Кравченко Валерий


                    С веков античности и вплоть до конца XVII столетия (когда под натиском московского войска и украинских казаков гетьмана Мазепы в 1696 году пал крупный центр средневековой торговли – турецкий Азак-Азов) вдоль северного берега Азовского моря проходила ветка караванного пути, более тысячелетия связывающего (через Среднюю Азию, Нижнее Поволжье, Северное Приазовье и Крым) Восточную Азию с европейским Средиземноморьем*.

           Не лишним будет напомнить, что в 1260 году этой караванной дорогой прошли из крымской Солдайи в сторону блистательной столицы Золотой Орды на Нижней Волге и обратно Николо и Маффео Поло - отец и родной дядя великого путешественника и писателя Средневековья, автора книги «О разнообразии мира» Марко Поло**. Более чем вероятно, что этим маршрутом неоднократно довелось проследовать и владельцу торгового дома в крымской Солдайи Марко Поло – родному дяде и тезке знаменитого путешественника: 

          “... В то время, когда Балдуин был императором в Константинополе, то есть в 1250 г., два брата – Николо Поло, отец Марка, и Маффео Поло находились тоже там; пришли они туда с товарами из Венеции; были они из хорошего роду, умны и сметливы. Посоветовались они между собой, да и решили идти в Великое море, за наживой да за прибылью. Накупили всяких драгоценностей да поплыли из Константинополя в Солдадию. Как Николо и Маффео отправились из Солдадии (Солдайи). Пришли они в Солдадию и решили идти далее. И что же? Вышли из города и пустились в путь; по дороге с ними ничего не случилось; так-то они и прибыли к Барка-хану [Берке-хан (ок. 1205 - 1266, Тбилиси) - пятый правитель улуса Джучи (1257-1266), сын Джучи, внук Чингисхана и брат Батыя. Первым из монгольских правителей принял ислам. Основал Сарай-Берке, вторую столицу Золотой Орды в 1262 году. - Прим.], что татарами владел и жил в Болгаре да в Сарае». С большим почетом принял Барка Николо с Маффео; обрадовался он их приходу; а братья все драгоценности, что принесли с собой, отдали ему; а тот взял их с охотою; очень они ему нравились. Приказал Барка вдвое заплатить за драгоценности; давал он им и другие большие и богатые подарки”... - Марко Поло (15.09.1254, Венеция – 8.01.1324, Венеция), «О разнообразии Мира». Перевод И. М. Минаева. Текст воспроизведен по изданию: Джованни дель Плано Карпини. История монгалов. Гильом де Рубрук. Путешествие в восточные страны. Книга Марко Поло. - М.: Мысль, 1997. 

          Потому-то называли Азовское море древние авторы «известнейшим озером Меотидой, о котором говорят и философы, и хронисты, и поэты»***, потому-то и утвердилась в века Средневековья в сознании европейцев за Северным Приазовьем слава - «TERRA DI TRAFICO (ТОРГОВОЙ ЗЕМЛИ)». – Там, где лежит торговая земля - dove e terra di traficoА отнюдь не Дикого Поля, как нас об этом с завидным упорством продолжают убеждать... некоторые авторы.                          

          Наряду с торговыми караванами, непрерывно двигающимися суходолом и в день и в ночи из Крыма (Кафы) к устью Дона (в Тану, Азак) и в обратную сторону степным трактом протяженностью около 600 км., и оборудованным 18 почтовыми станциями - т.н. «ямами»****, функционирование этого важного участка великой транспортной артерии Средневековья обеспечивали торговые и военные корабли итальянских морских империй – Венеции, Генуи, Пизы, обладавшими, ко всему прочему, множеством факторий (торговых поселений) как в Восточном Крыму, так и в Северном Приазовье. 

          До закупорки московскими благодетелями Азовского моря от цивилизации, случившейся после падения турецкого Азака (Азова) в 1696 году, и превращения его в закрытый водоем Московского царства, плавали по нему, естественно, не только корабли европейских держав, но и куда более дальних стран. Так, например, в холодную зиму 1710 года в азовских льдах потерпело кораблекрушение японское судно, капитана которого, преодолевшего моря как минимум трех океанов, вовремя не предупредили о тщетности коммерции в Азовском море после падения Азова:

          …В тот же вечер (1 марта 1710 г.), перед самым своим отъездом в Петербург, царь послал за одним японским штурманом, которого хотел мне показать. Штурман этот пришел со своим кораблем из Японии в Азовское море и там потерпел крушение… – Юль Юст [(14 октября 1664 – 8 августа 1715) – датский вице-адмирал, посланник Дании в Московии], «Записки Юста Юля, датского посланника при Петре Великом (1709  1711)». Перевод Ю. Н. Щербатова, 1899 г. Текст воспроизведен по изданию: Записки Юста Юля, датского посланника при Петре Великом (1709 – 1711) // Чтения в императорском обществе истории и древностей Российских, № 3. 1899 г. Текст – Ю. Н. Щербатов (Щербачов). 1899 г.

 

 

            

          Фото 1. Фрагмент средневекового портолана Черного и Азовского морей португальского картографа Жоао Фрейре - Joao Freire 1546 года. С западной стороны Бердянского мыса на нем указана торговая фактория Портети (в начале XIV века - Иполи), а с восточной – Поллоники. Помимо этих торговых факторий обозначено на портолане и великое множество иных торговых поселений. Как в Приазовье, так и в Крыму.          

          В ходе походов армий российских фельдмаршалов Ласси и Миниха на Крым в 1736 – 1738 гг. все эти торговые поселения и почтовые станции («ямы») торговых трактов были разорены и выжжены дотла “боевыми” калмыками российской императрицы Анны Иоановны. Вероятнее всего в отместку за унижение московского царя Петра 1, которому после жестокого поражения на Пруте в 1711 году турки велели самому срыть и сравнять с землей построенный им город Таганрог на Азовском море, где он изначально намеревался устроить столицу своего царства-государства:         

          “3 мая [1737 г.] Леси выступил из Азова с двадцатипятитысячным корпусом, в котором почти поровну было регулярных и нерегулярных войск. Армия должна была переправляться через реки Миус, Калмиус, Калчук, Берды, Молочные Воды, 7 июля перешла Гнилое море и направилась к Карасу-Базару: села и деревни по рекам Салгиру и Индаки были разорены и выжжены. 12 июля за 29 верст от Карасу-Базара Леси встретил татарское войско под предводительством самого хана, разбил и гнал его 15 верст до самых гор, которые скрыли бегущих. После этого регулярное войско отдыхало на реке Карасу, а нерегулярное рассеялось во все стороны разорять и жечь: в этом деле особенно отличились калмыки, которые в один день привели в лагерь тысячу человек пленных и много другой добычи”... Соловьёв С. М., «История России с древнейших времен», Том.19, Глава Вторая (…Кампания 1736 года. - Осада Азова. - Крымский поход Миниха. - Взятие Перекопи, Козлова, Бакчисарая. - Возвращение Миниха к Днепру. - Взятие Кинбурна и Азова…), : СПб, 1851 -1879. 

          Как следует из книги флорентийского купца XIV века, высокопоставленного служащего флорентийской банковской и торговой компании «Compagnia dei Bardi», автора «Книги описаний стран и мер, используемых в торговле - Libro di divisamenti di paesi e di misuri di mercatanzie e daltre cose bisognevoli di sapere a mercatanti», более известной как «Практика торговли, написанная Франческо Бальдуччи Пеголотти - La pratica della mercatura scritta da Francesco Balducci Pegolotti», написанной в 1335 – 1343 гг., бортовая перевалка (перегруз) грузов с морских судов на вьючный и гужевой транспорт, а также с крупнотоннажных судов на маломерные суда***** с малой осадкой осуществлялась на рейдах Кафы (Caffa – средневековый порт на месте теперешней Феодосии), Восперо – (Vospero – торговый порт на месте теперешней Керчи), Иполи - Ipoli (в средневековом порту на западном берегу Бердянского мыса – Бердянской косы), Лобуозома - Lobusum (порту близ устья Миусского лимана), Порто Пизано (Porto Pisano – средневековый порт на северном рукаве Дона у Синявки), Кабарди (Cobardi - порту на месте современного Таганрога), Таны – (Tana – средневековый порт на Азовском море близ устья Дона, но не на месте теперешнего Азова, как об этом ныне принято считать).

 

            

 

          Фото 2. Факсимиле титульного листа «Книги описаний стран и мер, используемых в торговле - Libro di divisamenti di paesi e di misuri di mercatanzie e daltre cose bisognevoli di sapere a mercatanti», написанной флорентийским купцом и политическим деятелем 14 века, высокопоставленным служащим флорентийской банковской и торговой компании «Compagnia dei Bardi» Франческо Бальдуччи Пеголотти (1290 - 1347) в 1335 – 1343 гг. и переизданной в Лиссабоне в 1766 году.

 

            

 

          Фото 3. Факсимиле страницы 39 с описанием портов Азовского моря из «Книги описаний стран и мер, используемых в торговле - Libro di divisamenti di paesi e di misuri di mercatanzie e daltre cose bisognevoli di sapere a mercatanti» Франческо Бальдуччи Пеголотти 1766 года издания. 

         Как следует из текста Франческо Пеголотти, в древности, как и ныне, следующие из Черного в Азовское море суда после прохождения Керченского пролива (Боспора Киммерийского) пересекали глубоководную часть Азовского моря строго в северном направлении – в направлении оголовка Бердянского мыса (косы). А уж только на рейде мыса делали правый поворот и брали курс на восток - в сторону Таны близ устья Дона.   

          Номенклатура наиболее ходовых товаров, перемещаемых в XIV веке через Кафу, Тану и другие порты Азовского моря, как следует из «Практики торговли» Франческо Пеголотти, была такой: хлопок, лен, шерстяные и шелковые ткани, войлок, полотно, холсты, красители для тканей, лекарственные средства, кожи, шафран, перец, имбирь, мед, пшеница, рожь, вяленая рыба, осетровая икра, сыр, сало, смалец, латинские и греческие вина, янтарь, жемчуг, лисий, рысий, беличий, горностаевый, хорьковый и куний мех, волчьи, воловьи, оленьи и лошадиные шкуры, лошадиные хвосты, крупный рогатый скот, лошади, алюмокалиевые квасцы, воск, ладан, железо, медь, олово, ювелирные украшения). Ну и, естественно, совсем не упомянутые Франческо Пеголотти  рабы. В том числе и галерные – для нужд торгового и военного флота.
          При этом большая часть перечисленных товаров следовала в направление Европы. Перечень же товаров, следующих из Европы в Азию, был очень даже скромным: породистые кони, средиземноморские вина, сукна толстые и тонкие, ювелирные изделия, изделия из железа, меди и олова, поскольку азиаты отдавали свои предпочтения не товаром, а золотым и серебряным монетам. Именно поэтому в Тане на Азовском море имелся свой монетный двор.       

*** 

         Примечания: * Только в конце XIX века караванный путь из Азии в Европу стали называть Великим шелковым путем. Ввел этот термин в научный оборот немецкий географ Фердинанд фон Рихтгофен (1833, Бад-Карлсруэ – 1905, Берлин) – автор многотомника «China, Ergebnisse eigener Reisen und darauf gegründeter Studien - Китай, результаты моих поездок и исследований на их основе», увидевшего свет в 1877 – 1912 гг.

          ** На самом деле книгу «Иль Милионе – О разнообразии мира» под диктовку Марко Поло написал в 1297 - 1299 гг. Рустичелло да Пиза (Rustichello da Pisa), когда судьба свела их вместе в генуэзской тюрьме в качестве пленников. Рустичелло да Пиза оказался там  после событий, последовавших вслед за поражением Пизы от Генуи в битве при Мелории (итал. Battaglia della Meloria) 1284 г., а Марко Поло был пленен в ходе войны Венеции и Генуи 1293 - 1299 гг. Но позже эта книга была отредактирована самим Марко Поло. 



          

          Фото 4. Страница из рукописи «Путешествие Марко Поло» («Il milione - Иль Милионе»), первоначально опубликованная при жизни Марко Поло и датируемая 1298 – 1299 гг.




          

          Фото 5. 
Миниатюра неизвестного автора из книги «Путешествие Марко Поло» («Il milione»), первоначально изданная при жизни Марко Поло и датируемая 1298 – 1299 гг.

 

          *** Цитирование из: Роджер Бэкон [(~ 1214 г. – после 1294 г.), известен также как Удивительный доктор (лат. Doctor Mirabilis) – английский философ и естествоиспытатель, монах-францисканец (с 1257); профессор богословия в Оксфорде], «Великое сочинение – Opus Majus. 1265».

          **** Как известно, «Вся Империя  Чингисхана (и ее составная часть -  Улус Джучи - Золотая Орда в том числе. Прим. В.К.) была покрыта густой сетью  почтовых линий - "ямов".  "Ям" исполнял одновременно функции современных телеграфа, рельсовых путей и почт. Каждый длинный путь разделялся на участки, управлявшиеся особыми "дорожными губернаторами", облеченными неограниченной властью в сфере ведения каждого из них и располагавшими соответственной военной силой - наподобие современных жандармов, - но зато ответственными за порядок и безопасность в пределах своего участка. При них имелись управления, в которых, между прочим, производилась регистрация проезжающих лиц и провозимых товаров. Благодаря наличию на линиях сообщений такой твердой власти обычные в те времена грабежи на больших трактах совершенно исчезли в Монгольской империи. Например, при преемниках Чингис-хана пути между Хивой и Крымом были так хорошо устроены, что можно было ездить из Хивы в Крым [~ 3 200 км. – Прим. В.К.] без малейшей опасности и по всему протяжению пути, продолжавшегося [преодолевая порядка 40 км в сутки. – Прим. В.К.] около трех месяцев , не надобно было брать с собою никаких съестных припасов, потому, что все необходимое можно было получать в гостиницах.

           Право первенства в отпуске на ямских станциях лошадей принадлежало, разумеется, курьерам, везшим депеши для хана или его приказания. По одному их слову им немедленно предоставлялась лучшая лошадь яма. Эти люди, летя "как стрелы", покрывали в сутки расстояния до 250 верст. В случае падежа лошади на перегоне между двумя ямами, обычно около 25-30 верст длиною, такой курьер имел право взять взамен павшей лошадь у первого попавшегося. Курьеры при монголах снабжались особыми дощечками (пайцза), снабженными изображением кречета..Подробное описание ямов дает Марко Поло. По его сведениям, почтовую службу несли в Империи (в XIII веке) до 300 000 лошадей. Почтовых зданий, обставленных с большой роскошью, имелось более 10 000. На некоторых бойких станциях содержалось по 400 лошадей на каждой. На прочих число это колебалось от 50 до 200. Сообщения происходили не только верхом, но и на колесах; езда на ямщицких телегах обязательно производилась с колокольчиком для предупреждения яма о приближении ямщицкой телеги во избежание задержки в подаче свежих лошадей»... - Эренджен Хара-Даван [(1883, Бага-Бухусовский аймак, Малодербетовский улус, Астраханской губернии – 1943, Белград, Сербия), калмыцкий историк, медик], «Чингисхан как полководец и его наследие. Культурно-исторический очерк Монгольской империи XII—XIV вв.», 1929

 

           ***** Так, например, грузоподъемность средневековых венецианских гребных купеческих галер составляла 150 – 200 тонн при осадке в 2 метра, а трехмачтовых парусных купеческих нефов, каракк с осадкой в 3-4 метра – 1000 – 1500 тонн.   



           

  

          Фото 6. Фрагмент средневекового портолана Черного и Азовского морей португальского картографа Жоао Фрейре - Joao Freire 1546 года с изображением каракки (каравеллы) – большого трехмачтового парусного судна XV—XVI вв. Использовались и как торговые, и как военные корабли. В качестве типовых для каракки (каравеллы) размеров приводятся следующие данные: длина до 50 метров, ширина до 12, высота борта до 9 метров. Водоизмещение 100 – 200 – 1000 и более тонн.    

                   

 

           
 

 

           Фото 7. Фрагменты большой карты Европы, Африки и Азии римского картографа  Антонио Лафрери - Antonio Lafreri (1512, г. Оржеле в Бургундии-Франш-Коте -  1577, г. Рим), изданной в Риме в 1570 году. Все побережье как Черного моря, так и Азовского моря плотно усеяно поселениями, значительная часть которых была торговыми факториями средиземноморских морских империй – Венеции (лат. Respublica Veneta, итал. Repubblica di Venezia), Генуи (лат. Res Publica Ianuensis; итал. Repubblica di Genova), Пизы (итал. Repubblica di Pisa), Амальфы (итал: Repubblica di Amalfi), Рагузы (хорв. Dubrovačka republika), Гаэты (Герцогство Гаета), Анконы (итал. Ancona), Ноли (итал. Noli, лиг. Nöi). Или где имелись их торговые представительства. 
          У основания Бердянского мыса (косы) с западной стороны указан порт Портети (у Франческо Пеголотти - Ipoli), а с восточной – порт Поллоники (Polloniki). 

 

    

          Приложение: Копия оригинала текста об особенностях рейдов портов Азовского моря из «Книги описаний стран и мер, используемых в торговле - Libro di divisamenti di paesi e di misuri di mercatanzie e daltre cose bisognevoli di sapere a mercatanti» Франческо Бальдуччи Пеголотти, написанной в 1335 – 1343 гг. и переизданной в Лиссабоне в 1766 году:

         pagina No. 39

 

          MARE MAGGIORE [Великое (Черное) море].

          Caricatori d’ogni mercatantia.

 

          Caricatori ove si carica e si lieva biado in Gazeria e del Zacchia del Mare Maggiore per navicare inverso Gostantinopoli e Pera et in altre parte del mondo, e primieramente della banda di Gazeria. [пер. В. Шаткова: Когда торговец плывет в Газарию (Газария – территория расположения торговых факторий Генуэзской морской империи в Приазовье. – Прим.) из Заккии (Заккия, Зигия, Зихия, Черкесия - историческое название государства адыгов-зигов-черкесов в горах и предгорьях северо-западного Кавказа, окончательно прекратившего свое существование в 1864 году после истребления полумиллиона его граждан войсками Российской империи и последовавшей вслед за этим принудительной тотальной депортации оставшихся  живых в Османскую империю. Ныне на территории Черкесии расположены Краснодарский край, Ставропольский край Российской федерации, а также Адыгея, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария. – Прим.) на Черном море, или из Константинополя, или Перы, или из других частей света, сначала он оказывается в Газарии]:

 

          Lo primo porto inverso la Tana si è Porto Pisano, e caricasi presso alla terra a 5 miglia nave di 2000 moggia di Pera, e li altri minuti navili si caricano più presso secondo che sono grandi o piccioli. E la misura di Porto Pisano è tutta una con quella di Caffa. [Google перевод: Первым портом в обратную от Таны сторону является Порто-Пизано, и корабль в 2000 могжиа (moggia – могжия – мера объема в средневековых итальянских республиках порядка 100 –150 литров. – Прим.) из Перы загружается на расстоянии 5 миль (традиционная итальянская миля - мильо составляет 1628 ярдов или 1488,6 метра. – Прим.) от суши, а в иное время корабли загружаются и ближе, в зависимости от того, большие они или маленькие. А мера в Порто Пизано едина с Каффой].

 

          Lo secondo porto si è lo Cobardi, e caricasi presso alla terra a 10 miglia chente che nave si sia, però che vi si caricherebbe ogni navile. E la misura de lo Cobardi è maggiore che quella di Caffa ½ per centinaio. [Google перевод: Второй порт - «Кобарди», и корабли загружаются там в 10 милях от суши, какой бы корабль ни был, и всякое судно загружается там. И мера в Кобарди больше, чем в Каффе на ½ на сотню]

 

          Lo terzo porto si è Lobuosom, e caricasi di lunge alla terra 5 miglia e ogni navile, ed è tutta una misura con quella di lo Cobardi. [Google перевод: Третий порт - Лобуосом, и всякий корабль загружается там в 5 милях от земли, и мера с там тождественна Кобарди]

 

          Lo quarto porto si è Ipoli, e caricasi di lunge alla terra 5 miglia e ogni navile, ed è tutta una misura con quella di Lobusum. [Google перевод: Четвертый порт - Иполи, и корабли в нем загружаются в 5 милях от суши, как и в Лобусуме].

 

          Lo quinto porto si è il Vospero, e caricasi di lunge alla terra uno prodese di nave e ogni navile, ed è tutta una misura con quella d’Ipoli. [Google перевод: Пятый порт - это Восперо, и корабли в нем загружаются вдали от берега, как и в Иполи.]

 

          Lo sesto porto si è in Caffa dalla banda di verso Zecchia, ed è finissimo porto e caricasi presso alla terra secondo com’è grande il navilio e come vuole fondo. E questa misura di Caffa è tutta una misura con quella di Porto Pisano [Google перевод: Шестой порт находится в Каффе в стороне Зикии, и это очень хороший порт, и корабли загружаются там близко к берегу в зависимости от размера и осадки. И мера в Каффе – аналогична Порто Пизано].

 

          Lo settimo porto si è a Lifetti, ed è finissimo porto e caricasi presso al porto a uno prudese di nave e ogni navilio, ed è tutta una misura con quella di Caffa. [Google перевод: Седьмой порт находится в Лифетти, и это очень хороший порт, и всякое судно загружается там рядом с портом, и мера там, как и в Каффе].

 

          ***

 

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Безжалостны истории страницы -
    Писать на них - удел не слабаков.
    За каждой строчкой - чьи-то судьбы, лица,
    Рев пламени, лязг стали, стук подков.
    Но время - добрый друг и враг заклятый -
    Неумолимо увлечет их в тень,
    И станет для потомков просто "датой"
    Кому-то жизнь перевернувший день.
    ... И знали бы невольные герои,
    Борясь, спасая, веря и любя,
    Что, заполняя летописи кровью
    Ни капли не оставят для себя...
    Ольга Громыко
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Прекрасные стихи. И в тему. Спасибо, Юрий. - С ув., В.К.

  • Дорогой Валерий! Не перестаю удивляться апшему энтузиазму в анализе и обзорах древних и средневековых сведений о Приазовье и прилегающих или ведущих к нему путей, соседних государств, народов, населяющих их в описываемые времена. О географии, админостративном делении, политке, экономике, обычаях, открытиях и путешественниках... Всего не перечислить, ибо упоминание о лошадиных хвостах в переислении мясопродуктов мне тоже показалось интересным и важным, что я не поленился почитать о них подробнее... Описание картин Марко Поло, подробное перечисление населённых пунктов и прочие подробности делают ваш очерк весьма интересным и важным, заслуживающим благодароности читателя.
    В нижеприведенном стихотворении из интернета красочно рассказано о Великом шолковом пути, так важно отразившимся на экономике и развитии Приазовского края.

    Восток и Запад – утро и закат –
    В контрастах поделили б части света,
    Когда бы был Восток не столь богат,
    А Запад бы не зарился на это.

    Исконное желание: взашей –
    Исчезло, своего дождавшись часа,
    Мы нашим шёлком губим ваших вшей,
    И пряностями сдабриваем мясо…

    Стремятся к процветанью города,
    Торговля стимулирует движенье,
    А гунны и монгольская орда –
    Бесплатное к товарам приложенье.

    Поёт неутихающий бархан,
    Следов стирая тонкую цепочку,
    Но длинной цепью вьётся караван –
    Дорога не по силам одиночкам.

    Как чуда, ждём вечернюю зарю,
    Самум задул – зашлось от боли сердце,
    Но верим мы слепцу-поводырю:
    Он нас ведёт на тонкий запах перца.
    (М. В. Чекина)

    https://www.chitalnya.ru/upload2/183/45651000086218.jpg
    * * *

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 10 Фев 2021 - 11:32:37 Талейсник Семен
  • Дорогой Доктор, из каждого Вашего очерка, рассказа, эссе или комментария извлекаю для себя новые, полезные, дотоле неизвестные мне факты, знания и идеи для своих очерков. И за написание истории «Dove e terra di traffico» я засел после прочтения Вашей… Эротики в живописи. Так, что мы – соавторы...
    Вот и на этот раз из Вашего комментария узнал о Самуме – жгучем ветре пустынь. И благодаря Всемирному разуму это новое знание углубил https://uk.wikipedia.org/wiki/Самум:

    Самум (араб. Samum - жгучий ветер) - жаркий, сухой, порывистый и краткосрочный (до 20 мин.) Ветер чаще всего встречается в пустынях Северной Африки, Аравийского полуострова и прилегающих районов; обычно случается в период с апреля по сентябрь, несет много песка, вызывает повышение температуры воздуха более 50 градусов по Цельсию.

    Единственный за всю историю ветер самум в Северной Америке произошел 17 июня 1859 в городе Голета, Калифорния и Санта-Барбаре, штат Калифорния. Утром температура колебалась в пределах нормальных + 24 ° C (75 ° F) до +27 ° C (80 ° F), на 1:00 пополудни очень горячий ветер, заполненный пылью, начал дуть со стороны Санта-Инезьких гор на север. К 2-м часам пополудни температура достигла + 56 ° C (133 ° F). Эта температура была зафиксирована официальной съемкой судна береговой линии США, которое работало в водах недалеко от берега, в канале Санта-Барбары. К 5 вечера температура снизилась до + 50 ° C (122 ° F) и до 7 вечера температура вернулась к нормальной + 25 ° C (77 ° F). В докладе правительства США было заявлено, что «телята, кролики и крупный рогатый скот погибли на своих ногах. Фрукты упали с деревьев на землю, выжженную с наветренной стороны. Все города были разрушены, рыбаки в лодках добрались до Goleta Sandspit с пузырями на своих лицах и руках, будто они подверглись воздействию доменной печи».

    Не исключаю, что и у нас в Приазовье такое явление имело когда-то место. Теперь буду знать, как оно называется. И другим при случае расскажу. И извлечение с описания этого ветра из мною любимого Геродота в качестве авторитетного аргумента приведу. – С ув., Валерий.

  • Разнообразен мир… И был, и есть, и будет,
    Загадили его вот только люди,
    В стремлении подогнать всё под себя,
    И чаще – под убогого царька,
    Считающего себя – царём природы,
    А на поверку – моль, иль тля, урод он…
    ***
    Спасибо за очередной интересный экскурс в историю!
    С самыми добрыми пожеланиями,

  • Искренне рад, Александр, что этот экскурс в средневековое прошлое Приазовья стал для Вас интересным. - С ув., В.К.

  • Уважаемый Валерий! Спасибо за то, что дали нам возможность окунуться в прошлое. Карты, письменные источники - живые свидетели многих событий. Наверное, по таким картам искали сокровища отважные мореплаватели. Нужно быть смелым и знающим человеком, чтобы отправиться в дальнее плавание. Но, глобальные вопросы, конечно же, решались силой. Думаю, вместе с нашим веком уйдёт в прошлое эпоха завоеваний. Ведь главное богатство - это человеческий патенциал, продукт умственной работы. Завоевав чужие земли, опустошив их, у нового хозяина возникают серьёзные вопросы по развитию инфраструктуры в этом регионе, о включении новых земель в работу мировой экономики. Набив тюки золотом и баранами и припрятав такое богатство во дворце, невозможно быть богатым.
    Будем надеяться, что все войны в скором будущем прекратятся. Много путешествуя, перемещаясь по миру люди начинают понимать, что наша планета - единое целое.И разрушая любой клочок земли, мы разрушаем себя, свою Память, своё богатство.

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 9 Фев 2021 - 20:08:12 Демидович Татьяна
  • Таня, Вы правы. Чтобы пуститься в далекое путешествие в то жестокое время, что морем, что суходолом, действительно надо было быть не только смелым и умным, но и грамотным. Ведь чтобы торговлей заниматься и не прогореть при этом, надо было уметь и читать, и писать, и хорошо считать. Именно поэтому, «экипажи каравелл («Святой Марии», «Нины» и «Пинты») Христофора Колумба (Коломбо) на треть (а то и наполовину) состояли из… грамотных евреев».


    Что до развития инфраструктуры на завоеванных новых землях, то российские завоеватели за всю свою историю никогда не заморачивались этой проблемой. Так, например, завоевав в 1864 году Черноморское побережье Кавказа (от Тамани до Сочи), они огнем и мечом полностью зачистили эту территорию и от миллионного коренного населения (половину населения, включая женщин и детей, истребив, а другую половину принудив к бегству в Османскую империю), и от всех селений (камня на камне от них не оставив), и от некогда росшего там реликтового леса. Превратив на многие десятилетия этот до того цветущий и густо заселенный людьми край в безлюдную малярийную пустыню. Похожим образом отличились высокодуховные веком ранее и в Крыму – после своего вторжения туда в 1783 году:

    Граф де Людольф. Письма о Крыме. Крым через 4 года после завоевания его российской империей

    Письмо первое. В карантине близь Севастополя, 3 мая 1787 года. 30 апреля, в пять часов вечера, мы бросили якорь близь Севастопольской гавани, в маленькой пустынной бухте, где мы должны были выдержать карантин…

    …Здесь находился древний город Херсонес, развалины которого покрывают довольно значительное пространство; уцелевшие еще стены сложены из тесаного камня, который ежедневно выламывают для постройки новых домов в Севастополе, которые не будут иметь ни красоты, ни прочности прежних строений…

    …Вид этого порта был бы великолепен, еслиб окружающие его холмы были заселены, возделаны и покрыты лесом. Съестные припасы для эскадры, как-то: мука, сухари, соленое мясо, с большими издержками привозятся сюда из России, а некогда столь густо заселенный и столь плодородный Крым не в состоянии кормить остающихся в нем немногочисленных жителей; здесь всего мало и все здесь страшно дорого, дрова доставляются сюда более, чем за двадцать, за тридцать верст…

    Письмо второе. Севастополь, 5 мая 1787 г. …Русский двор понимает все значение этого порта и серьезно помышляет о том, чтобы поставить его вне возможности всякого оскорбления. Будет построен город и при входе в него сооружены две батареи, затем верфь и главный арсенал для флота. Херсонская верфь, которую находят слишком дорого стоящею и подверженною многим неудобствам, будет оставлена. Таганрогская верфь на Азовском море будет также преобразована. Князь Потемкин даже заявил, что он желает совершенно уничтожить этот город и перевести все его население в какое-нибудь другое место [в 1825 году российский император Александр 1 распорядится построить порт Новый Таганрог на берегу Бердянского залива. – Прим. В. К.]...

    Письмо третье. Херсон, 12 мая 1787 г. Мы выехали из Севастополя 7 мая в десять часов утра. В продолжение двенадцати верст мы следовали по берегу реки Бельбека, дающей свое имя прелестной долине, осененной тенью всевозможных деревьев и окруженной холмами, возвышающимися амфитеатром и представляющими самые разнообразные и самые приятные очертания. Эта поистине живописная долина частью принадлежит графу Черникову, но она почти не возделана и всюду являет следы прежних разоренных жителей. Мы переменили лошадей в Диван-Кене, татарском селении, некогда весьма обширном, а теперь состоящем всего из нескольких саклей; путь свой мы продолжали по горам и весьма приятным равнинам до Бахчи-Сарая, куда мы прибыли в три часа пополудни. Город этот расположен в горном ущельи и отстоит в 42 верстах от моря. Мы посетили дворец хана Шагин-Гирея и отобедали у коменданта города майора Рыбы. Здесь были заняты поправкой дорог города, штукатуркой домов и восстановлением многочисленных покинутых Татарами лавок; дабы оне не были пусты и дабы императрица не заметила отсутствия населения, князь Потемкин приказал многим купцам устроиться в них на то время, пока здесь будеть государыня…

    …Этот некогда цветущий город имел сорок тысяч жителей, но в настоящее время едва ли наберется тысяч шесть, и количество это с каждым днем убывает; бегство это нельзя не заметить, потому что жители, тотчас же после завоевания покинувшие свое несчастное отечество, не только увезли с собою все, что у них было лучшего, но с бешенством в сердце разрушили и самые свои жилища…

    …Бахчи-Сарай еще мог бы быть столицей Крыма, но князь Потемкин хочет лишить его этой чести и приказал строить новый город, который он уже назвал Симферополем. Довольно странно, что у Русских есть мания уничтожать существующие города, чтобы строить города новые в стране, где нет населения и где ничего нельзя предпринимать без огромных затрать. Бахчи-Сарай в прежние времена представлял много предметов торговли и был, так-сказать, складом всех произведений Крыма. Теперь здесь сохранилась только одна весьма посредственная сафьяновая фабрика, да еще фабрика грубых ковров или войлоков, которые служат для покрышки татарских палаток и телег, которые Татары всюду возят за собою и которые в случае нужды защищают их от стужи и непогоды. Близь города находятся обширные развалины татарских селений, которые повидимому были весьма значительными; оне расположены на холмах и по берегам реки Бодрака, которая извиваясь протекает по великолепной местности. Здесь всюду расставлены пикеты казаков, это легкие войска, одетые в польские жупаны и вооруженные копьями и саблями; Россия употребляет их для быстрых нападений. Они имеют большие поселения на Дону, а в настоящее время они селятся также в Крыму и по Днепру. Правительство благоприятствует им и надеется, что они заменят собой покинувших свою родину Татар. Казаки воры, непослушны и разоряют Татар, у которых они отнимают все, что возможно, особенно их жен и их стада…

    …Из Крыма в прежнее время вывозились шерсть, воск, мед и проч., а теперь изобилие этих произведений сильно сократилось и страна эта, некогда столь богатая стадами, особенно баранами, не производит тех же предметов в достаточном количестве для потребления теперешнего населения…

    …Во времена ханов степи эти служили пастбищами для огромного количества быков, лошадей и баранов, но со времени русского завоевания, выселения Татар и потребления скота русскими войсками, количество всякого скота до такой степени сократилось, что для сохранения породы вместо местных быков стали потреблять в пищу быков из России…

    … Я с прискорбием смотрел на старания, которые делаются для того, чтобы все показать императрице в лучшем свете. Постарались даже и о том, чтобы вспахать вдоль дороги поля, чтобы скрыть от ее глаз пустынное состояние этой провинции. Государыню повезут только по самой видной части полуострова и наименее пострадавшей со времени завоевания Крыма. Судьба царственных особ бывать обманутыми и императрица будет думать, что все идет самым наилучшим образом. И сколько лиц заинтересовано в том, чтоб уверить ее в этом! А между тем, если она не хочет составлять себе иллюзий, еслиб она дала себе труд внимательного наблюдения и без предвзятой мысли к этому Крыму, составлявшему со времен Петра I предмет желаний России, государыня взглянула бы на него совершенно иными глазами…

    … Письмо восьмое. Севастополь, 14 июня 1787 г. Инкерманская долина очаровательна; во времена Татар она была возделана и в ней обитало множество жителей, но Русские, повидимому, завладели всем лишь затем, чтобы все уничтожить и в этой некогда столь плодоносной долине в настоящее время остались лишь одни следы, одни развалины селений, служивших ее главным украшением…

    …Из Севастополя я выехал в 8 часов утра и свернул с дороги, чтобы взглянуть на Балаклавскую гавань в 12 верстах отсюда; это маленький порт, со всех сторон окруженный высокими вполне надежными утесами; он настолько закрыт, что даже не видно входа в него, который чрезвычайно узок и труден и даже совершенно недоступен для больших кораблей. Вид с моря на эту местность очень дик и страшен. На вершине высокого гористого мыса видны развалины старинной башни, которая вероятно служила маяком для кораблей во времена Генуэзцев, которые точно также позаботились о том, чтоб укрепить все командующие над гаванью высоты и местность, где находился древний город Балаклавы, развалины которого существуют еще и теперь. Теперешний город представляет собою нечто крайне ничтожное…

    …По нашем выезде из Балаклавы мой возница направился горною дорогой. Здесь взорам моим представилось новое зрелище и впервые со времени моего отъезда из Константинополя я наслаждался ландшафтом, доставившим мне величайшее удовольствие. Я без устали любовался чудными видами, представляемыми мне страной со всех сторон; леса, скалы, долины, все приводило меня в восторг. Но еще новое восхитительное зрелище представилось мне, когда с вершины высокой горы я увидал Байдарскую долину. Я очень желал бы поделиться с вами тем наслаждением, которое я испытывал, окидывая взором все, что только есть в природе прекраснейшего! Вообразите себе великолепную долину в три мили длиной и около мили шириной, перерезанную покрытыми деревьями, холмами и орошенную множеством извилистых ручейков, еще более содействующих плодородию ее почвы; нарисуйте себе несколько татарских деревенек, живописно расположенных на возвышенностях, стада, разбредшиеся по великолепным тучным пастбищам. Вообразите себе эту чудную картину, окруженную горами, поросшими громадными деревьями и увенчанными скалами самых разнообразных и самых романтических очертаний, и вы будете иметь слабое понятие о восхитительном зрелище, которое представляет собою Байдарская долина. Я встретил только три или четыре хижины с возделанною вокруг них местностью. Я остановился, чтобы несколько отдохнуть в селении Байдары. Я просил своего возницу попросить мне какой-нибудь пищи, но большинство Татар с отталкивающим и холодным видом держались вдали от нас. Возница мой, солдат, уже хотел было пустить в дело свой авторитет, а я между тем уже успел заметить некоторое движение, свидетельствовавшее о неудовольствии. Я угомонил его и, подойдя к этим добрым людям, стал разговаривать с ними на турецком языке. Я сказал им, что приехал из Константинополя, что я муссафир. - "А зачем же вы приехали? с грустным видом спросили они меня, - здесь смотреть уже не на что!" Таков был их ответ и он печально подействовал на меня; в этих немногих словах он напоминал о том, чем были Татары, о том, чего они лишились! Они должны были быть твердо убеждены в том, что их не слышет мой возница. Чтоб им было более по себе, я оставил его у кибитки и отдался под их покровительство. Они не изменили в данном случае свойственному их чувству гостеприимства. Наиболее выдающийся изо всей группы Татарин в сопровождении своих товарищей повел нас, г. де-Галло и меня, к своему дому, и Татары принесли нам все, чем они были в состоянии угостить нас, кислого молока и яиц. Вот в чем заключался наш обед, и эти бедняки ни на что не захотели что-либо взять за него. Они рассказали мне о своих бедствиях, о потере своих родственников и своей свободы, что сильно удручает их! Они очень стремились посмотреть Императрицу и монархиня эта приказала раздать по всем селением, чрез которые она проезжала, сумму в 200 рублей. Но они очень жаловались на ее свиту, которая отобрала у них все их съестные припасы, яйца, молоко, сыр, цыплят. Словом, было произведено ужасное опустошение безо всякого возмещения за убытки. Все лошади были отобраны у Татар для двора и до сегодня еще ни одной лошади им еще не возвращено. Значительные леса покрывают все эти горы, но Татарам под страхом ужаснейших наказаний воспрещено рубить в них себе топливо. Они жаловались на то, что зимой им придется умереть от холода и что скоро они не будут знать, как строить свои хижины, которые все деревянные, хотя и весьма жалкие, и обмазаны глиной. Вообразите себе только то впечатление, которое деспотические распоряжения должны производить на прежде бывших свободными людей! Они мне показались превосходнейшими в мире людьми, благодушными и простыми в высшей степени. Они боятся Русских столько же, сколько они их ненавидят, и только ищут случая, чтобы бежать и соединиться со своими кавказскими соплеменниками… - Граф де Людольф, «Письма о Крыме». Текст воспроизведен по изданию: Людольф де. Письма о Крыме // Русское обозрение, Том 2. Март. 1892

  • Уважаемый Валерий!
    Спасибо за предоставленное удовольствие прочесть о торговле и путешествиях, о странах и народах заселявших азовские и черноморские берега. Уверен, что Ваш очерк будет весьма интересен всем читателям, кто хоть как-то ценит историю. Средиземное море, которое включает в себя в том числе Азовское и черноморье - уникальное на Земле. На его побережье находятся десятки стран со своими обычаями и нравами. За всю историю мореплавания в него пролилось не меньше крови, чем в нем солёной воды. Но времена изменились, и теперь в него текут реки грязи, химии и твердых бытовых отходов. Сейчас редко где отыщется чистый пляж - это наша беда, и с ней нужно решать, пока море не превратилось в болото.
    Н.Б.

  • Вы правы Николай. Из-за рек грязи, химии и прочих продуктов человеческой жизнедеятельности некогда самое рыбообильное в мире море давно превратилось не в болото, а в выгребную яму. И если бы мой отец в начале 70 –тых годов ушедшего века не пригрел на свою голову в своем рыболовецком колхозе им. В.И. Ленина научную шоблу, занявшуюся разведением на Азове рыбы мелиоратора (детрифага-некрофага - гавноеда) https://uk.wikipedia.org/wiki/Піленгас, то сейчас нечего было и ловить в Азовском море. И не с чего было богатеть бердянским и не только рыбным миллионерам. Ведь в Азовском море давно не стало ни осетров, ни судака, ни сельди, ни тарани, ни бычка. - С ув., В.К.

  • Уважаемый Валерий, Спасибо за интересный исторический экскурс в далекие времена почти тысячелетней давности!
    Удивилась, рассматривая старинные карты, как хорошо была развита картография, хотя ни самолетов, ни тем более - спутников в тот период ещё не было.
    И огорчило, что уровень агрессии и воинственности мало изменился с тех пор, когда историю сопровождали сплошные войны, нападения, разорения и пожары. Но и в наши дни - если Трампу за 4 года удалось не развязать ни одной войны со стороны Америки (столь ненавидимой кремлем), то ВВП за этот период весьма "преуспел" с Грузией, Украиной, Армяно- азербайджанским конфликтом, Сирией и даже с Африкой, куда умудрился послать ЧВК Вагнера от кремлевского повара Пригожина в те места, где идут активные разработки алмазов и других природных ископаемых! Алчность и агрессия, при полной безнаказанности, - вот движущие силы кремлевских братанов, корни которых тянутся, видимо, из пещерных времен через Средневековье в наш просвещенный и научно оснащенный 21 век!
    С наилучшими пожеланиями,
    В.А.

  • Дорогая Валерия, спасибо за размещение моего текста на замечательном Острове Андерс. Рад, что Вы нашли его интересным. Что до происхождения высокоточных карт древних морских королей, то это все еще неразгаданная тайна. Ведь до сих пор непонятно, каким образом средневековые мореплаватели с невероятной для своего времени точностью умели определять не только широту местности, которую люди на тот момент уже могли достаточно точно определять, но и долготу местности. Ведь необходимый для точного определения долготы высокоточный морской хронометр был изобретен англичанином Джоном Гаррисоном (1693 – 1776) лишь в 1731 году. Примечательно, что созданный Джоном Гаррисоном морской хронометр в 2015 году, т.е. спустя 283 года, был официально объявлен Guinness «самыми точными в мире механическими часами с маятником, раскачивающимся в воздухе»: «6 января 2015 в Гринвичском Морском музее, где хранятся сделанные Гаррисоном часы, был проведен эксперимент. Часы Гаррисона, известные как Clock B и восстановленные и отрегулированные в 70 годах прошлого века английским часовщиком и художником Мартином Бёрджессом, были запечатаны в прозрачной пластиковой коробке для предотвращения несанкционированного доступа и раскрыты только через сто дней. Как выяснилось, за это время часы отстали всего на 5/8 секунды» - https://www.theguardian.com/science/2015/apr/19/clockmaker-john-harrison-vindicated-250-years-absurd-claims



    https://i.guim.co.uk/img/static/sys-images/Guardian/Pix/pictures/2015/4/18/1429376629718/clock-009.jpg?width=620&quality=85&auto=format&fit=max&s=045754a0df21fe1fbdd74703b82c1059
    Фото. Хронометр Джона Гаррисона (1693 - 1776)

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Буторин   Николай   Черемных Ольга  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,292
  • Гостей: 315