Имазин Илья









Принцип соразмерности
 
 
 
 

 

 
 
Красотища
 
Обольщался: Санта-Мария-…? – Макдоналдс!
Не нашел ни духовной, ни прочей пищи.
И спросил меня один страстный гасконец,
Что за слово странное «красотища»?
 
Я потупил взор и развел руками.
Обманулся он... Не того он ищет.
Разобраться легче с богами, с властями,
Чем с тем, что зовется у нас «красотищей».
 
Так вот, невыразимую и смутную идею,
Которую вложил я не в одно четверостишье
И выразить в словах иначе не умею,
Без ложной скромности зову я «красотища».
 
 
 
Икары и карлики
 
                    Среди Икаров
                    не видно карликов,
                    как будто кара –
                    их низкий рост…
 
                           Александр Петров. Карлики.
                           «Одуванчик», №1, апрель 1967
                           (журнал филфака Ростовского госуниверситета)
 
Какая кара
быть жалким карликом
В стране Икаров!
Не петь, но каркать.
И по земле тащиться, шаркая,
А не летать свободно и легко, как Чкалов!

Но карма карличья – не перекраивается!
И бродят карлики, не пряча слёз.
Ведь знают карлики: среди икаров они,
Как будто кактусы среди берёз!
 
 
 
Невеста
 
Раньше служил в Наркомпросе,
Ныне зимует в бараке…
Ты знаешь, я никогда не цеплялся за свое место.
А вчера на общем допросе,
Готовясь сгинуть в ГУЛАГе,
На вопрос, кто ты мне, ответил: «Моя невеста».
 
 
 
Ресничка
 
1.
Запорожцы турецкому султану
Мерзопакости писали в личку.
Ну а я от вас скрывать не стану,
Что моя страничка про ресничку.
 
2.
Собирает пыль веков строка.
Как реснички, запятые и кавычки.
Магеллановы клубятся облака –
В них витают павшие реснички.
 
Не вооруженный ими глаз,
Сколь его лекарствами не пичкай,
Свою крепость мелким хворям сдаст,
Беззащитен, как в зубах пантеры птичка.
 
3.
Завершая философский спор,
Доблестный Панург «Сарынь на кичку!»
Зычно крикнул и ладонь простер –
Таумасту показал ресничку.
 
Этим жестом он сказать хотел:
«Мимолетна и хрупка частичка
Бытия! И миг – ее предел.
Только миг – и канет, как ресничка».
 
По соседству девочка жила,
Тяготилась несуразной кличкой.
Не со злобы, в шутку детвора
Называла крохотку «ресничкой».
 
И когда она склоняла ниц
Голову (так мелодраматично!),
Свет из-под опущенных ресниц
Пробивался, хилый, рахитичный…
 
5.
Жизнь как свадебный несется лимузин,
Громыхает холостяцкой бричкой.
Бал отбушевал – ты вновь один,
Прозябаешь выпавшей ресничкой.
 
Вам расскажут с жаром грибники,
Как искать опята и лисички,
Что такое ведьмины круги…
А моя страничка про ресничку:
 
6.
Ах, ресничка, гарна молодичка!
В клетке о тебе поет синичка.
Черна, как сгоревшая спичка,
Как осечка, ресничка!
 
 
 
Изюминка
                         
Сладкая изюминка
В самой сердцевинке,
В сердце желторотого умника,
Пляшущего под сурдинку.
 
Ни родинка, ни червоточинка,
Маленькая, неприметная,
Ты – чья-то милая доченька,
Чья-то мечта заветная.
 
Кто полюбит тебя, красавица?
Кто навеки угонит в Орду?
Воск свечи от волнения плавится:
Ты ступаешь по тонкому льду.
 
Но лед под тобой не проломится,
Не проглотит тебя пучина…
Изюминка, ты – моя горлица,
Сердца ласкового кручина!


 
Вишенка
 
Тот самый, полулегендарный
Имазин душеньку потешит!
Плут обольстительно-коварный,
Губами вишенку он нежит.
 
Изрежет, разорвет зубами
Ее волнующую мякоть.
Но зверь уснет, угаснет пламя –
Начнет над косточкой он плакать.
 
Польет горючими слезами,
Воскликнет: «Как я мог, о, боги!»
И, как вы догадались сами,
Даст вишенка росток в итоге.
 
И в синеву взметнется Древо,
И сотни ягод заалеют.
Илья у вишни встанет слева,
Как постовой у Мавзолея.
 
И вишенка, та, что поспеет
Всех раньше, влюбится в Ильюшку.
Он даже ахнуть не успеет –
Она уж на его макушке.
 
И будут долго целоваться,
И он красавицу изнежит:
Илюше некого стесняться,
Илюша душеньку потешит.
 
 
 
Эмблема
 
Мне сегодня приснилось, что ты – моя одноклассница,
а я – командир пионерской «звёздочки».
Нас пятеро: я, еще двое ребят, ты плюс еще одна девочка.
Урок рисования. Мы получили задание
придумать эмблему для нашей команды,
на бумажном кружке нацарапать какой-нибудь символ.
Но, как назло, ни в моей голове, ни в твоей,
                                                           ни у наших товарищей
не нашлось ничего, что могло бы сойти
                                                           за идею нас всех объединяющую.
К концу урок подходил, сон тоже, я чуть было не проснулся,
но чувство долга заставило меня удержаться от пробуждения
и не оставлять ребят с невыполненным заданием.
И вот ты снова сосредоточилась на нём, взяв в руку карандаш,
и тебя вдруг осенило гениально простое решение.
Вертикальной линией ты разделила кружок на две равные дольки
и, вскочив, обратилась ко всему классу гордо и громко:
«Нашим символом будет таблетка!»
Интересно, какая: снотворное? болеутоляющее?
 
 
 
Мышиный горошек
Скоморошья
 
Мышиный горошек
Съедобный, хороший
Не то, что фурункул на роже.
В сметане и в каше,
В золе или в саже
Всё тот же, всё тот же, всё тот же!
 
Зажми в ладошке
С комочком глины
Мышиный горошек
Горошек мышиный
 
Мышиный горошек
Вкуснее, пригоже
Свинцовых горошин
Для птах и Гавроша
 
О, как он приятен
На вкус и на вид:
Любому понятен,
Наголо брит.
 
Сладок и прян
Зелен и румян
Мышиный
Мышиный
Горошек
 
Любите горошек
Вкусите горошек
И лёгкий морозец
Пройдётся по коже
О, сладкое чувство
Достигнутой цели!
Ведь это искусство,
Ведь вы его съели!
 
Вы съели горошек
Мышиный горошек
Мышиный
Мышиный
Горошек!
 
Пусть мыши наносят
Хозяйству ущерб
Мышиный горошек
Украсит наш герб
Когда плохо спится
Болит поясница
Положите под ложе
Мышиный горошек
 
Слава ему
Господину моему
Властелину моему
Светозарному уму
Другу закадычному
Дорогому
Золотому
Изумрудному
Мышиному горошку!
 
 
 
***
 
Побеги, усики, стручки,
Горошины одна в одну.
Поют кузнечики, сверчки –
Лишь теребят струну.
 
Налились соком неспроста,
На полпути ко рту,
Тугие ядрышки: уста
Так манят зелень ту!
 
 
 
Божья коровка
 
Затерялось у Бога за пазухой
Селение Пустяковка,
Где наряду с Богородицей
Почитается Божья коровка.
 
На обратной стороне карты
Обозначено красным кружочком,
В котором картограф поставил
Четыре черные точки.
 
Пустяковцы сызмальства любят
Наблюдать за полетом коровок.
Запускают их стаями в небо
После длительных тренировок.
 
На щеках облаков веснушки,
Как желаний загаданных метки.
Пустяковцы верят, что это
Коровок небесные детки.
 
К детворе навсегда улетают
Все коровки порою осенней.
Их последний полет предваряет
Богородицы вознесенье.


 
Матрешка
 
Эх! Если б я женился на матрешке
И, как бревно, ее вкатил бы в отчий дом,
И каждый день кормил бы с чайной ложки,
И жил затворником, угрюмый скопидом,
 
И коротал бы с ней свой век бесславный,
Вдали от бурь, пожарищ и гроз,
Мой брак бездетный, хоть и полигамный,
Травой бы сорной, как курган, порос.
 
Эх… если б я женился на матрешке,
Я год хранил бы верность, а потом
Не удержался бы и ей наставил рожки,
В глазах односельчан прослыв скотом.
 
И, блудным сыном возвратившись в хату,
В ее подножье бы, рыдая, ползал я.
И женский хор бы грозно грянул: «Хватит!
Пусть Бог тебя прощает, Он – Судья».



Жила-была женщина-комната…
 
Жила-была женщина-комната,
Уютная и просторная,
Прохладная летом и теплая,
Натопленная зимой,
С сафьяновыми обоями
И красного дерева мебелью,
И с видом на площадь Соборную
С торговой ее кутерьмой.
 
Известный размером и формою,
В реестрах чудес фигурировал,
А жил по соседству с комнатой
Огромный мужчина-шар.
Он жил в древнегреческом пифосе,
В нем вход с круглой дверцей выдолбил,
Разжился иллюминатором,
В который глядел на бульвар.
 
Окрестности слышали жалобы:
Мол, тесно и душно в пифосе,
Ужаснейшее наказание
Для круглого холостяка!
С работы вернешься вечером,
В свою посудину втиснешься,
И смотришь, как в иллюминаторе
Бурлит людская река…
 
Страдала и женщина-комната,
Как аристократке положено,
Страдала молча и сдержанно
От внутренней пустоты.
С изысканным вкусом обставлена,
Проветрена и ухожена,
Но нет рядом друга сердечного,
Который с ней был бы на «ты».
 
И дали они объявления
В газету на первую полосу,
Не то, чтобы крики о помощи, –
Стиль строгий и деловой:
«Ищу вариант подселения»,
«Себя сдам в аренду. Недорого».
А ниже: «Куплю мужу волосы»
И: «Требуется домовой».
 
Прочла объявление комната:
«Ищу вариант подселения».
«Себя сдам в аренду. Недорого» –
Прочел объявление шар.
И каждый подумал: «А может быть…»,
И оба решили: «Попробую».
Она: «Мне ли быть недотрогою?»
Он: «Я ведь не так уж и стар…»
 
Попав в просторную комнату,
Часами в разные стороны
Катался с безудержным хохотом
Счастливый мужчина-шар.
Смущённо комната охала,
В ознобе звякала окнами,
И мебель двигалась с грохотом,
А люстру бросало в жар.

И жили долго и счастливо,
Вполне друг другом довольные,
Не слушая злопыхателей,
Своей доверяя судьбе,
Справляя весело праздники,
Справляясь с серыми буднями,
При этом служа ненавязчиво
Примером мне и тебе.
 

 
Дед Мороз
 
Не доводите его до слёз,
Ведь дни его и так сочтены –
Он умрёт, не дотянув до весны,
Как любой Дед Мороз.
 
Не доводите его до слёз,
Полны уж смертью его глаза,
Устремлённые в тёмные Небеса,
Отвалился картофельный нос…
 
Он не любит шуток, насмешки всерьёз
Принимает, в сердце обиды храня,
Ведь он чуточку чутче и вас, и меня,
Так не будем его доводить до слёз!
 
В суматохе затоптан клоунский нос,
Иней жёсткой щетины блестит на щеках,
Ноет боль в ревматических вялых руках,
Нет, не надо его доводить до слёз!
 
Детвора! Неужели в ваших сердцах
Малой толики жалости не нашлось?!
Он умрёт, доведенный вами до слёз,
Нам оставив желаний несбывшихся прах.
 
Не доводите его до слёз!
Он теряет силы с каждой слезой,
Ибо он не волшебник, а так, простой,
Растерявший все навыки Дед Мороз.


 
Офелия
 
Намылил руки, намылил массивную шею,
Намылил крылья, залез в остывшую ванну
И засопел, вспоминая свою Офелию,
Что не стала топиться,
а превратилась в дородную Марьиванну.
 
«Офелия, шла бы ты в монастырь», –
Советовала соседка по лестничной клетке. –
«До ручки тебя доведет этот хмырь.
Будешь биться в припадках, глотать таблетки».
 
И моя зазноба, собрав чемодан,
Выдвинула мне ультиматум:
Она завтра же отправится по святым местам,
Если я не брошу пить и ругаться матом.
 
На краешке раковины клочок
Упаковки какого-то неизвестного лекарства.
Унитаз барахлит – протекает бачок.
А главное, что обидно, – проиграно царство.



Нострадамус
Частушка
 
Под конец вечера Стелла
Встала и пропела a capello:
 
Нострадамус, Нострадамус,
Обойди нас стороной!
Натерпелись, настрадались,
Натерзались всей страной.
 
Подхватили Наум и Стас,
И песня волной понеслась:
 
Нас стращали – мы стращались,
Жили страхом и виной.
Не пугай нас, Нострадамус,
Ни разрухой, ни войной.
 
Нострадамус, Нострадамус,
Ты, как ворон, не кружи,
Не сули нам всяку гадость,
Дай пожить хотя бы малость,
Ох, как хочется пожить!
 
Как же хочется пожить…



Баллада о потерянной родинке
 
Голос тихий как будто мембраной дрожит,
       Голод гложет бессменно с утра.
О потерянной родинке песню сложить –
       Эпидермисом чую – пора.
 
Под присыпанный тальком младенческий визг
       Она пряталась в складках дитя,
Сама малость родная, природы каприз,
       И «глазком» её звали, шутя.
 
Тот малыш подрастал, с ним росла и она
       Между ними наметилась связь.
Вот теперь уже всем она стала видна,
       И «особой приметой» звалась.
 
Как он ладил с ней? Только её и берёг,
       Заслоняя от солнца рукой.
И надолго запомнил жестокий урок:
       Как-то родинка стала иной…
 
Покраснела, разбухла, размякла слегка.
       И врачи подбирали слова:
Не взирая на то, что она велика –
       Доброкачественна – знать, жива.
 
Но теперь он и сам жил тревогой о ней,
       Ощущая, что ею храним.
Их немой диалог, по прошествии дней,
       Завершился признаньем таким:
 
Если кто-то когда-нибудь нас разлучит,
       Я клянусь, за тебя отомщу.
А потом он заплакал над нею навзрыд
       И прижался щекою к плечу.
 
Вот уж минули годы, он рос, возмужал,
       Стал немного стесняться её.
И по жизни шагал, избегая зеркал,
       Чтоб не знать отраженье своё.
 
Но однажды под утро, очнувшись от сна,
       Он поверить сначала не мог:
На том месте, где прежде сидела она,
       Было пусто, как здесь между строк.
 
Он бесцельно обследовал кожный покров –
       Всё напрасно… исчезла, «прошла»,
Словно прыщик какой, посрамив докторов,
       Словно и никогда не была…
 
Чья вина в том? – теперь он себя изводил.
       Червь сомненья точил изнутри.
Только, силясь понять, выбивался из сил,
       И страдал от зари до зари.
 
Как «проспал» свою родинку? – кутаясь в плед,
       Думал он, обречённый на сон.
Значит, сам виноват, не жалей, чего нет!
       О такой и жалеть – не резон.
 
Только ведь, вместе с ней – понимал он и сам –
       Его счастье навеки ушло.
И остались лишь боль с маятой пополам,
       Да ещё и весной, как назло.
 
Понимал, что она, меланомой не став,
       От старенья его берегла.
Что родную, родимую он, потеряв,
       Не отыщет уже никогда.
 
Значит, только и сталось ему – доживать,
       Не сберёгшему свой оберег.
Горевать, что стыдился он родинку-мать,
       Коротая разменянный век.
 
Не умея внезапный побег объяснить,
       Погружаться в хмельную тоску.
И разматывать жизни суровую нить,
       И строгать гробовую доску.


              *  *  *

 



СОДЕРЖАНИЕ

Принцип соразмерности

Красотища
Икары и карлики
Невеста
Ресничка
Изюминка
Вишенка
Эмблема
Мышиный горошек. Скоморошья
Побеги, усики, стручки…
Божья коровка
Матрешка
Жила-была женщина-комната…
Дед Мороз
Офелия
Нострадамус. Частушка
Баллада о потерянной родинке



В оформлении страницы использована работа Ильи Имазина «Композиция» (Б., гуашь, 2003).
 
 
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Уважаемая Стася!
    Я сегодня звонил в Кремль, Пескову и он мне по секрету доложил планы шефа на ближайшую пятилетку, или по крайней мере до 24-го года, пока его не уволит конгресс США. Заодно узнал насчёт военной угрозы. Оказывается, всю зиму мы на украинской границе не протянем - сахара до нового года, перловки - до старого нового года. Патронов много, но порох отсырел. Подводную лодку Курск ещё из океана не достали. Поэтому, уважаемая Стася, можете спать крепко. В Роттердаме всё спокойно!

    Н.Б.

  • Уважаемый Илья,
    вторая часть стихотворений хотя и более интимная в отличие от первой глобальной части, но и здесь не меньше пищи для размышлений. Когда читала про Родинку, подумала об аналогии с Родиной, и рада что угадала, как написано у Вас в комменте.
    Созрел дружеский шарж:
    Стихи хотя и личные,
    Но очень симпатичные.
    И многое понравилось,
    Осело, переплавилось.
    Среди Икаров - карлики,
    Как камешки в галактике!
    Стихи вызывают к совести,
    Что вся страна - над пропастью,
    И тучи собираются,
    И Царство прос-рается,
    Шаманы и Офелии
    В бессильи офигели,
    И Дед Мороз нам тоже
    едва ли в чем поможет!
    А если серьёзно, то над Украиной, Польшей, Беларусией продолжается концентрация войск РФ с одной стороны, и НАТО и США - с другой. Никакие эмигрантские потоки не отвлекли Европу от сбора войск в очаг напряжения, как на то рассчитывал Кремль и как для него старался батька Лукашеску. Назревает конфликт и любая провокация может привести к непоправимым военным действиям.
    "Люди, я люблю вас, будьте бдительны",- как вызывают писатели, но кто же их слушает...
    С.М.

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 22 Нояб 2021 - 23:37:27 Михальска Стася
  • Добрый вечер, друзья и коллеги!
    Спасибо за комментарии!
    Второй раздел сборника отображает "родное" в форме частушек, неискоренимых абсурдизмов и мифологем. Это плавающие в желеобразной среде автобиографической памяти осколки идеологических шаблонов, прилежно усвоенных еще в советском детстве. Из них воображение с обязательной нынче примесью "постмодернистской иронии" пытается сложить мозаику личностного мифа, разумеется, привирая и измельчая: Родина становится родинкой, Божья Матерь - божьей коровкой, в качестве эмблемы предлагается таблетка (не это ли вырождение символа? Или, напротив, символ желанной панацеи в эпоху глобализации всех наших бед...), а еще вишенка, ресничка, изюминка. Автор сознательно пошел на это умельчание по контрасту с космогоническим масштабом первого раздела. Задается дихотомия "сакральное - профанное"...
    Николаю огромный респект за вариацию на тему "Матрешки". Я написал четыре варианта, Ваш - пятый и лучший.
    Кстати, Ваша вариация на тему Жака Бреля повышает настроение не только мне уже вторую неделю. "Давай давать" - это просто бриллиант.

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 22 Нояб 2021 - 18:51:42 Имазин Илья
  • Уважаемый Илья!
    Спасибо Вам за продолжение книги - было интересно. Я вот тоже потренировался в Вашем стиле, если позволите.

    Цитата;

    "Эх! Если б я женился на матрешке
    И, как бревно, ее вкатил бы в отчий дом…"

    Пародия:

    "Эх! Если б я женился на матрешке
    И, как бревно, ее вкатил бы в отчий дом",

    То хуже б стало, чем у бабки Ёжки,
    Хреново стало бы с матрешкой мне потом.

    Матрёшке этой жрать давай без меры,
    Она б стремилась к полной круглоте,
    Вернее к закруглённой полноте,
    Ну а ещё верней - к бензиновой цистерне!

    Н.Б.

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 22 Нояб 2021 - 18:08:34 Буторин Николай
  • Поэтическая дуэль
    Елена Дитц
    Ну что ж, твой вызов не могу я не принять ,
    И хоть мои стихи с твоими не сравнять,
    Всю силу вдохновенья своего готова я призвать,
    Чтоб рассказать тебе в стихах - не в прозе -
    Как нелегко становится мечтать
    О том чему не сбыться никогда уж,
    Как чувства легкого росток
    Насмешница разлука заморозит.

    А жизнь идет, событий череда.
    И реже все становятся слова,
    И как бы ни хотела я остановить и задержать тот миг,
    когда они растают навсегда,
    он все равно наступит незаметно, и
    не угадать мне, где же эта грань,
    через которую мой одинокий крик
    уж доноситься будет безответно.

    Потерь нам в жизни трудно избежать,
    Жизнь не дала с тобою нам узнать, что значит это –
    Друг для друга стать немножко больше чем друзья,
    У каждого из нас теперь своя стезя
    И, унося с собою горечи осадок
    Друг другу скажем мы
    Ну что ж, наверное, так надо…
    Ты помнишь – эта фраза ведь твоя.
    - Бывают поэтические дуэли и - роковые фразы! Фразы, которые решают ход игры! - Да ты что? Никогда! Решающих фраз нет и дуэль продолжается как всегда!
    Бывают контрольные эксперименты, бывают решающие эксперименты, бывают опровергающие эксперименты, но в творчестве ничего окончательно и решительно опровергнуть не возможно. Любая гипотеза рабочая и любая гипотеза не рабочая одновременно.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Уважаемый Илья,
    спасибо за продолжение, или вторую часть Вашей новой книги!
    Отдельные стихи показались личными и даже интимными, как Вишенка. Но есть и символичное, как Невеста и Нострадамус, напомнившие известное стихотворение Мандельштама:
    О государстве слишком раннем, Ещё печалится Земля,
    Мы чёрной очередью встанем На чёрной площади Кремля,
    Как и его известное:
    "Мы живём под собою не чуя страны",
    за что он был арестован и брошен в Гулаг.
    Похоже, что времена Великой трагедии СССР возвращаются в виде фарса, когда неугодные объявляются "иноагентами".
    Ведь недаром так популярен у силовиков лозунг - "можем повторить".
    Ждём продолжение книги,
    С наилучшими пожеланиями,
    В.А.

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 22 Нояб 2021 - 13:51:05 Андерс Валерия

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Андерс Валерия   Голод Аркадий   Буторин   Николай  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,293
  • Гостей: 395