Берлин Адольф

                                 

                            Легенды старинного вуза 

   


  Я вспомню лица, имена

людей, здесь выросших когда-то,

оставивших в наследство нам

плоды любви, души, таланта.

 

Ступая молча по камням,

пройдусь я снова по брусчатке,

где тень преследует меня

воспоминаний горько-сладких.

 

На площадь с Ратушей войду,

как в многомерное пространство,

и с молодостью встречусь тут,

вернувшись из далёких странствий.


Вольюсь в студенческий поток

помолодевшим многократно.

В конспекте мелкий бисер строк

нас в юность окунёт обратно…

 

Из рифмы, погружённой в грусть

воспоминаний, прежней жизни,

мой город, я к тебе вернусь

сюда в своих стихах и мыслях.

 

Здесь – оттиск прошлого в камнях,

следы судьбы и предков тени...

Мой город, примешь ли меня

под сень надежды на спасенье?




Моё знакомство с героем этого рассказа было странным и даже

загадочным. Я никак не мог объяснить себе, зачем наш
заведующий кафедрой общей и неорганической химии,
Заслуженный деятель науки и техники УССР, Лауреат
Сталинской премии, доктор химических наук, профессор
Беркман
почти ежедневно запирает в своём кабинете одного из
преподавателей.

А начиналось это так.
В начале второго курса Львовской
политехники ведущий доцент кафедры
Борис Юрьевич
Гординский пригласил
меня и моего однокурсника Льва
Розенберга в свой научный студенческий кружок, так что мы
после занятий бежали в научную лабораторию, где нередко
засиживались допоздна. Когда профессор Беркман отбывал в
командировки, он чаще всего именно Гординскому поручал
читать лекции вместо себя. Тот, несомненно, был очень
одарённым и знающим предмет учёным, но ему явно не хватало
лёгкости, блеска и лекторского мастерства нашего профессора.
По моему глубокому убеждению, Яков Павлович был
замечательным лектором и выдающимся учёным в своей области.
Он был стройным, подтянутым, всегда аккуратно и со вкусом
одетым; каждый чётко выверенный жест, каждая чёрточка
говорили об уме и интеллигентности этого человека. Мне
впервые удалось столкнуться с лектором такого уровня и
красноречия. Его лекции производили на нас огромное
впечатление, временами это был настоящий театр одного актёра,
который умел держать в руках большую аудиторию, завоёвывать
её внимание и глубокое уважение. Недаром послушать лекции
Я. П. Беркмана приходили студенты и преподаватели из других
вузов Львова.

Когда мне пришлось читать студентам свою первую лекцию, то я
понял, как непросто даётся эта лекторская лёгкость, этот
ораторский блеск. Я осознал, что в личности Якова Павловича
присутствовало редчайшее соединение артистической натуры
блестящего лектора с одарённостью учёного, обладавшего
глубокими и широкими знаниями не только в области
естественных, но и гуманитарных наук. Это был
высокообразованный и хорошо воспитанный человек, с
передовым мировоззрением, словом, настоящий интеллигент.
Впоследствии я узнал, что он был дружен с академиком
С.И.Вольфковичем и поэтом К.Ваншенкиным.
Кстати, именно Яков Павлович представил студентам меня,

совсем ещё молодого, "свежеиспеченного" кандидата наук и

начинающего лектора тогда, на этой первой лекции. К 
сожалению, не часто заведующие кафедрами снисходят до
представления студенческой аудитории начинающих лекторов.
Я старался перенять у него всё лучшее, что мне открылось за
годы своей работы под его руководством.

Сталинскую премию он получил за разработку синтетических
аналогов природных дубителей. Последние добывали из ценных
пород деревьев и часто закупали за валюту в Южной Америке, а
работы профессора позволили наладить в стране производство
этих "незаменимых заменителей" и избавиться от импортной
зависимости. Работы проф. Беркмана способствовали сохранению
сотен гектаров ценных пород деревьев.
Но вернёмся назад, к первым неделям нашей студенческой
научной работы. Однажды Лев обратил моё внимание на то, что 
профессор часто по утрам приводит в свой кабинет одного из
преподавателей кафедры, оставляет его там, запирая дверь
перед своим уходом на лекции или по другим делам, а вечером
выпускает пленника на свободу. Им оказался ассистент кафедры
Кирилл Неофитович Михалевич; как выяснилось позже,
энциклопедически образованный человек, с которым я
впоследствии сталкивался неоднократно и о котором здесь
пойдёт рассказ.
Секрет такого странного поведения обоих открылся мне
позднее. Михалевич давно набрал достаточно 
экспериментальных данных для кандидатской диссертации, но
профессору, его научному руководителю, в течение многих
месяцев никак не удавалось заставить того сесть за оформление
работы. Михалевич ссылался на необходимость доделать и
уточнить то одно, то другое. И тогда завкафедрой обязал его
оформить работу в той стадии, какая достигнута, и тогда станет
ясно, что следует доделать, если возникнет такая необходимость.
Ежедневно Михалевич должен был представить научному
руководителю определённое число рукописных страниц будущей
диссертации. А когда это не сработало (Михалевич вместо
бумажной работы скрывался в лаборатории и продолжал свои
эксперименты), профессору пришлось применить такой
нетрадиционный метод "домашнего ареста". В конце концов,
работа была написана и успешно защищена, так что её автор
получил возможность карьерного роста. Позже мы иногда
беседовали с Михалевичем на специальные темы, и он часто
удивлял меня парадоксальностью своего мышления и глубиной
понимания научных проблем. Впоследствии он  стал
профессором и заведовал кафедрой аналитической химии с 1968
по 1978 годы.

  К.Н.Михалевич

                              К.Н.Михалевич

(автор благодарит Светлану Чернявскую и Викторию Левашову 
за предоставленную фотографию)


Большой, нескладный, несколько сутулящийся, Михалевич часто
приезжал на факультет на велосипеде; тогда этого практически
никто из студентов, а тем более из преподавателей не делал.
При ходьбе он странно размахивал руками, всегда носил
большой, тяжёлый, видавший виды портфель. Студенты и
сотрудники подозревали, что он его не открывает месяцами,
носит просто по привычке. Однажды эта догадка подтвердилась,
когда кто-то втихомолку вынул из портфеля тяжёлые книги, а
вместо них положил обернутый в газету кирпич. Михалевич
проносил эту тяжесть в течение целой недели, пока шутники не
сделали "обратную рокировку".

Вообще о нём ходила масса рассказов, слухов, баек и легенд, 
это была заметная, весьма колоритная фигура на факультете и в
институте. Как-то уже в мою бытность преподавателем, я по пути
в московскую командировку во время разговора в купе поезда
упомянул название своего вуза. Тотчас один из соседей
вспомнил свои студенческие годы в его стенах и осведомился, не
знаю ли я одного преподавателя химии. Как читатель уже
догадался, он назвал имя Михалевича. Оказывается, тот
единственный из педагогов запомнился ему из всех,
преподававших общеобразовательные дисциплины на младших
курсах.


Михалевич, кроме русского и украинского, знал латынь,
польский, немецкий и французский языки. Два года он на
французском преподавал химию в Университете в Камбодже. А
когда на месте выяснилось, что туда не смог приехать
преподаватель астрономии, он взялся вести и этот предмет.
Тамошний климат он переживал тяжело, жаловался мне на
сорокаградусную жару при стопроцентной влажности, но привёз
орден, который ему перед его отъездом вручил король Народом
Сианук (незадолго до переворота красных кхмеров; я в шутку
упрекал его потом, что он поторопился уезжать, открыв им
дорогу). Михалевич после своего возвращения долго и гордо
носил на шее большую королевскую звезду на ленте, не замечая
усмешек коллег и студентов.


Доцент нашего факультета Ангелина Николаевна Сергеева,
убеждённый большевик и бессменный многолетний парторг
кафедры, рассказывала, как она вместе с Михалевичем была
приглашена в Будапешт на Международный съезд или
конференцию по комплексным соединениям. Официальным
языком мероприятия был объявлен английский. Михалевич
английского не знал вообще, так что написал свой доклад
по-русски и отнёс на кафедру иностранных языков. Там было
большое английское отделение, ему быстро перевели и
напечатали его доклад. Однако Михалевич, видимо, не учёл, что
в отличие от немецкого, в английском языке произношение
может сильно отличаться от написания. По словам Сергеевой,
когда был объявлен его доклад, он вышел на трибуну, открыл
напечатанный текст и добросовестно прочитал его так, как было
напечатано. Зал затих в полном недоумении. Когда Михалевич
закончил своё выступление, сосед Сергеевой, британский
учёный, спросил её, на каком языке был доклад. "Конечно, на
венгерском", – нашлась она.

Совсем другую, героическую историю о Михалевиче я услышал 
от учёного секретаря Учёного Совета Львовской политехники
Евгения Александровича Преображенского. Он хорошо знал
историю института, и его часто просили выступить в качестве
гида, когда там проходили престижные всесоюзные и
международные конференции, и приезжали высокие гости.


                                                  * * * 

Но прежде всего, сделаю небольшое отступление и немного
расскажу об истории города и вуза. В конце XVIII ст. Львов со
значительной частью современной территории Западной Украины
достался Австрии в результате трёх разделов Польши (между
Австрией, Россией и Пруссией). Со временем эта территория
получила автономию в составе Австро-Венгерской империи под
красивым названием "Королевство Галиции и Владимирии".
Львов, получивший имя Лемберг, в 1772 году стал столицей
этого "Королевства". Со временем хмурый, запущенный,
средневековый населённый пункт превратился в самобытный,
современный европейский город.



 

  Архитектурою Львова

бредить легко и дышать:

в памятниках, как и в слове,

скрыты и мысль, и душа.


Не описать их словами

с тесными рамками строк,

в камне застывшую память,

окаменелость эпох.

 

   


После Первой мировой войны Львов вошёл в состав 
возрождённой Польши (1919 – 1939).
Город был захвачен Красной армией и присоединён к Советской
Украине в сентябре 1939 года в соответствии с Секретным
дополнительным протоколом к пакту Молотова-Риббентропа.
Но уже 30 июня 1941 года город был занят гитлеровцами.
С первых же дней оккупации начались облавы на евреев и их
уничтожение. После освобождения Львова от нацистов 21 июля
1944 года оказалось, что в Львове смогли выжить только 823
еврея (из 130 – 180 тыс. человек, включая 35 тыс. беженцев из
ранее оккупированной немцами западной Польши, что
составляло до июня 1941 года около 30% всего городского
населения).


А в ночь с 3 на 4 июля 1941 года гитлеровцы расстреляли
десятки представителей польской интеллигенции, в том числе
учёных. Львовская политехника лишилась многих своих
профессоров.  Следует упомянуть, что в этом же вузе учился и
Симон Визенталь –  общественный деятель, будущий "охотник
за нацистами", который родился в 1908 году неподалёку от
Львова, в городке Бучач и содержался гитлеровцами в
Яновском концлагере на окраине Львова.

* * *
 
Львовская политехника – один из старейших технических вузов
Украины. Основанная в 1844 г. как Техническая академия, она в
1877 г. была преобразована в Политехническую школу (с
правом присуждения научных степеней доктора технических
наук и почетных докторов – с 1901 года), а в 1921 г. – в
Львовскую политехнику. В советские времена название сменили
на стандартное –  Политехнический институт (но с пафосным
"ордена Ленина и имени Ленинского комсомола"). С 1993 г. в
независимой Украине официальным стало имя Национальный
Университет "Львовская политехника".
 
Интересно отметить, что великий физик Мария Склодовская-Кюри
в 1912 году удостоилась здесь звания почетного доктора.


Главный корпус Политехники – одно из первых в Львове зданий

в стиле историзма. Здание было построено в 1874 - 1877 годах 
по проекту архитектора Юлиана Захаревича. В центре фасада
здания – ризалит с шестью коринфскими колоннами,
завершающийся аттиком со скульптурной композицией
Леонарда Маркони. Три её фигуры символизируют три отделения,
размещавшихся тогда в корпусе: инженерию, архитектуру и
механику. На аттике сделана надпись "LITTERIS ET ARTIBUS"
(наукам и искусствам) как основным двигателям прогресса.

  Львовская политехника. Главный корпус

                  Львовская политехника. Главный корпус


Здесь Науки живут и Искусства.

И в строю исторических вех

с нами голос немых, мысли тех,

кто ушли и уже не вернутся.

К alma mater, во Львов, в Политех

возвращаются память и чувства.

   
Особенно интересно рассказывал учёный секретарь 
Преображенский об актовом зале главного корпуса. Украшением
зала были 11 полотен известного польского художника Яна
Матейко,  расположенных между скульптурами под самым
потолком. Гораздо позже я узнал, что в сентябре 1880 года
Политехническую школу Лемберга посетил император Франц
Иосиф, заказавший у Яна Матейко эти картины, которые должны
были отражать технический прогресс человечества. Цикл картин
получил название "Триумф прогресса".

  00-akt-hall

                      Львовская политехника. Актовый зал главного корпуса

 
Как-то я уговорил Преображенского провести экскурсию для 
моих друзей, учёных из Прибалтики, а в другой раз – художников 
из Ленинграда.  Преображенский рассказывал, что когда немцы 
в 1941 г. приближались к Львову, а советские войска, опасаясь 
окружения, уже оставили город, собралась небольшая группа 
молодых преподавателей и студентов, в число которых входил 
Кирилл Михалевич. Они с риском для жизни спрятали самое 
ценное лабораторное оборудование  (платиновые тигли, 
физические и химические приборы, содержащие драгоценные 
металлы) и картины Матейко в подвале главного корпуса.  Эти 
толстостенные подвальные помещения со сводчатыми потолками 
простирались на целый квартал; позже некоторые из них 
использовали как аудитории для студенческих занятий.

Смельчаки спрятали ценности в одном из таких помещений, 
вход замуровали и оштукатурили. Всю войну немцы пытались 
разыскать спрятанное, но безуспешно. Спасённые ценности 
достали из убежища после освобождения Львова от нацистов 
в 1944 году. 

Картинная галерея Актового зала

       Львовской политехники


Я приведу здесь объяснения М. Гошковского (Краков, 1895) к
картинам Яна Матейко в переводе с польского, написанные
вскоре после завершения работ, ещё при жизни художника.
Такое случается не часто и потому особенно ценно. По моему
мнению, это поможет читателю внимательнее рассмотреть
полотна художника и глубже вникнуть в его замысел.

  Ян Матейко. Автопортрет

 Ян Матейко. Автопортрет

   
Матейко создал картины в малых композиционных эскизах.
Исполнили полотна в больших размерах мастера Краковской
художественной школы под наблюдением самого автора (1892).
Замысел состоял в создании высокохудожественных картин,
которые украшали бы актовый зал и одновременно
соответствовали бы предназначению этого храма науки. Матейко
решил провести во всех одиннадцати картинах общую мысль о
человеческом знании, которому в различные моменты
развития человеческой мысли присущи свои особые черты, свой
характер.

 

Согласно взглядам Матейко, Политехника как очаг знаний,
наиболее близких природе (натуре), должна в своих картинах
также отображать натуру, но, прежде всего, натуру
человеческого сознания, то есть все пути – положительные и
отрицательные, по которым может вести человека его собственное
сознание. Исходя из этой точки зрения, он представил в 11
картинах то философское развитие мысли, которое может
овладеть человеком и привести его к счастью на Земле или к
позорной гибели.

Картина 1. Святая троица
 

Картина 1. Святая троица

Если наука, или воо6ще знание, как проявление духовных сил
человека, нигде не имеют на Земле видимого очага, источника
силы и поддержки, то, согласно понятиям христианства, они
находят себе источник в святой троице. Исходя из этой точки
зрения, первая картина отражает представление о троице,
которая придаёт движение, жизнь и цель существования всей
природе и людям.
 
В треугольнике, представленном на картине, изображен Бог-отец,
Бог-сын (держащий терновый венец как символ мук и труда,
составляющих смысл жизни человека), и Дух Святой, как
источник необходимого вдохновения для приобретения знаний и
овладения наукой. Дух Святой представлен в виде юноши, так
как в молодости бурлит жизнь и сила вдохновения. У него
зажжённый факел во лбу как символ вдохновения, способности
мыслить осознанно и добывать знания. Он посылает людям в
виде ангельских головок семь лучей познания, пронизывающих
Вселенную и вдохновляющих человеческий разум. Фон картины
усеян звёздами и планетами.

Картина 2. Вера, Надежда, Любовь
 

Картина 2. Вера, Надежда, Любовь

Картина изображает влияние той же троицы на род 
человеческий, работающий на земле с уверенностью в своей
свободной воле и знании о добре и зле. Человеческий гений
изображен как властелин Земли, которою он овладел могуществом
своего творческого духа. Он держит Землю в равновесии силой
своих рук и духа, преобразуя её своим разумом и творчеством.
Это – эпоха труда человечества с целью овладения знаниями,
овладения тайнами природы, которые в каждом веке вставали
вперед ним.
   
Гению помогает Любовь и Надежда, как главные стимулы

творческого труда. Надежда касается его своей рукой. Вера 
печально держится поодаль, как духовное качество, которое
приобретается работой собственного духа. Хотя она грустна, так
как ей часто изменяют, однако она всегда готова утешить.
  

Человеческий гений, одаренный свободной волей и сознанием
цели жизни, встречает (с левой стороны картины) семь сил зла,
мешающих благородному труду человека, искушающих его,
смущающих человеческий разум семью основными грехами. В их
числе: Гордость, шепчущая, что лишь личная заслуга
приводит к великим научным достижениям, Неряшливость, Лень;
вдали Гнев; Жадность, Ненасытность; а впереди всегда мерзкая,
хотя и щедро украшенная Зависть, истинное лицо которой
отражается в зеркале.

Картина 3. Божественное вдохновение

Картина 3. Божественное вдохновение

 

Картина символизирует человеческий труд, стремление к
познанию тайн природы ещё в праисторические эпохи. На берегу
необозримого океана сидит уже зрелый человек, задумавшийся
над тайнами природы. Он погружён в размышления над черепом
допотопного мамонта, остатками древней человеческой
культуры, высеченным в скале каким-то индийским храмом,
египетской мумией, пеликаном, напоминающим халдею, и другими
древностями. Это – эпоха язычников, признаки приобретения
первых знаний об искусстве, зарождение религиозных
понятий о храмах и пр.

Вдали видна природа Земли – дикая, необузданная, не
исследованная людьми. Однако в этой отдаленной эпохе ум
человека уже работает над приобретением знаний о своём
прошлом и будущем. Ум человека разбужен стремлением к
познанию всей природы. Эта картина изображает стремление
человеческого ума к познанию натуральных и философских
истин.

Человеческий ум, наблюдая явления природы, стремится 
познать в них сверхъестественную силу какого-то божества; и
поэтому представленный на картине человек, смотрящий в книгу
науки, видит свет, идущий сверху от ангела, несущего
зажженный факел и Книгу откровения, в которой указана трудно
осознаваемая человеческим разумом священная истина:
"Вначале было слово, а слово было у Бога, и слово было – Бог".

Картина 4. Пороки человечества

 Картина 4. Пороки человечества

 

Здесь показано господство отрицательных сторон  познаний 
человека: человечество находится под влиянием страстей,
которые руководят им. Затемнены высшие истины и высокие
цели науки, человеческие инстинкты направлены к злу, отчего
возникает, с одной стороны, разочарование в жизни, а с другой -
переворот общественного порядка.

Картина изображает мостовые большого города с театрами и 
дворцами, освещенными электричеством, но полные нужды и
отчаяния. С одной стороны, все стремления в науке направлены
только на приобретение богатства (золота), с другой стороны,
обнищавшее общество полно нужды и отчаяния. Оно отображает
моральную и умственную нищету общества. Это – "мир денежной
биржи". Плоды такого мира, рожденные алчной страстью,
изображены в виде себялюбивого человека, стоящего на коленях
с мешком денег; на его спине расположилось богатство (золото,
капитал) в виде женщины с золотым Тельцом в руке. Все
стремятся к нему – один, голодный, оборванный, просит
помощи, сострадания. Другой грозит ей; третий, защищая своего
ребенка, хвастается за нож; какая-то безнравственная женщина
топит своего ребенка.

Картина 5. Триумф Сатаны

Картина 5. Триумф Сатаны

 

На картине представлен триумф зла, который является 
следствием использования человеческих знаний для личных
целей. Огромная фигура дьявола господствует над миром. Он
топчет самоубийцу, который перед этим лишил жизни своих
детей. Дьявол стоит одной ногой на голове самоубийцы,
указывая на затмение Солнца как на признак духовного упадка
и затмение разума. Он, кажется, говорит такие слова: "Это –
дело моих рук". Вдали– пожар, грабеж, убийство, крик воронов;
зима, поля покрыты снегом.

Однако это мнимый триумф зла. Обезумевшая мать, опираясь на
разрушенный алтарь домашнего очага, прощупывает пульс еще
не скончавшегося ребенка, она жалеет его, а это означает,
что триумф зла в истории человечества – временный,
преходящий.

Картина 6. Богородица утешает верующих

 Картина 6. Богородица утешает верующих

 

Слабый луч материнского чувства, изображённый в предыдущей
картине, со временем усиливается, переходя в полное
возрождение человеческого рода, прежде всего через женщину.
Домашний очаг, мать – это источник высокой личной и
общественной морали, ведущей к познанию истины. Высшая
вершина женского достоинства Дева Мария сидит на скамье
милосердия, вокруг которой толпятся хорошие и плохие,
виновные и несчастные, прося убежища и защиты; – это триумф
любви в деяниях человеческих. Венец Христа, поддерживаемый
ангелами, светит на небе как символ человеческой судьбы.

Даже сам Сатана, которого люди считают тенью зла, склонил
свою голову под ноги Богородицы.

Картина 7. Поэзия, Музыка, История

 Картина 7. Поэзия, Музыка, История

 

Возрождение милосердия, добропорядочности, любви и других 
благородных черт способствует развитию наук и искусства. На
полотне изображены Поэзия, Музыка и История как проявление
человеческого духа, возникшее в высших вдохновениях. На
берегу лазурного моря, около скал и видимого вдали острова, из
которого вырывается вулканическое пламя, у пенящейся
морской волны изображена крылатая и воодушевленная Поэзия,
в которую всматривается Музыка, касающаяся арфы с
вырезанной головой херувима и клювом лебедя – символами
пения, чистоты, небесного дара. Около арфы цветы и зелень.
Поэзия указывает своей рукой на небо как источник высшего
вдохновения. Из-под скалы вытекает ручей, за течением которого
наблюдает История (рядом Сова – символом мудрости). История
что-то записывает в книгу жизни.

Картина 8. Скульптура, Живопись, Архитектура

Картина 8. Скульптура, Живопись, Архитектура

 

Картина символизирует дальнейшее развитие искусства. Посредине
полотна виден куст, из стебля которого вырастают слева цветы
лилии,  в центре розы  и справа рододендрона – символы
Скульптуры, Живописи, Архитектуры соответственно. Куст, хотя
и полон колючек, но его обнимает Человеческий Гений.
Он, влюблённый в искусство, любящий красоту, лелеет эти
аллегорические цветы, которые в образе юных девушек сплели
свои руки в порыве единения. Вокруг центральной группы –
воплощение названных искусств: радуга, символизирующая
палитру художника, слева – незавершенная скульптура, внизу
справа – античная капитель. Человеческому Гению орел несёт в
награду лавровый венок.

Картина 9. Изобретение железной дороги

 Картина 9. Изобретение железной дороги

С развитием естествознания человек добивается успехов в 
прикладных науках и технике. Человеческий разум изучает силы
природы во благо себе. Об этом свидетельствуют фигуры
земледельцев слева, силуэты работающих фабрик справа,
пароход на реке.

Центральные образы картины символизируют изобретение
паровой машины и развитие железнодорожного транспорта.
Женщина – это вода, мужчина – огонь. Борьба и сближение этих
стихий порождают пар – подвижное и стремительное дитя,
летящее подобно стреле и мчащее по колее тележку. Он
становится движущей силой научно-технического прогресса в
конце XIX ст.

Картина 10. Изобретение телеграфа

  Картина 10. Изобретение телеграфа

Расширение источников энергии, открытие электричества всё
более повышает техническое вооружение человека, даёт
возможность покорить пространство и время, сблизить
континенты. Эта картина символизирует прокладку первого
трансатлантического телеграфного кабеля между Европой и
Америкой.

Справа на полотне – фигура женщины, которая олицетворяет
Старый Свет – Европу и стоит на быке (это Зевс в образе из
античной мифологии). Фигура слева – Америка (её символ –
стремительный дельфин в пенящихся волнах океана). Их
рукопожатие пронзает электрическая молния, мгновенно
соединяющая далёкие континенты в противоположность кораблю
Колумба, медленно и тяжело преодолевающему океанский
простор среди молний и штормов.

Картина 11. Суэцкий канал

 Картина 11. Суэцкий канал

 

Человеческий разум и воля, научно-техническая мысль могут
изменить облик планеты. На полотне изображено соединение
Африки
с Азией путём прокладки Суэцкого канала. Фигура
справа – это Азия, слева Египет. Пожатие рук символизирует
общность интересов, развитие международных связей,
единение рас и континентов. Левее коварный и злой крокодил
под натиском волн Суэцкого канала убегает в пустыню – силы
благородного разума и творческого труда человека
побеждают. И как знак этой победы на востоке восходит солнце...

* * *
 
Иногда Преображенский вскользь упоминал, что существует и 
студенческая трактовка картин Яна Матейко. Некоторые из этих 
трактовок, окрашенных чувством юмора, я запомнил, к некоторым
картинам сочинил собственные шуточные подписи.

  Картины 3 и 4

         Картины 3 и 4

 Картина 3. 
Название: "Последняя ночь перед экзаменом"
(комментарии излишни).

Картина 4.
Женский праздник – день 8 Марта.
 

О, женщины! У вас заслуг так много,

что их не перечислить, слава Богу.

Но более всего вас превозносим

за милый женский праздник номер восемь,

когда не нужно мучиться мужчинам,

чтоб отыскать для выпивки причину.

 

Картины 7 и 8

                Картины 7 и 8

 

Картина 7. 
На полотне изображены камни. Точнее, краеугольные камни,
помогающие сдать экзаменационную сессию: Подсказка,
Догадка и Шпаргалка.
 
Картина 8. 
И снится дивный сон... студенту.

 


Картины 9,10 и 11

           Картины 9,10 и 11

 

Картина 9. 
Купидон как тягловая сила,
что вперёд тележку покатила.
 
Картина 10.
Декан, Профессор и Студент в бурных волнах студенческого
"потока". Первым двум помогают Власть и Эрудиция в образах
быка и дельфина, Студент, как всегда, может рассчитывать
только на собственные силы и везение.
 
Картина 11.

На преддипломной практике в Тмутаракани: 

Последний прОпит рубль,

и продана одежда.

Дай руку, старый друг,

лишь на тебя надежда.

 ------------------------------------------------------------

Размещено на сайте 24.10.2012

 





Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Когда жил в Донецке, часто в беседах с друзьями и не только сравнивал два донецких НИИ - Донецкий Институт Физико-органической химии и углехимии НАН Украины, организаторами которого и руководящим ядром изначально были выходцы из Львовского политехники и возникший одновременно с ним по-соседству другой академический НИИ, организаторами которого были выходцы из ... иных мест. Если первый сиял всегда исключительной чистотой и снаружи и изнутри, то второй был замызган и захламлен донельзя и снаружи и изнутри: руки буквально прилипали из-за грязи к дверной ручке центрального входа. Мало того, когда в 90 годах в этом НИИ к руководству ин-та пришли не засранцы и принялись наводить порядок, начав с туалетов до того мало отличающихся от вокзальных сортиров, то это вызвало у научных дегенератов большое недовольство, а вскоре после капитального ремонта в туалетах покрали едва ли не все дверные ручки, замки-защелки, ручки смесителей…

  • Да, совсем недавно, когда насобирал в заброшенном саду грецких орехов и приступил снимать с них кожуру, вспомнил как Ренечка (это любя) с Сергеем Никитичем тоже собирала орехи в Велико-Анадольском лесу, но поскольку нянечка с домработницей были у нее “дюже” благородными и чистить орехи “не нанимались”, то ‘эту работу довелось делать самой Рене. Итог был более чем печальным: руки чуть ли не по локоть выкрасились у нее в жуткий и в совершенно несмываемый цвет. А надо было ехать на конференцию в Одессу. Другой бы на месте Рени запаниковал и впал в депрессию, но не она: надевает длинные белые перчатки, эффектное платье и Реня опять самая очаровательная и самая привлекательная!

  • Очерк потрясающий. Мечтаю теперь полюбоваться Львовской политехникой не только снаружи, но и изнутри. Между прочим, в своем сознании связываю Львовскую политехнику первым делом с очень красивой и эффектной женщиной - Региной Викентьевой Визгерт, с которой был хорошо знаком, когда она после Львовской политехники стала заведовать кафедрой общей химии ДПИ. Валерий

  • Вынесенный на суждение авторов литературного клуба и читателей сайта материал близок моему сердцу и вынашивался очень долго. Поэтому, прежде всего, спасибо вам, Валерия, Вера Стремковская, Валентин Дорман, Алексей Аимин, Семен Талейсник, Сандро Белоцкий, Лина Городецкая, за высокую оценку очерка.

    Хочу также поблагодарить Валерия Кравченко за историческую справку и
    Вячеслава Демидова за замечания по поводу форматирования текста и заботу о не оправданно возросшем объёме публикации, хотя и не могу отнести эти огрехи на свой счёт. Проблема в том, что форматы текста в режиме редактирования и в окне просмотра разительно не совпадают. В частности, это относится к длине строк и к пробелам между ними; пробелы убираются при редактировании, но восстанавливаются при сохранении текста. Так, в двух параграфах ниже фотографии «Львовская политехника. Актовый зал главного корпуса» мне после нескольких попыток так и не удалось убрать пробелы перед последними строками (если их убираешь в режиме редактирования, то они восстанавливаются после сохранения публикации). Непонятно также, почему после таблиц программа вставляет пустые строки в зависимости от количества строк текста в таблице (иногда до 26-и пустых строк!). Так что в результате мне пришлось отказаться от использования таблиц (но удалить пустые таблицы я так и не сумел).

    Жаль, что Валерий и Вячеслав не высказали своего мнения об очерке. Это их право, но зачем тогда комментировать?

    Особенно ценно для меня, что публикация на сайте клуба привела Вас, Фаина, на мой персональный сайт www.lvov.0catch.com . К сожалению, в Гостевой книге этого сайта я отзыва не обнаружил. Если отзыв оставлен в другом месте, дайте мне, пожалуйста, знать.

  • Адольф, необычный, очень интересный материал. Наверное, кропотливая и скурпулезная работа была проделана. Очень понравилось и оформление.
    Пошлю ссылку родственникам - бывшим львовянам.
    Желаю новых творческих идей.
    ЛИНА

  • - “Город был захвачен Красной армией и присоединён к Советской Украине в сентябре 1939 года в соответствии с Секретным дополнительным протоколом к пакту Молотова-Риббентропа”...



    - Героическая оборона Львова пала в сентябре 1939 года в результате совместных действий гитлеровских и советских войск. Решающая роль при этом принадлежала не советским, а гитлеровским войскам:

    1 сентября 1939 года - уже в первый день 2-ой мировой войны Львов подвергся жуткой бомбардировке авиацией Люфтваффе.

    В ночь с 11 на 12 сентября гитлеровские войска заняли соседний Самбор.

    Уже во второй половине дня 12 сентября передовые части группы немецкого генерал-фельдмаршала Шёрнера появились на окраине Львова со стороны Зимней Воды. В 14 часов передовые подразделения гитлеровцев ворвались в город. Наиболее жаркая схватка была за пункт обороны в районе Богдановки на Гродецкой улице.

    13 сентября, утром, после сильной артподготовки, группа Шёрнера начала атаки на Кортумову гору. Перерезанными оказались дороги на Брюховичи и Жолкву.

    14 сентября. В этот день в городе шли локальные бои, отличавшиеся большим накалом с обеих сторон. Наибольшей интенсивности они достигли в районе Кульпаркова и Вульки, которые немцы атаковали с целью упрочить осаду Львова от юга до железнодорожной линии на Ходоров и шоссе на Бобрку.

    15 сентября. Командование группы Обороны Львова обратилось к гражданскому населению с призывом прекратить строительство баррикад в городе, которые мешали передвижению воинских частей.

    17 сентября. Утром командование корпуса во Львове получило известие о пересечении польской границы советскими войсками и их движении вглубь страны.

    18 сентября Верховное Командование Вермахта издало директиву, приказывающую 14 армии генерал-полковника Вильгельма Листа выйти на линию Сколе- -восточная окраина Львова-Каменка Струмилова-Западный Буг до Грубешова. Параллельно, командующий Украинского Фронта РККА, маршал Советского Союза Тимошенко, приказал 5-й советской армии выйти на линию: Рожище-Горохов-Луцк, 6-й армии овладеть Львовом.

    19 сентября. Утром к Лычаковской рогатке прибыли советские офицеры, предлагая руководству обороны Львова провести переговоры, с целью сдачи города.

    22 сентября. Утром польская делегация, в составе: генерал Лангнер, полковник Раковский и капитан Казимир Чигирин, в качестве переводчика, встретилась в Винниках с представителями Красной Армии. Польские условия были приняты советскими представителями без дискуссии и обсуждения. Был подписан «Протокол объявления о передаче города Львов Красной Армии» (польск. Protokół ogłoszenia o przekazaniu miasta Lwowa Armii Czerwonej).

    Вступающая во Львов РККА сразу же нарушила подписанные соглашения: польские офицеры не были отпущены на волю, были взяты в плен и оказались в лагерях для военнопленных, а потом большая часть из них погибла. Без суда и следствия расстреливались польские жандармы. Имел место грабеж мирного населения.

  • Какую большую, интереснейшую работу вы проделали,
    Адольф, какие яркие, содержательные картины Яна
    Матейко вы нам представили. Вот же умели в
    старину строить на века прекрасные дворцы и
    создавать чудные, многозначительные картины для
    университетов.Спасибо вам за ваши воспоминания и
    стихи.
    Адольф, заходила на ваш сайт, читала вашу прозу,
    написала свой коммент, но так и не знаю до сих
    пор - дошёл ли он к вам. Ф.М.

  • Дорогой Адольф!
    Вы предстали перед нами в непривычной (редкой для нас) ипостаси интересного рассказчика, прекрасного экскурсовода, знатока и трактовщика живописи Яна Матейко, что очень важно и увлекательно для мало знакомых любителей искусства и картин этого мастера кисти.
    Добавив к рассказу свои ностальгические стихи и любимом Вами городе Львове, а также шутливые подписи к картинам, Вы нас очень увлекли и порадовали.
    История города, переходившего из страны в страну и благодаря этому впитавшего в себя большую западную культуру градостроительства, создания политехнического университета с незаурядными кадрами преподавателей, разнопланово рассказана и умело показана в Ваших воспоминаниях и экскурсе в историю.
    Образ профессора К.Н.Михалевича вообще получился и академическим, и мудрым, и типичным учёным со странностями и объектом для разыгрыша студентов, одновременно уважающих и любящих таких неординарных преподавателей- эрудитов и энциклопедистов.
    За фрески и их разъяснение особый респект. Их нужно понимать также, как и росписи плафона Сикстинской капеллы в Ватикане, расшифровывая замысел Микельанджело.
    Я получил искреннее наслаждение, прочитав Ваш очерк. И он не показалося мне длинным. Хотелось бы продолжения.
    СТ

  • Уважаемый Вячеслав,
    Ваш вопрос - "почему текст набран с большими пробелами между строками?" правомерен не только к "компьютерной технике" нашего сайта, но и к нашим авторам, которые порой используют старые программы ВОРДа, - вот отсюда и все нелады. Вспомните, как-то и с Вашей статьёй
    были проблемы.
    Впрочем, будем с техподдержкой пытаться улучшить формат текста этой работы.
    А.В.

  • Только что приобрел билеты до Львова, пришел а тут эта замечательная статья. Я во Львове ни разу не
    был и после прочтения буду смотреть на него уже
    другими глазами.
    Откровением для меня стали картины Яна Матейко,
    и, конечно, объяснения аллегорий.
    Каледойскопичность рассказа об alma mater не позволяет определить какой-то определенный жанр
    повествования, но это же замечательно. Надоели
    эти рамки которые модно сейчас называть - формат.
    Мне всегда приятно читать неотформатированного
    автора. Эту индивидуальность надо беречь.
    Спасибо Адольф.

  • Но почему текст набран с большими пробелами между строками? Трудно читать, а кроме того, неоправданно увеличился объем публикации.
    И правое поле куда-то пропадает...
    Уважаемые редакторы!
    Что-то у вас с техникой компьютерной неладно...

  • Почти 8 месяцев жил во Львове, - готовил съёмки фильма "Даниил - князь Галицкий". Бывал в университете, походил по музеям. Было это в восьмидесятые годы, поэтому некоторые сотрудники настороженно относились к моим интересам.
    Шокировала старая церковь (не помню название улицы), полностью была сделана из дерева. В то время в ней находился склад цемента. Я сделал несколько фотографий своей старой "Сменой", но тут же ребятки в штатском затолкали меня в ближайший подъезд. Через начальника милиции, у которого за день до этого брал разрежение на ввоз и хранение боевых сабель, - фотоаппарат удалось забрать. Без плёнки. Попытки убедить, что снимал "старинную натуру" не помогли. Обещали разрешить повторную съёмку, но только снаружи. Намекнули, что на моей плёнке было немало кадров внутри, с акцентами на продырявленную крышу и стены, сквозь щели которых лучи солнца освещают кучи цемента. Полковник сказал: "Не думаю, что твоему режиссёру или князю Галицкому были интересны марки цемента именно в этом складе..."
    Приложенные вами картины никогда прежде не видел.
    Спасибо!

  • Уважаемый Адольф! Я восхищаюсь Вашим точным взглядом и любовью, с которой Вы вспоминаете родной институт. Атмосфера в нем столь возвышенная, что удовольствие и рассматривать картины, и учится в нем, и постигать науку жизни, - дар. Характеры преподавателей, профессоров, студентов выписана Вами так рельефно, что чувствуешь их как близких знакомых. Спасибо за подбор иллюстраций и текст, все очень интересно и тепло. Я сразу вспомнила здание Минского технического университета ( политехнического),. который так похож по архитектуре на Львовский, что хотела перенести сюда фотографию, но решила не портить Вашу подборку. Пусть радует завершенностью мысли и чувства. С благодарностью Вера

  • Уважаемый Адольф,
    с большим интересом прочла Ваш увлекательный очерк о старом ВУЗе и его замечательных профессорах,доцентах и студентах.
    Поразил подвиг тех, кто спрятал и замуровал в подвалах ценности и живописные полотна, украшающие здание Института, в начале 2-ой Мировой войны, сохранив их тем самым для потомков!
    Спасибо за то, что познакомили нас с замечательными живописными работами, которые поражают и по композиции, и по цветовой гамме.
    Меня лично тронуло то, как тепло Вы пишете о своих учителях и коллегах, напимер,- о проф.
    Я. П. Беркмане:
    "Он был замечательным лектором и выдающимся учёным в своей области.
    Он был стройным, подтянутым, всегда аккуратно и со вкусом одетым; каждый чётко выверенный жест, каждая чёрточка говорили об уме и интеллигентности этого человека. Мне впервые удалось столкнуться с лектором такого уровня и красноречия. Его лекции производили на нас огромное впечатление, временами это был настоящий театр одного актёра, который умел держать в руках большую аудиторию, завоёвывать её внимание и глубокое уважение. Недаром послушать лекции Я. П. Беркмана приходили студенты и преподаватели из других вузов Львова.

    Именно Яков Павлович представил студентам меня, совсем ещё молодого, "свежеиспеченного" кандидата наук и начинающего лектора тогда, на этой первой лекции. К сожалению, не часто заведующие кафедрами снисходят до представления студенческой аудитории начинающих лекторов.

    Я старался перенять у него всё лучшее, что мне открылось за годы своей работы под его руководством".

    Уважаемый Адольф,
    я спешу немного поправить текст и фото, которые порой всё ещё выходят за допустимые рамки вправо.
    Но по ходу дискуссии о живописных полотнах с их символизмом и аллегориями, я думаю у меня будет ещё возможность добавить св.мнение.
    С благодарностью за большой труд в работе над очерком и с наилучшими пожеланиями,
    Валерия

Последние поступления

Календарь

Октябрь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Кто сейчас на сайте?

Тубольцев Юрий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 1
  • Пользователей не на сайте: 2,303
  • Гостей: 337