
    С БЕЗГРАНИЧНЫМ УВАЖЕНИЕМ - АРИША.

  • Музыкального слуха нет, петь не умею, а вот "Молитву" пою про себя и вслух, когда никого нет рядом, очень часто. Пою с тех пор когда она впервые была разрешена к публикации как "Молитва Франсуа Виньона", иначе цензура не пропускала. Поэт, певец наших молодых лет. Спасибо администрации за публикацию. И.Ж.

  • Грузинская песня
    Виноградную косточку в теплую землю зарою,
    И лозу поцелую и спелые гроздья сорву,
    И друзей созову, на любовь свое сердце настрою.
    А иначе зачем на земле этой вечной живу?

    Собирайтесь-ка гости мои на мое угощенье,
    Говорите мне прямо в глаза чем пред вами слыву,
    Царь небесный пошлет мне прощение за прегрешенья.
    А иначе зачем на земле этой вечной живу?

    В темно-красном своем будет петь для меня моя дали,
    В черно-белом своем преклоню перед нею главу,
    И заслушаюсь я и умру от любви и печали.
    А иначе зачем на земле этой вечной живу?

    И когда заклубится закат по углам замирая,
    Пусть опять и опять предо мной проплывут наяву,
    Синий буйвол и белый орел и форель золотая.
    А иначе зачем на земле этой вечной живу?

    Авторское исполнение:
    https://www.youtube.com/watch?v=aMTxA5Jnt9I

  • И для меня Булат Окуджава- один из любимейших.
    Мне близка его лирика, особенное настроение, рыцарское отношение к дамам.
    Как про него писал В.Богомолов, "Окуджава -отличный поэт, замечательный прозаик и гениальный бард"-
    У него есть и гражданская лирика, развенчавшая власть придержавших.
    Окуджава считал, что проводимый в СССР террор 30-х это реванш системы, "Бунтующая темнота убила моего отца" или
    "Мои родители построили ту систему, которая их раздавила".
    Но в то же время у него есть пара стихов- песен, выпадающих из общего строя:
    "Комиссары в пыльных шлемах" и "Комсомольская богиня"- дань уважения родительской молодости- идеализация
    кровавых революционных событий в стиле Светлова.
    Но главное, в стихах Булата много тепла, добра и ностальгии по той среде, где его любили.
    Интересно осветил творчество Окуджавы поэт и писатель Дм.Быков,См.по линку^-
    https://www.youtube.com/watch?v=PrTgKwMxZnY

  • Госпожа Удача была не благосклонна к Булату Окуджаве: расстрелянные ни за что Отец, родственники, Мать, просидевшая в лагерях гулага 19 лет, нищее детство, военная юность...
    Я живу в ожидании краха,
    Унижений и новых утрат,
    Я, рождённый в империи страха
    Даже праздникам светлым не рад.

    Всё кончается на полуслове
    раз, наверное, сорок на дню...
    Я, рожденный в империи крови,
    И своей-то уже не ценю...
    Сборник "Зал ожидания" 1996г.
    Булат Окуджава написал 800 стихотворений, многие из них, около 200, рождались вместе с музыкой автора или талантливых композиторов.
    Вспомните: "Нам нужна одна победа...", "Бери шинель, пошли домой...", Капли датского короля...", "Ах, война, что же ты наделала, подлая...", Возьмёмся за руки, друзья..." и мн. др.
    Добрая, яркая, искренняя, человеколюбивая поэзия и проза Окуджавы живёт и будет жить в памяти потомков!

  • Любое творчество всегда в преодолении. Сила поэзии в ее сопротивлении действительности. Окуджава как никто другой умел взять вверх над давлением жизни, найти противоречия, параллели и пересечения.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • МОЛИТВА

    Пока Земля еще вертится, пока еще ярок свет,
    Господи, дай же ты каждому, чего у него нет:
    Мудрому дай голову, трусливому дай коня,
    Дай счастливому денег... И не забудь про меня.

    Пока Земля еще вертится — Господи, твоя власть!—
    Дай рвущемуся к власти навластвоваться всласть,
    Дай передышку щедрому, хоть до исхода дня.
    Каину дай раскаяние... И не забудь про меня.

    Я знаю: ты все умеешь, я верую в мудрость твою,
    Как верит солдат убитый, что он проживает в раю,
    Как верит каждое ухо тихим речам твоим,
    Как веруем и мы сами, не ведая, что творим!

    Господи мой Боже, зеленоглазый мой!
    Пока Земля еще вертится, и это ей странно самой,
    Пока ей еще хватает времени и огня,
    Дай же ты всем понемногу... И не забудь про меня.

  • Булат Шалвович - для меня действительно человек-эпоха, эпоха противостояния эпохе. Бескомпромиссного и непобедимого противостояния. Пример вечного противостояния Поэзии и Власти, принципиального неприятия бесчеловечности, безличности. Он победил в своем противостоянии. Теперь дело за нами :(

  • Предложенная статья г.Анатолия Гладилина посвящена последним дням Булата Окуджавы в Париже и возможно, она покажется интересной читателям, так же, как и краткая информация о поэте и его семье, подвергшейся сталинским репрессиям.
    Ниже- одно из стихотворений Булата Окуджавы - "Песня о московском муравье".

    Мне нужно на кого-нибудь молиться.
    Подумайте, простому муравью
    вдруг захотелось в ноженьки валиться,
    поверить в очарованность свою!

    И муравья тогда покой покинул,
    все показалось будничным ему,
    и муравей создал себе богиню
    по образу и духу своему.

    И в день седьмой, в какое-то мгновенье,
    она возникла из ночных огней
    без всякого небесного знаменья...
    Пальтишко было легкое на ней.

    Все позабыв - и радости и муки,
    он двери распахнул в свое жилье
    и целовал обветренные руки
    и старенькие туфельки ее.

    И тени их качались на пороге.
    Безмолвный разговор они вели,
    красивые и мудрые, как боги,
    и грустные, как жители земли.
    Ниже- линк на песни в исполнении Б.Ш.Окуджавы
    https://www.youtube.com/watch?v=l5iUlI-5rvk

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Голод Аркадий   Тубольцев Юрий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,325
  • Гостей: 182