Администрация сайта

     
 Дорогие друзья,

Поздравляем вас с днём влюблённых, с днём Святого Валентина! 
Желаем всем любви и понимания от друзей и близких!

  
С Днём Святого Валентина
Сайт влюбленных поздравляет!
Пусть сердца от счастья тают,-
Любим мы! И мы любимы!

В этот день ставим стихи о любви замечательного поэта Бориса Пастернака, день рождения которого
10 февраля недавно отмечала литературная  общественность и поклонники замечательного поэта.
Ставим также для сравнения пару его стихотворений о войне,  учитывая текущие события, - стихи
 были написаны в период 1941- 45 г.г., но сейчас из-за войны в Украине получили новое звучание.
От Редколлегии
Валерия Андерс
 
* * *
 
 
Борис Пастернак
10.02. 1890, Москва, Российская империя — 30 мая 1960, Переделкино, СССР

Свидание

Засыпет снег дороги,
Завалит скаты крыш.
Пойду размять я ноги:
За дверью ты стоишь.
Одна, в пальто осеннем,
Без шляпы, без калош,
Ты борешься с волненьем
И мокрый снег жуешь.
Деревья и ограды
Уходят вдаль, во мглу.
Одна средь снегопада
Стоишь ты на углу.
Течет вода с косынки
По рукаву в обшлаг,
И каплями росинки
Сверкают в волосах.
И прядью белокурой
Озарены: лицо,
Косынка, и фигура,
И это пальтецо.
Снег на ресницах влажен,
В твоих глазах тоска,
И весь твой облик слажен
Из одного куска.
Как будто бы железом,
Обмокнутым в сурьму,
Тебя вели нарезом
По сердцу моему.
И в нем навек засело
Смиренье этих черт,
И оттого нет дела,
Что свет жестокосерд.
И оттого двоится
Вся эта ночь в снегу,
И провести границы
Меж нас я не могу.
Но кто мы и откуда,
Когда от всех тех лет
Остались пересуды,
А нас на свете нет?
1949 г.
 
* * * 
Любить иных — тяжелый крест,
А ты прекрасна без извилин,
И прелести твоей секрет
Разгадке жизни равносилен.
Весною слышен шорох снов
И шелест новостей и истин.
Ты из семьи таких основ.
Твой смысл, как воздух, бескорыстен.
Легко проснуться и прозреть,
Словесный сор из сердца вытрясть
И жить, не засоряясь впредь,
Все это — небольшая хитрость.

* * *

Не плачь, не морщь опухших губ.
Не собирай их в складки.
Разбередишь присохший струп
Весенней лихорадки.
Сними ладонь с моей груди,
Мы провода под током.
Друг к другу вновь, того гляди,
Нас бросит ненароком.
Пройдут года, ты вступишь в брак,
Забудешь неустройства.
Быть женщиной — великий шаг,
Сводить с ума — геройство.
А я пред чудом женских рук,
Спины, и плеч, и шеи
И так с привязанностью слуг
Весь век благоговею.
Но как ни сковывает ночь
Меня кольцом тоскливым,
Сильней на свете тяга прочь
И манит страсть к разрывам.

 * * *   

Февраль.

Февраль. Достать чернил и плакать!
Писать о феврале навзрыд,
Пока грохочущая слякоть
Весною черною горит.

Достать пролетку. За шесть гривен,
Чрез благовест, чрез клик колес,
Перенестись туда, где ливень
Еще шумней чернил и слез.

Где, как обугленные груши,
С деревьев тысячи грачей
Сорвутся в лужи и обрушат
Сухую грусть на дно очей.

Под ней проталины чернеют,
И ветер криками изрыт,
И чем случайней, тем вернее
Слагаются стихи навзрыд.

   * * *

 
Страшная сказка

Все переменится вокруг.
Отстроится столица.
Детей разбуженных испуг
Вовеки не простится.

Не сможет позабыться страх,
Так искажавший лица.
Сторицей должен будет враг
За это поплатиться.

Запомнится его обстрел.
Сполна зачтется время,
Когда он делал, что хотел,
Как Ирод в Вифлееме.

Настанет новый, лучший век.
Исчезнут очевидцы.
Мученья маленьких калек
Не смогут позабыться.

1941 г.

  
* * *
Преследование
 
Мы настигали неприятеля.
Он отходил. И в те же числа,
Что мы бегущих колошматили,
Шли ливни и земля раскисла.
Когда нежданно в коноплянике
Показывались мы ватагой,
Их танки скатывались в панике
На дно размокшего оврага.
 
Везде встречали нас известия,
Как, все растаптывая в мире,
Командовали эти бестии,
Насилуя и дебоширя.
От боли каждый, как ужаленный,
За ними устремлялся в гневе
Через горящие развалины
И падающие деревья.

Деревья падали, и в хворосте
Лесное пламя бесновалось.
От этой сумасшедшей скорости
Все в памяти перемешалось.
Своих грехов им прятать не во что.
И мы всегда припоминали
Подобранную в поле девочку,
Которой тешились канальи.

За след руки на мертвом личике
С кольцом на пальце безымянном
Должны нам заплатить обидчики
Сторицею и чистоганом.

В неистовстве как бы молитвенном
От трупа бедного ребенка
Летели мы по рвам и рытвинам
За душегубами вдогонку.

Тянулись тучи с промежутками,
И сами, грозные, как туча,
Мы с чертовней и прибаутками
Давили гнезда их гадючьи.
       1944 г.

           * * *
 
 
В низовьях

Илистых плавней желтый янтарь,
Блеск чернозема.
Жители чинят снасть, инвентарь,
Лодки, паромы.
В этих низовьях ночи — восторг,
Светлые зори.
Пеной по отмели шорх-шорх
Черное море.
Птица в болотах, по рекам — налим,
Уймища раков.
В том направлении берегом — Крым,
В этом — Очаков.
За николаевом к низу — лиман.
Вдоль поднебесья
Степью на запад — зыбь и туман.
Это к Одессе.
Было ли это? Какой это стиль?
Где эти годы?
Можно ль вернуть эту жизнь, эту быль,
Эту свободу?
Ах, как скучает по пахоте плуг,
Пашня — по плугу,
Море — по Бугу, по северу — юг,
Все — друг по другу!
Миг долгожданный уже на виду,
За поворотом.
Дали предчувствуют. B этом году —
Слово за флотом.

     * * *

Застава

Садясь, как куры на насест,
Зарей заглядывают тени
Под вечереющий подъезд,
На кухню, в коридор и сени.

Приезжий видит у крыльца
Велосипед и две винтовки
И поправляет деревца
В пучке воздушной маскировки.

Он знает: этот мирный вид —
В обман вводящий пережиток.
Его попутчиц ослепит
Огонь восьми ночных зениток.

Деревья окружат блиндаж.
Войдут две женщины, робея,
И спросят, наш или не наш,
Ловя ворчанье из траншеи.

Украдкой, ежась, как в мороз,
Вернутся горожанки к дому
И позабудут бомбовоз
При зареве с аэродрома.

Они увидят, как патруль,
Меж тем как пламя кровель светит,
Крестом трассирующих пуль
Ночную нечисть в небе метит.

И вдруг взорвется небосвод,
И, догорая над поселком,
Чадящей плашкой упадет
Налетчик, сшибленный осколком.

               1941 г.

               * * *

            Во всем мне хочется дойти…

Во всем мне хочется дойти
До самой сути.
В работе, в поисках пути,
В сердечной смуте.

До сущности протекших дней,
До их причины,
До оснований, до корней,
До сердцевины.

Всё время схватывая нить
Судеб, событий,
Жить, думать, чувствовать, любить,
Свершать открытья.

О, если бы я только мог
Хотя отчасти,
Я написал бы восемь строк
О свойствах страсти.

О беззаконьях, о грехах,
Бегах, погонях,
Нечаянностях впопыхах,
Локтях, ладонях.

Я вывел бы ее закон,
Ее начало,
И повторял ее имен
Инициалы.

Я б разбивал стихи, как сад.
Всей дрожью жилок
Цвели бы липы в них подряд,
Гуськом, в затылок.

В стихи б я внес дыханье роз,
Дыханье мяты,
Луга, осоку, сенокос,
Грозы раскаты.

Так некогда Шопен вложил
Живое чудо
Фольварков, парков, рощ, могил
В свои этюды.

Достигнутого торжества
Игра и мука -
Натянутая тетива
Тугого лука.

1956 г.

          * * *

Нобелевская премия

Я пропал, как зверь в загоне.
Где-то люди, воля, свет,
А за мною шум погони,
Мне наружу ходу нет.

Темный лес и берег пруда,
Ели сваленной бревно.
Путь отрезан отовсюду.
Будь что будет, все равно.

Что же сделал я за пакость,
Я убийца и злодей?
Я весь мир заставил плакать
Над красой земли моей.

Но и так, почти у гроба,
Верю я, придет пора —
Силу подлости и злобы
Одолеет дух добра.

1959 г.
 
* * *
undefined
Марка СССР, 1990 год
* * *
 
 
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Эта статья о Святом Валентине и стихах Бориса Пастернака оставила в моем сердце теплые и нежные чувства. Поздравление с днем влюбленных и пожелания любви и понимания от друзей и близких создали атмосферу тепла и радости.

    Стихи Пастернака о любви и войне поразили своей глубиной и эмоциональностью. "Свидание" описывает момент встречи двух людей, наполненный нежностью и тоской, а "Любить иных - тяжелый крест" передает сложность и красоту чувства любви. Стихотворения о феврале и страшной сказке вызывают грусть и размышления о человеческих страданиях и надежде на лучшее будущее.

    Эти стихи Бориса Пастернака несут в себе глубокий смысл и открывают новые грани чувств и мыслей. Они актуальны и сегодня, когда мир нуждается в любви, мире и понимании. Спасибо автору за прекрасный выбор стихов и за возможность окунуться в мир поэзии и чувств.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Дорогая Валерия, спасибо за публикацию.
    Из-за опубликованного на Западе стихотворения «Нобелевская премия» 27 февраля 1959 года было принято постановление ЦК КПСС «О Пастернаке Б.Л.», поэт был вызван к Генеральному прокурору СССР, где ему угрожали обвинением по ст. 1 «Измена Родине» Закона СССР «Об уголовной ответственности за государственные преступления».
    Борис Пастернак умер 30 мая 1960 года и был похоронен 2 июня на Переделкинском кладбище. Проводить его в последний путь, несмотря на опалу поэта, пришло много людей, среди них Наум Коржавин, Булат Окуджава, Андрей Вознесенский.
    И конечно, вспоминается, прежде всего, уже процитированная Николаем, одна из лучших песен Александра Галича - «Памяти Пастернака» :
    «…Мы не забудем этот смех,
    И эту скуку!
    Мы — поименно! — вспомним всех,
    Кто поднял руку!..
    …Вот и смолкли клевета и споры,
    Словно взят у вечности отгул…
    А над гробом встали мародёры
    И несут почётный ка-ра-ул!»
    https://www.youtube.com/watch?v=fnuSizLWPQs&t=7s
    [video]https://www.youtube.com/watch?v=fnuSizLWPQs&t=7s[/video]

  • Валера, спасибо за поздравление, дорогая! А я всех обитателей Острова поздравляю с Днем влюбленных шутливым стихотворением:
    Я пришла спросить у мужа,
    Любит ли меня. К тому же
    Объяснить, что день влюбленных
    Денег требует зеленых.
    Только нет меня наивней.
    Муж сказал, что в месяц зимний
    Видит белую картинку.
    И вручил мне валентинку.
    Ну а я, признаться, рада.
    Мне и зелени не надо,
    Если греет, словно печка,
    Мужа милого сердечко.

    А Пастернак гениален во всех стихах: и о любви, и о войне. Знал бы он, что в его военной лирике сегодня видится россия в роли не жертвы, а агрессора. Знал бы он, насколько больно их читать сегодня. Люблю его стихи. А больше всего стихотворение "Рождественская звезда". Такая мощнейшая вера в добро в его строчках. И Нобелевскую премию ему не простили. Нет бы порадоваться за коллегу, куда там: обзавидовались и затравили. Жуткая страна, которая становится все хуже.

  • Дорогая Валерия,
    Спасибо за поздравление с Днём Святого Валентина!
    Взаимно поздравляю и Вас с днём влюблённых, и желаю любви, понимания и поддержки близких!
    Компактная удачная подборка стихотворений Б.Пастернака о любви, затем о войне Вы закончили стихами о Нобелевской премии, особенно трагичными. Они напоминают, как дружно и оголтело всё писательское сообщество травило Пастернака за Нобелевскую премию, сколько зависти и злобы было в их выступлениях! А потом на проф- собраниях с подобными речами выступали сотрудники других областей. И каждый начинал по трафарету:
    Я не читал это антисоветского романа "Доктор Живаго", но заявляю... и т.д. (Теперь вспоминаем с улыбкой, но всё идёт туда же!)
    Хотел поставить в комментариях стихотворение Пастернака о любви "Свеча горела",
    Но потом решил поставить песню Галича о Пастернаке "Он умер в своей постели" -
    Памяти Пастернака-
    «… правление Литературного Фонда СССР извещает
    о смерти писателя, члена Литфонда, Бориса
    Леонидовича Пастернака, последовавшей
    30 мая сего года, на 71-ом году жизни, после
    тяжелой и продолжительной болезни, и выражает
    соболезнование семье покойного».
    (Единственное, появившееся в газетах, вернее,
    в одной — «Литературной газете», — сообщение
    о смерти Б.Л. Пастернака​).
    * * *
    Разобрали венки на веники,
    На полчасика погрустнели…
    Как гордимся мы, современники,
    Что он умер в своей постели!
    И терзали Шопена лабухи,
    И торжественно шло прощанье…
    Он не мылил петли в Елабуге
    И с ума не сходил в Сучане!
    Даже киевские письмэнники
    На поминки его поспели.
    Как гордимся мы, современники,
    Что он умер в своей постели!..
    И не то чтобы с чем-то за сорок —
    Ровно семьдесят, возраст смертный.
    И не просто какой-то пасынок —
    Член Литфонда, усопший сметный!
    Ах, осыпались лапы елочьи,
    Отзвенели его метели…
    До чего ж мы гордимся, сволочи,
    Что он умер в своей постели!
    «Мело, мело по всей земле
    Во все пределы.
    Свеча горела на столе,
    Свеча горела…»​
    Нет, никакая не свеча —
    Горела люстра!
    Очки на морде палача
    Сверкали шустро!
    А зал зевал, а зал скучал —
    Мели, Емеля!
    Ведь не в тюрьму и не в Сучан,
    Не к высшей мере!
    И не к терновому венцу
    Колесованьем,
    А как поленом по лицу —
    Голосованьем!
    И кто-то, спьяну, вопрошал:
    — За что? Кого там?
    И кто-то жрал, и кто-то ржал
    Над анекдотом…
    Мы не забудем этот смех
    И эту скуку!
    Мы — поимённо! — вспомним всех,
    Кто поднял руку!..
    «Гул затих. Я вышел на подмостки.
    Прислонясь к дверному косяку…»​
    Вот и смолкли клевета и споры,
    Словно взят у вечности отгул…
    А над гробом встали мародёры
    И несут почётный ка-ра-ул!
    1966 г.

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Шашков Андрей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 1
  • Пользователей не на сайте: 2,322
  • Гостей: 324