Андреев Олег

  Морская посудина, заблеванная в шторм от киля до клотика, набитая до отказа авторами так, что просела ниже ватерлинии, спешила в порт Признание, но, угодив в потоки творческого турбулентного течения, потеряло курс в густом тумане современной действительности. Ее капитан, чтобы вырваться из струй губительного направления, менял ежечасно галсы, закладывая при этом перо руля так круто, что это грозило перевернуть судно и угробить сотню, другую невинных пассажиров.

  Когда вырвались из цепких объятий проклятого течения, то затерялись в водных просторах, а берега не достигли, и судно «Андерсинзель» носилось в ночном океане, подбирая, а иногда погребая под днищем, бесстрашных, но неопытных пловцов, спешащих на свет габаритных огней виртуального призрака. Пока не угодило в штиль, и от вынужденного безделья команда посудины затосковала и впала в депрессию.

  Мужчинам мнились на борту мемозины, которые голосами схожи с сиренами, а женщины мечтали стать мелюзинами – феями свежей воды. И все жаждали вернуться в гавань Гавр де Грас и оттуда на лошадях отправиться в живописное селение Нуэстра-де-Альта-Грасиа, чтобы на них снизошла Высокая Милость Богоматери.

  И в тонкий момент осознания высочайшего счастья от созерцания в пути прекрасных плантаций какао, имбиря и табака по деревянной палубе загремели шаги грубых башмаков подшкипера Вольдемара. Они своим неуместным шумом вырвали экипаж из сладких грез и вспугнули дрожащее марево миража приближающего селения Эль-Котуи, которое тотчас полупрозрачными контурами райских садов упорхнуло в бездонное небо и затерялось в перистых облаках сознания экипажа пиратского судна.

– Что за фрукт? – злобно ощерил мелкие зубы и приоткрыл поросячьи глаза на мордастом лице корсар Потуги месье Юраль де Флюгель.

– Новый фаворит капитана Вольдемар, – не менее злобно прошипел в ответ Сукинс Лесей де Кац, который нанялся матросом еще в Бристоле и на пути в Кадис отличился при затоплении испанского корвета и был произведен капитаном в боцмана.

– Чем отличился? – лениво почесал рукой голую волосатую грудь матрос Бьерри де Мехальс, рассказывающий всем такие небылицы о своих разбойных заслугах, что вызывал у экипажа едкие, но осторожные насмешки.

– Карамба! Сто сорок шкотов вместе с якорем ему в глотку! В том-то и дело, что ничем! – недовольно заголосил Денри Хизра с острова Молдоу. – Просто выскочка! Непородистый русский бродяга, а, видите, чем-то подмахнул капитану, что сразу получил свободный доступ в офицерский салон.

– Его бы сейчас на линь да за борт кинуть, прополоскать часик, чтобы познал лиха, как мы! Тогда бы посмотрели, что за подшкипер! – Бьери вскочил на ноги и стал натягивать на свой расплывшийся от жира торс красную рубаху.

– Нет! Лучше на рею подвесить, чтобы повисел денек, как Веселый Роджер, и его желтая кожа задубела, как следует, на соленом ветру! – сказал Сукинс Лесей и мстительно закусил губу, представляя картину наказания неповинного Вольдемара.

– Я бы его сбросил на яшке в проливе Па-де-Кале на съедения морским крабам! – предложил Мишель де Петухан.

– Тысяча чертей! Почему в Па-де-Кале!? – подал голос невысокий корсар, назвавшийся лордом Николлом Киллу, когда поднялся в первый раз на судно.

– Потому что название нравится, бушприт тебе в ноздрю! – Мишель хоть и считал себя аристократом, но, отвечая, грубил выскочке Николу, типичному уголовнику и убийце.

– Все не то, Флибустьеры! – ирландка леди Мэри Бони насмешливо смотрела на корсаров, загоравших возле шлюпок под палящим Карибским солнцем. В истории пиратства Мэри прославилась своей беспощадностью и отвагой. В возрасте пяти лет ее привез на Багамские острова отец, адвокат Ефим Халигру. Она выросла красавицей с необузданным темпераментом и невероятной сексуальностью. Уже в пятнадцать лет вступала ежедневно в связи с мужчинами, а в восемнадцать познакомилась с матросом Джоном Бони, и вопреки воле отца вышла за него замуж и уехала на остров Кюрасао. Когда, однако, муж ей надоел, Мэри познакомилась с капитаном пиратского шлюпа Джеймсом Рэкемемом, который переодел ее в мужскую робу и, пристроив к себе матросом, приучил к пиратству.

Когда разбойничий шлюп захватили испанский военный фрегат, то капитана и его помощников вздернули на реях, а, обнаружив под мужской одеждой прекрасное женское тело Мэри, ее сначала выпороли линями, а затем отдали команде. Что, впрочем, ничуть леди не огорчило, и она честно отработала свободу и прибилась к рукам капитана «Андерсинзель» в качестве служанки.

– Мэри Бони! Не желаешь ли ты, поучить отцов, любить женщин!? – громко «заржал» низкорослый и подлый Дени Хизра.

– Задрай свой форпик, болван, когда разговариваешь с леди! – глаза стального цвета ирландки не предвещали ничего хорошего трусоватому Дени. И он любезно улыбнулся, и вежливо ответил:

– Леди Бони! Уже закрыл, уверяю вас, и весь во внимании.

– Нужно устроить спектакль, чтобы команда и пассажиры полюбовались подшкипером!

– А капитан, что скажет? – боцман заинтересованно приподнялся с палубы и осмотрел пристальным взглядом корсаров.

– Капитана беру на себя, – сказал новый матрос, подобранный недавно в океане. Его сбросили в воду с корабля графини Жанны де Дельвиль-Петрак за жульничество при игре в кости. Он назвался Алексом и оказался столь блудливо-красноречивым на слово, что капитан назначил его своим кормчим, чтобы слушать каждый день речи «утопленника». Алекс давно подкрался к корсарам и подслушал весь разговор.

– Что скажете, моряки? – спросил Дени Хизра. – Не продаст нас кормчий?

– Если продаст, мы его забьем в клюз и скажем, что так и было! – страшным голосом пообещал Николл Килл.

– Верно! Говори, что за спектакль?! – поторопил Сукинс Лесей.

– Мы объявим праздник посвящения Вольдемара в моряки и пропустим его под днищем на манильских концах. Скажем, что такая традиция у корсаров. Подохнет – хорошо, а выживет – черт с ним, значит, судьба!

– Так воров наказывали на кораблях! – воскликнул начитанный Мишель де Петухан.

– Он – вор и есть! Украл место подшкипера! – Дени презрительно сплюнул за борт. Он мечтал быть принятым в кают-компании.

– Не плюй за борт, не гневи Посейдона!

– Мишель! В это время года Посейдону не до нас, проводит время с дочерью Нерея, Амфитритой! – явно не знал меры непородистый Хизра и «сорил» языком, словно, махал морской ведьмой.

– Ладно! Оставь его, горбатого исправит только пучина! Жвака-галс ему на шею! Кто сообщит подшкиперу о празднике? – прервал перепалку нетерпеливый Бьери де Мехальс.

– Как кто? Мэри! У нее есть все, чтобы убедить мужчину! – закричали все в один голос.

– Есть, но не про его честь! – Мэри Бони эффектно выгнула стан и направилась к подшкиперу Вольдемару, который стоял невдалеке у фальшборта и смотрел на зеркальное море.

– О чем задумались, мистер Вольдемар?

– Взгляните, Мэри, какая красота! Картина полного штиля, словно бескрайнее зеркало и на середине судно! Если представить белокрылых чаек на синем небе, стихи так и запросятся спорхнуть с языка поэта!

– А, если бакланов?

– Не понял!

– Да, ладно, проплыли! Завтра праздник у нас и вы будете на ней значимой фигурой.

– Премного благодарен вам, Мэри! Что за фигура?

– Посвящения в моряки. По традиции вас протянут под корпусом судна с одного борта на другой.

– Я вырос на равнине, где единственная река была мне по колено, поэтому не научился плавать!

– Так, вы не мистер?

– Скорее господин.

– Забавно, господин Вольдемар! А уметь плавать не обязательно, вас на конце будут держать.

– На конце? Каком конце?

– Господин подшкипер! Не пугайтесь вы так. На манильском конце, который будет вам не по колено, конечно!

– Я не боюсь! В котором часу должен я быть на нужном месте?

– Я жду вас ровно в полдень на баке.

Ничто так быстро не распространяется по свету, как скандальные новости, особенно, на обездвиженной безветрием пиратской посудине. На верхней палубе собрались все, кроме капитана, которого занимал рассказами, сдобренными добрыми глотками ямайского рома, Алекс.

Боцман заранее разложил манильский канат и стоял в ожидании появления главного лица праздника. Музыканты установили барабаны и скучали рядом с инструментами, тихонечко постукивая по ним палочками.

Мишель де Петухан, Бьери де Мехальс и Дени Хизра, разодетые в пух и прах, стояли отдельной группой и нетерпеливо поглядывали в сторону бака, откуда должна была появиться Мэри Бони с виновником «торжества» подшкипером Вольдемаром.

Толпа зевак, образовав возле каната проход от борта к борту, тихо переговаривалась, предвкушая необычное зрелище.

Томительное ожидание затягивалось, но вдруг среди зрителей пробежала волна оживления, и послышался голос Мэри:

– Пропустите подшкипера, освободите проход!

Не сказать, чтобы Вольдемар трусил, но утверждать, что он с радостью шел на праздник, значит, соврать. Мужчина был бледен и молчалив, а по его ладоням стекал холодный пот, который он вытирал о короткие холщевые брюки. Он отрешенно шел к месту предстоящий экзекуции и пытался выдавить улыбку на посеревшем от волнения лице.

– Не дрейф, подшкипер, капитаном будешь! – слышались голоса из разноцветной толпы.

– Мне и подшкипером не плохо, лишь бы остаться живым! – сделал попытку уклониться от процедуры фаворит капитана.

– Поздно, флаг дошел до гафеля! – кричали пираты.

Под руководством боцмана Мишель с парой добровольцев из зевак завели канат под форштевень и протянули его на середину посудины. Оба конца прикрепили к специальному поясу, застегнутому на талии подшкипера.

Мэри взмахнула рукой, раздался треск барабанов и несчастного Вольдемара потащили к борту и кинули в воду. Один конец каната, который был заведен под днище стали тянуть на палубу, другой, с противоположной стороны – потравливать, чтобы человек под водой проплывал по кратчайшему расстоянию. Толпа ахнула и замерла в ожидании.

Лесей де Кац азартно бегал от борта к борту и приговаривал Бьери с Дени:

– Не спешите! Придержите его под водой!

Прошли минуты, прежде, чем голова подшкипера показалась из воды. Глаза его были широко раскрыты и ничего не видели, он судорожными глотками хватал воздух и не мог отдышаться. Толпа вновь ахнула, но молчала, выжидая, что будет дальше. Когда мокрую и жалкую жертву вытащили на палубу, Вольдемар уже немного пришел в себя и, покачиваясь, пытался освободиться от пояса.

– Нет! – заметив это, закричала Мэри. – Повторить!

Дени Хизра бросился к подшкиперу и припал губами к уху полумертвого человека, как змей-искуситель, зашептал:

– Откажись от должности и второй попытки не будет!

– Как же? Я обещал! – пытался объясниться подшкипер, но Хизра уже не слушал и, отскочив в сторону, закричал:

– Тащи!

– Стойте! Не хочу больше! – встрепенулся Вольдемар. – Провались все в тарарам, я отказываюсь от службы подшкипером!

– То-то! С нами не борись! – закричали Мишель, Бьери, Дени и Лексей де Кац. – Снимите с него пояс. Толпа зевак промолчала и стала равнодушно расходиться. Все вновь впали в депрессию.


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Наш автор достаточно убедительно рассказал, о чём хотел написать. Но написал, - лично мне не очень понятно, о чём. При этом, идя на поводу авторского объяснения, я согласен, что теперь можно нам каждому отдельно вспоминать собственные примеры гнуснейших издевательств власть жаждущих и имущих. Но, не забудем, что с неменьшим успехом из Пушкина тоже хотели сделать придворного прославителя- поэта. Т.е. опять: песня вечная; от пиратства, бандитизма и жажды властвовать, - или методически мстить от зависти. Что всё равно не избавляет нас от задачи понять человеко-животную сущность.
    Но в рассказе этот конфликт не отражён, поэтому и отказ от власти подшкипера, дабы тебя не "макали", тоже не внятен.Плюс, ЛЮБЫЕ ЛИЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА ФЛОТЕ, ОСОБО - ПИРАТСКОМ, А НЕ В ВЕДОМСТВАХ, - НИКОГДА НЕ СТАНУТ ПРИЧИНОЙ возвышать в командиры ЧЕЛОВЕКА - ЗА КРАСИВЫЕ ГЛАЗА, - НЕ ОБРЕМЕНЁННОГО ЗНАНИЕМ И ОПЫТОМ МОРЕПЛАВАТЕЛЯ.
    Ваш жизненный опыт не сильно отличается от моего. Здесь, спасибо за откровение. Тем не менее, сам рассказ к нашим переживаниям отношения не имеет, ибо он автором изначально опущен в уровни зачаточной литературы. Может быть и потому, что объём, с условием чистки, не больше этюда. Это не Морской волк, не Марк Твен и т.п. Это вроде юмора на уикэнд. Что и позволяет мне, раз уж автор пишет достаточно связно и бойко, от души пожелать ему дальнейших успехов.

  • Жить в каком-то обществе или даже слое общества легче если соблюдать принятые законы и условности. Арийские скотоводы, землепашцы и охотники жили со своими понятиями. Семитские скотоводы и землепашцы сформировали иные. А арабы-кочевники не захотели жить не по тем ни по другим и создали свои.Большое влияние оказывали климатические условия: на севере детей "крестили" первыми лучами солнца, в южных обряд включал воду - на севере ее большой ценностью не считали. Обряд обрезания у южных народов также связан с отсутствием воды.
    Что касается фольклора то он отражает историю очень даже интересно. У меня есть исследование по сказкам - откуда брались сюжеты и что или кого олицетворяли герои.
    Кстати, сюжет о рыбаке и рыбке есть в индийских Ведах, как и изгнание злых духов взбаламучиванием воды (сказка о работнике Балде).
    Согласен, что это не всем интересно. Но вот есть такие дураки как я. Мне стало интересно как древние жрецы свечение над головой делали и я техническое исполнение этого трюка разгадал. Но никому из этических соображений рассказывать об этом не собираюсь. Хотя честно признаюсь сам процесс расшифровки исторических загадок очень интересен.

  • Авторская задумка - показать, что тех кто слишком отличен от других пытаются "прогнуть" - в данном случае пропустить под килем. Я это не раз на своей шкуре испытывал.Куда меня только не звали и в политику и ГБэшники и в криминальный бизнес и даже церковники предлагали стать штатным поэтом и везде надо было прогибаться.

  • И то не понимаю, зачем уходить в стороны от обсуждения авторского произведения, если в нём не затронуто то, о чём заговорили вы?
    Есть темы, которых лучше не касаться в коротких коментах! Если наша аудитория не тяготеет к подобным знаниям, давайте хотя бы рассматривать литературные недостатки или достоинства произведений.
    "Служенье Муз не терпит суеты". А.С. Пушкин.

  • На - "История всегда интересно. Отправил Аимин Алексей".
    Из пиратства и бандитизма вырастает лишь подобное. Меняются лишь ИДЕИ подачи ограбления. И то, пришёл к власти главарь силой своего оружия и окружения, или его выбрали из подобных, назвав царями.
    Поиск в "истории" человеческого хищничества положительных сторон, а не факта, от которого не отмахнуться, - занятие неблагодарное. Хуже, что в большинстве "научных" случаев всё окажется лишь бесплодным поиском оправдания враждебности человека.
    Пока из научных попыток создать ступени агрессии, присущие животному миру, - из десяти примеров на первом месте обезьяны Шимпанзе, - их, по методам уничтожения себе подобных, превосходят лишь люди.
    Полностью не согласен с тем, что сказки или притчи любого народа, как и древние пробы создания "Библий", хоть как-то связаны с оправданием хищничества. Но! Для полного восприятия сказок надо знать Язык Каббалы, что для "русских учёных" - НАВСЕГДА темный лес. Поэтому ищут библиотеки И. Грозного, хотя он, согласно летописям, лично сжёг мореплавателя из Персии, вместе с кораблём и огромнейшей библиотекой. Уж очень хотелось ему создать русский Московский Иерусалим, а не иудейский. Глубоко сожалею, Алексей, что не там черпаете информацию.

  • Полностью согласен, что вкрапление параллели с Островом и какими-то авторами, - то ли пиратами в команде, то ли они пассажиры, не доплывшие "а куда?" - только путает!
    И заявление автора, что трепетно (это как?) относится к Острову - не убеждает. Тем более, «Андерс" - само собой разумеется, а "инзель» = Остров. И невольно начинаю искать пародийные черты в командно-пассажирском составе. Собственно, как и те, кто убеждает, что от этого абстрагировался.
    Авторское пояснение к тексту обычно показывает, что задуманное им в рассказе не отразилось. С этим согласен. А если бы убрал ненужные параллели или намёки, повесть, рассказ или даже новелла могла БЫ прозвучать внятнее.
    Пока, как Борисов, получил лишь часть "пиратского жаргона". А то, почему подшкипера понадобилось протаскивать под килем дважды, не понял от А до Я. Т.е. конфликт, кому он переходил дорогу, невнятен.
    Для выполнения задачи, поставленной автором, - отразить нынешние конфликты, как пример мирового пиратства, - над этим надо ещё поработать. И лучше без пародийных ссылок на авторов сайта. Желаю творческих успехов!

  • НУ, ОЛЕГ, КОНЕЧНО ЖЕ, НАЛИЦО ЯРКО ОТОБРАЖЁННЫЙ ПОДТЕКСТ НА БУРЛЯЩИЕ СОБЫТИЯ СОВРЕМЕННОСТИ. ЗАДОРНО, НО, МНЕ ЛИЧНО, БЫЛО ТРУДНО ОСВАИВАТЬ МОРСКУЮ ТЕРМИНОЛОГИЮ. МНОГИХ СЛОВ НЕ ЗНАЮ И, СЛЫШАЛА ВПЕРВЫЕ... ВСЁ РАВНО, ЗАДУМКА УДАЛАСЬ.
    С БЕЗГРАНИЧНЫМ УВАЖЕНИЕМ - АРИША.

  • Сарказм понятен, и по делу, что немаловажно. К тому же спасибо автору за расширение словарного запаса.
    С уважением, Борис

  • Из пиратства выросло много чего. Самыми пиратскими островами в древнем Средиземноморье были Сицилия, Корсика и Мальта. А теперь напомню:
    - сицилийская мафия,
    - корсары и неистовый корсиканец,
    - мальтийский орден.
    Выборность царей была в добиблейские времена. В книге Авеста, которую написал Зороастр все было четко зафиксировано. Потом ее посчитали неправильной и написали Библию, оставив из Авесты только первую часть. Авеста была и остается самой крамольной книгой и всегда уничтожалась. Сейчас бытует легенда что она сохранилась в библиотеке И вана Грозного и потому эту библиотеку как следует не ищут.
    Кстати, русский менталитет изначально формировался по Авесте - большинство русских народных сказок из ее притч.
    Вот вам первопричины антагонизма. И это не мы а наши предки его заложили.

  • Спасибо за "яшку"! Я, правда, в подобных случаях стараюсь пояснения оставить в ближайшем случае. В конце рассказа, - тоже радости мало. Пока думаешь, автор опечатался или сам дурак, что не знаю, - первые впечатления улетучиваются.

    К параллельным коментам. Сколько бы в жанрах соцреализма не придумывали, всё равно по жизни всегда побеждают пираты. Тем не менее, народ ждёт собственного героя, который хоть разик победит.
    Попутная информация. Христианство зарождалось и развивалось в период правления Митраизма. Т.е. бог Митра, - юноша, воин, царь, захватчик силой своего войска. Но к моменту идейно-партийной конкуренции культов - Митры и Сана Божьего, царя из народа, - святость и непобедимость воинов Митры была уже дискредитирована огромными поборами на войны, гибелью воевод и солдат воинства. В результате, народ склонился к культу "царя из народа", "помазанника Божиего".
    Что из этого получилось, известно. Культ Миры трансформировался, но под знамёнами Христианства.

  • Однако... Вы - заводной чувак!
    То, что у вас неплохое знание морской и пиратской терминологии и разговорного арго - это хорошо. Такое использование терминологии придаёт вашему фельетону особый красочный колорит. Да и сама забойная задумка изобразить острейшие, подчас враждебные и даже оскорбительные политические полемики в виде средневековых, жестоких пиратских разборок - круто, клёво!
    Жаль только, что капитану и пассажирам-авторам вашего фельетонного судна - всё это по фигу, без разницы, фиолетово, что они не помогают подшкиперу и пираты побеждают...

  • Моряцкая отходная
    У нас ещё есть"выпить - закусить"...
    Совсем неплохо,даже для начала...
    У нас ещё естьс кем поговорить,
    Хотя ужедалёко до причала!
    Над нами солнце светит,не паля...
    И волны бьют о борт,не скаля рожи...
    Ещё нас ждутродимые поля...
    Невесты ждут...Да и родные тоже...
    ...Мы вышли в рейс задолго до зари...
    Никто не слышал нашего мотора...
    Ещё не потушили фонари,
    Хотя и стихли пляжные раздоры...
    Никто на пирсе нас не провожал,
    И не махнул голубеньким платочком!
    Лишь командир нам руки всем пожал
    И улыбнулся:-“Всё ребята! Точка...“
    ***---****
    Любовная лодка
    (по мотивам немецкойнародной песни)
    В волнах плывёт лодчонка;
    Под парусом летит...
    А в ней сидит...девчёнка! Куда?Зачем спешит?!
    Девчёнка громко плачет –
    Ветрам наперекор...Как мяч – лодчонка скачет.
    Какой печальный хор!
    А с берега крутого Кричит ей паренёк:
    Вернись же, ради Бога!.... Но парус уж далёк...
    -«Прости меня, родная! Я только пошутил...»
    «Пойми: с другой играя, Тебе не изменил!»
    Знать, поздно спохватился... На море – словно дым..То чайки закружились Над местом роковым
    ...Девчонка не взглянула: - «Измена! Всё обман!»
    И лодка затонула....Закончился роман...
    Тут с камня мохового Друг прыгнул – как упал..
    Достал до дна морского, Но лодки след пропал...
    С тех пор исчезли ОБА!Но ночью... В тишине Парнишки слышен голос:«Вернись!
    Вернись ко мне!!!»
    ***---***
    "ЭЙ! Матросы! Тяни якоря!Ночь уходит! Нас гонит заря..." ну и всё подобное
    "за море" потом.
    Иещё раз Салют и всё что надо "под килем"
    ОЛЕГУ!

  • Яшкой моряки называют якорь. Морской жаргон применил в рассказе без искажения, как слышал, когда работал на флоте. Всего провел на море порядка десяти лет. Пять лет учебы и плав.практики плюс еще пять лет после окончания училища отрабатывал государству.

  • Пока вопрос, потому что запутался в терминологии.
    – Я бы его сбросил..." - на яшке, ялике, в ящике, или?
    Дали будэ.

  • В дополнение или в отрицание возникших заявлений, скажу: "Надежды на окончание шторма нет, потому что шторм лишь крепнет".
    О литературной части изложения - позже, ибо решил перечитать.

  • К сожалению, я закончил только один первый курс Ленинградской корабелки, а потом сбежал в медицинский. Так что так красочно описанная Вами морская феня до меня не дошла, хотя по смыслу я всё понял.
    Очень остро, увлекательно и подробно в деталях удалось автору вовлечь нас в пиратские разборки, конкуренцию, любовно-сексуальные тонкости отважных девиц, традиции наказаний и проверки на выживаемость преступников и претендентов на должности и т.д. Действительно гротеск с намёком на наши островные разборки с заносом в турбулентность и нарушениями этикета от несогласованности точек зрения. Всё это зря, ибо от нас ничего не зависит и курсы кораблей-правительств не изменит. Лучше лечь в дрейф и наблюдать со стороны, особенно тех, кто живёт за бугром. А те, кто живёт в России и в Украине - тех понять можно.
    Спасибо за необычную форму рассказа, её язык и терминологию. Было интересно читать.

  • Перечитал с учетом авторских намеков. Гротеск принят. Плохо то что встречные течения в которые мы попали это самое страшное для мореходов: создаются воронки которые затягивают. Сколько раз сам себе запрещал влезать в политическую полемику. Можно и отмолчаться - а время рассудит. Но не выходит. Однако надежда на окончание шторма все крепнет.

  • …Я уже давно твержу, что отдельные представители нашей островной оппозиции, своей невоздержанностью и бескомпромиссностью, отсутствием умения и желания нормально дискутировать на те, или иные темы, распугали авторов. В большинстве случаев они молчат, боясь попасть в черный список ура-патриотов, да и просто не желая стать предметом скандалов и склок. Пора сделать так, что бы наш общий корабль плыл единым курсом, и что бы у каждого, самого молодого и неопытного матроса была отдельная каюта первого класса.

  • Здравствуйте, уважаемые авторы портала. Я открытый человек, поэтому скажу откровенно, что с трепетом отношусь к литературному сайту «Остров Андерс». Всегда внимательно знакомлюсь к публикациям, предоставляемым нам авторитетными модераторами. Я последнее время не оставлял комментарии, потому что все чаще споры скатывались на политические темы. Так сказать, создалось два лагеря: сторонники власти России и их откровенные враги. Все чаще публикации работ авторов подбиралась направленно в пользу противников российской политики. В этом рассказе отражены мои впечатления на жизнь острова в последнее время. К сожалению, публикации авторов не отражают нейтрально положение дел в мире, целенаправленно шельмуют без всяких аргументации Россию. Как и преданный пиратским идеям экипаж судна, пропускает инакомыслящих под килем. Поэтому желающих высказаться становится все меньше, а молчать, как я, все больше. Что-то нужно в менять презентации произведений, не находите? Вот такой получился у меня крик души.

  • Я тоже поначалу параллели начал проводить с нашим экипажем острова. Но потом все смешалось в доме, вернее в этой посудине и ушло под киль. Решил так: кто хочет тот пусть голову ломает в этом направлении. Может автор чего разъяснит...

  • Друзья! А вот Вам рассказ г-на О.Андреева (сравнительно давно не публиковавшегося), нашпигованный "морскими" и "моряцкими" терминами - пусть знатоки рассудят, всегда ли они адекватно употребляются. Сначала я думал, что это про нас и наш "Остров". Потом понял, что нет. А про что? Может про "борьбу с депрессией? Хотелось бы узнать Ваше мнение. Как, впрочем, и мнение автора. Ваш Ю.К.

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Голод Аркадий   Бобраков Игорь   Буторин   Николай  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,317
  • Гостей: 341