Андерс Валерия

 

  В Нижнем Новгороде 28 марта 1868 года в семье столяра Максима Савватьевича Пешкова родился мальчик, Алексей Максимович  Пешков, которого позднее мир узнает как писателя под псевдонимом Максим Горький.

Не будем останавливаться на биографии  замечательного поэта, писателя, драматурга и издателя,  хорошо нам известной по школьной программе  и многочисленным статьям. Отметим лишь отдельные  моменты или аспекты его насыщенного жизненного пути.

Как известно,  Горький рано осиротел и ему пришлось работать ещё с детства, с 11 лет,  когда  его дед  разорился и мальчик  был вынужден зарабатывать на хлеб. С тех пор много профессий ему пришлось поменять,  многое пережить.
Но позднее благодаря таланту, интеллектуальному труду (журналист, поэт, писатель) и благоприятной окружающей среде, Горький стал признанным беллетристом, был принят в высшие слои творческой интеллигенции.
Он был знаком и дружил с  известными писателями, поэтами, художниками в России и в Европе. 

Author:Максим Горький - Wikisource
 Лев Толстой, с которым  Горький не раз встречался, так о нём писал
в 1900 году:
 «Я очень, очень был рад узнать вас и рад, что полюбил вас. Аксаков говорил, что бывают люди лучше (он говорил — умнее) своей книги и бывают хуже. Мне ваше писанье понравилось, а вас я нашел лучше вашего писания»

  А вот отзыв Чехова о Горьком:
«…О Горьком судить трудно, приходится разбираться в массе того, что пишется и говорится о нём.
Пьесы его „На дне“ я не видел и плохо знаком с ней, но уж таких рассказов, как, например, „Мой спутник“ или „Челкаш“, для меня достаточно, чтобы считать его писателем далеко не маленьким. „Фому Гордеева“ и „Трое“ читать нельзя, это плохие вещи, и „Мещане“, по-моему, работа гимназическая, но ведь заслуга Горького не в том, что он понравился, а в том, что он первый в России и вообще в свете заговорил с презрением и отвращением о мещанстве, и заговорил именно как раз в то время, когда общество было подготовлено к протесту. И с христианской, и с экономической, и с какой хочешь точки зрения мещанство большое зло, оно, как плотина на реке, всегда служило только для застоя, и вот босяки, хотя и не изящны, хотя и пьяны, но все же надежное средство, по крайней мере оказалось таковым, и плотина, если и не прорвана, то дала сильную и опасную течь. ... По-моему, будет время, когда произведения Горького забудут, но он сам едва ли будет забыт даже через тысячу лет. Так я думаю, или так мне кажется, и быть может, я и ошибаюсь.»

Дмитрий Быков считает, что Максим Горький вызывает смешанные чувства:
" – Его слава и статус в Советском Союзе были в значительной степени искусственными, - спущены в порядке директивы. Но первоначальную свою, причем международную славу он завоевал сам. В этом качестве Горький был, пожалуй, едва ли не первым примером того, что потом стали называть массовой культурой с ее идолами. Он был тогдашний, начала двадцатого века, поп-стар (pop star). Его герои-босяки были тогдашними хиппи, которыми искренне пленились интеллигентные читатели с их народническим культом, с их уязвленной совестью народолюбцев. Тем более импонировал сам автор, его эксцентричная биография выходца из народа и некоего бродяги Всея Руси: самородок, талантливая натура. "

  Из отпущенной ему 68 летней жизни, Горький провёл в эмиграции в общей сложности более 18 лет,
включая 15 лет — в Италии.  При этом он не овладел ни одним иностранным языком.

  

 Италия, 1926 г.

 
В 1932 году, когда Горький  вернулся из эмиграции, из итальянского города Сорренто, ему Советское правительство предоставило чудесный особняк С.П.Рябушинского.  Этот знаменитый особняк, - творение архитектора Шехтеля,  был построен одним из братьев Рябушинских -третьим поколением известнейшей купеческой династии,  основавших первые автомобильные заводы в России.
Здесь
Алексей Максимович
  провёл всю свою оставшуюся жизнь.  Он лишь немного изменил интерьер, ориентируясь на свои предпочтения комфорта — например, кабинет он обустроил новой деревянной лакированной мебелью.
Но основные достопримечательности великолепного дома все же остались нетронутыми.




 
Что касается семьи Рябушинских, предыдущих владельцев дома, все братья после революции 1917 года подверглись гонениям, кто не успел уехать за рубеж- попал в ГУЛАГ, а известный дом конфискавали, он отошёл государству.

А. М. Горький никогда не встречался с бывшим хозяином, но сыграл спасительную роль в судьбе его брата: в 1918 году он добился освобождения из ЧК Дмитрия Павловича Рябушинского, который после выхода на волю, перед тем, как покинуть родину, был у Горького в Петрограде, в квартире на Кронверкском проспекте, благодарил
Алексея Максимовича за хлопоты.
 А Горький тем временем продолжал  жить и работать в этом особняке у Никитских ворот.
Там бывали  известные писатели и поэты,  а также - видные деятели правительства.

  Фото М.Ф. Андреевой из Википедии
 
 
Главной женщиной в жизни Горького была Мария Федоровна Андреева. Женщина, с которой связана была его американская катастрофа, его примирение с Лениным, его советская судьба. Конечно, музами его были в разное время и первая жена, и первая любовь - героиня рассказа «О первой любви», и Мария Будберг, которой посвящен главный роман «Жизнь Клима Самгина».

Портрет М.Ф. Андреевой кисти И.Репина

Но, все-таки, Мария Федоровна Андреева, главная красавица Московского Художественного театра, несчастная любовь Саввы Морозова, тоже женщина во всех отношениях роковая. Она в жизни Горького стала не то чтобы главной, но самой известной. С ней он, прежде всего, ассоциируется во многом, потому что роман драматурга и актрисы – это очень устойчивая сценарная конструкция, и самые человечные мемуары о Горьком оставила именно она. Можно предположить, что он был единственным мужчиной, которого она по - настоящему любила. А любила она его, потому что он никогда не принадлежал ей до конца"
/Дм.Быков-
  «Максим Горький и Мария Андреева». История великих пар.
 
 
 
 undefined
М. Горький, сын-М. Пешков, Н. Пешкова, внучки -
Марфа и Дарья Пешковы, 1928 год
 

Горький - самый издаваемый в СССР советский писатель:
за 1918—1986 годы общий тираж 3556 изданий составил 242,621 млн экземпляров.
Если же принимать в расчёт всех русских писателей, то Горький уступает лишь Л. Н. Толстому и А. С. Пушкину.
Полное собрание сочинений Горького составляет 60 томов: художественные произведения изданы в 1968—1973 годах, публицистика — после 1985 года, письма полностью не изданы до сих пор.


С 1932 по 1990 год имя Горького носил его родной город — Нижний Новгород, а до Перестройки,  когда в Горьком жил сосланный академик Сахаров, оппозиционеры  шутили, - не переименовать ли город в Сладкий? 

Особенно близким для молодежи является период  раннего творчества Максима Горького.
Этот период связывают с ницшеанством, с мечтой о «новых людях»,
свободных и бесстрашных, обладающих высочайшими интеллектуальными и физическими способностями.

 Основные взгляды Горького, его эстетические воззрения и отношение к интеллигенции, её поиски и колебания хорошо отражены в одной из лучших пьес -"Дачники", два  стихотворных отрывка из которой приводим ниже.
И как пример  "раннего Горького" предлагаем также его небольшую романтическую "Элегию" (как А.М. её назвал) -"Часы".

 

 ---------

                         Из пьесы Дачники- Это называется - "Эдельвейс" (Стихотворение в прозе)
 
"Лед и снег нетленным саваном вечно одевают вершины Альп, и царит над ними холодное безмолвие - мудрое молчание гордых высот. Безгранична пустыня небес над вершинами гор, и бесчисленны грустные очи светил над снегами вершин.
У подножия гор, там, на тесных равнинах земли, жизнь, тревожно волнуясь, растет, и страдает усталый владыка равнин - человек.
В темных ямах земли стон и смех, крики ярости, шепот любви... многозвучна угрюмая музыка жизни земной!..
Но безмолвия горных вершин и бесстрастия звезд - не смущают тяжелые вздохи людей.
Лед и снег нетленным саваном вечно одевают вершины Альп, и царит над ними холодное безмолвие - мудрое молчание гордых высот.
Но как будто затем, чтоб кому-то сказать о несчастьях земли и о муках усталых людей, - у подножия льдов, в царстве вечно немой тишины, одиноко растет грустный горный цветок - эдельвейс...
А над ним, в бесконечной пустыне небес, молча гордое солнце плывет, грустно светит немая луна и безмолвно и трепетно звезды горят...
И холодный покров тишины, опускаясь с небес, обнимает и ночью и днем - одинокий цветок - эдельвейс".
-----------
 
Стихи Калерии

Осени дыханием гонимы,

Медленно с холодной высоты

Падают красивые снежинки,

Маленькие, мертвые цветы...

Кружатся снежинки над землею,

Грязной, утомленной и больной,

Нежно покрывая грязь земную

Ласковой и чистой пеленой...

Черные, задумчивые птицы...

Мертвые деревья и кусты...

Белые, безмолвные снежинки

Падают с холодной высоты...

---------------------------
Монолог Власа
 
Маленькие, нудные людишки
Ходят по земле моей отчизны,
Ходят и - уныло ищут места,
Где бы можно спрятаться от жизни.

Всё хотят дешевенького счастья,
Сытости, удобств и тишины,
Ходят и - всё жалуются, стонут,
Серенькие трусы и лгуны.

Маленькие, краденые мысли...
Модные, красивые словечки...
Ползают тихонько с краю жизни
Тусклые, как тени, человечки.

 * * *

Author:Максим Горький - Wikisource

 

                      Часы

Тик-так, тик-так!

Ночью в тишине и в одиночестве жутко слушать бесстрастное красноречие маятника часов:
звуки монотонные и математически правильные, однообразно отмечающие всегда одно и то же – неустанное движение жизни. Тьма и сон объемлют землю, всё молчит, – лишь часы холодно и громко отмечают исчезновение секунд… Маятник стучит, и с каждым звуком жизнь сокращается на секунду, на крошечную частичку времени, данного каждому из нас, на секунду, которая уже не вернётся к нам. Откуда являются секунды, и куда они исчезают? Никто не ответит на это…

И есть ещё много вопросов, на которые не отвечено, есть другие, более важные вопросы, и от разрешения их зависит наше счастье. Как жить, чтобы сознавать себя нужным для жизни, как жить, не теряя веры и желания, как жить, чтоб ни одна секунда не исчезала, не волнуя души и ума? Ответят ли когда-нибудь на всё это часы, движению которых нет конца, – что скажут на это часы?

Тик-так, тик-так! Ночью в тишине и в одиночестве жутко слушать бесстрастное красноречие маятника часов: звуки монотонные и математически правильные, однообразно отмечающие всегда одно и то же – неустанное движение жизни. Тьма и сон объемлют землю, всё молчит, – лишь часы холодно и громко отмечают исчезновение секунд… Маятник стучит, и с каждым звуком жизнь сокращается на секунду, на крошечную частичку времени, данного каждому из нас, на секунду, которая уже не вернётся к нам. Откуда являются секунды, и куда они исчезают? Никто не ответит на это… И есть ещё много вопросов, на которые не отвечено, есть другие, более важные вопросы, и от разрешения их зависит наше счастье. Как жить, чтобы сознавать себя нужным для жизни, как жить, не теряя веры и желания, как жить, чтоб ни одна секунда не исчезала, не волнуя души и ума? Ответят ли когда-нибудь на всё это часы, движению которых нет конца, – что скажут на это часы?
Подробнее на livelib.ru:
https://www.livelib.ru/book/137033/read-chasy-maksim-gorkij
Тик-так, тик-так! Ночью в тишине и в одиночестве жутко слушать бесстрастное красноречие маятника часов: звуки монотонные и математически правильные, однообразно отмечающие всегда одно и то же – неустанное движение жизни. Тьма и сон объемлют землю, всё молчит, – лишь часы холодно и громко отмечают исчезновение секунд… Маятник стучит, и с каждым звуком жизнь сокращается на секунду, на крошечную частичку времени, данного каждому из нас, на секунду, которая уже не вернётся к нам. Откуда являются секунды, и куда они исчезают? Никто не ответит на это… И есть ещё много вопросов, на которые не отвечено, есть другие, более важные вопросы, и от разрешения их зависит наше счастье. Как жить, чтобы сознавать себя нужным для жизни, как жить, не теряя веры и желания, как жить, чтоб ни одна секунда не исчезала, не волнуя души и ума? Ответят ли когда-нибудь на всё это часы, движению которых нет конца, – что скажут на это часы?
Подробнее на livelib.ru:
https://www.livelib.ru/book/137033/read-chasy-maksim-gorkij

                                   

Тик-так, тик-так!

Нет ничего на свете бесстрастнее часов: они одинаково правильно стучат и в момент вашего рождения, и в то время, когда вы жадно срываете цветы грёз юности.
Со дня своего рождения каждый день человек становится ближе к смерти. И когда вы будете хрипеть в агонии – часы будут сухо и спокойно считать её секунды. В их холодном счете – прислушайтесь – звучит нечто всезнающее и уставшее от этого знания. Ничто, никогда не волнует их и не дорого им. Они равнодушны, и нам, если мы хотим жить, – нужно создавать себе иные часы, полные ощущений и мысли, полные действий, чтоб заменить эти скучные, однообразные, убивающие душу тоской, укоризненно и холодно звучащие часы.


 03

Тик-так, тик-так!

В неустанном движении часов нет неподвижной точки, – что же мы называем настоящим? За одной родившейся секундой рождается вторая и сталкивает первую в бездну неизвестного…

Тик-так! И вы счастливы. Тик-так! И вот вам в сердце вливается жгучий яд горя, и оно может остаться на всю жизнь с нами, на все часы данной вам жизни, если вы не постараетесь наполнить каждую секунду вашей жизни чем-либо новым и живым. Страдание соблазнительно; это опасная привилегия; обладая ей, мы обыкновенно не ищем другого, более высокого права на звание человека. А его так много, этого страдания, что оно стало дёшево и почти уже не пользуется вниманием людей. Поэтому едва ли стоит дорожить страданием, – следует наполнять себя чем-либо более оригинальным, более ценным, – не так ли? Страдание – обесцененный фонд.

И не следует жаловаться на жизнь кому бы то ни было: слова утешения редко содержат в себе то, чего ищет в них человек. Всего же полнее и интереснее жизнь тогда, когда человек борется с тем, что ему мешает жить. В борьбе незаметно промчатся тоскливые и скучные часы.

04

 

Тик-так, тик-так!

Жизнь человека до смешного кратка. Как жить? Одни упорно уклоняются от жизни, другие всецело посвящают себя ей. Первые на склоне дней будут нищи духом и воспоминаниями, вторые – богаты и тем и другим. И те и другие умрут, и от всех не останется ничего, если никто не будет бескорыстно отдавать жизни свой ум и сердце… И когда вы будете умирать, часы бесстрастно будут считать секунды вашей агонии – тик-так! И в эти секунды родятся новые люди, по нескольку в каждую, а вас уже – нет! и ничего не останется в жизни от вас, кроме вашего тела, которое будет дурно пахнуть. Неужели же ваша гордость не возмущается этим автоматическим творчеством, которое бросило вас в жизнь, потом вырвало из неё и – только?

Укрепите же в жизни память о себе, если вы горды и оскорблены вашей подчиненностью тайным задачам времени. Подумайте о вашей роли в жизни: был сделан кирпич, потом он лежал неподвижно в одном здании, потом рассыпался и исчез… И скучно и пошло быть кирпичом – не правда ли? Не походите же на кирпич, если у вас есть ум и душа и если вы хотите испытать в жизни хорошие, полные чувствований и дум, бурные часы.

 

            05

 

Тик-так, тик-так!

Если вы задумаетесь о том, что теперь значите вы в беспредельном движении часов, – вы будете подавлены сознанием вашего ничтожества. Да оскорбит вас это сознание! Да возбудит оно в вас гордость, и пусть вы почувствуете вражду к жизни, унижающей вас, и да объявите вы ей борьбу. Во имя чего? Когда природа лишила человека его способности ходить на четвереньках, она дала ему, в виде посоха, – идеал! И с той поры он бессознательно, инстинктивно стремится к лучшему – всё выше! Сделайте это стремление сознательным, учите людей понимать, что только в сознательном стремлении к лучшему – истинное счастье. Не жалуйтесь на бессилие, и ни на что не жалуйтесь. Единственное, что может принести вам ваша жалоба, – это сожаление, милостыня нищих духом. Все люди одинаково несчастны, но более всех несчастен тот, кто украшает себя своим несчастием. Эти же люди более всех других жаждут внимания к себе и менее всех достойны его. Стремление вперёд – вот цель жизни. Пусть же вся жизнь будет стремлением, и тогда в ней будут высоко прекрасные часы.

                   06

 

Тик-так, тик-так!

«На что дан свет человеку, которого путь закрыт и которого ты окружил мраком?» Это старый Иов спрашивал у бога. Нынче уже нет таких смелых людей, которые, помня, что они дети бога и созданы им по образу и подобию его, говорили бы к нему, как Иов, и вообще дёшево ценят ныне люди себя. И мало любят жизнь, и даже себя любят неумело. И в то же время боятся смерти, хотя никто не избежит её, как это известно. Неизбежное – законно. Ведь человек с той поры, как явился на земле, – всё умирает, и к этому надо привыкнуть, пора. Сознание выполненной задачи может уничтожить страх смерти, и честно пройденный путь жизни даст покойный конец. Тик-так… И от человека остаются только одни дела его. И прекращаются для него часы вместе с его желаниями, и наступят иные часы – часы оценки его жизни, суровые часы.

           07

 Тик-так, тик-так!

В сущности, всё довольно просто в этом запутавшемся в противоречиях, во лжи и злобе живущем мире. И было бы ещё проще, если бы люди всматривались друг в друга и каждый имел за собой друга.

Один, если он и велик, всё-таки мал. Необходимо понимать друг друга: ведь все мы говорим темнее и хуже, чем думаем. Человеку не хватает много слов, чтоб открыть своё сердце пред другим, и поэтому много крупных и важных для жизни дум пропадает бесследно, оттого что для них своевременно не нашлось нужных форм. Рождается мысль, есть искреннее желание воплотить её в слова, в твёрдые и ясные слова… а слов – нет.

Больше внимания к мысли! Помогайте рождаться ей, она всегда окупит ваш труд. Везде и во всём есть мысль, – даже в трещинах камня вы прочтёте её, если захотите этого. Если люди захотят, они всего достигнут; если они захотят, они будут владыками жизни, а не рабами её, как теперь. Только бы явилось желание жить, гордое сознание силы своей, и вся жизнь представит собой прекрасные часы, полные явлений силы духа, поражающие благородством подвигов, – великие часы.

  08

Тик-так, тик-так!

Да здравствуют сильные духом, мужественные люди, – люди, которые служат истине, справедливости, красоте! Мы их не знаем, потому что они горды и не требуют наград; мы не видим, как радостно сжигают они свои сердца. Освещая жизнь ярким светом, они заставляют прозревать даже слепых. Нужно, чтобы прозрели слепые, которых так много, нужно, чтоб все люди с ужасом и отвращением увидели, как груба, несправедлива и безобразна их жизнь. Да здравствует человек, владыка своих желаний! Весь мир – в его сердце; вся боль мира, всё страдание людей – в его душе. Зло и грязь жизни, ложь и жестокость её – его враги; все часы свои он щедро тратит на борьбу, и жизнь его полна буйных радостей, красивого гнева, гордого упрямства… Не жалей себя – это самая гордая, самая красивая мудрость на земле. Да здравствует человек, который не умеет жалеть себя! Есть только две формы жизни: гниение и горение. Трусливые и жадные изберут первую, мужественные и щедрые – вторую; каждому, кто любит красоту, ясно, где величественное.

Часы нашей жизни – пустые, скучные часы; наполним же их красивыми подвигами, не жалея себя, и тогда мы переживём красивые, полные радостного трепета, полные жгучей гордости часы!
Да здравствует человек, который не умеет жалеть себя!

 Впервые напечатано в газете Нижегородский листок 1896 год,
номер 323, - с подзаголовком "Элегия".
             


 
 
  * * *

 

       Памятник в Ялте

 Памятник  Максиму Горькому в Ялте
** ** **

 По теме очерка-

Особняк С. П. Рябушинского на Малой Никитской  -    
https://mos-holidays.ru/osobnyak-s-p-ryabushinskogo-na-maloj-nikitskoj/

--------------

Быков Д.Л. "Насилие и ложь. К 150-летию со дня рождения Максима Горького" - https://www.svoboda.org/a/29125381.html
                                                                                                                   * * *

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Познавательно и интересно!

  • Дорогая Валерия!
    Спасибо за интересный очерк о Горьком. Но у меня, простите, этот казённый советский писатель и чиновник от литературы Горький вызывает не просто «смешанные чувства» (как у Дмитрия Быкова), а брезгливость. Так и стоят перед глазами его казённые газетные фото со Сталиным, с построенных на костях узников ГУЛАГа Беломорского канала и Волго-Балта. Ни о нём, ни его самого не могу и не хочу читать. Противно, простите. А был ли талант? – Может, и был, но скурвился, пропил (кровью) весь, увы…
    https://sun9-50.userapi.com/impg/AxApLi0C3gcSwoibKWPh7usfjtEeE60SC5-kTg/F0-3-EzC8No.jpg?size=696x946&quality=95&sign=6a2a840d4b8e30a42308f78a83428a04&c_uniq_tag=MuRo_tIa5s_J1v8XCYWBG9tgyctDajWhtRkSBfr_6NY&type=album
    https://russlovo.today/files/project_4311/img/07.18.DEG/Mysli_1-08.jpg

  • Дорогой Саша, с Вами трудно не согласиться.
    Да, Горький был сложный человек с двойной моралью.
    Помимо его поддержки кровавого вождя (с волками жить - по волчьи выть,- пословица из его Дачников), ему можно припомнить и его период двоежёнства, когда он годами жил с Марией Андреевой и при этом не разводился со своей первой женой. А также его снохачество, когда он сожительствовал со снохой,- женой своего сына (кажется, это было уже после смерти Максима Алексеевича?), и его повышенная сексуальность и неразборчивость в половых партнёрах, когда «Горький в отелях не пропускал ни одной горничной». О гиперсексуальности Горького есть даже отдельная лекция у Димы Быкова.
    Но мне хотелось показать начало его творческого пути и те заслуживающие внимания произведения, которые сделали его имя всемирно известным.
    В.А.

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 27 Март 2023 - 1:02:42 Андерс Валерия
  • Уважаемая Валерия!
    Прочитал Ваш очерк на одном дыхании, спасибо огромное за раннего романтичного Горького (Эдельвейс и Снежинки) и за редкие фотографии!
    Но Горький, к большому сожалению, проделал сложный путь от молодого идеалиста- романтика до бывалого соцреалиста. Его же потом создателем этого Соц- реализЬма и объявили (о чем можно спорить).
    В молодости, вступив в ряды РСДРП, познакомившись с Лениным, он сначала поддерживал и даже спонсировал большевиков, но потом, поняв их агрессивную и террористическую сущность, он разочаровался, отошёл от них и уехал в первую эмиграцию.
    Но после переворота 1917 года, под нажимом его гражданской жены Марии Андреевой он помирился с Лениным, а потом и вовсе Алексей Максимыч дал слабину и вернулся в Россию. И вот тут его окружили вниманием со всех сторон, предоставили шикарный особняк Рябушинского, прислугу, машину, потворствовали всем его идеям. По его инициативе был создан Союз писателей (где Горький стал его первым председателем), а также предложил создать Всесоюзный институт экспериментальной медицины (ВИЭМ), который занимался бы, в частности, и проблемой бессмертия. И такой институт в 1932г. создали в Ленинграде на базе прежнего Императорского института экспериментальной медицины, основанного принцем Ольденбургским. В 1934 году институт ВИЭМ был переведён из Ленинграда в Москву. Одной из задач института было максимальное продление человеческой жизни. Эта идея вызвала энтузиазм у Сталина и членов Политбюро. Но сам Горький, будучи тяжело больным, относясь к неотвратимой смерти иронически, всё-таки верил в принципиальную возможность достижения человеческого бессмертия с помощью научных средств (в чем-то он оставался недообразованным мужиком).
    В этом плане сия идея Горького совпала с современными попытками ВВП и путинского окружения заниматься научной проблемой продления жизни и бессмертия в НИИ, возглавляемом одной из дочек Вована.
    Так что Горький опять становится актуальным.
    Н.Б.

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 26 Март 2023 - 22:08:53 Буторин Николай
  • Уважаемый Николай,
    Спасибо за отзыв, который может служить некоторым добавлением к очерку, поскольку Вы касаетесь некоторых негативных сторон сложной личности Горького. Я же старалась в основном отметить позитивный вклад А.М. в литературу в его раннем периоде творчества. А также его заступничество за Рябушинского (совесть, видимо, в А.М. заговорила, когда он поселился в роскошном особняке Рябушинских) и заступничество за некоторых поэтов и писателей, репрессированных во время сталинского террора.
    В приведенной мной статье Быкова "Насилие и ложь" Дмитрий пишет о незнакомой нам публицистике А.М., которой он занимался последние годы, живя в СССР и назвал это – "кошмарное чтение, - недаром застряло академическое издание полного Горького, эти его статьи невозможно сейчас перечитывать. Это сплошной погром, проповедь насилия во имя культуры, ибо культуру Горький, этот культуртрегер-самоучка, понимал как борьбу с природой и ее покорение, в том числе с природой самого человека, которого требуется насилием загнать в новое культурное царство."
    По мнению Горького, необходимо выработать "социальную гигиену", которая позволит насильственно уничтожать всех, кто противится этому культурному строительству. И видимо, в качестве такой социальной гигиены стал работать весь тот насильственный аппарат ГУЛАГа, который в наше время пытаются возрождать кремлёвские заправилы и силовики.
    Господа, если кто найдёт в сети публицистику Горького тридцатых годов, пришлите пожалуйста Линк, поскольку эти статьи Горького, похожие на фашистские листовки- по мнению Быкова, их просто боятся переиздавать. Но прочесть интересно.
    И наконец, насилие и ложь – та формула жизни, которую дал Горький русскому народу на пути к "правильной жизни" в социалистическом обществе, сейчас в наше безумное военное время продолжает насаждаться во всех русских СМИ. Сейчас трудно представить, что эту формулу создавал тот же самый человек, который в раннем периоде творил "Песнь о буревестнике" и "Легенду о Данко".
    В.А.

  • Я в прошлый четверг был в Музее Горького. Очень приятные сотрудники, очень интересно с ними общаться.
    Песня о Буревестнике
    Максим Горький
    Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет Буревестник, черной молнии подобный.

    То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам, он кричит, и — тучи слышат радость в смелом крике птицы.

    В этом крике — жажда бури! Силу гнева, пламя страсти и уверенность в победе слышат тучи в этом крике.

    Чайки стонут перед бурей, — стонут, мечутся над морем и на дно его готовы спрятать ужас свой пред бурей.

    И гагары тоже стонут, — им, гагарам, недоступно наслажденье битвой жизни: гром ударов их пугает.

    Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утесах… Только гордый Буревестник реет смело и свободно над седым от пены морем!

    Все мрачней и ниже тучи опускаются над морем, и поют, и рвутся волны к высоте навстречу грому.

    Гром грохочет. В пене гнева стонут волны, с ветром споря. Вот охватывает ветер стаи волн объятьем крепким и бросает их с размаху в дикой злобе на утесы, разбивая в пыль и брызги изумрудные громады.

    Буревестник с криком реет, черной молнии подобный, как стрела пронзает тучи, пену волн крылом срывает.

    Вот он носится, как демон, — гордый, черный демон бури, — и смеется, и рыдает… Он над тучами смеется, он от радости рыдает!

    В гневе грома, — чуткий демон, — он давно усталость слышит, он уверен, что не скроют тучи солнца, — нет, не скроют!

    Ветер воет… Гром грохочет…
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Дорогой Юрий,
    Спасибо за коммент и за Песню о буревестнике!
    Но если вы были в музее Горького на Никитской, то почему бы Вам не дать заметку об этом посещении и не привести фотографии замечательных интерьеров особняка Рябушинского (работа Шехтеля) , коллекцию Горького японских миниатюр нэцкэ и пр.?
    С наилучшими пожеланиями,
    В.А.

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 27 Март 2023 - 1:32:25 Андерс Валерия

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Шашков Андрей   Голод Аркадий   Тубольцев Юрий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,324
  • Гостей: 222