Мотовилов   Анатолий

   Осень  Пучкова. 
 
Публикуется впервые.

Дизайнер Пучков, при живой жене, обзавёлся любовницей. Причём, не первый раз. Кобель, он и есть кобель, - другой   перебесится да вернётся, хвост поджав. Этот - нет, каждый раз - душу в клочья. Доведёт себя беготнёй и страстями до сердечных колик, приползёт назад на последнем дыхании, упадёт в ноги, - возись с ним, носись по аптекам.

И что интересно, - повинится, отлежится, раны залижет, слово даст, - мол, в ту сторону не посмотрю даже. Оклемается чуть, - и снова нос по ветру, - уно, уно, уно, кобели-и-ино...

Работа советского дизайнера на стыке веков какая? Верно, - предельно-сдельная. Явился по протекции с рекомендацией, авторитет лица предъявил, заказ за полцены выбил, проект на скорую руку набросал, сам вдохновенно осуществил, деньги - семье, заначку - ближе к телу и гуляй неделю.

До следующей субботы.

Последний раз как вышло?

Утром на воскресение в незнакомой обстановке очухался, - Ой, где это я? - начал выяснять и скорбеть заранее по скончавшимся клятвам жене и детям.

И что выясняется, - у зрелой поэтессы восточных традиций Викторины Караокской непосредственно в койке. Причём, любит и обещал жениться. Поэтесса, с больной головы, и зажмурясь, ничего вроде. Чувствуется, что талантливая, если смогла Пучкова, обездвиженного, к себе в койку занести без посторонней помощи. Черты лица волевые, несколько расплывшиеся, зато не так, как объёмы всего остального тела.

Спазмы памяти конструкцию и детали обольщения не определили. Да это и не пригодилось. Викторина опохмелилась, распустила волосы, завернулась в тяжёлый восточный халат и поехала автостопом в северный Тибет на приём к Далай Ламе испросить благословения на шестой брак.

-  Оставляю тебе самое дорогое, - стиснула она любимого, - мой дом, мою поэзию и собачку. К возвращению приведи всё в порядок.

-  А именно? - отважился уточнить Пучков.

-  Придай интерьеру восточный стиль, корми и выгуливай Куросаву, читай и переписывай мои танки. И жди меня, жди любимый.

-  Надеюсь, ты не надолго?

-  Надейся и жди, - трагично срифмовала поэтесса.

Дверь захлопнулась, из кухни вышла Куросава, села у порога, обнажила клыки, и Пучков понял, что скороспелая любовь стала долгоиграющей.

Собака, судя по реакции, была натаскана на быстро исчезающих мужей, любовников и прочих хахалей. И это чудо природы предстояло выгуливать.

Пропитая до дна фантазия последней каплей стекла в телефонную трубку:

-  Родная, я звоню с вокзала. Срочный вызов на объект. Не перебивай меня...
Это не надолго... Всё, всё, всё... Бегу... Береги детей...

-  Нет, - сознался себе Пучков, - это надолго. «И, быть может, на-всег-да...»

Мимолётное изучение объекта навеяло образ спецприёмника на Большой Пролетарской улице, где Пучков частенько ночевал, - ничего кроме крупной решётки милицейского цвета. Однако, и это простое решение требовало, как минимум, кистей, красок, опохмелки и заключения временного союза с Куросавой.

Куда деваться, пришлось звонить другу Васе, опытному восстановителю домашнего уюта по профессии и укротителю жён и собак по призванию.

Вася был настоящим другом, - срочно подскочил с инструментом и надёжным лечебным средством - «калеандровая» в количестве шести. Куросава не возразила.
Пучков с Васей выровняли давление и приступили к свободному творчеству во всеоружии, напрягая внутренние резервы и бакалейный отдел гастронома на Большой Пролетарской, где под потолком на плакате было намалёвано колбасного цвета обнажённое девичье тело с бланшем под глазом и волнующим предостережением: «Остерегайтесь случайных связей!»

Минздрав РФ уже тогда предупреждал о бедах скоропалительной любви, предвидя надвигающуюся на страну игривую волну иммунодефицита.

Процесс воссоздания храма мелкой богемы затянул художников интерьера глубоко и надолго, - они просто не просыхали.
Только к полудню просыпались на полу за музыкальным инструментом «Красный Октябрь», долго фиксировали взгляд на облезлых бронзовых педалях и со стоном поднимались в полном изумлении от результатов своей деятельности и количества пустой тары.

Соседка по площадке, смурная черноокая девица, приставленная доглядывать за поведением будущего мужа, являлась, молча убирала следы творческих порывов, выгуливала присмиревшую Куросаву, сдавала бутылки, варила казённые пельмени, бросала унизительные взгляды и исчезала в свисающих газетах и плёнках. Попытки поползновения в её сторону вызывали изумлённое округление глаз и возмущённое движение тонких бровей, что украшало девицу необыкновенно. Настаивать не было сил и не имело смысла, а уязвлённое воображение нарисовало под длинными плотными юбками гордячки сиреневые с начёсом панталоны. И хотя изящный изгиб линии бедра завораживал и манил, Пучков ретировался и отстал навсегда.

Протекающая рядом жизнь нанизывалась день за днём кассовыми чеками на металлический штырь в злополучном отделе «бакалея - гастрономия».

Но всё кончается...

Кончились деньги и движущие силы. Кончились ядовитого цвета краски и лишённое винных паров вдохновение. Свернул инструмент и вернулся в семью Василий.

Казалось, кончилось всё...

Так вот, проснулся однажды Пучков за фортепьяно, ощущая жёсткую прохладу пола и нежную кожу обнажённого женского тела. Половая личная и личная половая жизни воссоединились, обрели под рукой отчётливые формы и хоть какой-то смысл. Суровая черноокая блюстительница нравов неожиданно и стремительно сменила гнев на милость, а колкие шерстяные латы лишь на шёлковую ленточку в пышной причёске. Обнаружив, притом, существенные знания и практические навыки сексуальных индийских трактатов и примитивной мужской психологии.

-  Взялся за грудь, - говори что-нибудь, - изрекла она, быстро и легко освободив его от плотского томления, а свои умелые уста от вожделенных прикосновений.

-  Первая внебрачная ночь, - зафиксировал Пучков на всякий случай.

Возникла объёмная пауза, исполненная угрызениями того, что ещё тлело и мучительными судорогами памяти, в которой имени её не нашлось.

Было, это точно, но не нашлось. Слишком глубоко запало.

-  А зовут меня Татьяна, - ободрила девушка, - и не смотря ни на что, это всё же повод для знакомства.

Тут он поверил. Итак, она звалась Татьяна. И, если не цепляться за отдельные несовпадения с текстом, внешне (внешне!) напоминала хрестоматийную пушкинскую героиню, чтобы не тратить напрасно прилагательных. Она даже сестру имела Ольгу. На этом, правда, удивительное сходство обрывалось.

Нравом Таня обладала прямым и всесокрушающим. «Я к вам пишу» там не присутствовало, а «моего стыда» или «капли жалости» - тем паче.

Вот «презреньем наказать», - это пожалуйста.

-  Жить будешь у меня, я стану твоей Музой, - решила она, не позволив усомниться в желании, - комната большая, места всем хватит.

Пучков выразил глубокую признательность, но попытался поставить вновь образовавшуюся даму сердца в известность, что не вынырнул ещё из-под предыдущего брака. С законной женой и детьми, - мальчик и девочка.

Строить новую семью, ввиду этих невесёлых обстоятельств, права не имел.

А виды на крупные заработки, возможно, имел, но призрачные. Очень убедительно мотивировал.

-  Жить будешь у меня, - повторила она ещё более решительно, - места всем хватит. Замужем я уже была, дети меня не волнуют, а деньги... Деньги - зло.

И изложила ряд примеров, в которых бывший муж был верхом низменных побуждений.

-  Ему нужна была не я, моё тело. Даже не все, - отдельные фрагменты. - и про фрагменты чуть подробнее.

Пучков сострадал, стремился всячески загладить общую вину пола, пытался возвыситься духовно, удовлетворяя физически. Жаль, не поинтересовался за увлекательными деталями, кому, кроме них, места хватит.

Оказалось - кошкам. Их было восемь. Шесть постоянных и две навещающих.

И, молча в ряд, они не стояли. Прайд, возглавляемый толстым мрачным Сундуком, метался, выл, гадил и вонял, гоняя по полу сложный клубок противоречий в структуре стаи. Татьяна была защитницей животного мира настолько принципиальной, что не била даже мух, обильно засеравших художественные полотна Пучкова, так как, - «Божьи твари, живые души. Не известно, кого мы убиваем, походя. Не известно, в кого переселимся сами».

Глубокая философия настораживала (а как там насчёт комаров, клопов и тараканов?), но соблазн обрести бытовую твердь и устойчивые отношения с красивой женщиной притупил в художнике инстинкт самосохранения.

В который раз Пучков послушно поплёлся в направлении, указанном его победоносным органом.

Помчались счастливые дни. Они с головой ушли в работу, в творчество, в борьбу за справедливость и полезный отдых на шести сотках пригородной почвы. В защиту фауны и флоры от человеческого фактора.

Она печатала на машинке «Ундервуд», вязала, шила, бегала в магазин, варила кофе, курила и позировал ему обнажённая. Он писал маслом.

Она увлекалась фото, кормила домашних и уличных животных, строчила жалобы на нарушителей экологии и чиновников, посещала общество по Охране, общество по Защите, печатала на машинке, варила кофе, курила и позировала ему обнажённая. Он писал маслом.

Она обрабатывала землю, сажала овощи и цветы, удобряла, полола, собирала урожай, заготавливала на зиму, солила, мариновала, квасила (в смысле - капусту), мяла на вино ягоды, ставила водный затвор, варила кофе, курила и позировала ему обнажённая. Он писал маслом.

Она читала, перечитывала, перепечатывала, переплетала, анализировала, учила наизусть, делилась мыслями, варила кофе, курила, позировала ему обнажённая, полуобнажённая, полуодетая, драпированная. Анфас, профиль, три четверти, сверху, снизу, сзади. Он писал маслом, темперой, акварелью, гуашью. Иногда - кипятком.

Постельные сцены из этой мыльной оперы постепенно исчезли, уступили место углублённой аналитической работе с самиздатом и, под его влиянием, к созданию широкого художественного полотна реальной жизни советского народа под условным названием «Сдача стеклотары».

Таким образом, разнообразный, увлекательный секс, с которого началась эта, полная драматизма история, увял и опал в самом прямом и незатейливом смысле слова. Духовные искания и глубокая проработка окружающей жизни приостановили гормональные функции организма, производство и применение спермы. Соединительное звено, я извиняюсь перед дамами, распалось, заросло мхом забвения.

Пучков стал надолго задумываться. Приближалось возвращение поэтессы. Потянуло к жене, к детям...

Набежавшей осенью он уложил в сумку полотенце, мочалку и спустился под мелкий дождь на Большую Пролетарскую. Якобы, в баню.

За спиной прощально взвыла Куросава...

Историческое полотно «Сдача стеклотары» осталось незавершённым...           


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться

Люди, участвующие в этой беседе

  • Гость - Андерс Валерия

    Я не могу согласиться с Печальным выводом псевдонима в комменте выше.
    Осень Пучкова – интересный увлекательный рассказ, своеобразный и насыщенный, выполненный яркими мазками мастера, с западающими в память образами, с юмором до гротеска. Рассказ можно отнести к творческим удачам Анатолия.
    На колкую фразу «Был писатель, да весь вышел» заявляю, писатель только начинается и он продолжится в рассказах, повестях , а может даже и в романах! Пожелаем ему новых творческих успехов на нашем Острове и ,Главное, идти своим предначертанным путём, не обращая внимания на «Печальные» подколы и одёргивания.
    Недоброжелатели, увы, не переводятся. И статья И.Мендельсона \"Зависть\" им не помогает!
    Валерия

  • Гость - 'Гость'

    Да, что же это такое! Только порадуешься: вот, мол, новый автор, умница и художник, как раз - и фиг вам! Был писатель, да весь вышел.Обидно, однако...

  • Гость - 'Гость'

    А что будет? Ничего не будет.
    И зачем, что бы что-то было?
    Не надо разных там было.
    Сейчас магнитные бури на солнце.
    Вот и нас они коснулись.
    Ефима на попу потянуло.
    Меня на противоположный орган.
    А Иегуду сверху вниз.
    Каждый балдеет, как хочет.
    Главное не лезть никому в душу.
    Я вот не лезу. Не лезу?
    И Иегуда не будет. Не будете?
    И Ефимыч не будет!
    И вы Коровкина не вздумайте.
    На сайте мир и благодать.
    Мы в рифму играемся.
    Нам другие сайты завидуют.
    У них мёртвый сезон.
    А у нас - класс!

  • Гость - Мендельсон Иегуда

    Олечка, любимая девочка, хорошо, что зашла.
    Плохл, что не оставила следов, ведь по следам потом рыщем.
    Конечно, я не имел в виду наследить...
    Когда перейдешь в 4 класс, постарайся исправить описку (опять - ничего плохого не подразумеваю; виноват тот же богатый русский...)
    Твой дядюшка
    (не очень богатый, хотя и заморский)

  • Гость - Мендельсон Иегуда

    Когда я писал про СВЕРХУ-ВНИЗ, то имел в виду
    ПОСЛЕДНИЕ ПОСТУПЛЕНИЯ, актуальные на то конкретное время.
    Не сомневаюсь, что за сутки могли многое наложить, включая и МЭДа...

    Иегуда

  • Гость - Коровкина Ирина

    Ставки для Дедушек Морозов на Острове не ограничены. А если какой Дедушка захочет увидеть меня в образе бабушки Яги, так я могу и перевоплотиться по индивидуальному заказу.
    Потом, правда, у доктора Ефима работы прибавиться, но он к этому готов.
    ВИО Снегурочки - Коровкина

  • Гость - Коровкина Ирина

    Здравствуй Оленька!
    Рада прочитать, что есть в наше время девочки, которые ходят в городскую библиотеку. Читай больше классиков и развивай свой ум. Я в твоем возрасте тоже ходила в библиотеку (поэтому и такая умная, прости за нескромность), и ни о каких Островах и не думала!
    Здесь тебе не место девочка. Здесь пишут взрослые дяди и тети, ты многого не поймешь.
    С любовью к молодому поколению, тетя Ира

  • Гость - 'Гость'

    Дорогие Деды Морозы, настоящие, прошедшие и будущие!
    Вас может быть много, нет проблем, но Снегурочка у нас одна -Ирина Коровкина, и прошу не путать её с другими персонажами!
    Не выполняющих это правило будем переводить в Палату № 6. На электрошоки и хвойную венико-терапию по голой заднице.
    Др. Ефим, Зав.буйным отделением и Палаты № 6.

  • Гость - 'Гость'

    Оленька, ты от нас не набирайся. Тебе это не надо. Ты умненькая девочка, раз на сайтах прыгать умеешь. А Иегуду не тронь. Когда ты ещё писать (ударение на букву И))сидя не умела, он уже был заслуженным человеком.
    И если тебе у нас не нравится, иди к другим дядям и тётям. Тебе конфетку дадут.
    Я думая на этом наш разговор закончен.
    Доктор Ефим! Витамины мне колят каждый месяц. Так уж получилось. Болезнь. Но если я вам, как дед Мороз не подхожу, то больше не буду. Делайте всё сами. А я посмотрю.
    Кстати, а что вам не понравилось. Неужели у нас не могут работать два деда Мороза? От этого хуже не будет.

  • Гость - 'Гость'

    Спасибо, Дед Мороз- борода до пояса и нос до колен, что мне про остров рассказал.
    Намёк поняла, поберегусь, пока охотники меня не отстреляли. А то вдруг, при отстрелах журналистов или банкиров, в меня попадут немножечко, промахнувшись в писателя.
    Вопрос :
    Раз писатели не дотягивают до 10 класса школы, советую вам Остров закрыть, зачем терять своё и читательское время? Или закрыть на зимние каникулы. Писатели передохнут (в смысле не помрут, а отдыха наберутся), напишут что-то новое на уровне института, глядишь, и нетленка получится.
    Прочитала я про Егуду и зашла на его страницу. И сразу поняла, что под 3-им классом он имел ввиду СЕБЯ. Одни повторы и цитаты, ему до сочинений 9-го класса ещё расти и расти лет до ста и до старости.
    Извините, если не те слова употребила, от вас, писателей набираюсь.
    Оля Л.

  • Гость - 'Гость'

    Коровкина у нас на Острове за Снегурочку, дедушка Мороз, ты всё из-за склероза перепутал! Не забывай таблетки с поливитаминами пить, память улучшает.
    Будь здоров,
    Др.Ефим

  • Гость - 'Гость'

    Здравствуй дружок, Олечка Лы, из третьго класса.
    Пишет тебе дедушка Мороз. И где тебя научили так разговаривать с уважаемыми людьми. Да, дедуля Иегуда сказал, что думает, и промахнулся. Но команды ФАС на острове не было. И ты Олечка, можешь зубки паломать, о твёрдые кости дедули Иегуды. Не надо, это я тебе говорю, твой дедушка Мороз - красный нос, борода до пояса и ... забыл.

    И ещё. Что ты одна на острове делаешь? Ты не боишся. У нас волки водятся. И дядя Миша Верник есть, он за бармалея на острове. И тётя Коровкина есть, она за бабушку Ягу, у нас временно. Так что, если, кто тебе этого или того, то только Серго помочь может. Он у нас за охотника.
    Учись хорошо. Уважай старших. Получишь подарки.

  • Гость - 'Гость'

    Уважаемый дядя Иегуда!
    Если Вы хотите читать только шедевры, зайдите в Городскую библиотеку в отдел классики, я тоже там была недавно, писателей много, читателей мало. На нашем Острове больше! Почему? Не знаю.
    Я только школьница, может быть мне кто-то ответит?
    Оля Л.

  • Гость - Коровкина Ирина

    Уважаемый Иегуда!
    Ждем от Вас нового рассказа к Хануке.
    Осталось три дня - время есть.
    Это было бы дельное вложение в наш остров!
    "От критики к созиданию" - и это касается не только Иегуду.
    Ирина

  • Гость - 'Гость'

    Уважаемый Иегуда,
    раньше Вы благоволили к дамам, а теперь что-то с Вами произошло.
    Наденьте \"очки-велосипед\" и прочитайте Ковалёву про Ваш любимый Питер, Рассказы Нутрихиной, Мастинской, Балуевой и др.
    Право, есть на что глаз положить, а Вы вдруг записали всех в школьные классы!
    \"Тряхните стариной, не так уж вы и стАры\",
    как в старой песне.
    Анна

  • Гость - 'Гость'

    Удивило, как легко Вы отмели всех писателей :
    \"Прошелся по всем новинкам - сверху вниз по списку\" и не заметили ни Верника, ни Кравченко, ни Нутрихину и Мастинскую, не говоря про Мендельсона Иегуду среди них!
    Или Вы и впрямь считаете, что кроме А.Мотовилова на сайте ничего интересного нет? Или объясните свой коммент от 2006-12-11 18:12:55 ( Мендельсон Иегуда ).
    С ув.
    Вадим

  • Гость - 'Гость'

    Как так можно, мы с женой возмущены Вашим пастельным полотном до глубины души и глубже! Это есть не меньше чем кошмар!
    Вы очерняете моральный облик советского художника. Это так нельзя оставить.

  • Гость - Мендельсон Иегуда

    Толя, Вы уж меня извините...
    Прошелся по всем новинкам - сверху вниз по списку.
    Так хотелось комментарий оставить, но вспомнил, что в 3-6 классах комментов не писал.
    Такая ностальгия взяла.
    А потом и тоска. Разве тоской лечат на Острове?
    Ну, не верьте мне - сами проверьте...

    Вот и вернулся в уютный уголок на зеленом Острове...
    Чур, никто не обижается на обиженного...

    *Поэтесса, с больной головы, и зажмурясь, ничего вроде. Чувствуется, что талантливая, если смогла Пучкова, обездвиженного, к себе в койку занести без посторонней помощи. Черты лица волевые, несколько расплывшиеся, зато не так, как объёмы всего остального тела...

  • Гость - Мендельсон Иегуда

    Анатолий дорогой,
    совершился подвиг - прочел так много и за один раз, притом - даже не свое.
    Это уже вина автора.
    Хороший Вы автор, если сумели увлечь меня до конца.

    Только вот концом я и остиался недовольный.
    Плохой, скомканный, плакатный конец.
    А на фоне такого талантливого полотна - обидно.
    Срочно переделать и доплыть до конца на романтично-загадочных водах писания.

    Всего наилучшего, Иегуда

  • Гость - 'Гость'

    Уважаемый Анатолий,
    Рассказ замечательный, в нём на реалистичной канве построены гротескные эпизоды, которые запоминаются удачными точными мазками.
    Примеры некоторых находок :
    \"Процесс воссоздания храма мелкой богемы затянул художников интерьера глубоко и надолго, - они просто не просыхали. \"
    \"Обнаружив существенные знания и практические навыки сексуальных индийских трактатов и примитивной мужской психологии.\"
    \"В который раз Пучков послушно поплёлся в направлении, указанном его победоносным органом.\" И ТАКИХ юмористических зарисовок немало,
    Спасибо,
    Елена

  • Гость - Коровкина Ирина

    Дорогой Анатолий!
    Мое восхищение Вашим творчеством из \"скороспелого стало долгоиграющим\".
    У Вас необыкновенный стиль: яркий, сочный и образный! Своеобразный взгляд на жизнь. Право, такого раньше не встречала!
    Желаю, чтобы все Ваши \"исторические полотна\" были завершены, несмотря на жизненные
    пере-питии.
    С восхищением, Ирина

  • Гость - 'Гость'

    Отличный рассказ, полный юмора и сатиры на жизнь свободного художника. И дизайнеру досталось, и женщин не в бровь, а в глаз расчихвостили.
    Жаль, что полотно «Сдача стеклотары» осталось незавершённым... Но название его, уверен, войдёт в историю.
    С благодарностью за огромное удовольствие от прочтения такого рассказа,
    Вадим.

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Некрасовская Людмила   Андерс Валерия   Крылов Юрий   Тубольцев Юрий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 4
  • Пользователей не на сайте: 2,325
  • Гостей: 308