Аимин Алексей

  

Вадим Сергеевич Шефнер  (1915−2002) был известным советским литератором. Он был поэтом и прозаиком, писал фантастику.

 Дворянин по рождению,  Вадим Сергеевич был внуком сразу двух адмиралов российского флота. Но увидится с ними ему не довелось.

Интеллигент по образу мыслей, философ по способу восприятия, лирик по характеру дарования. Его интонация мудра и мягка:

 МИГ

Не привыкайте к чудесам 
Дивитесь им, дивитесь!
Не привыкайте к небесам,
Глазами к ним тянитесь.

Приглядывайтесь к облакам,
прислушивайтесь к птицам,
прикладывайтесь к родникам

ничто не повторится.

За мигом миг, за шагом шаг
впадайте в изумленье.
Все будет так 
и все не так
через одно мгновенье.

 

А начинал он с фабрично –заводских газет в 30-е годы.

Через творчество Вадима Шефнера, уроженца Санкт-Петербурга, красной нитью проходит образ города, в котором он жил, защищал в годы войны и прошел путь фронтового журналиста.

 Подворотен сырые своды
И травинки между камней,
Госпитальные пароходы –
Петроград моих детских дней.

  Его биография началась в санях, по пути из Кронштадта в Петроград – мать везли в родильный дом, но не успели.

 РАЗДУМЬЯ В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

 
Миллионы веков до рожденья
Я был бестелесным нулем, 

И вдруг получил награжденье:
Олицетворился живьем.

Я вижу и море, и небо,
Я радуюсь свету и мгле, 

Здесь прежде ни разу я не был,
На грустно-веселой Земле.

Но жаль, что из нашей юдоли
Придется, как тут ни юли,
Отнюдь не по собственной воле
Навечно вернуться в нули.

Никто не прикажет: «Воскресни!»
Застопорятся года…
А все-таки жить интересней,
Чем вовсе не жить никогда.

И пусть, покидая планету,
Я кану в бездонный провал, 

Ведь главное дело не в этом,
А в том, что я здесь побывал.

    Детство Вадим провел на Шестой линии Васильевского острова, одной из самых красивых улиц города.

Мама Вадима много времени уделяла чтению, знала наизусть огромное количество стихов.
Хотя в детстве серьезной поэзии у него не получалось – вместо этого Вадим писал хулиганские стишки. А в шестом классе даже написал песню скабрезного содержания.
Свое кухонное творчество он подарил одному из персонажей  своего автобиографического рассказа.
Его герой лет двенадцати от рода  приходит в гости в одну из коммуналок, где  живет местный поэт.  На видных местах там были вывешены своеобразные памятки. У входной двери:

 
Мы гостям хорошим рады,

     Смело в дом входите!

     Вытирайте ноги, гады,

     Чистоту блюдите!

     
Или на кухне:

      Кто помойного ведра

     В срок свой не выносит,

     У того в башке мура ––

     Морда палки просит!

      В простой  и ненавязчивой форме напоминается,  что кому и когда следует делать.  Так что, разговоры о том, что слово теряет свою силу, не совсем справедливы. Главное - найти именно те слова, которые дойдут и до сердца, и до разума. Именно тогда он поймал неунывающий взгляд на трудности, которые ему предстояло пережить в отведенный ему отрезок жизни - в котором были войны, революции, годы репрессий.

В этом рассказе чувствовалось влияние Зощенко и Аверченко. На плаву еще оставались поэтические осколки  «Серебряного века». Он был одной крови с этими людьми. Недаром к произведениям молодого автора Ахматова отнеслась с большой симпатией. Это было в пору ее участия в работе поэтического семинара-студии «Молодое объединение» при Ленинградском отделении Союза писателей.  Там Шефнер занимался с 1938 года. После войны состоялось и их личное знакомство.
В 1940 году он был принят в Союз писателей и вскоре был издан первый самостоятельный сборник стихов «Светлый берег».
Первый прозаический сборник вышел в 1957 году. Его воспринимали как некую причуду уже известного поэта.
Сам он это позже объяснял так:

«Что натолкнуло меня на писание фантастики? Очевидно, ощущение странности, фантастичности жизни, сказочности ее. А может быть, стихи. Всю жизнь я пишу стихи, а фантастика ходит где-то рядом с поэзией. Они не антиподы, они родные сестры. Фантастика для меня — это, продолжение поэзии…».

Но поэзия присутствовала в его прозе. Даже в названии одной из книг «Сестра печали», где беззаботная радость юности, имела тревожное предчувствие грозных событий, и печать предстоящей разлуки. Когда началась война, он сразу написал стихотворение  «Верим в победу:

Против нас полки сосредоточив,
Враг напал на мирную страну.
Белой ночью, самой белой ночью
Начал эту черную войну!

Только хочет он или не хочет,
А своё получит от войны:
Скоро даже дни, не только ночи,
Станут, станут для него черны!
23 июня 1941 года.




   
Вадим Шефнер нес службу, часовым, в батальоне аэродромного обеспечения, осажденного Ленинграда, хотя до войны имел «белый билет» из-за слепоты на один глаз.

Войну окончил в звании старшего лейтенанта. В 1945 году вступил в члены ВКП (б).  Это в какой-то мере помогло ему в дальнейшем избежать лагеря в конце сороковых.

Шефнер рассказывал, что в то время, одна из газет с осуждением назвала его подражателем Гейне, Пастернака и Багрицкого. Другая газета писала, что его  стихи воспринимаются «как нечто чуждое и враждебное духу нашего народа и времени».
Почти десять лет Шефнера не замечали, он и сам на рожон не лез. Шла борьба с космополитизмом и его фамилия многих раздражала. Справиться с давлением помогали поддержка друзей, семьи и стойкость воспитанная войной и блокадой.
С 1956 года, после ХХ съезда климат в стране изменился. И его талант и самобытность были замечены.
   Поэзия Вадима Сергеевича была очень разноплановой – от коротких лирических зарисовок до идеалистической философии. Помимо стихов и классической прозы, в позднем творчестве Вадима Сергеевича нашлось место и для фантастики.
Среди успешных произведений в этом жанре можно назвать наиболее гуманистическую повесть «Лачуга должника» и сборник коротких рассказов «Сказки для умных». В свою прозу он часто вставлял свои умозаключения в стихах. Причем, очень разноплановых. Это из "Лачуги должника":

 Любовь росла и крепла,
Взмывала в облака, 

Но от огня до пепла
Дорожка коротка.

 Рыбий жир вина полезней,
Пей без мин трагических,
Он спасет от всех болезней,
Кроме венерических.

 Вадим Шефнер не ушел из нашей жизни. Его стихи до сих пор читают. В 2018 году, по «Лачуге должника», сняли мини-сериал «Невзгоды».
Кому был должен Вадим Шефнер? Все что он имел – отдал.
Если он и имел минуты счастья, то только в творчестве:


Бывает – жизнь поранит и обманет,
Но ты преодолей свою печаль.
Пусть светится окно твоё в тумане –
Назло судьбе ты свет не выключай.

Ты верь в свою удачу-недотрогу,
На твой огонь она придёт в свой час.

Чтобы для счастья проторить дорогу,
Порой невзгоды посещают нас.




 
Похоронен поэт и писатель на Кузьмоловском кладбище, рядом с женой. В память о Вадиме Сергеевиче, на намывной части Васильевского острова есть улица имени Вадима Шефнера.
                                                    



Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • К чести Вадима Сергеевича Шефнера надо отнести от факт, что он сохранил сврю фамилию и пронёс её через всю жизнь... Не запятнав и прятал, хотя и пережил очевидно немало унижений и попыток конкурентов и недругов использовать факт ему во вред... Спасиб за публикацию мало известных фактов жизни поэта и писателя.

  • Строчки из этого стихотворения Вадима Шефнера знают все:
    Вадим Шефнер
    Слова
    Много слов на земле. Есть дневные слова —
    В них весеннего неба сквозит синева.

    Есть ночные слова, о которых мы днем
    Вспоминаем с улыбкой и сладким стыдом.

    Есть слова — словно раны, слова — словно суд, -
    С ними в плен не сдаются и в плен не берут.

    Словом можно убить, словом можно спасти,
    Словом можно полки за собой повести.

    Словом можно продать, и предать, и купить,
    Слово можно в разящий свинец перелить.

    Но слова всем словам в языке нашем есть:
    Слава, Родина, Верность, Свобода и Честь.

    Повторять их не смею на каждом шагу, -
    Как знамена в чехле, их в душе берегу.

    Кто их часто твердит — я не верю тому,
    Позабудет о них он в огне и дыму.

    Он не вспомнит о них на горящем мосту,
    Их забудет иной на высоком посту.

    Тот, кто хочет нажиться на гордых словах,
    Оскорбляет героев бесчисленный прах,

    Тех, что в темных лесах и в траншеях сырых,
    Не твердя этих слов, умирали за них.

    Пусть разменной монетой не служат они, -
    Золотым эталоном их в сердце храни!

    И не делай их слугами в мелком быту —
    Береги изначальную их чистоту.

    Когда радость — как буря, иль горе — как ночь,
    Только эти слова тебе могут помочь!
    1956 г.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Юра, в том то и дело, что не все. Возможно этот мой стих был продолжением темы:

    Благословенен наш язык —
    Наш инструмент общения:
    Им можно запросто убить
    И вымолить прощение,
    Им можно о любви сказать,
    Ему подвластна лесть,
    Им можно запросто предать,
    Из-за него же «сесть»,
    С трибуны можно воду лить
    Со сцены роль читать,
    Им можно правду говорить
    И беспрестанно лгать,
    Им можно многое творить…
    Добавлю лишь немножко:
    Им вкус мы можем ощутить
    Разваренной картошки
    И, прожевав, ей гимн воспеть:
    «Ну, хороша!
    Ну, обалдеть!»

  • Алексей, спасибо, что открыл для нас Шефнера. Я не знал, что он пишет прозу, наверно, стоит почитать. А вот первое приведённое тобой стихотворение мне напомнило текст песни другого питерца - Глеба Горбовского. Он его написал на музыку французского шансонье русского происхождения Польнареффа, а спела Эдита Пьеха. Обрати внимание, это вроде как то ли спор у них, то ли перекличка друг с другом:
    Привыкают люди
    К родным глазам,
    Привыкают к песням и небесам.
    Рано или поздно привыкают к звёздам,
    Люди привыкают к чудесам.

    Добрые глаза на лице твоём.
    Сколько зим и лет мы прошли вдвоём!
    И ни на минуту не привыкли к чуду,
    К празднику, в котором мы живём.

    Древние дороги родной земли,
    Юная трава в вековой пыли,
    Но ни на минуту к дому,
    словно к чуду,
    Мы с тобой привыкнуть не могли.

    Как нельзя о Волге сказать - "вода",
    Так нельзя о жизни сказать - "года".
    Я к её дорогам, тайнам и тревогам,
    Так и не привыкну никогда!

  • Кто как, Алексей. Я так был вполне себе идейным, верил в неизбежную победу коммунизма и очень переживал, что у нас как-то с этим плохо получается. Видимо, я поздно повзрослел. А может и вообще не повзрослел. Продолжая верить в коммунизм в виде пост-постиндустриального общества. Россия, увы, придёт к нему одной из последних. Но мы этого не увидим.

  • Игорь, спасибо, я нашел у шефнера стихотворение почти один в один со своим и не одно. Пишу творческие мемуары кто на мое повлиял. Я читал Шефнера в 12-13 лет и, возможно, оно где-то лежало и через три десятка лет это была уже как бы моя мысль. А о Глебе Горбовском у меня эссе давно написано. Тоже в книгу о поэзии войдет в раздел "соратники". Мы же все из одной эпохи строителей коммунизма, только мы безыдейными попутчиками были. :)

  • Уважаемый Алексей!
    Ваш сдержанный очерк вырисовывает портрет замечательного человека, интеллигентного, тонкого, талантливого, успешного в поэзии, прозе и фантастике - Вадима Шефнера.
    Спасибо огромное, что открыли для меня нового интересного автора!
    В формировании Шефнера, как творческой личности-и генетика прослеживается, и литературное воспитание со стороны его матери. Обязательно буду читать или слушать аудиокниги по его произведениям.
    Нашел по Вашему совету мини-сериал Шефнера "Лачуга должника", захватывает с первых минут и первых кадров, советую посмотреть тем ,кто не видел. Вот линк:
    https://www.youtube.com/watch?v=0U4cs7ZJNlo
    - все серии подряд можно смотреть онлайн эту драму или фантастику.
    Удачи! Н.Б.

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 15 Дек 2022 - 19:49:46 Буторин Николай
  • Уважаемый Алексей, спасибо за интересный очерк о поэте и писателе, которого действительно, несправедливо задвигали и обделяли вниманием при сталинском режиме. В период борьбы с космополитизмом продажная и запуганная советская журналистика набросилась на Шефнера, приняв его немецкую фамилию за еврейскую. Хотя фамилия Шефнер пришла от его знаменитого деда Алексея Карловича Шефнера, первостроителя Владивостока, члена главного военно-морского суда и т.д.
    Во время устроенной компании травли Шефнера, его обвиняли в упадочничестве, декадентстве и искажении советской действительности.
    Но при диктаторских режимах не бывает без травли и запугивания, и как раньше были компании травли на Ахматову, Пастернака, Шефнера, так и сейчас при путинизме в русских СМИ идёт травля Галкина, Пугачёвой и других инакомыслящих, кто осмелился называть войну войной и не вылизывает интимные части тела путинского режима, как многие продажные писаки.
    В период Оттепели, а затем и Перестройки Шефнера снова стали публиковать и называть " выдающимся советским литератором".
    Он, действительно, умел писать все – поэзию, классическую прозу, фантастику, публицистику и т.д.
    И по-моему, в его творчестве есть какие-то отблески от Серебряного века, осколки которого коснулись Виталия Шефнера в юности.
    Спасибо, уважаемый Алексей, ещё раз, и призываю Вас продолжить публикации очерков о несправедливо забытых поэтах и писателях.
    С наилучшими пожеланиями,
    В.А.

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 15 Дек 2022 - 16:07:11 Андерс Валерия
  • Спасибо Валерия. У меня в задумке очерк "Осколки серебряного века" о поэзии периода до 60-ников. В андеграунд уже залез и одно эссе написал. Позже пришлю. Если успею, книгу об истории поэзии соберу из своих статей и эссе. Половина о мировой, половина о русской. Я в академики не набиваюсь - кто-то сравнил мои очерки и эссе с Эдвардом Радзинским - только в литературе. Может оно и так - я не возражаю. :)

Последние поступления

Календарь

Февраль 2023
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5

Кто сейчас на сайте?

Тубольцев Юрий   Некрасовская Людмила   Крылов Юрий   Шашков Андрей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 4
  • Пользователей не на сайте: 2,306
  • Гостей: 628