Мотовилов   Анатолий


 ПО  ДОРОГЕ  К  ХРАМУ
  (публикуется впервые)

Раз в два месяца приходится всё это выслушивать...
-  Анатолий, я вас не понимаю. Сколько можно повторять одно и то же? Для чего мы встречаемся здесь через строго определённые сроки? Ну-ка, напрягитесь, вспоминайте.
- Обижаете, Ниночка. Да я всё помню, не смотря на мои печальные обстоятельства. А вы, - мой домашний, он же, семейный врач и единственная надежда удержать себя от соблазнов.
-  И это значит... Что?
- Что я обязан выполнять все ваши предписания безуко-ризненно и в строго определённые сроки. Мне кажется...
- Вам каждый раз что-нибудь кажется, хотя мы давно  условились... В чём мы условились? Ну-ка, вспоминайте, вспоминайте.
«Вспоминайте», - я заметил, у русскоязычных врачей это фишка. Сейчас тебе перечислят, в который раз, всё, что ты мимо ушей пропустил. Или, по своей природной лени, не воспринял и не исполнил.
-  Вот видите, вы не помните. А следовало, всего-навсего, сдать кровь. Я вам направление на анализ крови, когда вручила? Не помните. На консультации у Кернера были? Конечно, нет. Ну, что мне с вами делать? Как прикажите ограждать вас от болезней?
Язва на языке вертится, но доктор в таком состоянии, что шутки, лучше, в сторонку. Валю всё, как раз, на язык, - Понимаете, доктор, с ивритом у меня катастрофа. Все врачи меня куда-то посылают... Вы не подумайте, всё очень вежливо и с улыбками. Но куда? А я переспросить  стесняюсь, по той же причине, - язык мой ограничен тупыми местоимениями и невыразительными жестами.
-  Язык, это ваша проблема, Анатолий. Вот вам рецепты, вот направление на кровь, но чтобы в следующий раз...
-  Не волнуйтесь, доктор, в следующий раз,- обязательно...
 
Возвращаюсь в свои 25 квадратов одиноко-общественно-го жилья, но грусть-тоска меня не отпускает. Уцепилась, сволочь, плетётся рядом и канючит, - Сейчас вернёшься, кошек дворовых накормишь. Себе пару банок «Оболони» безалкогольной с колбасой копчёной, и всё, и пропал, - ищите его на каком-то там Острове...
-  Ну, допустим, а что ты, моя печальная, предлагаешь?
- Я предлагаю прогулку. В конце концов, грусть тоже имеет право размяться и развеяться.
-  Стоп, у кого из нас память отшибло? Прогулка сегодня уже состоялась. Даже описана, отослана на Остров и там занесена в печальную память.
- Подачки на пляже воронам и кошкам, ты это считаешь творческой прогулкой? Со стороны всё выглядит не так благопристойно, как бы тебе хотелось.
-  Интересно, а как тогда?
- Формулировать не рискну, но, со стороны, зрелище жалкое. Ладно, сейчас-то мы куда направляемся?
-  Предлагаю посетить кафе на улице Бен Гурион. Идёт?
- Обязательно в кафе? Ты нас по миру пустишь со своими замашками. Грусть обязана быть предельно экономной. А слёзы вообще ничего не стоят.
-  Но и бокал пива бюджет не разрушит. Зато, настоящего, бочкового. Не «Оболонь», советского розлива, для гостей оттуда же. Ну, и Геннадия, приятеля нашего, может быть, увидим. Давненько не общались с ним.
-  И слава Б-гу! Наша грусть с его безнадёгой, замес ещё тот. Пивком со слезами не захлебнёмся?
- Не имеем права, перед лицом творческой интеллигенции. Да вон он, кстати, никуда не делся, ловит уже кайф за столиком в кафе «Templars» под открытым небом.
-  Привет, Гена. Давненько не виделись.
- О-о-о, - оторвался от пивной струи старый приятель,- а где тебя нынче носит? Нет, не говори, я знаю. Очередной приступ словоблудия замучил? И каков жанр?
-  Перешёл на пешие прогулки к морю в поисках здоровья и сюжетов. Душа, как утверждал поэт, обязана трудиться и день, и ночь. Так вот, моя душа ограничилась ночью.
- До ночи ещё... Советую притормозить. Оттянемся пивком, расширим наши возможности до невозможности, и этот вечер подарит нам прекрасные сюжеты. Ты, к тому же, художником в узких кругах числился, если мне память не изменяет? Заодно, черпнёшь вдохновения и подаришь человечеству очередной шедевр.
-  Нет, Гена, с этим давно покончено. Краски души, под жарким небом Земли Обетованной, поплыли, засохли и растрескались. А без вдохновения, сам понимаешь...
-  Ну-ну, только на комплементы не напрашивайся. Будь проще, искусство, пока, в сторону, и составь компанию. Насладимся пивком этим тёплым весенним вечером.
-  А тебя не будет смущать, что я, как бы, не один?
- Всё те же грусть - тоска и ностальгия? До сих пор не избавился? Вот тебе совет, - идёшь на прогулку, оставляй эту гнусь дома, в компьютере и под замком. Мы здесь не за этим. Мы, вообще, в этой стране, не за этим.
-  Где же ты столько лет был с дельным советом. Считай, что уже уговорил. Хочется ополоснуть состояние внутри, чтобы оживить впечатления снаружи.
-  И вот эту литературщину гони от себя метлой поганой,-
настаивает Гена, - посидим в простоте, поделимся новостями, зарядимся пивком и оптимизмом. У тебя, надеюсь, какие-то желания ещё остались?
-  На этот конкретный вечер их достаточно, - заказывай.
Мой иврит так и не родился, хотя все сроки беременности давно позади. Да мне, как выяснилось, этого уже не надо. Лет на двадцать опоздал. А главное, появились причины, на которые легко спихнуть свою неграмотность. И пока Геннадий, преодолевая соблазны, диктует заказ милой официанточке, я мысленно пробегаю последним пятнадцатилетием, пытаясь отыскать в нём что-то стоящее.
Но затаившаяся грусть-тоска снова путает мне карты, - Ты всегда безответственно относился к жизни, растрачивая, по пустякам, время, деньги и, как следствие, здоровье. Теперь хлебаем полной мерою. Твои творческие затраты напрямую соотносились к затратам экономическим. За краски, кисти, картон, за всё это приходилось платить наличными. И чем это закончилось, ну-ка, припомни? Ты лёгкой рукой раздарил, на прощанье, всё своё творчество и отправился за три моря киселя хлебать.
-  Не канючь, тоскливая, зато мы свободны и ни от чего, кроме собственного здоровья, не зависим.
Про здоровье я не даром вспомнил, что-то прижало. Годы прижали и пренебрежительное отношение к ним. Живот мучительно преодолевает стадию перероста в бюргерское брюхо. А прогулки пешком и ныряния в прибой этот процесс лишь затягивают. Давно пора смириться, но всё как-то неловко перед молоденькими. Беречь надо было себя, холить, лелеять. Жить потихоньку, питаться овоща-ми, без дурацких эмоций или запоздалых влюблённостей. Но тогда это были бы не мы. Зато, нас этим запомнят. Что ходили не строем и не в ногу с официальными парадами. Что любили не вождей, не начальство, предпочитая им женщин. И не только жён. И писали не в соцреале, не к праздникам или выставкам, а как Б-г на душу положит.         
 
Вот и Гена, приятель мой по вынужденному досугу, льёт пивко на ту же мельницу, - Веришь, всё самое светлое, из прошлого, возникает здесь, в дешёвой арабской кафушке. Казалось, всё привёз с собой, - знания, образование, опыт, навыки, ухватки. Даже совесть оставшуюся не забыл, - ну, всё... Кроме души. Она бродит где-то там, по знакомым кладбищенским тропам. Ищет, ищет... Куда бы прилечь, чтобы навсегда остаться.
-  А кто, только что, упрекал меня в литературщине. Тебе, Гена, в твои пятьдесят шесть, не стыдно напоминать мне о возрасте? Если хочешь знать, я и сейчас могу доставит женщине кое-какое удовольствие в постели. Хватает, пока, сил взбить подушку, уложить на неё седую головку и подоткнуть нагретое одеяло, чтобы ноги не мёрзли...
-  Ну, вот, что и требовалось доказать,- тут же высунулась неугомонная грусть - тоска, - Встретились два поживших русских еврея, потрепались, под пивко, и нагнали к ночи грусти. Закругляйтесь. Ты не забыл? Нам с утра, - к морю.
 
- Ну, пока, Гена, - мы расстаёмся с приятелем и возвращаемся в наш скромный приют по самой замечательной улице северной столицы, Бен Гурион, ведущей к Храму.      



Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • ПСИХ
    А кто здесь Псих, Дотторе?

    ДОКТОР
    Ну не я же? Надеюсь...хотя очень даже вероятный прогноз...

    ПСИХ
    Доктор , Вы опять сами с собой?

    ДОКТОР
    Не обращай внимания, сынок. Издержки профессии, знаешь ли...мы тут все в какой-то степени того.

  • Что и требовалось доказать:

    "Псих" по собственному признанию.
    Хам по манере разговаривать.
    Хулиган от литературы...

    С искренним презрением, "дотторе".

  • И жаба Вас давит на меня, потому надейтесь, но не очень обльщайтесь, что Вы меня задавите Вашими виртуальными диагнозами. Я есть псих, а Вы есть, не скажу какой гад, который не одного нормального человека угробили в Вашем совковом прошлом, пользуясь Вашей безнаказанностью. Так я полагаю, да.

    Я Вас имел, имею и буду иметь, дотторе, с Вашими дешёвыми выпадами супротив инакомыслящих, и Вам ничего не останется как кусать свой собственный...локоть...при этом...а свой виртуальный диплом врача засуньте себе, знаете куда?

  • Были у нас и похлеще возмутители спокойствия и новаторы языка и манер...
    "Трындели", как и что хотели....
    Пытались увлечь слабых, посеять рознь в сомневающихся, подставить ножку сильным.
    Оболгать, принизить, скомпрометировать.
    Но всегда увлечь своим новаторством,новоязом, внекультуризмом,эпатажем, куражом...
    Долго не задерживались, но наследили порой...
    Так будет и с вами, "чувак" наш новопришедший, мессия наша нежданная...
    Надеюсь услышать прощальный марш или звонок...
    Удачи, неуважаемый товарищ Тарк!
    (Только не говорите, что "гусь свинье не товарищ", ибо мы можем перепутать персонажей...)

  • Уважаемая, нет, не уважаемая...глубочайше уважаемая мною Фаина!

    Я даже ине знал, что венков сонетов столько всего написано. Я не люблю стихи читать вовсе, но.
    ЭТО невозможно не читать, пропуская через сердце и душу...ЭТО, как электрошок (привет, дотторе, ха)...только после такого шока не слюни текут и в голове пустота, а совсем наоборот.

    Просветлённая грусть и благодарность автору Алексею за то, что высказал, да ещё в такой талантливой форме, всё то, что чувствуем и переживаем мы, эмигранты, даже если мы и "удрали не той тропой" и остаёмся "сторонними зрителями" в ТЕАТРЕ ТЕНЕЙ, да.

    Я не уйду отсюда никуда.
    Мой выбор - значит Мой необратимо,
    Мы с ним - орёл и решка, побратимы,

    Сияет для двоих одна звезда

    А Вам, дотторе, я пока отвечать не хочу.
    Валерия предложила мне открыть отдельную тему об Алексее Охтине и его венке, так вот, когда эта тема появится, то. Милости прошу потрындеть.

  • Я, конечно, приведу отдельные строки из прекрасно написанного (по стилю, рифмам, построению) сонета Алексея Охтина (Макрецкого) под № 151 (по авторитетным ? данным), но коль скоро автор по ошибке попал в Израиль (по мнению авторитетнейшего для некоторых А. Тарка), то понятно всё его неприятие этой страны. Надо молча возвращаться на Мойку и не отыскивать негатив о принявшей тебя стране... Это субъективный, недоброжелательный и отталкивающий страну взгляд. Не стоит плеваться, уезжая, столь красивыми словами объяснения поступка:

    Вокруг смеются юные иуды...
    Намёком на грядущие ошибки,
    Восток струил подобие улыбки.
    Двуликой, снисходительной, скупой.
    Неужто, все резоны были хлипки?
    Неужто, я удрал не той тропой...
    И в поисках любого оправданья
    Мечусь в пережитого тайниках?
    Но даже те паденья и страданья,
    Не перевесят нынешний мой страх
    Пред пустотой, что хладом окатила,
    Прикрывшись лютой яростью лучей.
    Как ни печально, я и здесь - ничей....
    На этой сцене чушь и дребедень
    Играется при свете красной лампы....
    Витийствуют раздутые нули.
    Мне стыдно даже здесь - не то, что в зале!
    Меня сюда из шутки завели,
    А выхода, увы, не показали.
    Здесь не комфорт и вовсе не уют:
    И всюду пыль, и по углам окурки,
    И на полу фрагменты штукатурки...
    Волна в тиши лепечет заклинанья,
    Чтоб не исчез магический обман....
    Я здесь чужой, бессмысленный прохожий,
    Ненужный зритель таинства теней, -
    Что ж мне грустить, печалиться о ней?...

    От Биржи до фонарного столба -
    В ней всё - загадка, чудо, ворожба.
    Все счастливы, доверчивы и живы.
    Но лет неумолимая труба
    Трубит поход надсадно и фальшиво.
    И взгляд вперёд - беспечный беглый взгляд -
    Не чувствует опасного подвоха,
    И невдомёк, что нет пути назад,
    Что провожатый - шулер и пройдоха.
    ....................................................
    ............
    Что сказать? Жаль мне попавшего в беду автора.
    Я бы тоже удрал из такого Рая, но мои глаза и душа видят совсем иное, а не то, что написал автор сонета через свои тёмные очки заблудившегося поэта...

  • Известно ли вам, Андрей, что в русской поэзии за всё время её существования издано всего 150 венков сонетов? А создать венок сонетов для поэта - титанический труд. Так что ваш друг Алексей Охтин (Макрецкий) - талантище и создал 151-й опубликованный венок сонетов.
    На нашем сайте до сих пор только однажды был опубликован венок сонетов Роланда Кулесского, который был воспринят всеми авторами и читателями Острова с восхищением. Забыть это замечательное произведение - невозможно.

  • Ваша ссылка на "Венок Сонетов" добавлена и в коммент-
    2013-05-26 01:31:16
    Успехов!
    В.А.

  • И да, о Лёвке обязательно...Алексей Охтин (Макрецкий)...он есть недосягаемый и почитаемый мною автор, а Лёвка стал моим виртуальным другом...там, в каментах к Венку на графоманах, я ошибочно сказал, что Лёвка в Израиле...так я почему-то подумал, но, оказывается, он в Германии. А, когда я ему сказал, типа не знал, что ты немец, то он мне ответил:"Нет, я не немец, я еврей, просто программа такая была и я уехал в Германию", да.

  • Делайте, как предпочитаете, но только последние цветы Венка...они...обобщённые какие-то, и без предыдущих строк...может и не сработают так сильно, как того хотелось бы.
    На то и весь Венок, чтобы понять и прочувствовать.

    Просто, наверное, может быть ссылку на Венок оставить в каментах для Моти...кому интересно, те зайдут и прочтут, да?


    http://www.grafomanam.net/poem/118058

  • Уважаемый г. Тарк!
    Прочитала своими двумя с половиной глазами (половина- монокль на правом глазу- или глазе?- О, великий могучий!- когда за полночь и он- глаз, устаёт). Но думаю, текст Венка снять, оставив лишь основной- нижний сонет, так как все остальные сонеты войдут в Вашу заметку об этом или 2-х авторах стихов - на ваше усмотрение. Хотя сам автор рассказа (Мотя) не против, но подумаем и о читателях.
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

  • Взаимно и бесповоротно уважаю и я Вас, Мотя, с первого прочтения, да.

  • Прочитал своим одним глазом. Уважаю плюс. Мотя

  • Да, я согласен Венок Сонетов отдельно запостить. Это более чем достойное произведение, хотя я стихов не люблю читать, а тут уже годы как читаю и перечитываю, да. Вчера я вообще все мои графобаллы на графоманах перечислил Алексею за Венок. Вы будете очень смеяться, но у меня около трёх с половиной тысяч было, большая часть которых за Свинчика моего мне присудили тк он занял 2е место в конкурсе читательских симпатий, давненько, да.
    А вот остальное у Алексея меня не затронуло, только это.

    Есть ещё один исключительно талантливый поэт, тоже из эмигрантов. Лев Либолев, такой псевдоним на стихире у него. Он мой виртуальный друг и очень скромный и мудрый человек.
    Кстати, на моём любимом контркультурном ресурсе меня вчистую забанил Сам как раз за то, что я вступился за Лёвку, когда его этот Сам грубо начал третировать на публике, да.
    Я сознательно пошёл на бан, хотя до сих пор ностальгия у меня по моим запойным писателям-падонкам.

    Я так думаю, что можно обЪединить пост об этих двух поэтах и привести некоторые стихи Лёвкины, которых море...он скромняга и никогда не выпячивается...в основном он мне в личку на том ресурсе новенькое присылал...гений!

    Надо время, чтобы обдумать как это написать.

    ------------------

    Джек Николсон, да, это моя стандартная аватарка, она на всех литературных порталах, где я имею честь общаться. И да, он мой любимый, один из любимых актёров, и он тоже Псих (Рэндл МакМерфи из "Пролетая над гнездом кукушки"), потому у нас много общего, а конкретно это фото Джека просто исключительно подкрепляет образ автора, которым я и являюсь.

    Я никогда и нигде не даю полных сведений обо мне, как о реальном человеке. Предпочитаю под ником и псевдонимом. И это моё право. Исключение составляют люди, которые становятся моими друзьями, но им потом не нравится, что я - не тот Псих, который в вирте, и не выгляжу как Джек Николсон, хах.

    В общем, мои реальные данные я намерен давать лишь в исключительных случаях, когда например вдруг меня захотят издать какие-нибудь меценаты или же поставить одну мою пьесу. Тогда и придётся им в привате раскрыться, но даже если подобное чудо произойдёт, то. Предпочитаю оставаться Андреем Тарком, как на обложке, так и на афише.

    Спасибо, надеюсь я всё прояснил не только для Вас, но и всем островитянам.

    Искренне,
    Я 8)

  • Всем, всем, всем, так или иначе расценившим мой, может быть, черезчур отчаяный текст, моя же искренняя благодарность за понимание и сочувствие. Как завещали нам древние, "пока живу, - надеюсь". Отдельное спасибо Андрею Тарку за размещение на моём поле более чем достойного "венка". Всем здоровья физического и душевного. Ваш Мотя.

  • Уважаемый Андрей, стихи г.Охтина оставляют прекрасное впечатление, но мне кажется, что их было бы луше разместить отдельно. Вы могли бы написать заметку о своём любимом поэте и постаить туда "Венок Сонетов", как отдельную публикацию на сайте.
    Подумайте, и если Вы согласитесь, то тогда эти стихи я сниму из коммента, оставив лишь впечатление о рассказе г.Мотовилова.
    Вопрос о Вашей авторской странице:
    зачем Вы разместили там фото Джека Николсона? Это- Ваш любимый актёр или Вы считаете, что похожи на него? Не лучше ли поставить свою фотографию, как это принято в нашем клубе?
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

  • Ну, теперь я понял кого здесь называют Мотей, да.

    Сказать, что рассказ понравился, означает ничего не сказать.
    Рад открыть для себя такого автора и его творчество.
    Эмиграция, репатриация, бегство от себя, когда всё своё на виртуальном горбу притаскиваешь туда, куда пытался убежать...или уехать на ПМЖ...или просто уехать от того, что было невыносимо ТАМ, и то, что стало ещё невыносимее ТУТ.

    Я уже упоминал здесь мои любимые стихи Алексея Охтина (Макрецкого), который 12 лет прожил в Израиле, а потом вернулся к себе на родину...не историческую, а настоящую родину...актёр, бард, поэт.

    Венок Сонетов

    Театр Теней
    И.Х.
    Означает Израиль, Хайфа.


    15. Вставало солнце. Просыпался день.
    Восток струил подобие улыбки.
    Глупец ли я, коль мне милее тень?
    Тут полумрак и силуэты зыбки.

    В ней всё загадка, чудо, ворожба;
    Всё так возможно, всё ещё не поздно;
    И, может статься, это не судьба
    Глядит в глаза безжалостно и грозно.

    Мой мир - игра причудливых теней,
    Я сам собою изгнан и покинут,
    С моим уходом эти стены сгинут.

    В грядущем половодье новых дней
    Моя душа печальной голубицей
    В твоё окно прощально постучится.

    Полностью "Венок Сонетов" можно прочесть по линку:
    http://www.grafomanam.net/poem/118058

    Я читаю и перечитываю ЭТО и снова и снова пишу автору, а он удивляется, что такое внимание от меня и называет меня искусным льстецом, а я говорю ему, что он - пророк эмигрантов, и лучше бы нам не знать, что он вернулся, да.

    Но он вернулся и счастлив ТАМ...a я готов цитировать отдельные куски из его Венка, и привожу ссылку (выше).

    Такие вот дела, уважаемый автор, и я не собираюсь Вас успокаивать и настраивать на жизнерадостную волну...что случилось, то случилось...со всеми нами и по собственной воле. Никто насильно за-границу не выпихивал...
    будем жить, Анатолий, ато!

  • Дорогой Мотя, впитываю в себя ваши обострённые чувства, ностальгию и, тоже начинаю грустить вместе с вами. Слог повествования ровный, грамотный... Поразили строки: - "Казалось, всё привёз с собой, - знания, образование, опыт, навыки, ухватки. Даже совесть оставшуюся не забыл, - ну, всё... Кроме души. Она бродит где-то там, по знакомым кладбищенским тропам. Ищет, ищет... Куда бы прилечь, чтобы навсегда остаться".
    Да, сильно сказано, ничего не скажешь... И только хочу просить вас, Мотя, - НЕ ГРУСТИТЕ! бЕРИГИТЕ СЕБЯ!
    С безграничным уважением - Ариша.

  • Дорогой Анатолий (Вы позволите так к Вам обращаться?)! Я человек на сайте относительно новый и потому познакомился с Вашим творчеством недавно. Знакомство началось с "Семейной хроники", коя привела меня в восторг и заставила в дальнейшем читать всё, что от Вас исходит (не только произведения, но и комменты, неизменно яркие, по существу,и, как бы, "списанные" у меня, хотя, вынужден признать, мне бы, увы, так не написать). Отличает Вас неповторимость стиля и мастерское владение весьма трудным жанром, каковой называется "грустная ирония" (иль, если угодно, ироническая печаль). Жду Ваши новые рассказы. С глубоким уважением, Ю.К.

  • Я Вам скажу, Анатолий, хотя Вы, наверняка, и сами знаете, отчего Вас грусть-тоска гложет. Только вы не гневайтесь на меня, поскольку всё уже между нами было. Глупо было бы возвращаться к этому.
    Занесло Вас, дорогой мой Анатолий, не по адресу. Да, Вы пытаетесь убедить себя, что Вы "русский еврей", а Вы просто русский, потому и душа ваша "бродит где-то там, по знакомым кладбищенским тропам. Ищет, ищет... Куда бы прилечь, чтобы навсегда остаться". Это и есть самая настоящая ностальгия.
    А ещё это служит доказательством того, что земля Израиля никому не дается, кроме евреев. И была она заброшенной пустней и малярийными болотами до прихода туда евреев.
    Да, грустный рассказ Вы написали, но правдивый.

  • Семен говорит прислушиваться надо ко врачам, а главное прислушиваться надо к себе. Я всегда так делаю:

    Я решил полежать на зеленой траве,
    И вдруг мысль шевельнулась в моей голове,
    Что под этой травою лежать мне придется.
    Я вскочил и галопом к соседке-вдове.

    А еще в жизни лучшие моменты попытаться найти:

    Если был бы прозрачным земной наш покров,
    Я увидел бы там вереницу котлов,
    Я увидел бы муки, что нас ожидают,
    И сошел бы с ума… А так я здоров.

    Ну и оптимизма побольше:

    Ночь однажды я словно убитый проспал,
    Утром словно воскрес, бодро встал и сказал:
    – Сделай вечным, Господь, для меня это чудо,
    Сколько б раз умирал –
    столько б раз воскресал!

  • А ведь все не так уж грустно и безнадежно, и это я "увидела" в рассказе Моти. Даже,когда в путешествии по Хайфе его сопровождают Грусть и Тоска. Есть у героя рассказа желание и потребность общения. С ними, этими сопровождающими, человек не пропадет. Мне так чувствуется...Хорошо,чтобы мудрая доктор тоже об этом знала, когда выписывает лекарства.
    Светлых дней Вам, Мотя.
    ЛИНА

  • Меня глубоко волнует один вопрос.
    Сколько можно делать прогулки с какими-то алкоголиками? Известно, что "алкогольный юмор" бывает плоский и примитивный.
    Сдаётся мне, что уж гулять по морской набережной для Вас было бы куда веселее и интереснее с какой-нибудь дамой или поклонницей (что стоило бы и отразить в рассказах!) чем с этим унылым Геной, который только и может - хлестать алкогольное пиво.
    Так что, пожалуйста, Анатолий, смотрите на жизнь повеселее!
    Ф.М.

  • Что тебе сказать, мой друг, мы в этом оба виноваты...или не виноваты. Ибо это судьба. Лучше обойдусь цитатами:\
    "Не сыпь мне соль на раны..."
    Моя жена часто говорит: - "Не гневи Б-га, а поблагодари, что жив и здоров".
    А если пересмотреть законы Мёрфи, то там есть одно высказывание:
    - Если сейчас плохо, то помни, что может быть ещё хуже...
    Так, может быть, жена права?
    Будь здоров и слушайся врачей. Вернее, не слушайся, а прислушивайся к том, что они скажут, а решай по уму и состоянию тела и..души.
    И гуляй по берегу моря, пока гуляется...

  • Мотя, дорогой, сопровождение Вы себе выбрали не подходящее. Не лучше ли поменять на Радость - Удачу? О, конечно, не от пожелания зависит, знаю , знаю. Но текст Ваш настолько пропитан сущим настоем тоски, так глубоко поселившейся в душе Вашей, что сочувствие и сопереживание обгоняют мысль о благодарности за творческое начало в любом контексте Вашей жизни. И юмор, конечно, присущий Вам. Сказать ли, что это литературное произведение? Но за каждой строчкой читается Ваша душа. Мотя, дорогой, желаю Вам побольше света и любви,побольше надежды и стремления к лучшему.И море, и свежий утренняя прохлада, и солнечный свет, - не это ли подарки для человека, способного воспринимать мир как произведение искусства и жаждать красоты. С наилучшими пожеланиями, Вера

  • Мне кажется, к старости все люди думают одинакова. Причём язык на котором они говорят и думают, называется - тоска и ностальгия.
    Читаешь, слушаешь и сам начинаешь говорить на этом языке. Хорошо ли это? Нет!
    От всего этого жизнь становится не лучше. От всего этого ищут виновных. От всего этого на праздники и выходные дни происходит больше всего самоубийств. Немцы называют это - комплексом выходных дней.
    Мотя, в этот раз вы меня не удивили, не дали зарядки, а поставили перед фактом-всё это суета сует. И то, что вы написали, и то, что написал я. Всё это слова. За слова стоит человек. Слова его щит. Словами он сытиться и от них погибает.
    В общем, радуйте меня и нас чем-то другим. И так после комента г. Тарка на душе грустно.
    С ув. М.В.

  • Очень близко, как про себя прочел. Языки у меня тоже камень преткновения. А эти фразы просто в точку: "безответственно относился к жизни, растрачивая, по пустякам, время, деньги и, как следствие, здоровье", "художником в узких кругах числился", "живот мучительно преодолевает стадию перероста в бюргерское брюхо", "Зато, нас этим запомнят. Что ходили не строем и не в ногу с официальными парадами. Что любили не вождей, не начальство, предпочитая им женщин".
    Но не надо так уж грустить. Я вот на Родине а почти в таком же положении и в таком же состоянии.
    А если честно, мне приятно было узнать, что я не один тем же мучаюсь.

  • Заканчивая дискуссию об исламо-фашизме в Европе и о бойкоте Израиля, предлагаем вашему вниманию рассказ г.Мотовилова о Хайфе, его взгляд на положение пожилых людей в Израиле. Написан рассказ в типичной для Анатолия манере- с иронией или с доброй улыбкой, и с чувством любви к городу, который стал для него родным.
    (Поставлен рассказ по просьбе г.Борисова, как модератора в субботу).
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Посетители

  • Пользователей на сайте: 0
  • Пользователей не на сайте: 2,329
  • Гостей: 510