Кравченко Валерий

 

          “Живший в XIV в. марокканец Ибн-Баттута, несомненно, должен 
быть 
признан величайшим из всех   путешественников,   которых знали
древний 
мир и средневековье. Даже достижения Марко Поло бледнеют в
сравнении  
с  поразительным   трудом,  которому   была   посвящена вся 
жизнь этого 
любителя  путешествий. За  26 лет он объездил  почти  все
нехристианские 
страны, известные в XIV в., и  оставил после себя самый
ценный из всех 
географических трудов средневековья”…-
Рихард Хенниг
[(1874 г., Берлин  -  1951, Дюссельдорф), известный  немецкий метеоролог,
географ, историк географии, политолог, профессор географии транспорта
в Транспортном университете Дюссельдорфа (1919-1939)],«Неведомые земли»,
Том III, Глава 139, Путешествие Ибн-Баттуты (1325 — 1349 гг.), М.,
Издательство иностранной литературы, 1961 - 1962 г.

 

           

 

          Фото 1. Фото из сети, демонстрирующее интерактивную экспозицию об Ибн Баттуте в торговом центре Ibn Battuta в Дубае, Объединенные Арабские Эмираты, 2 июня 2007 года.  

          По современным оценкам протяженность маршрутов, которыми проследовал в 1325 – 1354 гг. великий арабский путешественник, географ и писатель Ибн Баттуда (1304, Танжер, Марокко – 1377, Марракеш, Марокко), превышает 120 тысяч километров.

          Побывал Ибн Баттуда (Абу Абдалах Мухамед Ибн Абдаллах аль Лавал ат Танджи) в начале 30 гг. 14 века и в Северном Приазовье. Причем – трижды. Первый раз – когда после своих странствий по Египту, Ираку и Малой Азии приплыл из Сануба (Синопа) – порта на южном берегу Черного моря в Эль-Кираш (Керчь), откуда переехал в Кафу, а затем степной дорогой вдоль северного берега Азовского моря отправился в золотоордынский город Азак (Азов) и в столичные города Золотой Орды: Хаджи-Тархан (Астрахань), Сарай Берке, Булгар*.

           Второй раз, но уже в обратном направлении, великий путешественник проехал Приазовьем в составе свиты, сопровождавшей жену золотоордынского хана Узбека - хатунь Баялунь, следующую из Хаджи-Тархана (Астрахани) в Константинополь к своему отцу – ромейскому императору (императору Imperium Romanum) Андроннику III Палеологу.

          Ну и в третий раз, когда после пребывания в Константинополе он возвращался степным Приазовьем в золотоордынское Поволжье, откуда в составе торговых караванов проследовал в сторону Бухары, Самарканда, Индии…  

 

           

 

          Фото 2. Схема маршрутов великого арабского путешественника, географа и писателя Ибн Баттуды по Азово-Причерноморью и Поволжью в 30 гг. XIV столетия.  

          Итогом без малого тридцатилетних странствий Ибн Баттуды по средневековому османскому миру стала написанная им книга - Подарок наблюдающим диковинки городов и чудеса путешествий”, пусть и не в полном объеме, дошедшая до нашего времени, и ставшая бесценным источником наших знаний о средневековом мире, литературным памятником средневековой эпохи, в том числе и о золотоордынском Крыме и Приазовье.

          Исключительную ценность представляет достаточно подробное описание Ибн Баттудой караванной дороги, связывающей крымскую Кафу [Феодосию.- Прим.] с отстоящим от нее на расстоянии около 700 км Азаком - крупным центром средневековой торговли близ устья Дона. Именно благодаря его свидетельству мы знаем, что на крымско-приазовском участке знаменитого торгового тракта, связывающего на протяжении многих столетий Европу с Восточной Азией, в XIV веке было устроено как минимум 17 + 3 «ямских» станций («ям»), на расстоянии порядка 35 км друг от друга, т.е. на расстоянии одного дневного перехода. В качестве грузового и пассажирского транспорта использовались четырехколесные повозки («арбы», «арабы») и двуколки, а в качестве тягловой силы – лошади и волы. Дорога была столь ухоженной, а гужевые повозки «тюрков» столь удобны (вероятно были снабжены специальными деревянными дрогами, обеспечивающими амортизацию), что по свидетельству Ибн Баттуды путники, сидя в них, в дороге могли не только читать, но и писать. Путники, следующие обычным транспортом со скоростью порядка 25 - 35 км в день, могли в случае необходимости отправить с дороги срочное сообщение (депешу), которое «летящими как стрелы курьерами» доставлялось адресату со скоростью порядка 250 км в сутки. 

          «… Проехав от города Крыма [Солхата - Старого Крыма. – Прим.] 18 станций, мы прибыли к обширной реке [к Берде-Каяле или к Кальмиусу? – Прим. В.К.], через которую переправлялись целый день. Чем больше скот и арбы погружались в эту воду, тем сильнее становилась грязь ее и увеличивалась трудность (переправы). Эмир [эмир Тулуктумур - попутчик Ибн Батуды в его поездке из Кафы в ставку Узбек-хана. – Прим.], хлопоча о моем покое, отправил меня перед собою с одним из своих слуг и написал для меня письмо к эмиру Азакскому, извещая его, что я хочу ехать к царю, и предлагая ему оказать мне почет. Так мы ехали до тех пор, пока добрались до другой реки [до Миуса? – Прим. В.К.], через которую переправлялись полдня. После этого мы проехали еще три дня [т.е., ~ 100 км. – Прим.] и прибыли к городу Азаку (= Азову) — имя его пишется через а, з и к, — который (лежит) на берегу моря и отличается красивой постройкой. Приезжают туда Генуэзцы и др. с товарами…» - Ибн Баттута, «Подарок наблюдающим диковинки городов и чудеса путешествий». Перевод В.Г. Тизенгаузена. Текст воспроизведен по изданию: Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, том I. Извлечения из сочинений арабских.- СПб. 1884. 

            Весьма ценным фактом является упоминание Ибн Баттудой расположенной на берегу Азовского моря морской гавани Сурдак (Сурож, Судак): «…Через десять дней мы из этого города [т.е., из золотоордынского города Укаку. По версии автора известного исторического исследования «Споконвічна земля» Владимира Белинского золотоордынский город Укаку располагался на месте современного города Семикаракорска Ростовской области РФ, отстоящего от Бердянска на расстоянии 380 км, соответствующих 10 дневным переходам. – Прим. В.К.] прибыли в город Сурдак (Судак, Сурож) имя которого пишется через су, р, да и к. Это один из городов Кипчацкой степи, на берегу моря. Гавань его одна из самых больших и самых лучших гаваней. Вокруг него сады и воды; населяют его Тюрки и, под их покровительством, несколько Византийцев [ромейцев. – Прим. В.К.], которые занимаются ремеслами. Большая часть домов его деревянные. Город этот (прежде) был велик, но большая часть его была разрушена по причине раздора, который произошел между Византийцами и Тюрками и в котором победа осталась за Византийцами…» - Ибн Баттута, «Подарок наблюдающим диковинки городов и чудеса путешествий». Перевод В.Г. Тизенгаузена. Текст воспроизведен по изданию: Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, том I. Извлечения из сочинений арабских.- СПб. 1884  

          Название Судак с крымскотатарского этимологизируется как suv — вода + dağ — гора, то есть вода у горы. С турецкого: su dağı (вода + гора) .  

          До начала колонизации Российской империей территории, примыкающей к Бердянскому мысу (косе), и последовавшем вслед за этим  отравлением подпочвенных вод конским навозом и множеством устроенных выгребных ям, местность эта славилась своими источниками «сладкой» пресной воды.  

          Что до удобства Бердянской бухты для устройства в ней порта, то по этому поводу известным гидрографом, кавалером орденов Российской и Османской империй за описание берегов Черного и Азовского морей (и… подробного гидрографического описания Синопской бухты в том числе, которым коварно воспользовался российской флот для разгрома всего османского флота в ноябре 1853 года. – Прим.), контр-адмиралом российской морской службы Николаем Критским было сказано: «Гавань при сей косе (Бердянской. – Прим.) уступает разве что только Ахтиярской (после переименования в 1826 г. г. Акъяра-Ахтияра в Севастополь - Севастопольской. – Прим.) бухте»…- из рапорта капитана второго ранга Н.Д. Критского (ок. 1784 г., о. Крит – после 1834 г., Одесса?) на имя командующего Черноморским флотом (с 1816 г. по 1833 г.) адмирала А.С. Грейга (1775 г. – 1845 г.) от 20. 02. 1825 г. 

          Учрежденные же ранее – в самом конце XVII века и во второй половине XVIII века на неудобьях азовского мелководья российские порты в Таганроге (1698 г.) и в Мариуполе (1779 г.) были построены по нужде, поскольку вплоть до аннексии Крымского ханства в 1784 году Российская империя не имела доступа к морскому заливу у Бердянского мыса. Потому-то одновременно с аннексией Крыма фаворит Екатерины II – граф Г. А. Потемкин – “Таврический” стал вынашивать план о закрытии порта в Таганроге и переселении всех его жителей в иное место.          

          Поэтому более чем вероятно, что что описанная Ибн Баттудой «одна из самых больших и самых лучших гаваней» Сурдак (Судак, Сурож) на Азовском море, скорее всего располагалась у Бердянского мыса (косы). Ибо достоинства Бердянской бухты для устройства в ней порта были известны мореплавателям задолго и до капитана-гидрогафа Н.Д. Критского – потомка древних венецианских мореплавателей, и до того, как российским императором Александром I после личного осмотра этой бухты в октябре 1825 года было велено разместить в ней новый морской порт – Новый Таганрог.   

          То, что в века Средневековья Азовское море наряду с прочими названиями называли Сурожским в относительно недавнее время было хорошо известно даже прилежным выпускникам средних школ. Поскольку на исторических учебных картах, по которым им преподавали историю средневековой Руси, Азовское море именовалось Сурожским… 

 

            

      

         Фото 3. Фрагмент учебной карты №16 «Торговые пути Руси XI — XIII вв.» из исторического атласа доктора исторических наук, профессора, известного исследователя «Слова о полку Игореве» К.В. Кудряшова (1885 - 1962), изданного в 1928 году в Москве и Ленинграде. Азовское море на этой карте поименовано… Сурожским.  

          К слову, упомянутый в «Слове о полку Игореве» Сурож отнюдь не город в Восточном Крыму, как о том не устают утверждать в комментариях к тексту в каждом новом его издании исторические фантазеры, а… – Азовское море.   

          Примечание: *Некоторые из исследователей полагают, что в Булгаре Ибн Батуда не был, а при описании этого золотоордынского столичного города у слияния Волги и Камы воспользовался текстами других авторов. 

 

 ***


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • С удовольствием перечитываю представленную работу, и с каждым разом нахожу потрясающие факты. Вот так я читаю))). В ней не только исторические интересные факты, но и геополитика, срез средневековой жизни, детали, размерность пути, организация средневекового транспорта, оформление документов, словом, все интересно. И приходит ко мне мысль : нет, это все так безмерно, не перекопать! Можно только домысливать по фрескам или отрывкам. Это увлекательно.
    Спасибо, уважаемый Валерий! Дальнейших творческих удач!

  • Уважаемая Айша, когда перечитываю строки из предисловия к роману «Таис Афинская» знаменитого ученого, писателя и моего земляка Ивана Ефремова, написанные в 1972 году:

    …”Общее количество художественных произведений, преимущественно скульптуры, накопленных за несколько веков процветания эллинского искусства, колоссально. Ничтожная часть этого гигантского художественного наследия дошла до нас лишь в римских мраморных копиях. Металлические скульптуры в позднейшие времена были переплавлены невежественными завоевателями в пушки и ядра. Например, от столь плодовитого скульптора, каким был Лисипп, до нас не дошло ни одной оригинальной статуи, потому что он работал преимущественно в бронзе”…

    То в памяти всплывают куда более колированные дикари, которые в отличие от упомянутых Иваном Ефремовым невежд от доставшейся им в наследство Золотой Орды не то что бронзовых скульптур, а камня на камне не оставили. И не только в Сарай-Бату, Сарай-Берке, Булгаре, Хаджи–Тархане, Солхате (сравнимых по своей средневековой роскоши с Парижем, Генуей, Миланом…), но и в античном Пантикапее (там, где сейчас Керчь), Херсонесе Таврическом (там, где сейчас Севастополь), Неаполе Скифском (там, где сейчас Симферополь), где всё античное после 1784 г. пошло на строительство армейских казарм и солдатских нужников:

    1623 - 1624 гг. Федор Котов о разрушении дикарями дворцов золотоордынской столицы Сарай Бату (Старого Сарая)


    …На Ахтубе стоит Золотая Орда [Сарай Буту. -?], в которой еще задолго до основания Астрахани [т.е., основания московской Астрахани, к строительству которой приступили после захвата в 1556 г. И. Грозным Астраханского ханства. – Прим.] были построены царский дворец, палаты, дома и мечети – все каменные, а теперь все эти здания ломают и камень возят в Астрахань [в московскую Астрахань. – Прим.] для различных каменных работ… – Федот Котов [московский гость (посол, купец), совершил по поручению царя Михаила Федоровича Романоваса путешествие в Персию в 1623 – 1624 годах], «О путешествии из Москвы в Персидское царство, из Персии в Турецкую землю, в Индию и в Урмуз на Белом море, куда немцы приплывают на кораблях».

    ***

    1797 год. Граф де Людольф о разрушении античних древностей в Херсонесе Таврическом:


    Письмо первое. 3 мая 1787 года. 30 апреля, в пять часов вечера, мы бросили якорь близь Севастопольской гавани, в маленькой пустынной бухте, где мы должны были выдержать карантин…

    …Здесь находился древний город Херсонес, развалины которого покрывают довольно значительное пространство; уцелевшие еще стены сложены из тесаного камня, который ежедневно выламывают для постройки новых домов в Севастополе, которые не будут иметь ни красоты, ни прочности прежних строений…


    Письмо третье. 12 мая 1787 г. …Бахчи-Сарай еще мог бы быть столицей Крыма, но князь Потемкин хочет лишить его этой чести и приказал строить новый город, который он уже назвал Симферополем. Довольно странно, что у Русских есть мания уничтожать существующие города, чтобы строить города новые… - Граф де Людольф, «Письма о Крыме». Текст воспроизведен по изданию: Людольф де. Письма о Крыме // Русское обозрение, Том 2. Март. 1892

    ***

  • Уважаемый Валерий,
    Спасибо за интересный экскурс в далекие времена и новую для меня информацию. А также за любопытные дополнения в комментах, как например, про прозу Мандельштама,- постараюсь найти его путевые заметки.
    Вот небольшой дружеский экспромт, который возник при чтении вашей статьи:
    Ваш теплый взгляд на Приазовье
    В походы манит и зовёт,
    И сердце закипает кровью,
    И птицей просится в полет-
    Где море синее смеётся,
    И смелой чайкой над волной
    -Белеет парус, манит солнце
    Дорожкой над водой морской!
    С наилучшими пожеланиями и с ожиданием новых интересных работ,
    В.А.

  • Уважаемая Валерия, рад, что текст о путешествиях величайшего путешественника Средневековья Ибн Баттуды по Приазовью показался Вам информативным. Спасибо за внимание и Ваш поэтический взгляд на Приазовье. С ув., В. К.

  • Хождения... По Приазовью...
    Без карантинов и без виз...
    Эх, походить бы этак вновь нам!
    Но ждёт облом, судьбы каприз... :)
    ***
    Спасибо, дорогой Валерий, за неожиданный экскурс в давнюю и удивительную историю.
    Без карантинов и без виз... :)

  • Дорогой Александр, прочитать Ваши стихи, да еще посвященные Приазовью, для меня – Большой Праздник! С ув., Валерий

  • Дорогой Валерий!
    Спасибо за ещё один шаг в знакомстве с мало знакомым мне соседским Приазовьем за почти 40 - летним проживании в Донецке. Естественно, что я и понятия не имел о существовании и путешествиях Ибн Баттута. О том что город Судак – это был Сурож, давший название и прежнему Азовскому морю. Интересно его название с чередованием переводных слов от крымско-татарского, как suv — вода + dağ — гора, то есть вода у горы. С турецкого: su dağı (вода + гора). Или происхождение «сладкой» пресной воды после отстаивания в ней грязи, нечистот и отходов в выгребных ямах…Либо о переименования в 1826 г. Ахтиярской косы в Севастопольскую, а г. Акъяра- в Севастополь. О перипетиях с основанием и названием Таганрога… Всё это и многое другое рассказал в своём интересном исследовании – очерке неутомимый правдоискатель Валерий Кравченко. За что ему большая благодарность и уважение.

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 4 Март 2021 - 11:14:39 Талейсник Семен
  • Дорогой Доктор, спасибо за внимание. Всегда с нетерпением жду Вашей оценки моих краеведческих стараний. Потому как хорошо знаю о Вашем трепетном отношении к Приазовью, ставшему за 40 лет Вашей жизни в Донецке родным для Вас. С ув., Валерий

  • Осип Мандельштам
    Ты улыбаешься кому,
    О, путешественник веселый?
    Тебе неведомые долы
    Благословляешь почему?

    Никто тебя не проведет
    По зеленеющим долинам,
    И рокотаньем соловьиным
    Никто тебя не позовет,--

    Когда, закутанный плащом,
    Не согревающим, но милым,
    К повелевающим светилам
    Смиренным возлетишь лучом.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Уважаемый Юрий, искренне рад Вашему вниманию. Спасибо! Сразу вспомнилось, что Осип Мандельштам был не только Великим поэтом, но и замечательным прозаиком, автором бесподобных путевых заметок о Феодосии (в века Средневековья – Кафы, откуда началось путешествие Ибн Батуды по Приазовью), где мне неоднократно довелось бывать, и о Сухуми, где мне довелось жить и работать. С ув., В.К.

  • Уважаемый Валерий!
    Спасибо за Ваш нелегкий труд и интересное повествование, из которого можно узнать о самых неизвестных страницах старины глубокой. В Вашем очерке даже обыденные исторические названия становятся какими-то сказочными и героическими.
    Тем далёким временам, когда люди исчислялись миллионами а не миллиардами, как сейчас, можно только позавидовать. Границы хоть и существовали, но они были скорее условными. Не нужно было ждать визу или просить разрешения - иди себе на все четыре стороны. Сейчас это осуществить можно только в мечтах.
    Уверен, что сегодняшний труд уважаемого Валерия Кравченко сослужит немалую службу в развитии исторической и географической науки, и не только Приазовья.
    Н.Б.

    Комментарий последний раз редактировался в Четверг, 4 Март 2021 - 3:25:26 Буторин Николай
  • Уважаемый Николай, Виз в нашем представлении этого значения у отваживавших на путешествия по просторам необъятной Монгольской империи (раскинувшейся от левобережья Днепра до Тихого океана) у европейских купцов и путешественников, понятное дело, не было, но были охранные грамоты, верительные бирки, охранные ярлыки…
    В Великой Монгольской империи и в ее составной части - Золотой Орде (Улусе Джучи) такого рода охранные грамоты (мандаты, привилегии, пропуска…) назывались пайцзой. И все чиновники этой империи, как и путешествующие по ней иностранцы, обязаны были при себе иметь пайцзу. В зависимости от своего ранга, статуса и делегированных полномочий то ли золотую, то ли какую-то иную - серебряную, бронзовую, железную, деревянную… Носили ее или на шее, или на поясе. Выдавалась пайцза от имени Главного правителя империи (Великого хана) или от имени правителя улуса этой империи. Так, например, Николо Поло и Маффео Поло – отец и родной дядя Марко Поло Великим ханом Монгольской империи – Хубилаем [1215 - 1294] были пожалованы золотой пайцзой…

    https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/2/25/Marco_Polo_Kubilai_Khan.jpg
    Фото. Великий хан Хубилай [1215 - 1294] вручает братьям Поло «золотую пайцзу». Миниатюра из «Книги о разнообразии мира» Марко Поло Марко XV века

    Венецианские же купцы Азака (Азова), как следует из ярлыка хана Узбека от 9 сентября 1332 г., были пожалованы пайцзой рангом ниже:

    Ярлык золотоордынского хана Узбека Венецианским купцам Азака (Азова) от 9 сентября 1332 г.

    Выданы для постоянного хранения пайцза [пайцза, пайдза (от кит. — «дощечка», «табличка») — верительная бирка, металлическая или деревянная пластина с надписью, выдававшаяся монгольскими правителями разным лицам как символ делегирования власти, наделения особыми полномочиями. – Прим.] и алотамговый ярлык [от “алый” + “тамга” (тавро, клеймо, печать). – Прим.]. Написан в год обезьяны восьмого месяца в четвертый день убывающей Луны [9 сентября 1332 г.], когда мы находились на Красном берегу у реки Кубань. – «Ярлык золотоордынского хана Узбека [Узбек, исламский титул – Султан Гийас ад-Дин Мухаммед – хан Улуса Джучи (Золотой Орды) (1313–1341). – Прим.] Венецианским купцам Азака». 9 сентября 1332 г. Перевод А. П. Григорьева и В. П. Григорьева. Текст воспроизведен по изданию: Коллекция золотоордынских документов XIV века из Венеции. СПб. СПбГу. 2002

    С ув., В.К.

  • Берберский путешественник и странствующий купец, объехавший все страны исламского и неисламского мира Ибн Баттуда, прожил 73 года! Для четырнадцатого века, наверное, это солидный возраст! Свою жизнь Абу Абдуллах Муха́ммад ибн Абдулла́х ат-Танджи́ (полное имя) провёл в интереснейших путешествиях. Не каждому и в наш век хватает сил и желания оторваться от насиженного места и пуститься в дальние странствия! Но, кое- что мы можем восполнить, нарисовать в воображении, благодаря краеведческой работе Валерия Кравченко. Приазовье - маленькая точка на карте, но для историков и исследователей неиссякаемый источник интереснейших фактов .Ибн Баттуда подробно описал караванную дорогу, связывающую два крупных центра средневековой торговли близ устья Дона! А значит опытному путешествию было чем восхититься, впечатлиться! Очерк Валерия Кравченко позволяет нам пройтись по старым дорогам вместе с известным исследователем Без смартфонов, навигаторов и другой современной техники, насладиться дивными пейзажами, почувствовать насколько интересно, романтично открывать для себя новые места, не ознакомившись с ними до этого по интернету! Итак, вперёд в таинственное прошлое!

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 3 Март 2021 - 20:21:30 Демидович Татьяна
  • Дорогая Таня, рад, что вы обратили внимание на мой текст о величайшем путешественнике, географе и писателе Средневековья Ибн Баттуде и сочли полезным (возможным) обнародовать его на нашем замечательном острове. С ув., В.К.

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Черемных Ольга   Тубольцев Юрий   Андреевский Александр  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,291
  • Гостей: 242