Бобраков Игорь
Часть 3. Освежающий воздух свободы. 1943-44 гг. Тайный подарок итальянцу Серо-голубой Buick с гудением, похожим на пчелиное жужжание, летел по шоссе, вьющемуся вдоль зеленых оклахомовских полей, на север в сторону города Талса. Олег Лукин, сидевший на переднем пассажирском месте, то и дело выглядывал в окошко, стараясь уловить пьянящий запах свободы, но при этом не прерывал разговор с сидящим за рулем обаятельным тридцатилетним итальянцем Бруно Понтекорво. Вся троица за время пребывания в Штатах освоила американский английский и свободно общалась на нем

Бобраков Игорь
Часть 2. В поисках Льюиса. 1942-43гг. Одна в постели Мина возлежала одна на широкой двуспальной кровати, застеленной белоснежным бельем, отражающем фрагментами лучи весеннего солнца. Одеяло и подушки – мечта каждой хозяйки – Мину совсем не радовали. Она успела отвыкнуть от этих, совершенно не нужных, на ее взгляд, вещей. Поэтому девушка, раскинув по привычке руки и ноги, отбросила в сторону и одеяло и подушку. И такой ее застал усатый красавец-полковник, осторожно, но без стука заглянувший в комнату. – Простите, Марфа Ионовна, – увидев обнаженное тело

Бобраков Игорь
"Но тут явился «Степа-угодник» (Стефан Пермский) и стал всех крестить, а с угодником пришли царские слуги требовать оброк. Тогда «чудя» бежала в леса и скрылась в вырытых там ямах со всем своим богатством". Мифы финно-угров "Мифы, даже возведенные в ранг государственной тайны, к счастью, не вечны…" Серго Берия «Мой отец – Лаврентий Берия» Книга вторая: ЕН БИКИНЬ (БОЖЬЯ ИСКРА) Часть 1. Чудесное гостеприимство: 1989, 1942-43 гг. Умные и честные – Ай, молодцы! Совсем, знаете ли, не похоже, но до чего забавно, – внезапно

Бобраков Игорь
Часть 4. Распад кэртаса. 1917-1921, 1914-1916 гг. Тяжелый кулак Никодимус с Зиедонисом теплой апрельской ночью стояли отдельно от толпы на Кронверкском проспекте, и наблюдатель Уламколы с некоторой грустью глядел на балкон чудесного двухэтажного особняка, сотворенного в стиле популярного «северного модерна», украшенного керамической плиткой и прелестными орнаментами. Нечто сентиментальное поселилось в его сердце – он не к месту вспомнил, как именно в этом доме он предавался соитию с великой балериной. Теперь это строение прибрали к рукам революционеры, и их вождь, прибыв на

Бобраков Игорь
Часть 3. Великая Уламкола. 1912 г. Приветствия и страхи Очередное обсуждение вопроса, касаемого верхнего мира, было назначено в самой нижней части подземного царства, в большом зале, который уламы именовали ыджик. Участвовать в ней могли только члены Большого совета, также называемого Ыджиком. Наделенные большими полномочиями члены Ыджика собирались в полной тишине и абсолютной темноте, что вовсе не мешало белоглазым карликам находить свои места, четко различать силуэты друг друга, кивать головами и разводить руками в знак приветствия. Лишь когда юрла, то есть

Бобраков Игорь
Часть 2. Кэртас, жизнь после недолгой смерти. 1912-14 гг. Поговорим о целях Лукин, Брачишников и Зиедонис в большой, обставленной экзотическими масками, гостиной Каллистрата Жакова пили чай с приготовленными его женой Глафирой Никаноровной пирожками с грибочками и поглядывали на миловидную слушательницу Бестужевских курсов Леночку Баратынскую. Она тоже пила чай из волнистой белой чашки, держа ее двумя пальчиками правой руки, оттопырив мизинец, а левой она отламывала кусочки пирожка, изящно отправляя их в рот. Каллистрат Жаков К известному литератору, а с недавнего времени

Бобраков Игорь
Предисловие В 2006 году я в первый и последний раз стал безработным. Это произошло потому, что первый зам. Главы Коми Алексей Чернов решил закатать в асфальт свободные СМИ в нашей республике и начал с меня. Чтобы не сойти с ума от безделья, я решил написать приключенческий роман. В то время я увлекался финно-угорской мифологией. Особенно мне нравились мифы об орте – двойнике человека, являющегося к его знакомым и близким перед его кончиной, и о соперничающих братьях-богах Омоле и Ене. Но более

Бобраков Игорь
Тень от сердца-6 Окончание Убийство на улице Свободы Дрожжи мира дорогие - Звуки, слёзы и труды - Ударенья дождевые Закипающей беды… Осип Мандельштам Прошло сорок минут с назначенного времени, а чёрное «Ауди А-6» всё никак не появлялось. Пентюх начал нервничать – спокойно сидеть на зелёной потёртой скамейке и ждать, он уже не мог. Весеннее московское солнце потихоньку уходило куда-то за кирпичные пятиэтажки. Через полчаса стемнеет, и пиши пропало – Пентюх ничего уже сделать не сможет. А он должен ЭТО сделать, просто позарез должен. Потому

Бобраков Игорь
Тень от сердца-5 Продолжение Пока мы не едины, все мы победимы… Среди совсем чужих пиров и слишком ненадежных истин, Не дожидаясь похвалы, мы перья белые свои почистим. Пускай безумный наш султан сулит дорогу нам к острогу, Возьмемся за руки, друзья, возьмемся за руки, друзья, Возьмемся за руки, ей Богу. Булат Окуджава «Союз друзей» Леонова и Холодов с потоком пассажиров вышли на волю из каменного здания станции метро «Площадь революции», и Марк Викторович, вдохнув московского воздуха, не сразу догадался, почему здесь,

Бобраков Игорь
Тень от сердца-4 Продолжение Возвращение Аве, Оза. Ночь или жилье, псы ли воют, слизывая слезы, слушаю дыхание Твое. Аве, Оза... Андрей Вознесенский «Оза» Лёгкий и быстро тающий снег в сумрачном городе настроил Холодова на поэтическую волну. Они вышли из здания телецентра, Марк оглянулся и посмотрел на телебашню, тонущую вверх в вечерней мгле среди снежинок, затем подставил ладонь, чтобы поймать холодные пушинки, и неожиданно для себя продекламировал: А в мире бурном шёл мягкий снег, пел песни тихие двадцатый век. Такие тихие,

Бобраков Игорь
Тень от сердца-3 Продолжение. Начало Встреча за облаками Летайте самолётами Аэрофлота, Живите на лету. Популярная песня на стихи Андрея Вознесенского Марк Викторович одним из первых пассажиров вошёл в чрево похожей на стрелу «тушки», вдохнул любимый с детства синтетический аромат ещё не старого салона, быстро нашёл своё место у окна и уселся в предвкушении полёта. Он всегда садился возле окна и не отрывался от него, пока сплошная манная каша облаков не делала вид совсем не интересным. В эти мгновения он чувствовал

Бобраков Игорь
Тень от сердца-2 Происшествие в «Четвёртом измерении» И дрожу я мелкой мышью За себя и за семью: Ой, что вижу! Ой, что слышу! Ой, что сам-то говорю! Юлий Ким «Истерическая перестроечная» Наступила весна, совершенно не заслуженно, в отличие от «пражской» 1968 года или «арабской» 2011, оставшаяся безымянной. Хотя именно эта весна окончательно подорвала весьма прогнивший фундамент казалось бы незыблемой системы, существующей уже восьмой десяток лет. Этой весной объявили свободные выборы в доселе сугубо декоративный парламент огромной страны. Мало кто сомневался,

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Шашков Андрей   Тубольцев Юрий   Бобраков Игорь   Аимин Алексей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 4
  • Пользователей не на сайте: 2,304
  • Гостей: 543