Зекс Нонна

 

Винсен опаздывал... Его жена, Лора, сидела на веранде их женевской квартиры в «маленьком чёрном платье» и длинной собольей шубе, которую муж подарил ей по приезду в Швейцарию.

Лучший парикмахер с Сours de Rive сделал из её роскошных рыжих волос элегантную “ракушку», а на ногах красовались туфли на высокой шпильке, купленные по назойливому совету продавщицы с rue du Rhone. В зеркале её гардероба ноги казались длиннее и стройнее. Такие туфли могли спокойно стоять на витрине Нью-Йоркского универмага. Там Лора спокойно бегала в туфельках на плоской подошве или босоножках на пробковой платформе, с круглым носком, позволяющим ей проводить целый день на ногах.

 

Она работала, ездила на метро, и не позволяла себе тратить пол-зарплаты на роскошные туфли. Но сейчас она была женой банкира, и здесь, в Женеве, могла подписать любой счёт неглядя.

Другие «жены» также отоваривались в этом бутике, где она купила туфли. Они все одевались и выглядели одинаково, вместе играли в теннис или проводили время на бассейне.

Они все были с ней вежливы, но держали дистанцию, давая понять, что она «из другого теста». После деловых вечеринок она о них не слышала. Они обычно говорили о Париже или отдыхе на Сардинии.

 

Конечно, ей было бы приятнее проводить время в компании, но приходилось довольствоваться одинокими походами по музеям и чтениям книг в симпатичных уличных кафе. Её не привлекали пышные приёмы и она не любила теннис.

 

Винсен тяжело работал и любил видеть жену в дорогих нарядах. Она была его визитной карточкой. Он строил свой имидж на красоте жены, не считаясь с расходами.

 

Этим вечером он так и не появился...

Лора достала пачку сигарет, спрятанную на полке за книгами по изобразительному искусству, и нервно закурила.

Винсент запрещал ей курить и был уверен, что после отъезда из Нью-Йорка она поборола эту привычку. Сигареты были в безопасном месте, так как муж интересовался искусством только в силу обстоятельств, когда крупные вложения в банк осуществлял какой-нибудь меценат.

 

Со своей веранды она могла слышать цокот копыт «туристических» лошадок. Но сегодня этот звук её раздражал. Она хотела, чтобы Винсен поскорее вернулся домой. Без него она чувствовала себя в отеле-люкс. Это было корпоративное здание, в котором для них рентовали квартиру по заниженной цене. Это была одна из привилегий работы Винсена.

 

Лора не ставила фотографии друзей и близких на столиках и тумбочках, как это принято в Америке, чтобы не ощущать острую тоску по дому. Она завернула их в целлофановый пакет и забросила на верхнюю полку кладовки. С фотоработами своей первой галереи она не стала поступать так жестоко, приставив их к стене в спальне.

 

Винсен был в постоянных разъездах. То он в Берлине, Мадриде, то на юге Франции. Она прозябала в одиночестве. Муж считал бессмысленным искать ей работу при двухлетнем контракте. Они планировали вернуться в Нью-Йорк, купить квартиру и завести ребёнка. Когда они приехали в Швейцарию, ей было двадцать восемь лет, ему – тридцать три. Они воспринимали эту поездку как длительный отпуск. Венеция , Прага, Париж. Брюссель!

Лора могла бы шлифовать знания языков, работать в какой-нибудь художественной галерее...

Но получить разрешение на работу было процессом сложным для человека вне мировой корпорации.

 

Иногда Винсен приходил домой счастливым, приглашал на романтический ужин, был нежен и внимателем. Это напоминало Лоре о тех временах, когда они только полюбили друг друга.

 

Но были и деньги...

Она росла в небольшом городке пригорода Нью-Йорка. Здесь жили «голубые воротнички», которые каждый день отправлялись в поездах на работу с небольшими портфелями.

Вечером их ждал горячий обед и ухоженные жены.

Такая участь ждала и её молодую семью...

Но неожиданно их банковский счёт стал пополняться. Винсен был очень горд ростом ежемесячного дохода, а Лора гордилась Винсеном. Ей вдруг понравилось иметь достаточно денег и не оправдываться за необдуманные траты.

 

Винсен был очень внимателен. Если он уезжал, то покупал билеты в Metropolitan Opera для Лоры и подруги. Если она застывала больше пяти минут перед ветриной, то на следующий день получала подарок.

 

- Лора, ты помнишь, как я каждый день проходил мимо витрины галереи, чтобы через стекло взглянуть на тебя?

- О! А Джефф думал, что ты заигрываешь с ним! – шутила Лора.

- Я неделями изучал книги по искусству, чтобы заслужить твоё расположение. Я буду покупать для тебя ценные картины. Ты не можешь работать, но станешь владелицей частной галереи.

- Знаешь, Винс, я хочу вернуть свою прежнюю жизнь. Хочу родить ребёнка. Я схожу здесь с ума! Меня уже не радуют все эти тряпки, украшения и искусственные улыбки на приёмах.

 

Винсен так и не позвонил. Они были приглашены сегодня на приём к его боссу Эрику Шнабу. Возможно, она что-то неправильно поняла, и должна была сама туда отправиться... начали одолевать сомнения. Она боялась поставить Винсена в неловкое положение, опоздав более чем на час.

 

Шнаб был истинным любителем изобразительного искусства. В каждой из его комнат висели дорогие полотна, он даже отвел два помещения для скульптурных групп.

-Они богаче богов..-прокоментировала как-то Лора.

Но самым потрясающим был вид из окон на верхушки заснеженных Альп!

 

Шнаб продвигал работы молодых художников. Он считался с её профессиональным мнением и часто знакомил с заезжими меценатами.

 

Лора не заметила как заснула, в ожидании Винсена... Ей снился ребёнок, маленький теплый ребёнок, пахнущий молоком. ..

 

На рассвете её разбудил пронзительный звонок в дверь.
Спросонья она плохо понимала, что её приглашают на опознание погибшего в авиакатастрофе мужа и .....его спутницы Фатимы Амар...., в то время когда он должен был находиться с ней на приёме.

Сразу же предъявили ордер на обыск квартиры. Винсена посмертно обвиняли в связи в сирийскими кланами и отмыванием денег в номерных швейцарских банках.

 

Лору депортировали в Америку, расторгнув 2-х летний контракт. Она как-то легко отделалась. К ней не прилипла грязь. Оставались какие-то личные сбережения в банке и опустошенная душа.

 

Она точно знала, что будет делать дальше. Начиналась новая страница её жизни, в которой было место только для двух...

 

- Алло! Это клиника искусственного оплодотворения?...........

                                                                     * * *

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Дорогие коллеги! Спасибо за добрый юмор. Это хороший знак. Не пытаюсь создать что-то неординарное, просто наблюдаю чью-то жизнь.

  • Дорогая Нонна!
    Рассказ Ваш мне показался весьма убедительным, как зарисовка из жизни. Но почему Лора не решилась завести ребёнка в Швейцарии? Там медицина не хуже, чем в Америке, а может и лучше. Тогда не пришлось бы ей обращаться в клинику искусственного оплодотворения . Впрочем, её разочарование в представителях мужского пола после такого происшествия вполне оправдано.
    Пишите ещё, у вас здорово получается.
    Н.Б.

  • История эта — не новость, Так было во все времена, Но сердце у вас разобьётся, Коль с вами случится она.

  • А мне сразу вспомнилась фраза Толстого: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Я думаю, что есть определенные шаблоны, клише, трафареты, лекала, общие места, типичные сценарии, которые, как эстафета, транслируются из семьи в семью, но в каждой субкультуре свои особенности. Сейчас, в эпоху социальных сетей, принято изображать роскошь. Принято рисоваться, играть роли. Еще есть обычай придумывать себе "историю успеха", рассказывать байки из своей жизни. Но что на самом деле происходит в жизни людей, мы не знаем. Литература - это не всегда зеркало эпохи, иногда это сказки.
    С уважением, Юрий Тубольцев

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 13 Нояб 2022 - 21:32:33 Тубольцев Юрий
  • Уважаемая Нонна,
    Ваш рассказ о жизни Лоры, жены американского банкира в Швейцарии, начинается довольно безмятежно, и казалось, ничто не предвещает крутых поворотов в судьбе счастливой пары.
    Но жизнь полна неожиданностей...
    В последний год с началом безумной войны в Украине, банковские операции стали особенно контролируемы на предмет отмывания денег (money laundering), купли - продажи оружия и борьбы с терроризмом и экстремизмом. Сейчас в европейских банках даже небольшие суммы берут под увеличительное стекло. А после введения санкций против ВВП и его приспешников, признанных военными преступниками во многих странах - за развязанную братоубийственную жестокую войну в центре Европы, многие трансакции в банках стали затруднительными. Даже сами банкиры заговорили о начавшемся "банковском терроре". После 5 декабря, когда вступит в силу новая волна санкций против РФ, банковские трудности видимо, только возрастут.
    Спасибо за рассказ и жду Ваши новые ёмкие зарисовки из современной жизни,
    Валерия

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 13 Нояб 2022 - 14:16:39 Андерс Валерия

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Тубольцев Юрий   Бобраков Игорь   Аимин Алексей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,305
  • Гостей: 533