Вайнер  Ирина


(Страницы воспоминаний из жизни Елены Громовой)


Часть первая


НАСЛЕДСТВО

 Ах, скажите, пожалуйста, люди добрые, у кого из вас не ёкнуло бы сердце, когда кто-нибудь сообщил бы вам о случайно свалившемся, как манна с небес, наследстве? От радостного известия сердце прыгало б в груди, выбивая барабанную дробь. Да-а-а! А наши неутомимые трудоголики, серые клеточки мозга, тут же включились бы в процесс выстраивания сказочных пирамид и замков. И, не сомневайтесь, они нашли бы самый эффективный способ его применения...  
Вот и молоденькой шестнадцатилетней Леночке Громовой,  
совершенно неожиданно досталось наследство, но довольно странное...
Её старшая сестра, выйдя замуж за демобилизованного солдата,  уезжала в Сталинград. Вот тогда-то она и решила оставить в наследство Ленке двух своих подруг. Они, по её мнению, нуждались в помощи и поддержке младшей сестры. Одна из них, Валентина, соседка с третьего этажа, разведённая, с малышкой на руках. Лене не раз приходилось оставаться с её дочуркой, когда Валюха бежала на очередную свиданку. А вот вторая, Мила, вообще незнакомая Лене девушка, жила в соседнем дворе. Ленка и виделась-то с ней всего ничего...

С Леночкой, я, Вероника Митрохина, проживаю в одном подъезде  (первый этаж) и, поневоле, вся её жизнь и жизнь других соседей проходит у меня на виду. Поэтому я в курсе всех бурных событий, происходящих с ней. И, хотя я старше Лены на семь лет, она доверяла мне свои секреты и прислушивалась к моим советам.
Так вот о подруге её старшей сестры, Миле, я и хочу сказать несколько слов, так как в дальнейшем, по стечению обстоятельств, судьбы Лены и Милы не только пересекутся, но и сплетутся в клубок самых неожиданных жизненных событий ... 

Мила была из тех особ, которые требовали к себе повышенного внимания. К сожалению, она была лишена дружеского общения, и это сильно удручало её. Мила жила  в непростой обстановке, но в очень обеспеченной семье. Лене приходилось морально поддерживать её. И хотя Мила была на три года старше Лены, это обстоятельство никак не влияло на их отношения.Случайные подруги были слишком разными  как по интеллекту, так и по житейским понятиям. То, что пришлось пережить Ленке за её не полных семнадцать лет, Милке не снилось и во сне...
Через пять месяцев после отъезда сестры, Мила зашла к Лене, но не одна, а со своей мамой.
Обе были чем-то взволнованы. А Мила была такой бледной и заплаканной, что даже толстые стёкла очков не могли скрыть её зарёванных глаз.
Валентина Константиновна, мать Милы, полугрузинских кровей, держала дочь в «ежовых рукавицах». Боже упаси, чтобы её дочь могла покинуть квартиру без разрешения. Да ни за что! Такого просто не могло быть. Милкина мать повторно вышла замуж, так как первый муж, подполковник орденоносец,  погиб на войне. От первого брака осталось двое детей, сын и дочь Мила. Старший сын жил в Москве и учился на дипломата в МГИМО. 
 
Милкин отчим занимал должность главного инженера центрального мясокомбината города Баку. Там же в лаборатории работала и его жена. Поэтому их семья никогда не испытывала ни нужды, ни материальных затруднений. И, как говорят в народе: - «дом их был полной чашей».

Строгость Валентины Константиновны зашкаливала до деспотизма. Но всё это делалось, говоря её же словами, только во благо дочери и шестилетнего сынишки от второго брака, у которого, Милка ходила в няньках. Потому у неё и не было настоящих подруг. Кроме всего прочего, мама запрещала ей читать романы. Да, да, так оно и было на самом деле. Валентина Константиновна считала, что читая романы, дочь узнает о любовных отношениях между мужчиной и женщиной, а это в свою очередь может повлиять на её целомудрие. Ах, Боже упаси, только не это! Дочь должна оставаться девственницей до официального брака и мысли её тоже должны быть кристально чистыми. Между прочим, нельзя сбрасывать со счетов и тот факт, что все мы проживали хоть и в советской, но мусульманской республике, жители которой в этом щепетильном вопросе придерживались строгих правил и обычаев. Однако судьба - злодейка, часто играет нами и преподносит неожиданные сюрпризы, диктуя свои условия.
Мила, с трудом  окончила десять классов. Она довольно часто болела, из-за чего оставалась на второй год. Но, наконец-то, долгожданный Аттестат Зрелости оказался у неё на руках, и по настоянию матери она стала усердно готовиться к поступлению в торговый институт. По двум основным предметам - русскому и математике с ней занимались репетиторы. Однако самым слабым местом в её знаниях был английский, а он входил в число вступительных экзаменов. В помощь дочери Валентина Константиновна пригласила  студента третьекурсника,  из соседнего подъезда. Учился  он на факультете английского языка АГУ.  Анатолий, так звали парня, согласился подготовить Милу к экзаменам. Между прочим, он уже помогал ей в период сдачи экзаменов на Аттестат Зрелости.  

Ленка чисто по-женски, жалела оставленную ей в наследство подругу, скорее знакомую... У той был существенный недостаток во внешности. Она с детства страдала астигматизмом и постоянно носила очки с разными стёклами, что вызывало неприятные ощущения у окружающих. Кроме того, Мила и сама была какой-то нескладной, зажатой, с размытой полной фигурой. Эти природные недостатки и объясняли равнодушное отношение к ней со стороны мужской половины. Они просто не замечали её, а горячие соки природного инстинкта бурлили в молодом теле и не давали покоя. Одним словом – природа не дремала, и справиться с ней пока ещё не удавалось никому.

Ой, прошу прощения, отвлеклась. Итак...
Когда Валентина Константиновна с дочерью вошли в комнату к Ленке, та с ужасом заметила у подруги подозрительно выпирающий живот. Из-за сессии Ленка, недели три не виделась с ней. И, на тебе, нежданная новость – Милка  беременна! Вот это да-а-а-а! Валентина Константиновна, с пунцовыми щёками и гневно сверкающими глазами, еле сдерживая бурлящий поток эмоций, забыв поздороваться, заговорила взволнованным повышенным тоном:

- Лена, посмотри на свою подругу! Ну, как тебе сюрприз?! Смотри, смотри, нравится?! – и, не дождавшись ответа, продолжила: - Ты только представь себе, как эта негодяйка решила облить грязью и позором  нашу семью! Боже мой, какой позор, какой позор свалился на наши головы!!! – и она, в отчаянии, обхватив голову руками, нервно заходила по комнате.

Вид у Ленки был такой, будто её сзади ударили мешком с цементом. От неожиданной новости, она хлопала от удивления глазами, хватала ртом воздух и, молчала... Казалось, что дар речи надолго покинул её.
А мать Милы, не обращая на неё внимания, продолжала негодовать:  
- Нет, Лена, ты не можешь даже вообразить себе, как эта лгунья затягивала живот, чтобы мы с отцом не заметили её беременность. Кстати, а ты разве не замечала её полноту?
Лена, отрицательно покачав головой, заикаясь, проговорила:

- Нн-е-т, тёть Валь, чес-с- сло-о-во, я ни-и-чего не за-аме-чала и, ни-и-чего не знала...

Мать Милы гневно взглянула на дочь и, сорвавшимся на крик голосом выпалила:

- Блудница, лгунья! Ты хоть на секунду подумала о том, что скажет твой брат, когда узнает об этом?! Твоё бесстыдное поведение может повлиять на его карьеру дипломата, а он член партии! Ну, конечно же, ты ни о ком и ни о чём не думала... Как же, тебе хотелось поскорее удовлетворить свою греховную похоть! Что, молчишь, блудница, разве я не права?

А униженная Милка молчала и, не переставая, хлюпала носом...

- Ну, говори! Отвечай! Тебе сейчас стыдно, да? Нет, ты ответь мне, а как ты будешь смотреть в глаза младшему брату, а? Между прочим,  он любит тебя  сильнее, чем меня и не раз называл мамой...

Мила продолжала молчать и, всхлипывая, глотала слёзы.

Но её мамашу невозможно было остановить:  

- Лена, пойми, - обратилась она к ней, - ситуация на данный момент такова, что принимать какие либо кардинальные меры уже слишком поздно. Пошёл седьмой месяц беременности и ни один врач, ни за какие деньги  не станет прерывать её...

- Да, тётя Валя, я понимаю, но они правы... Это очень большой срок, - наконец-то, прорезавшимся голосом, проговорила Лена. – Плод живой и жизнеспособный. И, если вы на что-то и решитесь, то это действие с вашей стороны будет приравниваться к убийству...

Валентина Константиновна обомлела. Она никак не ожидала услышать от молоденькой Ленки таких слов, - Да, смелое заявление.

А вконец перепуганная Милка дрожала под жгучим, полного ненависти и презрения материнским взглядом и слёзы  катились по белому, как мел, лицу.

Лена, проглотив комок жалости, сдавивший горло, спросила:

- Простите, тётя Валя, если не секрет, а кто отец ребёнка? Между прочим, вся эта история выглядит очень странной, по крайней мере, для меня. Я хорошо знаю, что ваша дочь затворница и находится под вашим неусыпным контролем. Так как же это могло случиться?

- А вот так, дорогая моя, и случилось! – резко вскинулась Валентина. – Ты хоть сажай её в клетку под замок, она и там найдёт приключение на свою тупую голову, да! А испортил и опозорил её сосед, Толик, он и есть отец ребёнка. Вот таким образом, Леночка, он учил эту дуру английскому языку. – И, не сдерживая себя, она по-бабьи запричитала:

– Боже мой, какой позор! Что скажут родные, соседи, если узнают об этом?! Нет, нет, я не вынесу этого...

Вытерев слёзы и, взяв себя в руки, она сказала:

- А ты знаешь, Лена, мы-то пришли к тебе не просто так, а за помощью...

- За помощью?! – удивлённо вскинулась Лена. – А-а-а чем я могу помочь вам, тётя Валя?

- Леночка, я прошу тебя выступить свидетелем на суде. Мы подали заявление в прокуратуру об изнасиловании этой дуры...

- Даже так?! – удивлённо протянула сражённая этим известием Лена. – Тётя Валя, а вы не пытались как-то уладить этот конфликт мирным путём?

- Ну, а как ты думаешь, конечно же, пытались. Вместе с мужем уговаривали этого кобеля жениться. Обещали решить квартирный вопрос, тем более что у нас есть на примете вариант. Правда, в уплотнении со старушкой, но всё равно своя комната и все коммунальные условия. Кроме того, мы обещали ему оказывать семье постоянную материальную помощь. Ну, что ещё надо, а? Так нет, ни в какую, упёрся, как баран...

Ленка ахнув, воскликнула:

- Неужели не согласился на такие условия?!

- Да нет, кобель, отказался. Одно лишь твердит: - Ну, поймите меня, я не люблю  вашу дочь! Клянусь вам, она сама соблазнила меня. Спросите, спросите у неё!  А я ведь не бесчувственный чурбан, а молодой парень.  Я просто пожалел бедняжку, на которую и смотреть никто не хочет...  - Ну, как тебе это нравится?! Ничтожество! Подлец! Но ему это так даром не пройдёт!  Мы пойдём до конца.  Или тюрьма, или признание отцовства - другого пути у него нет.

Лена, которая в настоящее время училась в медучилище на годичных курсах военных медсестёр и, владея уже кое-какой медицинской информацией, попыталась возразить ей:

- Но, тёть Валь, поймите, доказать изнасилование при таком сроке беременности просто невозможно. Я думаю, следователь даже не будет рассматривать это дело.

Та резко перебила её:

- А мы посмотрим, будет, иль не будет! – и губы её растянулись в недоброй  усмешке.

Ленка вздрогнула от этих слов. Она-то знала, какими влиятельными связями владеет Милкин отчим. Через несколько дней, Ленке, как главному свидетелю, вручили официальную повестку из районной прокуратуры с указанием  даты и обязательной явки для дачи показаний.

Следователь, мужчина средних лет, азербайджанец, убелённый ранней сединой, сидя за столом напротив Лены и пристально разглядывал её пронзительными чёрными глазами. У Ленки от волнения мурашки побежали по спине, и она беспокойно заёрзала на стуле.

Внимательно ознакомившись с документами, следователь стал задавать ей вопросы:

- Лена, скажите, пожалуйста, где, когда, при каких обстоятельствах, кто и как насиловал вашу подругу?  Лично вы были свидетелем изнасилования? Какие  следы физического применения остались на теле подруги после изнасилования? Да, и почему после изнасилования она не обратилась в милицию? И так, я вас слушаю…

От такого яростного напора Ленка растерялась. Краска стыда залила лицо. Ладони рук вспотели. От охватившего её волнения она не знала, что  отвечать следователю, так как врать ещё не научилась... Кроме того, перед допросом, она получила письменное предупреждение о лжесвидетельстве и предусмотренном за это уголовном наказании. Этот документ произвёл на неё должное впечатление.

Молодая неискушённая девушка, только недавно покинувшая стены детского дома, где воспитанницами были одни лишь девочки, попала вдруг в такую грязную жизненную передрягу...

А, умудрённый опытом следователь, доброжелательно улыбнувшись, проговорил:

- Вот вы, Лена, такая молодая, хорошенькая и, как я понял, не глупая девушка, однако не до конца осмыслили сути происшедшего, да… Мне захотелось предостеречь вас от принятого вами неверного решения и дать один очень важный совет. Между прочим, не исключено, что он может пригодиться и в вашей жизни. Сделайте себе зарубку на память, Лена. Мужчина, находясь наедине с женщиной, никогда не сможет изнасиловать её, если женщина этого не захочет. Она будет сопротивляться насилию изо всех сил. Изнасилование возможно лишь в том случае, если насильник применит к своей жертве физическое воздействие: -  побои и, как возможный их результат, временную потерю сознания...

\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\

... Боже мой, а следователь-то оказался прав! И Ленке буквально через пару недель после разговора с ним, пришлось на практике убедиться в правоте его слов. Совет, данный опытным следователем, врезался глубоко в память. И при первой же попытке молодого человека овладеть ею, она дала насильнику такой яростный отпор, что тот, растерявшись, не успел отрезать ей путь к отступлению, и она вырвалась на свободу. Когда насильник всё-таки настиг её уже за дверью, Ленка, не раздумывая, изо всех сил треснула его чемоданчиком, в котором лежали конспекты и разные  предметы, необходимые  для медицинских практических занятий.   С молодым симпатичным армянином, с чарующим бархатным баритоном, она встречалась уже недели три. И вот однажды, когда она возвращалась с практики домой, он, встретив её, попросил зайти на минутку к товарищу, якобы забрать у того книгу. А на самом-то деле цель была одна, заманить наивную девчонку в хитро расставленную ловушку. Между прочим, Ленке крупно повезло. Отделалась она лёгким испугом, но урок преподнесённый поклонником, запомнился на всю жизнь. Да, а он, с разбитой до крови губой, ещё угрожал ей и клялся, что всё равно доведёт задуманное до конца.  Глупый, может ему и повезёт с другой наивной девушкой, но только не с Ленкой.      

\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\

Следователь, отпив глоток воды, не торопясь продолжил начатую беседу:

- Итак, Лена, давайте перейдём непосредственно к нашему  случаю... На сегодняшний день, на базе обвинения, мы имеем беременность вашей подруги сроком семь месяцев. В результате данного обстоятельства сам по себе возникает вопрос: - А можно ли говорить здесь об изнасиловании, когда нет для этого никаких подтверждающих фактов? Беременность, по заключению судмед врача, протекает нормально без каких либо осложнений. Лена, учитывая,  что вы студентка медучилища, я со всей ответственностью спрашиваю вас:  - Так имело ли место изнасилование гражданки Никитиной Людмилы гражданином Широковым Анатолием в данном конкретном случае? Да или нет?! Ваш ответ будет зафиксирован в протоколе и, в дальнейшем, вы будете нести ответственность за свои показания...

Страх сковал её волю.  Какой ужас слышать всё это. Ну, что могла ответить следователю вконец растерянная Ленка, на выдвинутые им веские аргументы? Стыдливо опустив голову, глотая слёзы, она, еле шевеля губами, прошептала:

- Вы правы, товарищ следователь, никакого изнасилования не было... Моя подруга, а скорее просто знакомая, безумно влюбилась в своего соседа и, отдалась ему, не задумываясь о последствиях.

Таким образом, не имея никаких оснований для дальнейшего задержания в следственном изоляторе Широкова Анатолия по уголовной статье - «Изнасилование с применением физической силы и нанесением увечья здоровью пострадавшей», прокуратура закрыла дело за отсутствием улик и выпустила заключённого на свободу.

Реакция семьи Никитиных на решение суда, была очень бурной. От злости Валентина рвала и метала. Не помогли ни деньги, ни связи. Следователь оказался смелым, принципиальным человеком и не поддался волевому давлению со стороны председателя Райисполкома. А Валентина Константиновна, долго ещё злилась на Ленку, переложив на неё всю вину за развалившееся дутое дело…    

Безусловно, после временного ареста и резкого обострения отношений между соседями, Анатолий более не мог оставаться в одном доме с семьёй Никитиных. Поэтому родители в срочном порядке отправили его к родственникам в Минск. Благодаря родственным связям ему удалось оформить перевод из АГУ в педагогический институт по новому месту жительства. И родители Анатолия, в скором времени, сделали срочный обмен жилья.

Обстановка в доме Милы накалялась день ото дня. Мать никак не могла допустить рождение незаконнорождённого ребёнка здесь, в Баку. Никто из соседей даже и не догадывался о неприятностях, происходящих  в семье Никитиных, так как Мила вообще не выходила из дома и сидела под замком. Её не поставили на учёт в поликлинике и не проводили никаких обследований. Переговорив с мужем, Валентина Константиновна принимает твёрдое решение, увезти дочь из города. Они, ночным рейсом, выезжают в Грузию к бабушке Милы проживающей в Кутаиси. По приезде в Кутаиси среди тамошних соседей распространяется мифическая легенда о гибели мужа Милы в автокатастрофе.  Это обстоятельство вызывает у окружающих  жалость и сочувствие.  

В назначенный природой срок, Мила рожает чудного синеглазого мальчика. Из-за постоянных стрессов, она лишается возможности кормить ребёнка грудью. Через три месяца  после родов, по приказу матери Мила возвращается домой, но без ребёнка. Валентина Константиновна, в категоричной форме  запретила дочери встречаться с Леной, боясь разглашения тайны. А Лена и не подозревала о возвращении подруги, да ей это было ни к чему. Зачем ей лишняя головная боль?  Она, по самую макушку, была загружена своими повседневными делами... 

Через полтора года в семье Никитиных вдруг появляется чудесный малыш - Сашка. Такое событие, конечно же, не могло пройти мимо любопытных соседей. Вопросы сыпались со всех сторон. Но, и на этот случай у Никитиных была заготовлена душу раздирающая легенда: 

Мол, в Кутаиси, во время родов умерла родная племянница Валентины. Муж её, капитан дальнего плавания, ушёл на длительный срок в море и передал своего сына семье Никитиных, а остальные подробности остались под завесой секретности. Мальчика записали на фамилию мужа Валентины – Никитин Александр Петрович. Да, это был отличный, хорошо продуманный ход со стороны родителей Милы. Таким образом, у их родного сына появился маленький братишка.  Конечно же, ни о каком институте уже не шла речь. Благодаря знакомству и наличию денег, родителям удалось устроить дочь продавщицей в промтоварный магазин. Поселили Милу в комнату в коммунальной квартире, которую сумели оформить на её имя ещё два года тому назад. Соседкой оказалась тихая, одинокая пенсионерка.

Казалось бы, все проблемы само собой разрешились. Главное преимущество воплощённого в жизнь плана было в том, что Мила могла ежедневно видеться с сыном. Мамой он называл бабушку, а ей досталась роль старшей сестры.

Родители не теряли надежды, что дочь, в конце-то концов, выйдет замуж, будучи свободной от материнства да ещё с таким приданным - квартира, плюс доходная работа. Да, это был беспроигрышный козырь. Однако время шло, а желающих завладеть таким козырем не находилось. Однажды, после долгой разлуки, совершенно случайно, в универмаге, Мила, встречает Лену. Ей удаётся вновь наладить с ней дружеские отношения. Однако встречи их носят спонтанный характер, так как у каждой из них были свои повседневные неотложные дела...

Жизнь Лены напоминала бурлящий поток, вихрь, закрученный в  спираль, и тратить  время на пустые развлечения она никак не могла. После окончания с отличием курсов военных медсестёр, она  продолжила учёбу в школе вечерней молодёжи, дабы иметь возможность воплотить в жизнь мечту детства – поступить в театральное училище и стать актрисой. Едет в Москву, но не проходит по конкурсу. После столичной неудачи она, успешно пройдя три тура,  поступает в театральную студию, открытую при Бакинском ТЮЗ-е, где её сразу же включают в актёрский вспомогательный состава театра.  Однако, после длительных проволочек и демагогии, Министерство Культуры АзССР отказывается субсидировать студию и через три месяца она закрывается. Жить на мизерную зарплату актёра вспомогательного состава просто не возможно, и Лена, навсегда покидает  театр, решив продолжить медицинское образование.

 Часть вторая

Случайное знакомство

Как вот  первый муж,
он от Бога дан.
Он от Бога дан,
Бога светлого, милосердного...
И.В.

Летом 1961-го Лена успешно сдаёт вступительные экзамены в медучилище на очное отделение акушерского факультета. Работает в военном госпитале и продолжает заниматься  театральной деятельностью, но уже как ведущая  хорового коллектива госпиталя.

Да, вот она - сила молодости! Ей и море по колено! Недостаток времени, скрытая коварная болезнь, сопровождающаяся жуткими болями, ничто не смогло притушить бурную насыщенную эмоциями  жизнь Елены.

Репетиции, выездные концерты по войсковым частям, смотры, фестивали и ко всему этому набору продолжение  репетиций в драматическом кружке при клубе «Наука и Техника Молодёжи» по месту жительства.    

К 44-ой годовщине Октябрьской Социалистической революции, режиссёр Градов готовил премьеру пьесы драматурга Розова - «Два цвета». Ленка в ней играет главную роль.  Конец сентября и  начало октября  61-го ознаменовал себя лихорадочной усиленной подготовкой. Весь коллектив драмкружка  стоял на ушах. Скоро премьера! Одна генеральная репетиция сменялась другой...

И в этот самый неподходящий момент к Ленке забегает Мила. Она умоляет подругу пойти с ней на вечер танцев. Цель одна – познакомиться с каким-нибудь парнем и закрутить с ним очередной роман. Танцевальные вечера проводились в клубе каждую субботу. Реакция Лены, на просьбу подруги, оказалась совершенно неожиданной, агрессивной.  Её аж подбросило от возмущения:

- Мил, ты в своём уме? Откуда мне взять время на твои танцульки? Ты что не знаешь, у нас премьера на носу?! Кстати, а ты уже забыла про ЧП случившиеся пару месяцев назад, да? А его причиной-то было твоё неуёмное желание потанцевать, а вернее, подхватить хоть кого-нибудь мужика, и затащить в постель. Нет, скажи, я не права?

- Лен, ну прости, прости!  Я же не виновата... Сжалься надомной. Я молодая одинокая женщина и мне так хочется иметь рядом с собой мужика, ведь против природы не попрёшь, не так ли?

- Ну да, конечно! Ты, «несчастная овечка», оказалась в стороне, а нокдаун от придурка получила-то я!

///////////////////////////////////////////////////////////////////

 И в памяти Лены, во всех деталях, промелькнула картина того злосчастного вечера...  

По просьбе Милки, она поехала с ней на танцы в парк им. Дзержинского. И, как всегда, к ней никто не подходил, хотя и была она без своих ужасных очков. У Ленки же не было отбоя от желающих потанцевать с ней. Один из них оказался особенно настырным. Он не отходил от неё и, как только начинала звучать музыка, тут же приглашал на танец, лишая других претендентов шанса потанцевать с ней.
Ленке парень, как-то не приглянулся, настораживал его расплющенный нос. Во время танца, обмениваясь дежурными фразами, познакомились. Гарик, так звали нового знакомого, оказался студентом третьего курса политехнического института и кандидатом в мастера спорта по боксу. Теперь стало понятным, отчего у него деформированный нос.

После окончания вечера напросился в провожатые. Ради приличия и безопасности, время-то было позднее, Лена согласилась. Подойдя к дому, остановились на дворовой площадке.  Мила, попрощавшись, ушла, а Лену  Гарик никак не хотел отпускать. Он крепко сжимал  её руку и настойчиво просил назвать дату следующего свидания.  Лена не хотела обманывать парня и вежливо отказала ему. А вообще, что за принципиальность такая говорить только правду? Ну, солги, что тебе стоит? Кому нужна твоя честность, порядочность? Так нет же, она настойчиво отказывалась от встречи, а Гарик продолжал упорствовать в своём желании, и не собирался отпускать её. Пошёл первый час ночи и Лена, не выдержав, отчаянно закричала.  Своим криком она привлекла внимание  дворовых ребят тусовавшихся с гитарой на скамейке. Естественно, они тут же вскочили и побежали к ней. Запахло дракой. Психанув, Гарик резко выбросил сжатую в кулак руку и, нанёс ей сильный боковой удар в челюсть -  профессиональный нокдаун. Потеряв сознание, Лена упала. Он же, сорвался с места и помчался прочь. Ребята за ним. Двое подбежали к Лене. Подняли её и стали внимательно осматривать. Им показалось, что тот урод ударил её ножом. Но, слава Богу, их опасения не подтвердились. Осторожно взяв её под руки, они проводили Лену до самых дверей.  

////////////////////////////////////////////////////////////////////

 Да разве можно забыть такое?! Конечно же, нет! И опять эта неудачница канючит перед ней, взывая к сочувствию и жалости. И опять сердобольная Ленка не выдерживает:

- Ладно, Мил, не хнычь! Составлю тебе компанию,  - нехотя проговорила Лена. – Но, учти, у меня условие: - Так как у нас важный прогон  спектакля,  я не смогу быть рядом с тобой. В перерывах буду забегать к тебе, но окончательно подойду лишь к последней пятёрке танцев, тем более что за мной зайдёт «Ребёнок»…

- Ой, какой такой ребёнок?! Откуда он взялся? – крикнула ошалевшая Милка.

Засмеявшись, Лена, ответила:

- Да я так зову своего Илфата, Илика. У него такие большие лучистые и всегда удивлённые глаза, как будто он впервые видит окружающий его мир.  Это выглядит так забавно, потому-то я и назвала его «Ребёнок».

- Лен, а я думала, что вы уже давно расстались. Ты же говорила, что у него невеста, которую сосватали ему их отцы, по договоренности. Законы-то у татар строгие. Что ни говори – мусульмане...

- Да, это так. Их отцы воевали вместе. Они дали клятву друг другу: - если останутся живы, и если у них родятся разнополые дети – мальчик и девочка, то обязательно их поженят, и  этот союз окончательно породнит их семьи. Месяц назад у них было обручение... Но, с его слов, он не питает к ней ни любви, ни страсти, и относится, как к сестре, росли-то вместе в одном дворе. Каждый раз клянётся мне в своей любви. Встречаемся уже второй год. Илик, крепко связан отцовским договором. Вот такие пироги моя дорогая Милочка!

- Да, Лен, с твоим «Ребёнком» не просто. Но он ведь не женится на тебе! Жаль, ты напрасно теряешь  время, а годы-то бегут...

- Ты, конечно, права подруга, но я не тороплюсь. Мне пока двадцать один, ещё есть время в запасе. К тому же я сейчас так укомплектована нагрузками, что о замужестве и думать некогда. «Ребёнок» мне нравится. Мне приятно проводить с ним время. Встречаемся не часто. У меня сейчас нет ни времени, ни  желания, что-то менять. Судьба сама подскажет,  когда и где появится мой суженный. Мил, а как Илик целуется – это что-то! Я таю, и мои трусики становятся мокрыми насквозь. Как только прибегаю домой, сразу же меняю их.

- Ого?! Даже так? И ты хочешь сказать, что у вас до сих пор не было физической близости?

- Ха, а ты как думаешь? Принципы превыше всего! Только законный муж имеет право на первую брачную ночь, вот так-то, моя дорогая. А хорошим уроком и примером для меня в этом вопросе, послужила ты, моя несравненная подруга…

Услышав горький упрёк в свой адрес, Милка, тяжело вздохнула:

- Возможно, ты и права... - И, помолчав, спросила, - Лен, так ты пойдёшь со мной на танцы?

-  Ну, ты же знаешь, данное слово я не беру обратно, и без  веской причины не меняю его…

В первую субботу октября Лена ненадолго покинула малый зал, где шёл прогон спектакля, и поспешила к мраморной лестнице устланной красной ковровой дорожкой, у которой её поджидала Мила. Поднялись на второй этаж. Просторное фойе, перед входом в большой кинозал, было заполнено любителями танцев. Зазвучал вальс и первые пары закружились в танце. Мила жадно оглядывала присутствующих, а Лена оживлённо разговаривала со своей знакомой...

Вдруг Мила дёрнула её за рукав свитера и, прошептала:

- Лен, Лен, посмотри в конец зала!  Видишь там, у окна парня? Ой, какой красавчик!

Лена, повернув голову, бросила беглый взгляд в ту сторону, куда показывала Мила. Про себя подумала:

- Да, хорош собой, ничего не скажешь! Рослый, блондин, широк в плечах... 

Улыбнувшись, она сказала:

-  Так ты хочешь познакомиться с ним?

- Ой, Лен, сгораю от желания! Очень хочу! Но разве это возможно?

- А почему нет? Возможно…

- А что, ты сама пригласишь его на танец?!

- Ну да, ещё чего не хватало! – парировала  Лена. – Потерпи минутку, сейчас он сам подойдёт ко мне…

Лена знала, что говорила. Первый раз она обратила внимание на свои способности, когда они со Светкой, близкой любимой подружкой были на концерте в Доме офицеров. Ей приглянулся симпатичный подтянутый капитан. Он увлечённо разговаривал с другом и не обращал внимания на происходящее вокруг. Лена посмотрела в его сторону, и тот, вздрогнув, стал с удивлением озираться по сторонам. Его светло карие распахнутые глаза встретились с серо-голубыми глазами Елены, и вспыхнули весёлыми озорными огоньками. Отдёрнув китель,  он бравой походкой подошёл к ней и пригласил на танец. Однако Лена сослалась на боль в ноге и предложила ему потанцевать с подругой. Так Светка и познакомилась с Борисом...
Да, были у неё и другие случаи,  даже вопреки её желанию. Видимо, природа щедро одарила свою избранницу флюидами любви, о которых она и не догадывалась.  
 
Милкины глаза, слава Богу, что они были без очков, от удивления расширились, и лёгкое косоглазие стало ещё более заметным, а невысказанные слова застряли на губах полуоткрытого рта.
Лена засмеялась и шепнула ей:
- Ну, смотри!

Повернувшись, она посмотрела на молодого человека.
Вдруг, он как-то неестественно дернулся и повернул голову. Взгляд его небесных глаз вспыхнул под взглядом серо голубых глаз Лены. Его красиво очерченные губы растянулись в улыбке и он, раздвигая танцующие пары и, извиняясь на ходу, торопливо направился к Лене. Склонив голову, мягким баритоном произнёс:

- Девушка, разрешите пригласить вас на танец…

Улыбнувшись, Лена дала согласие. Мельком бросив взгляд на ошарашенную Милку, она еле сдержала смех. С близкого расстояния у молодого человека, в дополнении к его красивому лицу,  Лена заметила небольшую родинку над верхней губой. Да, в такого не грех и влюбиться. Парень рослый спортивного телосложения. Голова Ленки доходила ему до плеч.  Между прочим, он ещё и неплохо танцует...

Во время танца познакомились. Николай выразил надежду, что она до конца вечера уделит ему внимание. Но Лена огорчила его:

- Николай, спасибо за танец, но с вами желает танцевать моя подруга, Мила. Я должна признаться вам, что здесь оказалась совершенно случайно, лишь ради неё. А у меня репетиция спектакля. Надеюсь, вы не в обиде на меня?

Хм, что мог ответить Николай на такие признания? Лишь разочарование и недоумение промелькнуло в его небесных глазах. Прозвучал последний музыкальный аккорд и Лена, подведя Николая к Миле, представила их друг другу и упорхнула, помахав на прощанье рукой.

У входа в малый зал нетерпеливо прохаживался взволнованный «Ребёнок» обеспокоенный отсутствием любимой. Ленка чмокнула его и побежала на сцену. Сидя в зале, Илфат терпеливо дожидался конца репетиции. Попрощавшись со всеми, обхватив Ленку за талию, они вышли из клуба. Вдруг их окликнули. Недалеко от входа стояла Мила с Николаем. С «Ребёнком» Мила была знакома. В данной же ситуации, чтобы не дай Бог не выдать подругу, она познакомила Николая с  Леной и с её парнем. У Илика,от удивления брови взметнулись вверх и большие золотистые глаза стали ещё больше…

Говорливой компанией они направились  домой. «Ребёнок» торопился поскорее занять свою заветную скамейку в палисаднике,  и вдоволь насладиться сладостью пухлых горячих губ Ленки. Поэтому, торопливо  попрощавшись со знакомыми, он нырнул в зелень кустарников, где пряталась скамейка для влюблённых. Но он почему-то не сразу набросился на Ленку, а, глядя на неё в упор, спросил:

- Лен, ты что, держишь меня за дурака?

- Не поняла?! – пожав плечами, удивилась  Лена. – А в чём собственно дело?

- Нет, ты хочешь сказать, что этот красавец клюнул на твою Милку? Я никогда не поверю в это! Этого просто не может быть, понимаешь?! Даже если бы она вся засверкала бриллиантами, я бы ни за что не клюнул на неё…

- Ну, зачем ты так о ней, а?! И что за выражение – клюнул, не клюнул? Пойми, она молодая женщина! И ей так же, как и тебе хочется любви! Я говорила тебе, что у неё прекрасные бытовые условия для встречи с любовниками...

- Нет, всё равно не верю! Здесь что-то не так…

- Да, что ты, на самом деле, завёлся на ровном месте? Успокойся! – и, ласкаясь,  прижалась к нему.

Последовали вздохи, ласки и страстные поцелуи. О, как «Ребёнок» умел целоваться! Этим качеством он и покорил Ленку. Однако сейчас внутренним, животным чутьём она уловила изменения происходящие с ним.   

Отстранившись, спросила:

- Что-то случилось? У тебя неприятности?

- Да, девочка моя, - с нескрываемой печалью произнёс он. -  Ленок, не хотел говорить, но не могу обманывать тебя. Сегодня мы видимся в последний раз – и, по-детски распахнутые глаза его, наполнились слезами.

У Ленки перехватило дыхание. Её будто парализовало. Она лишь  испуганно смотрела на него и молчала. После непродолжительной паузы он сказал:

- Из-за того, что я не хочу жениться на навязанной мне невесте, а отцы наши уже назначили день свадьбы, брат девушки грозится убить меня, а с него станется. Он пойдёт на всё, чтобы защитить честь сестры - и, тяжело вздохнув, горестно покачал головой...  

- Ленусик, любовь моя, через два часа у меня поезд. Вещи в камере хранения. Я уезжаю в Тюмень к брату, но жениться на не любимой не хочу и не буду! – и, заплакав, крепко обхватил Ленку.

Понятно, что и Лена не смогла сдержать слёз. Не разжимая крепких объятий, они клялись, что никогда не забудут своей чистой любви и жарких страстных встреч...
Вот так внезапно закончилась их игра в любовь.

Нет, сказать о том, что Ленка не тосковала по Илфату, значит, говорить неправду. Однако её активная разносторонняя жизнь сглаживала боль разлуки. А тут вдруг Мила с Николаем зачастили к ней. Пару раз встречали после репетиции.  Затем, пригласили в кино. Откровенничать с Милкой, не было ни времени, ни возможности. И всё же, улучив момент, когда Николай отлучился за покупкой сладостей, Ленка, сгорая от любопытства, спросила:

- Ну, подруга, давай хвались! Каков любовник-то, класс?! Ты довольна?

Мила с тоской посмотрела на Лену и, сказала:

- Да нечем хвалиться, подруга... Представляешь, никак не могу затащить его к себе в квартиру не то, что в постель…

- Да, ну?! Ты это серьёзно или разыгрываешь?

- Клянусь, я не стану врать, тем более тебе...

- Вах, вах! Вот это сюрприз! Он что импотент?! А из себя такой спортивный красавец! - Но разговор прервался с возвращением Николая.

Настал день премьеры спектакля – 5-ое ноября. Проходила она в большом зале. Вход свободный для всех желающих. Красочная афиша  висела у входа в клуб более двух недель. Лена, отогнув краешек бархатной занавеси, окинула взором заполненные зрителями ряды и сразу же увидела Милу с Николаем и соседку Валентину. А в четвёртом ряду любимую подружку Светку с Борисом.  У Николая на коленях лежал пышный букет королевских хризантем. Премьера прошла с оглушительным успехом. Аплодисменты, крики, браво! И, цветы, цветы, цветы…

Николай поднялся на сцену и, сияя радостной улыбкой, с поклоном преподнёс Лене шикарный букет. Аромат хризантем закружил голову. Светка с Валентиной тоже вскочили на сцену с алыми гвоздиками и расцеловали главную героиню. Режиссёр Градов не успевал отвечать на поздравления, сыпавшиеся со всех сторон. Расходились шумно и весело. Охапку Лениных цветов нёс Николай. Света с Борисом, попрощавшись, ушли, а остальная компания продолжила путь.

Лениной маме не повезло. Она не смогла присутствовать на премьере спектакле, так как работала до девяти вечера. Распахнув двери коммунальной квартиры, она пригласила всех в дом. На столе стояла бутылка вина, вкусно пахнущий пирог с абрикосовым джемом и разная карамель. Цветы поставили в ведро, так как ваза в доме была одна. Мама хлопотала у стола и, улыбаясь, повторяла:

- Садитесь, садитесь, мои дорогие. Сегодня такой замечательный день! Да, а послезавтра великий праздник всей страны – «День седьмого ноября, красный день календаря»!

Ребята засмеялись и радостно подняли бокалы за удачную премьеру спектакля.  На шум заглянул сосед по коммуналке Грант–Рантик и бесцеремонно присоединился к ним.

Николай глядя на Лену восхищёнными глазами, спросил:

- Лена, а где ты будешь встречать праздник?

Вместо дочери ответила мама:

 - А в чём вопрос? Встречайте здесь. Я уезжаю к маме и брату. Так что мешать вам не стану.

Лена обеспокоенно сказала:

- Ой, а у меня совсем нет времени для подготовки к празднику. С утра учёба, потом работа. Прихожу домой к десяти вечера…

Валентина воскликнула:

- Ха, а мы на что? Не волнуйся, соседушка, всё будет в порядке, да Мила?

И Николай вставил своё слово:

- Лена, не переживай.  Я беру всё на себя...

Тут и мама поспешила заметить:

- Доченька, завтра я успею кое-что приготовить к столу, - и спросила: – А Света с Борисом будут?

- Конечно, будут… - ответила Лена.

7-го ноября 1961-го в семь вечера вся компания была в сборе. Как говорит пословица « в тесноте, да не в обиде». В четырнадцатиметровой комнате, за столом, уставленным закусками, бутылками с вином и коньяком, тесно прижавшись, друг к другу, сидела дружная весёлая компания. Для танцев свободным оставалось около двух метров, но и этого хватало для полного веселья.

Мила, непривычная к спиртному, как-то сразу опьянела.  Лена, уложив её, накрыла пледом. Расходиться стали после двенадцати. Мила спала крепким сном. Лена решила не будить её и оставила до утра. Николай почему-то не торопился уходить. Он стал помогать Лене, прибирать со стола, и после мытья, вытирать посуду. Во время рабочего процесса Николай не молчал. Тихим, проникновенным голосом он рассказывал о своей родине - Белоруссии, о большом, богатом селе в Гомельской области в котором он родился. В городе Гомеле, после семи классов, окончил ремесленное училище, получив строительную специальность. Там же, в городе, посещал секцию вольной борьбы, где получил звание, кандидата в мастера спорта. Однако из-за полученной травмы не довёл карьеру спортсмена до конца. Сестра, отдыхая по профсоюзной путёвке в санатории Бильгя, Азербайджанской ССР, познакомилась с бакинцем – нефтяником, и вышла за него замуж. Год назад Николай приехал к сестре погостить и ему очень понравился город Баку, Каспийское море.  Сестра с мужем предложили ему остаться в Баку. На стройках города постоянно требовались строители, а тем более  монтажники высотники. Муж сестры помог ему получить место  в благоустроенном общежитии. Оно располагалось на соседней улице, недалеко от дома Лены. 

С интересом выслушав его откровения, она спросила:

- Николай, ты хочешь услышать и мою исповедь о себе?

Зардевшись румянцем он, смущённо прошептал:

- Спасибо, Леночка, но я уже многое знаю о тебе...

- О, даже так? Значит, суду всё ясно! Скажите, пожалуйста, и кто же вам донёс на меня, ваша милость? Ага, кажется, догадываюсь…

- Да, Леночка, не буду скрывать, это Мила. При встречах я расспрашивал её о тебе. Меня интересовало буквально всё, всё…

И вдруг, с волнением, произнёс:

- Леночка, дорогая, я влюбился в тебя с первого взгляда ещё там, на танцах. А с Милой встречался ради того, чтобы хоть иногда видеть тебя.  

Обескураженная Ленка, с открытым от удивления ртом, шлёпнулась на диван.

- О чём ты говоришь, Николай?! Возможно ли это?!

- Клянусь, это святая, правда! - И, встав перед ней на колени, выпалил на одном дыхании: - Леночка,  любимая, выходи за меня замуж!  Умоляю,  только не отказывай! Поверь, я сделаю всё возможное, чтобы ты была самой счастливой! Меня не интересуют твои прежние знакомства. Меня интересуешь только ты. Ты же сейчас свободна, не так ли?

- Да, это так, и что? Это не обязывает меня выходить за тебя замуж. Пойми, Николай, - удивлённая происходящим проговорила Лена, - мой характер и мои принципы не позволяют мне поступать подло  по отношению своей подруги, отбивая у неё парня... Прости, но это не для меня. Тем более, хочу заметить, что Милка,  от тебя без ума и мечтает день и ночь о том, как бы поскорее сблизиться с тобой. Представь себе, в такой ситуации я оказываюсь не впервые... Поверь, стоило только моей старшей сестре познакомить меня с очередным своим парнем, как он тут же, бессовестным образом, начинал ухаживать за мной. Почему это происходило, не знаю? Однако я пресекала эти поползновения в категоричной форме.

- Это происходило потому, что ты необыкновенная, Леночка! Стройная, красивая, притягательная! – и он попытался взять её за руку, но она, отдёрнув её, сказала:

- Ну, положим, к красавицам я себя никак не отношу. Симпатичная, да, не отрицаю. Николай, уже очень поздно. Тебе пора. Приходи завтра часикам к двенадцати, мы с Милой будем ждать тебя.

- Спасибо, обязательно приду. Скажи, Леночка, только откровенно, я тебе не нравлюсь?

- Нет, почему же, нравишься. Но, до любви, а тем более замужества, ещё очень, очень далеко... Спокойной ночи, вернее утра. До свидания и, заперев дверь, не раздеваясь, рухнула на диван.
Но прежде чем сон закружил её в своих объятьях, она подумала:

- Хм, а почему бы нет? Почему не принять предложение Николая? Рано или поздно всё равно замужество неизбежно. К тому же, я не собираюсь оставаться старой девой… К чёрту любовь, обойдусь и без неё. Стерпится – слюбится!

После того, как старший брат запретил ей выходить замуж за любимого, любовь превратилась в далёкую, недосягаемую мечту.               

- Да и «Ребёнок» вот уехал... Так пусть уж лучше меня любят. Тем более, надо признаться, Коля красивый парень, что да, то да! Его спортивный внешний вид  в моём вкусе… - мысли запутались в волшебных нитях сна и, глубоко вздохнув, она уснула.
                                   (окончание следует)



Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • На каждом авторском "Профайле" есть, но не знаю, насколько действует (пара моих писем не доходила) возможность послать автору сообщение. Тем не менее, на ваш адрес пошлю свой. Убедительно не рекомендую ставить открыто адрес своей почты. Зашифровать можно просто: irina.viner - собака - gmail.com
    Немедленно закрестите красным крестом это ваше сообщение, дабы потом на вашу почту не приходило тысячи нежеланных реклам и сообщений-спамов.

  • Заглянула с опозданием в первую часть очерка и пропустила ваш комментарий и предложение "стать негром" :p ;-) 8) Конечно же, огромная благодарность за предложение... Напишите, пожалуйста, свой электоронный адрес. " Да будь я и негром преклонных годов, и то, без унынья и лени, я русский бы выучил только за то, что им разговаривал Ленин"! :grin :grin :grin Не очень-то люблю негров, но доброту друзей ценю безгранично. Спасибо, Валентин, за неравнодушие и зёрна доброты, которые вы дарите мне.
    С безграничным уважением - Ариша.
    Мой адрес - irina.viner@gmail.com

  • Дорогая Ирина! Я, после беседы с уважаемой мною Фаиной, хочу сказать чётче: "В моём понимании, вы являетесь украшением Острова, потому что постоянно ищете для своих изложений виденье в нашей нелёгкой жизни - РАЗУМНОЕ - ДОБРОЕ - ВЕЧНОЕ. Это высоты особые, наивысшие, пусть даже любители порно, детективов или слащавых занудств не мечтают туда забираться. Поэтому повторяю своё прежнее предложение: возьмите меня в бесплатного "негра", - да не обидится Демидов!
    Я писал, что свои заготовки работ всегда, до выхода на Ленту, обязательно отправляю минимум трём читателям, мнением которых дорожу по разным причинам. И это всегда приносит только удовлетворительный результат, - потому что ЛЮБОМУ автору, ищущему совершенство и контакт с читателем, чтение посторонним глазом необходимо.
    От души желаю успехов!

  • На "Отправил Мастинская Фаина дата 2012-10-08 19:35:40"
    Женская проза, как и поэзия, - это давно не загадка; это авторская зависимость по интересам, что вовсе не относится к грамоте изложения! Это может быть самое грамотное литературное произведение, которое рассматривает нечто настолько мелкое, чему только недалёкая женщина может уделять внимание. Т.е. "женское" - далеко от глобального, чем могут грешить и мужчины. Скажем, кружевные и пенные потоки некой жизненной бижутерии, стразов, ахов и охов.
    Что же касается Ирины Вайнер, то её, даже сказки, всегда восходят к высотам литературы: поиску разумного, вечного, доброго. Что никак не относится к пусто-порожнему "женскому", перечисленному парой строк выше! Относится лишь к тому, чем грешит масса наших же лидеров: полным нежеланием критически работать с текстом. Уже не говоря об идее произведения.
    Никто из читателей НИКОГДА не против ощутить авторскую эмоциональность! Наоборот, - кричим: дайте, пополните наш интеллект и эмоции! Но, простите, не пополняйте черновыми набросками и, - тем более, когда работа тянет на объёмный, а не "женский" размах.
    Будь "устный рассказ" точно таким, рассказчику 100 раз скажут: "Короче, Вася! Если что-то тебя разволновало, то и расскажи так, чтобы меня волновало. Одного "страшно" и "разволновало" - мне мало!"
    И Владимиру Борисову, - при всей внутренней полноте повествований, - постоянно напоминают, что их прочесть - тяжко. А Ирина пишет, что безотрывно читает - взахлёб. Т.е. может и вправду они близки, но, простите, мы же говорим, что "больше поклонников - больший успех!?" Тем более, речь о литературе - публицистике или художественной, а не научной или не традиционной, где отыскать почитателя - это удача.
    Из этого следует, "Учитель - друг, но истина дороже!" Ой, извините, забудьте про "истину", чтобы не начать то, что "истина у каждого своя". Скажем, - "учитель друг, но что-то там дороже!" И самым дружески настроенным комментаторам, стоит понять: "обходные манёвры", - попытки назвать литературно неверное - особым авторским стилем, - пользы авторам не приносят. Вот пишете, что Ирина писала гораздо хуже. А ведь и тогда все расхваливали! А теперь предлагаете то женскую "логику повествования", то "отличительную манеру". Не сообщая, в чём же отличие? А не проще ли подсказать правду и, раз уж потрачено не мало время на чтение и советы, однажды увидеть, что автор по-настоящему вырос, как литератор, - не только по количеству публикаций, но и по грамоте - НОВОЙ манере изложения.
    Вас не обвиняю! Первым ввёл формулу "манера личная", натянув её на тело "безграмотности", Александр Бизяк. И это так понравилось некоторым авторам, что полностью перестали себе предъявлять претензии.
    Хотя, по сути, Александр изобрёл модераторскую отписку, чтобы не мучить себя изложением нужных советов. Тем более, по преподавательскому опыту работы в деканате сценарного факультета ВГИКа, он знает прекрасно: если автор не хочет совершенствоваться, НИКТО И НИКОГДА не сможет его заставить. Только врага наживёшь, если укажешь ошибки. Итак, Бизяк всем стал другом, а авторы, им обласканные, отныне на замечания отвечают: "Манера моя такова, своеобразная". Не учитывают только того, что во ВГИКе были и "негры", - те, задачей которых было выкристаллизовать сюжет - экшин, а безграмотность удалить. Но за это, простите, им отдельно платили! А кто платит читателю?
    Вы пишете: "Убирая слова,сокращая предложения или целые абзацы, мы тем самым сведём на нет некое своеобразие языка, присущего Ирине Вайнер".
    Уверен, Ирине это приятнее слышать, чем предложение, - правильно написал Аимин, - дать произведению отлежаться, а потом его перечитать. Тогда все неровности и сами всплывут, - автору надоест, как читателю, искать три сосны в волнительных описаниях на пять страниц.
    Надеюсь, наш разговор Ирина примет с той пользой, ради которой и дискутируем.
    Всего наилучшего.

  • Уважаемый Валентин, спешу сообщить вам, что всегда прислушиваюсь к критике и советам островитян и, благодарна им за это. Значит, они не пршли мимо, а прочитав очерк, оставили свои замечания и поправки, за что я и признательна всем вам, дорогие мои друзья.
    Валентин, на то, что вы обратили внимание, я уже исправила. Спасибо вам, за неравнодушие.
    С искренним уважением - Ариша.

    Спасибо и вам, уважаемый Алексей, за внимание ко мне и критику. Прислушиваюсь и, стараюсь исправлять ошибки. Но над очерком работала долго и чистила его не один раз, но... Большая работа, и допущены погрешности. От них никто не застрахован.
    С искренним уважением - Ариша.

    Борис, спасибо, что не прошли мимо. Я поняла ваш юмор - ИЗНАСИЛОВАНИЕ ПО ИЗРАИЛЬСКИ! Этой девушке надо было узнать и почувствовать в действительности, что такое изнасилование... Здорово!
    С безграничным уважением - Ариша.

    Дорогая Фаиночка, благодарю за понимание и поддержку. Как точно вы подметили - ЖЕНСКАЯ ПРОЗА. Что-то есть в этом... Высказывания, выражение чувств, действительно отличаются от мужской прозы. Всё, что освещено в очерке - сущая правда! Без вымысла.
    С любовью - Ариша.

  • Первое, что хочу сказать об Ирине Вайнер, это то, что сегодняшняя публикация не идёт в сравнение с тем, как она писала ещё 2-3 года тому назад. Улучшение её прозы мы все видим.
    Второе: а может быть это и есть женская проза, когда повествование очень эмоционально, когда изложение сюжета, эпизодов, перипетий и нюансов отношений между людьми происходит так, как-будто мы слышим устный, волнующий рассказ собеседника. А в наших устных рассказах и воспоминаниях могут встречаться некоторые повторы,шероховатости изложения и т.д. Думаю, что такова манера повествования, присущая Ирине. Убирая слова,сокращая предложения или целые абзацы, мы тем самым сведём на нет некое своеобразие языка, присущего Ирине Вайнер.

  • А меня удивил следователь. Доказательную базу ему подавай, факты, "один - на - один" видишь ли сомнения вызывает.
    Все это "совок".
    Вот дело экс-президента Кацава, доказывает, (я не сколько не сомневаюсь ни в компетентности израильских следователей, и в мудрости суда, ни в объективности журналистов), что можно и "один-на-одни", и несколько лет подряд насиловать бедную жертву.
    И даже "насилуемая" сама в отель приедет, главное, чтобы не меньше 5 звездочек в отеле было, и вид на море.А то гипноз не сработает.

  • Ирина, я полностью согласен с Валентином, только начал читать и стал спотыкаться. Все утыкается в усложненные обороты и неправильное построение текста. Для примера четвертый абзац мог бы примерно выглядеть так:

    Мила была из тех кто требовал к себе повышенного внимания. Она жила в интеллигентной и обеспеченной семье, но обстановка в ней была непростой. С детстве Мила была лишена дружеского общения (родители оберегали от дурного влияния). И хотя Мила была интеллектуалкой да еще на три года старше моей сестры, той часто приходилось морально поддерживать её. И это было не удивительно, ведь то, что пришлось пережить Ленке за её неполных семнадцать лет, Милке и во сне не снилось.

    Все через это проходят. Когда я начинал писать прозу у меня может даже хуже было. Есть испытанный прием - текст должен немного отлежаться, хотя бы 3-5 дней. Потом ты сам начинаешь его читать и находятся нужные слова и обороты, которые почему-то при написании не пришли в голову.
    Надеюсь без обид. Это дружеское напутствие на пути к большой прозе.

  • Непривычный для нас, читателей ваших сказок, жанр! Тем не менее, как говорят, справились.
    О хорошем.
    Разнообразна стилистика в диалогах, - это плюс. Многие авторы всех наделяют своей стилистикой речи, однообразной.
    По замечаниям.
    Опять много лишних слов, убеждающих, что вы не хотите работать над текстом, после черновой готовности. Скажем, простое:
    "...подруги были слишком разными как по интеллектуальному развитию, так и по житейским понятиям".
    Могло быть: "...подруги были разными по интеллекту и житейским понятиям".
    Полторы строки, вместо двух, но суть не страдает.
    И так, без утраты ритма и сути, вы могли бы вычистить не меньше половины страницы.
    Дальше. "опухших зарёванных глаз". Не лучше ли выбрать что-то одно, тем более что "зарёванных глаз" вполне обрисует картину, но сами глаза не опухают.
    Ещё один пример. "Через пять месяцев после отъезда сестры, Мила зашла к Лене, но не одна, а со своей мамой. Обе были чем-то страшно взволнованы. А Мила была такой бледной и заплаканной, что даже толстые стёкла очков не могли скрыть её опухших зарёванных глаз".
    Я уже не говорю, что из "обе", мы получаем не краткое описание того, чем же каждая "страшно взволнована", - а потом уж важные подробности, но сразу уходим в "знакомство" с Вал. Конст., будто и вовсе забыв про Милу. Плюс, все "страшно, безумно, кошмарно" и далее - лишнее, как слова-паразиты, - тем более что где-то рядом вы так и не сказали, в чём "страшно", а не просто взволнованы.
    Из-за этого, будто и сами заметили, что отвлекаетесь, вам приходится писать: "Ой, прошу прощения, отвлеклась".
    Здесь же вы пишете: " Боже упаси, чтобы её взрослая дочь могла покинуть квартиру без её разрешения".
    Зачем это "могла" и дважды "её"? Не лучше ли: "Боже упаси, чтобы дочь ПОКИНУЛА квартиру без разрешения". Ведь в ближайших предложениях уже сказано, кто мать, кто дочь, и то, что дочь - взрослая? Зачем повторять, тем уже увеличивая объём, постоянно содержащий дублирующую информацию? Или вы думаете, что читатель - дурак, не запомнит, или напоминаете себе? Эти вопросы для себя надо решить! Да-да, есть два-три предложения, сообщающие одно, - будто вы подыскивали более удачные слова. Хотя, внимательно перечитывая свой текст, вы могли бы выбрать более звучное, убрав промежуточные слова. И от этого только выиграете - в сумме, целую страницу...
    Повторю, что знакомство с вами в новом жанре - достаточно интересно. А с остальным надо обязательно бороться. Иначе пропадает желание что-то советовать, когда не видишь прогресса. Придётся писать: "Здрасти! Прочёл. Желаю успехов!"

Последние поступления

Календарь

Октябрь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Кто сейчас на сайте?

Аимин Алексей   Шашков Андрей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,302
  • Гостей: 512