Кузин Владимир

Навещая своего больного друга в онкологическом диспансере, я заметил, что люди как-то неохотно, а порой и боязливо посещают сие учреждение. Что это? Отвращение от внешнего вида больных - порой ужасного? Нежелание вспомнить  о бренности жизни - в том числе и личной? Думаю, всё гораздо сложнее.

 

     Как-то в палату, в которой лежал мой друг, поместили пятидесятилетнего мужчину, Бориса Сергеевича, находящегося на последней стадии рака поджелудочной железы и которого время от времени навещал его сын Игорь. И вот однажды между ними (и в моём присутствии, поскольку больной уже не стеснялся посторонних) состоялся необычный разговор, длившийся около часа. После которого, выйдя в коридор, Игорь с волнением сказал мне, что отец никогда не говорил с ним ни о чём подобном  и так откровенно...

      

       В середине семидесятых годов двадцатого столетия благодаря трудам западных учёных - Раймонда Моуди, Элизабет Каблер-Росс и др. - был открыт феномен так называемого "пограничного состояния" человека. То есть того, кто осознаёт, что жить ему на Земле осталось недолго. Так вот, люди, находящиеся в таком состоянии, способны явить миру глубочайшую истину, которая большинству из нас неведома и описать словами которую довольно трудно - ибо она, как и всё духовное, в основном познаётся в ОЩУЩЕНИИ, то есть постигается не разумом, а СЕРДЦЕМ. О ней можно сказать лишь поверхностно. Что я и попробую сделать.

     С определённого возраста человек начинает ставить перед собой жизненные цели. Которые призваны удовлетворить его основные физиологические потребности - в пище, жилье, здоровье и т.д. Затем, когда материальные проблемы более или менее решены, основная масса людей стремится к различного рода "удовольствиям" - вино, секс, деньги, популярность, карьера, власть и т.д. (у каждого свои). Ради достижения этого погружаясь в бесконечную суету и круговерть, в какую-то безумную и бездушную гонку. 

     У Бориса Сергеевича была ещё "голубая мечта" - построить для себя и своих домочадцев трёхэтажный коттедж, который своим внешним видом напоминал бы "терем-теремок" из известной сказки. Ради её воплощения он и пошёл в строительный бизнес. Где познал нескончаемый вихрь выбивания кредитов, привлечения партнёров, борьбы с конкурентами и пр. И когда его материальное состояние стало значительным, Борис Сергеевич приступил к делу. Нанял квалифицированных проектировщиков и строителей. Лично интересовался качеством стройматериалов, устойчивостью фундамента и стен постройки, по ходу дела вносил небольшие коррективы во внешний вид здания. Наконец, очень скрупулёзно, следя за каждой мелочью, принялся руководить внутренней отделкой помещений, сам выбирал плитку для ванной, обои и занавески для комнат, люстры, мебель и т.д.

     Именно в это время его стало иногда после принятия пищи тошнить, но Борис Сергеевич не придавал этому особого значения... Однако со временем тошнота участилась. И когда "сказочный теремок" был почти готов, Борис Сергеевич обратился к участковому терапевту. Тот, обследовав пациента, направил его на консультацию к онкологу, после разговора с которым у Бориса Сергеевича похолодело внутри...

     Он запсиховал. Стал раздражительным, принялся без особых причин устраивать в семье и на работе скандалы.

     Поехал лечиться в Москву, к лучшим специалистам. Тряс перед ними пачками долларов и кричал:

- Этого мало?! Сколько нужно?!.

     Доктора, как могли, успокаивали пациента. Положили его в стационар, назначили химиотерапию. Однако лучше больному не стало. А вскоре приступы тошноты стали случаться с ним не только после еды. Борис Сергеевич смотрел на густую желчь, которая выходила из него во время рвоты, и трясся от страха (здесь, как и в дальнейшем, о чувствах этого человека я сужу по его беседе с сыном, которая, повторяю, проходила в моём присутствии).

     Он начал собирать материалы о своём заболевании. Переспросил о ней всех врачей, медсестёр и пациентов, прочёл по этому поводу массу медицинской литературы, мял свой бок, прислушивался к урчанию в животе, всматривался в собственные экскременты. Интересовался, почему ему до сих пор не делают операцию. Но когда однажды глянул на себя в зеркало, то, по его словам, "сразу всё понял". И тут же впал, как говорили пациенты палаты, в "шизу". То есть лежал на постели, уставившись в одну точку, и ни с кем не разговаривал. В том числе со своими родными и близкими и коллегами по бизнесу, которые буквально раздражали его бесконечными апельсинами и бананами. Не только потому, что он из-за своей болезни уже не мог их есть, но и поскольку стал считать, что гостинцы больным приносят не из жалости к ним, а потому, что так "принято". Как принято, скажем, здороваться при встрече со знакомыми, при этом к их здоровью оставаясь абсолютно равнодушным...

     В конце концов, Борис Сергеевич начал требовать, чтобы от него "отстали".

     И вот однажды (а дело было в середине июля) на подоконник открытого окна сел воробей. И как-то вопросительно, наклонив головку, посмотрел на Бориса Сергеевича. Тот хотел было прогнать птичку взмахом руки, но затем взял со своей тумбочки печенье, раскрошил его и бросил на подоконник. Воробей восторженно чирикнул и принялся за угощение... Затем вспорхнул и улетел... На следующее утро тот же самый "сорванец" (которого пациенты запомнили по характерному чёрному рисунку на груди) опять сел на подоконник - и именно перед окном Бориса Сергеевича. Тот открыл окошко и накрошил птичке хлеба... Воробей начал прилетать каждый день. Борис Сергеевич уже с рассвета ждал его, приготовив угощение. Немного повеселел. Стал разговаривать со своим "сорванцом": хорошо ли на улице, здоровы ли его птенцы...

     А затем и вовсе озадачил своих домочадцев, попросив принести ему почитать "что-нибудь о птичках". В частности, "как они живут" и "есть ли у них душа". Жена и сын долго искали соответствующую литературу... И когда Борис Сергеевич среди прочих книг, принесённых ему, прочёл "Дух, душа и тело" архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого), он попросил сына принести ему "что-нибудь из православной литературы", а вскоре и Евангелие...

     После этого прошло полтора месяца.

     В тот сентябрьский день Борис Сергеевич, как всегда, раскрошил краюху хлеба и попросил своего соседа по палате покормить воробья (сам Борис Сергеевич, превратившийся к тому времени в скелет, обтянутый жёлтой кожей, уже не вставал с кровати). А когда "сорванец" наелся и, чирикнув - очевидно, в знак благодарности, - вспорхнул и улетел, Борис Сергеевич вслух с ним попрощался и пожелал ему удачи... А примерно через полчаса к нему в палату вошёл Игорь; и между отцом и сыном состоялся тот самый разговор, поразивший всех присутствующих при нём. Разговор, которого, как мне кажется, и боятся посетители онкологических диспансеров. Ибо то, что они слышат от безнадёжно больных, им слышать НЕ ХОЧЕТСЯ.      

     Однако задуматься об этом рано или поздно придётся КАЖДОМУ из нас. БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ. И потому сказать об этом  необходимо.

     Итак, забота о материальном, об устройстве своего быта у подавляющего большинства людей доминирует в течение всей их жизни. Она, эта забота, создаёт соответствующую ей систему ценностей, которые  в конечном счёте и определяют значимость человека в обществе (не секрет, что в основном именно материальная или карьерная доминанта оказывают основное влияние на выбор человеком профессии, работы, спутника жизни и "друзей"). Но главное, определяют самооценку каждого из нас; являются ориентиром в жизни, подсказывают, той ли дорогой (по нашему мнению) мы идём. Затем, после такого недолгого поиска "смысла жизни", человек начинает жить как бы по инерции. И когда он, согласно этим ценностям, обретает под ногами твёрдую почву, он успокаивается и начинает считать, что жизнь его "устроилась" так, как НУЖНО... И вдруг... в неё врывается нечто непредсказуемое и нежелательное (вернее, оно существует как закономерность, но человек старался об этом не думать). Врывается то, что не входило в планы человека, нарушало привычный ритм и "распорядок" его жизни. Он начинает нервничать, "срывается". Спешно пытается исправить положение, решить свою очередную "проблему"; но со временем понимает, что, в отличие от прежних, эту "проблему" никакими деньгами и подарками, а тем более приказами, угрозами и шантажом уже НЕ РЕШИТЬ (недаром говорят: "здоровье за деньги не купишь").

     И вот тут происходит нечто для него необычное. Человек смотрит на всё им приобретённое (не только материальные ценности, но и карьеру, власть, почёт, уважение и т.д.) и с ужасом начинает понимать, что оно, это приобретённое (часто с неимоверным трудом, потом и кровью!) теперь становится ему абсолютно НЕ НУЖНЫМ! Раньше он был уверен, что жизнь, полная удовольствий и развлечений, наслаждения богатством и властью, популярностью и славой - принесёт ему на закате лет удовлетворение. Но оказывается, этого не происходит. Ни выпитое шампанское, ни голубоглазые блондинки, ни кучи денег, ни заискивающие и испуганные взгляды подчинённых - покоя в конце жизни ему не принесли! Да, человек понимал, что всё это он с собой в могилу не унесёт. Но он думал, это и не главное. Важно, что именно сейчас, при жизни, это приносит ему удовольствие. Которое, как он полагал, принесёт ему удовлетворение и на исходе его дней. И вдруг выясняется, что они, эти удовольствия (повторяю, не только телесные, но и душевные) тогда и только тогда приносят удовлетворение и покой, когда периодически ПОВТОРЯЮТСЯ! Когда человек уверен, что завтра они будут СНОВА, никуда НЕ ИСЧЕЗНУТ!

     И когда момент их "исчезновения" наступает, человека охватывает ПАНИЧЕСКИЙ УЖАС! Ибо он внезапно понимает, что жизнь его ОБМАНУЛА! Что его надежды на счастье оказались ТЩЕТНЫ! А следовательно, те нравственные идеалы, согласно которым он все эти "удовольствия" приобретал, были ЛОЖНЫМИ! Более того, в определённый момент к нему приходит осознание, что они не просто ему были не нужны, но даже ВРЕДНЫ! Поскольку теперь у него внутри - ЖГУЧАЯ ТОСКА! Которой, согласно этим идеалам, у него как раз быть не должно, ибо жизнь его была "красивой" и жаловаться ему на неё, как говорится, грех!

     И вот когда бытовые проблемы перестают человека волновать (за их наступившей ненадобностью), когда заботы о вещах земных слетают с него подобно шелухе, - обнажается то, на что в течение всей своей жизни человек практически не обращал никакого внимания. Обнажается человеческая ДУША. Которая оценивает прошедшую жизнь уже с ДРУГИХ позиций, в системе ИНЫХ ценностей, доселе человеку неведомых! Люди в "пограничном состоянии" никогда не вспоминают, как они, скажем, прекрасно отдохнули на Мальте, какую шикарную иномарку приобрели или какой овацией были встречены поклонниками. Нет. Они теперь с трепетом говорят, что здесь совершили подлость, там вели себя "по-свински", тогда-то не утешили человека, не помогли ему. Причём, эти воспоминания вызывают у них острую душевную боль, досаду, осознание чего-то безвозвратно упущенного ("Эх, если бы всё вернуть назад, я бы жил по-другому!" - эти или подобные им слова говорят практически все, находящиеся на грани жизни и смерти!). Кроме того, эти люди становятся настолько ИСКРЕННИМИ - в оценке как собственных поступков, так и поступков окружающих, - что зачастую своей откровенностью шокируют собеседников (причём, эти "больные" очень сожалеют о том, что были неискренни в течение всей жизни, носили на своём лице "маску", лгали, льстили окружающим, стеснялись говорить "по душам").

     Но главное, они окончательно осознают, что все их прежние "планы" и "устремления" являли собой не что иное как попытку заполнить свою "душевную пустоту" "суррогатом", уйти от реальности, от осознания никчемности своей жизни, её "бесполезности" - как для окружающих, так и для себя самого. Что жить-то нужно было ради ИНОГО, дающего счастье, неизмеримо более высокое, чем удовольствие от поглощения гамбургеров и катания на иномарке, получения прибыли или высокой должности. Что единственным "капиталом", который будет пребывать с человеком постоянно (а бессмертие души они ощущают уже ЯВНО - ибо, по словам христианских подвижников, людям перед смертью открывается окно в иную реальность), - что единственным капиталом человека теперь является то, что ему удалось накопить в своём СЕРДЦЕ. И как обидно, что как раз оно оказалось "ПУСТЫМ". Что время упущено и назад ничего не вернуть. И что потенциал для накопления истинного "богатства" был ОГРОМЕН. Ведь земная жизнь есть сплошное страдание и грязь (вспомним евангельскую истину: "мир во зле лежит" (1Ин. 5, 19)), и потому является великолепной "школой" для воспитания в себе таких бесценных и нетленных (!) качеств, как сострадание и нравственная чистота (по словам Бориса Сергеевича, когда он кормил воробья, то впервые в жизни испытал подлинное счастье). Причём, человек мог бы этот внутренний капитал увеличить до НЕВООБРАЗИМЫХ РАЗМЕРОВ. И встретить приближение часа своего перехода в духовный мир, в "следующий класс" Вселенской Школы - с неописуемой РАДОСТЬЮ! Как ученик, сдавший экзамен на "хорошо" или "отлично". Как апостол Павел и многие святые, уже на Земле предчувствующие грядущее торжество Истины и своё с ней РОДСТВО.

     Именно об этом предупреждают нас люди, стоящие на грани жизни и смерти:
"Спешите делать добро", выдавливайте из себя по капле "обезьяну". Перестаньте быть "рабами вещей";
не забывайте, что какой бы огромный и красивый коттедж вы ни построили, к нему рано или поздно, как сказал Борис Сергеевич, обязательно добавится недостающая деталь - крышка ГРОБА у двери!
Помните об этом и не упустите свой шанс! Время у вас ещё ЕСТЬ!..

      Владимир Кузин


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Автор рассказа Вл.Кузин просил передать благодарность за прочтение и оставленные комменты, большинство которых написаны доброжелательно и с сочувствием к герою и драматическим событиям. Сам автор не смог оставить коммент из-за ограничения доступа к интернету.
    С наилучшими пожеланиями,
    В.А.

  • Хочу напомнить эту же тему, которая уже публиковалась на Острове:

    Соль
    - Завершенье пути. Но осмыслить хватило бы сил
    Революций беду и войны бесконечный разгул...
    Так скажи мне, Всевышний, зачем же я все-таки жил,
    Восходил на вершины и в черных пучинах тонул?
    Почему я покоя не знал, отправляясь в поход?
    Почему мне ни разу не выпал счастливый билет?
    Для чего, не скупясь, Ты отмерил мне бездну невзгод?
    Для чего наделил невозможным количеством бед?

    - Люди знать не должны, для чего появились на свет.

    - Но, Всевышний, прошу, дай надежду, что буду в раю,
    Дай уверенность мне, дай услышать Господний ответ,
    Убедиться позволь, что исполнил я волю Твою.

    - Хорошо. Вспоминай: в годы юности в горы ходил,
    Поднимался весь день, а под вечер устроил привал...

    - Нет, не помню, Отец. О таких мелочах позабыл.
    Ну, ходил. Ну, и что?

    - Ты девчушку в горах повстречал.

    - Повстречал? Ну, и что? Ты о главном сказать соизволь:
    Что деянья мои и каков предстоящий финал?
    А девчушка...

    - Она попросила насыпать ей соль.

    - Дать ей соль? Ну, и что?

    - Ты ей запросто соль передал.

    - Хоть убей, не дошло. Ты дарил мне немало идей.
    Я сражался, любил, одолел и сомненья, и боль...

    - Говорил: не поймешь. Божьи замыслы не для людей.
    Ты родился затем, чтоб вручить этой девочке соль.
    Не приписывай Мне постоянство своих неудач.
    Если цель укажу, то достигнуть умение дам.
    Дал ей соль - это все, что исполнил из Божьих задач.
    Остальные задачи, болезный, ты выдумал сам.

    Автору благодарность за тему.

    (Стихотворение- по линку-
    http://www.andersval.nl/index.php?option=com_content&task=view&id=6763

  • Уважаемый Владимир! Полностью согласен с вами, что человек, побывав на краю или даже решив, что там побывал, сильно меняется. Не знаю, можно ли это назвать прозрением.
    Три года назад я несколько месяцев болел и уже прощался с жизнью. Потом выяснилось, что диагноз ложный, а все симптомы - весьма своеобразное проявление депрессии. Вылечили в отделении неврозов.
    Но как я благодарен судьбе, что это со мной случилось! После этого у меня поменялось мировоззрение. Как ни странно, я стал смотреть на мир позитивно, занялся спортом, специально похудел на 20 кг и занялся литературой. И ещё понял: Бог не где-то там, а внутри каждого из нас. Поэтому очень важно найти общий язык с этим Богом.

  • Уважаемая коллега Анастасия!
    А что "прозрение" не может наступить и при других причинах приближающейся смерти? Например, при прогрессирующей сердечной недостаточности, нефрите с почечной недостаточностью, нарастающей печёночной патологии, сепсисе любой этиологии...
    Да ещё много причин умирания, когда есть ещё какое-то время прозреть и обдумать как жил, что не так сделал, призвать Спасителя, исповедоваться...
    Неужели для прозрения нужно заболеть только раком? Что-то у Вас не вяжется с этим понятием и я не согласен с Вами.
    Извините, но я знаю много других заболеваний, когда человек меняется в своих взглядах на прошедшую жизнь и успевает об этом рассказать. Как и у людей "которые просто склонны анализировать свою жизнь". Их, кстати, намного больше...

  • Дорогой Владимир! Нельзя не согласиться, что тему Вы подняли весьма актуальную. Особливо для людей, перешагнувших некий ыозрастной рубеж. Конечно, верующим помирать, как справедливо отметил мой глубокоуважаемый коллега С.Талейсник, легче. Однако сие не означает, что и все прочие не оценивают прожитое, подводя определённые итоги и перебирая события своей жизни. Ну а "делать добро" нас призывает не тольо "Евангелие", а прежде всего собственная совесть. Не думаю, что т.н. "верующие" в моральном отношении выше атеистов. Негодяи встречаются в обеих группах примерно с одинаковой частотой. Ну а "каяться" - прерогатива, действительно, первых. С уважением, Ваш Ю.К.

  • Очень-очень крепко пожимаю Вашу руку! Спасибо огромное за написанное Вами, целиком и полностью разделяю Вашу точку зрения. Я в своей практике не раз наблюдала, как своего рода "прозрение" можно наблюдать именно у раковых больных, а не у людей, которые просто склонны анализировать свою жизнь.

  • Хочу немного написать о самом авторе этого произведения - Владимире Кузине. Он публикуется в нашем литературном клубе с 2008 года. Перечитав некоторые ранние произведения в его профайле, я, во-первых, увидала, что у него по 26, 20, 15 и т.д. тысяч читателей у каждого довольно непростого, острого текста, а во-вторых, идея и тема момента истины человеческой жизни прослеживается во многих его рассказах, эссе, публицистике. Вот эта верность автора Владимира Кузина важнейшей идее - цене жизни, отношению к своей и чужой жизеи, размышления над выбором правильного жизненного пути - всё это говорит о серьёзности, некоей дальновидности автора, пониманию психологии человека.
    Жаль только, что отец даёт главнейшие наставления сыну как прожить жизнь, в последние минуты своей жизни. Очевидно, что в детстве и юности сына отцу было некогда, а в таких случаях дети растут, как трава у дороги.

  • Наступление "момента истины" в жизни человека, когда он оглядывается на прожитые годы и пытается проанализировать, оценить, что было правильно и что неверно, может наступить не только при поразившей его смертельной болезни.
    Каждый пожилой человек, достигший преклонного возраста или старости, может внезапно (если повезёт) умереть в любой день от неожиданного инсульта или инфаркта. Если он не заболеет одной из самых тяжёлых и мучительных страданий - рака поджелудочной железы, как описано у Владимира Кузина.
    Поэтому и мысли о прожитой жизни и разговор об этом с близкими людьми или с настоящим другом может быть вызван не только ожиданием последней двери в конце жизни, а и с желанием отчитаться перед собой, признаться в некоторых неблаговидных поступках, которые теперь, в финале, стали более отчётливы и понятны. Пересмотреть прежние взгляды. Переоценить то, что было явно недооценено правильно или, напротив, убедиться в своей правоте.
    Есть немало людей, которые у порога смерти говорят, что жил верно, стыдиться нечего и, если бы начинал новую жизнь, то прожил бы её также. Ибо была она праведной с его точки зрения, счастливой, хоть, возможно, и трудной...
    И все эти тяжёлые переживания легче тем, кто верит в бессмертие, вторую жизнь, реинкарнацию.... Если думать только о бессмертии души, то, действительно, надо её облегчить признаниями, прощением и согласием с самим собой. Наблюдения и рассказы показывают, что это помогает. Не зря же верующие люди стремятся перед смертью, если они чувствуют её приближение, причаститься, исповедоваться, и просят пригласить священника.
    Поворот мировоззрения и обращение к религии на грани жизни - это не новая тема и она отражена во многих произведениях. Легче умирать таким людям. Также, как и осуждённым пожизненно легче смириться с судьбой.
    Права Валерия: коротко ответить или комментировать сложно, как и написать об этом...

  • Вопрос, поставленный в статье, довольно сложен и не каждый готов на него коротко ответить.
    Но вот финал с "недостающей деталью у двери"! - мне кажется удачным и бесспорным.
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

  • Уважаемые читатели! Представляю вам серьёзную работу Владимира Кузина на важнейшую тему - отношение человека к своей собственной жизни.
    Как построить свою жизнь, что в нашей жизни главное, как достичь того, чтобы жизнь не прошла бездарно?
    Размышления на эти темы, очевидно, свойственны большинству людей.
    В этой публицистике Владимир Кузин представляет своё понимание момента истины для человеческой жизни.

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Николаенко Никита   Аарон Борис   Крылов Юрий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,326
  • Гостей: 432