Муленко Александр

 
 Огнеупорщик Андрей Андреевич Пакоста стал пенсионером и вышел на заслуженный отдых, когда ему едва исполнилось пятьдесят. Он бы трудился и дальше. В этом возрасте работяги ещё мобильны. Только и талдычат повсюду о том, как, не зная могучей техники, построили город: какие сверхурочные планы и плавки выдавали во время оно; какие побивали рекорды; какие имели награды за это от партийного руководства. Многие и доныне ещё готовы отвислыми руками тянуть любое бремя хоть до инфаркта, хоть до инсульта. И не страшны им никакие морозы, артрозы, некрозы и циррозы.
Пакоста тоже не уступил бы большую лопату по доброй воле да случилась промашка — попал в газету.
К власти на предприятии, где Андрей Андреевич проработал двадцать семь лет, стремились чужие люди. Шёл рейдерский захват. Вчерашнему руководству угрожала отставка. Тарифная сетка была составлена аппетитно. Каждый последующий разряд оплачивался на восемнадцать процентов выше, чем предыдущий. А всего таких разрядов на комбинате было двадцать восемь. Представьте, какую большую сумму получал директорат. Новые московские собственники искали ему замену. Но старые управленцы без боя не сдавались. Они смущали народ. Из бытовки в бытовку ходила грязная меловая доска, на которой инженерно-технические писаки излагали рентабельность вчерашнего производства и доводили до сведения рабочих о незаконности банкротства их любимой чёрной металлургии, добротно перечисляя все уголовные нарушения компании «Альфа-групп». Кажется, мистер Фридман первым оспаривал бизнес у вчерашних андреевских воротил.
Заводская газетёнка, не жалея метафор, рисовала негативные портреты «оккупантов». В прогнозе было несветлое будущее для горожан и призывы маршировать за правдой в город Оренбург. На это выдавали даже авансы из кассы социальной взаимопомощи. А вот задержка зарплаты была уже полгода. На марше людей попросили не напиваться до выходных.
 — Слышишь, Андрей Андреевич, ты — знатный огнеупорщик, — хитровато сказал Пакосте его начальник. — Мы вот тут покумекали намедни с нашим главным профсоюзным работником и составили для тебя небольшую твёрдую речь, которую надобно от имени коллектива произнести у губернатора на виду.
— Хорошо, — согласился Пакоста. — За мною это не постоит. Не посрамлюсь, прочитаю вашу речь. Наши деды отстояли Россию от немецких оккупантов, а мой рубеж на этом экономическом фронте.
— Вот-вот, — согласился начальник.
И поход состоялся.
В пятницу в Оренбурге около областного Дома Советов работяги наивно и долго галдели. Весь их сварливый сыр бор выражался в частом скандировании лозунгов. «Хань — руки прочь от комбината», «Фридману — позор». А когда подошла его заключительная очередь выступления с трибуны, Пакоста вдруг обнаружил, что оставил дома очки и не сумел прочитать шпаргалку начальника: тихо крякнул в кулак, что-то брякнул себе под нос и покинул подмостки. Митинг окончился. Уставшее от осатанелых криков толпы, правительство области вынесло два ящика водки и локализовало возникшие беспорядки. Бросив всю свою наглядную агитацию на асфальт, послушные демонстранты встали в мирную очередь за спиртным и, приняв по полстакана «халявы» на брата, а это — только малая толика пойла для глоток, лужёных в чёрной металлургии, разошлись по магазинам города Оренбурга, чтобы поднабраться вдогонку пива перед обратной дорогой на комбинат — в неорганический мир окалины и шлама.
Но домашняя заготовка начальника не канула в лету.
На следующий день непрочитанная Андреем Андреевичем речь появилась в губернской прессе. Его портрет на передовице, морщины, суровый сердитый взгляд, а также все перечисленные производственные регалии и рекорды не оставили у читателей равнодушия к судьбе металлургов. Статейка была написана ярко, решительно, её сочинители не оплошали. Она обличала захватчиков, пожалуй, даже сильнее, чем транспаранты, и призывала к сопротивлению «бандитизму» весь мировой пролетариат. Однако марксизм себя изжил. Смена собственников на комбинате прошла без сучка и задоринки, а спустя некоторое время новый управляющий директор, изучая историю сотворения беспорядков, прочитал упомянутую газетёнку и взял на заметку опальное имя. Пакосту занесли в корпоративный компьютер, и когда пришли его юбилейные дни, распрощались с ним без сожаления.
— Ишь, ты — герой-передовик, понимаете ли, борец с бандитизмом за светлое будущее рабочих мира. А тогда на что нам, скажите, президенты да олигархи? — ехидно сказал ему начальник отдела кадров.
— Выдавили меня до последней дольки, словно лимон, одна только шкурка осталась, теперь, вот, я стал никому не нужен, — поплакался Пакоста, прощаясь. — А я, ведь, привык к своей работе, как лошадь к оглоблям. И отдыхать-то не научился. Даже ещё ни разу не задумался о том, чем стану заниматься на старости лет.
Его бригада хотела пьянки.
Бывало, Андрей Андреевич, как самый старший авторитет в коллективе, «прописывал» в ней того или иного юнца с первой зарплаты, благословляя его на честный труд. Или «выписывал» из неё слабаков, нашедших лучшую долю в мире — лёгкий постыдный хлебушек по диплому. Те же, увольняясь, хихикали и краснели, а потом гудели по-русски, традиционно — всем коллективом. Да и в иное свободное от семейных нагрузок время Пакоста не пропускал ни одного массового «культурного» мероприятия, связанного с бутылкой. День получки, потом был день аванса, досрочная сдача металлургических печей в эксплуатацию сталеварам, отгулы, прогулы (Тоже, как будто, святое дело.), а также многочисленные профессиональные праздники вели его по дороге жизни более двадцати с лишним лет, упрочняя позицию бригадира.
И вот пробил его час ухода от производства.
Всё своё небольшое денежное пособие, выданное по увольнению, ушло на организацию прощального банкета. В квартире у Пакосты гудело почти полцеха: огнеупорщики, их подсобники, машинисты кранов, сварные, разного вида слесари и технички. Люди ворошили его почётные грамоты, пожелтевшие от долгого лежания на комоде. Бряцали его юбилейными медалями и значками. Славословили, вспоминая важные вехи в рабочей биографии человека, его стахановские рекорды в те далёкие дни, когда, не просыхая от пота за фиолетовый четвертной бумажный денежный знак с портретом порядочного вождя, всего лишь за двое суток выкладывали своды мартеновских печей, набирая по сорок восемь колец на опалубке сразу  — «без перекура».
— Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя, богатыри не вы,  —слащаво проскандировал Пакоста во время застолья.
Ему возразили:
— Ты, Андрей Андреевич, так не говори, мы, ведь, тоже ребята не промах
— А это не я вам говорю, — пробубнил он ответно. — Это Михаил Юрьевич Лермонтов написал — великий русский поэт. А я, вот, говорю, что вы не справляетесь с этой двухдневной работой даже за неделю. Вы без меня не сумеете подвесить нужный кирпич, да чего уж там его поднять и подвесить, вы вира, майна — правильно не покажите. Чуть только что — на седалище, на спину ложитесь от усталости, от вашей природной лени. Среди общего темпа труда прохлаждаетесь или греетесь по теплушкам. Вам нужен добрый кнут.
Молодые товарищи Пакосты важно сопротивлялись. Опрокидывая рюмку за рюмкой, они невозмутимо галдели, что за такие деньги, которые им сегодня платят оппортунисты, работать нельзя, знать ничегошеньки не надобно. Какая тут вира или майна? Пусть трактор работает, он железный. А свод подождёт.
Гости разошлись по домам и протрезвели, работа им предстояла нелёгкая, сменная, в горячем цехе, а новоиспечённый пенсионер остыть от водочки так и не сумел. Бездеятельность свалилась ему на плечи как тяжкий груз. Андрей Андреевич Пакоста ушёл в глубокий запой.
Его супругу звали Анюта. Когда-то она трудилась товароведом в отделе материально-технического снабжения. Но молодые, подвижные, свежие, лучше знающие компьютер девицы заменили её на службе, и уставшая женщина потеряла тёплое место. Почти за бесценок на склоне лет она покорно мыла плиточные полы в мужских душевых и убирала грязные кабинеты начальства в том же самом цехе, где работал Пакоста. До выхода на пенсию Анюте оставалось ещё несколько лет — льготного стажа женщина не имела. Возвращалась она с работы домой уставшая и больная. Ежедневно встречая очумелого мужа, Анюта пилила его за пьянство, а тот ответно её унижал и огрызался, требуя уважения.
Прикрытые ворохом чистого белья немногие семейные деньги лежали в старом деревянном шкафу, закрытые бельём. Пакоста их потихонечку пропивал, и однажды супруга его поймала.
— Я сегодня работаю за троих, — возмутилась женщина. — Это наши последние деньги. Доченька наша Оленька — отличница. Девочке необходимо доучиться, ей надобно помогать, ведь сегодня без диплома на хорошую работу нигде не устроишься, просто не проживёшь.
В доме присутствовал собутыльник. Перед ним хозяину стало стыдно. А вдруг он ещё подумает, что почётный огнеупорщик Пакоста ходит у бабы на поводке? Андрей Андреевич огрызнулся:
— Ты же ещё жива, учёная поломойка! Кому сегодня нужны твои дипломы, на которые ты училась всю жизнь? Я — твой муж, я — гегемон, я тебе не подкаблучник, я построил эту страну и хватит надо мною глумиться в присутствии гостей!.. Кто в доме хозяин?
Он  ударил Анюту. Она упала. Мужчины забрали деньги и поспешили в магазин. Когда они возвратились для продолжения пьянки, умиротворённые и добрые, женщина лежала в постели.
 — Живая что ли? — перепугался гость.
 Андрей Андреевич наклонился к голове супруги.
           
— Как будто дышит.
 Потом наполовинил стакан и поставил его у изголовья кровати на стульчик около лица своей жены.
 — Я был неправый, Анюта. Помиримся что ли? Ты выпьешь с нами, немного водочки или нет?.. Ау, Анюта?
Жена молчала.
Когда наутро Пакоста продрал глаза, он увидел Анюту белой. Андрей Андреевич прикоснулся к её руке и на ней появились трупные пятна. Рядом на стульчике стоял стакан, тот самый, в котором он вчера оставил Анюте немного водки в знак примирения и дружбы. Пакоста выпил её и собрался, было, идти в милицию с покаянием, да заявился ещё один собутыльник, и пьянка возобновилась.
Целую неделю Андрей Андреевич боялся соседей. Покидая квартиру, он крался на цыпочках, осторожно хватаясь на лестничном марше то за перила, то за стены, а если встречались люди, сверлил глазами бетон, и они заметили неладное. Кто-то дозвонился до Оленьки, дочка у Пакосты училась в соседнем городишке, и сообщил ей, что мамки давно уже не видно: «Она, говорят, больна, а папка — безработный пенсионер, сгорает от пьянства». Девушка примчалась домой. Её ослабший отец стоял на коленях около постели почерневшей уже жены и плакал. На полу валялся гранёный стакан. В квартире пахло смертью.
В газетах, которые Оленька подхватила в переполненном почтовом ящике, хвалили Олега Дерипаску.
                                  *  *  *

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Уважаемый Александр, спасибо за за интересный реалистичный рассказ о том, как проходилo перераспределение гос-собственности в частное владение - крупных заводов и фабрик в конце восьмидесятых и девяностые! Как быстро и легко провернули эту операцию олигархи без учёта интересов работающих на предприятиях!
    Финальная часть рассказа иллюстрирует безысходность и трагизм потерявших работу мужчин, пристрастившихся к водке. Так что этот рассказ мог бы стать примером и для антиалкогольной пропаганды.
    Посмотрела и рекомендуемый вами в комментарии кинофильм о трудной участи режиссёра театра, попавшего волею судеб в тюремную камеру с подростками «Лошади в океане», когда начинаешь понимать, что осужденные оступившиеся парнишки, как эти обреченные кони из песни, брошены на произвол судьбы.
    Борис Слуцкий написал стихотворение «Лошади в океане» на основе реальных событий (как, видимо, и Вы свой рассказ), когда один из его друзей рассказал про американский транспорт с лошадьми, потопленном немцами в Атлантике. Слуцкий написал это трогательноестихотворение очень быстро, почти не правил его и оно стало самое известное у автора, переведено на польский, итальянский, на него написано несколько мелодий. Песню пели в пионерских лагерях, под гитару во дворах, в электричках, в концертах.
    Щемящее стихотворение Б. Слуцкого «Лошади в океане» никого не оставило равнодушных:
    "Лошади умеют тоже плавать,
    Но не быстро и недалеко.
    "Глория" - по-русски значит "Слава", -
    Это вам запомнится легко.
    Шёл корабль, своим названьем гордый,
    Океан стараясь превозмочь.
    В трюме, добрыми мотая мордами,
    Тыща лощадей топталась день и ночь.
    Тыща лошадей! Подков четыре тыщи!
    Счастья всё ж они не принесли.
    Мина кораблю пробила днище
    Далеко-далёко от земли.
    Люди сели в лодки, в шлюпки влезли.
    Лошади поплыли просто так.
    Что ж им было делать, бедным, если
    Нету мест на лодках и плотах?
    Плыл по океану рыжий остров,
    На закате остров плыл гнедой.
    Лошадям казалось - плавать просто,
    Океан казался им рекой.
    Но не видно у реки той края,
    На исходе лошадиных сил
    Лошади заржали, возражая
    Тем, кто в океане их топил.
    Лошади тонули с громким ржаньем,
    Все на дно покуда не пошли.
    Вот и всё. А всё-таки мне жаль их -
    Рыжих, не увидевших земли.
    Борис Абрамович Слуцкий
    Но есть ещё одно стихотворение, автор которого неизвестен. Автор не захотел мириться с таким трагическим окончанием истории и написал продолжение стихотворения «Лошади в океане»:
    Я не верю в гибель лошадиную.
    Пусть не все, но выжили они.
    С дна морского к верху шли акулы,
    Но хватали слабых лишь одних.
    Рыжий остров медленно, но таял,
    Уменьшался остров тот гнедой.
    Но немного плыть уже осталось -
    Кони, кони, слышите! Прибой!
    Вот копыта дна уже коснулись
    И вода отхлынула от них.
    Вышли на берег измученные кони
    Победили смерть свою они.
    Где-то люди есть и есть машины
    Где-то города стоят, шумя.
    Только здесь на острове всё тихо -
    Ни людей, ни шума, ни огня.
    Только ветер воет здесь тоскливо,
    Да еще вдруг топот прозвучит -
    То табун коней вдоль океана
    С бешеною резвостью летит.
    Ветер гривы длинные расчешет,
    Океан умоет их водой
    И живут они, судьбой довольны
    Посреди равнины голубой.
    Остров тот - песчинка в океане.
    Только кони вольно там живут
    И отныне остров этот дикий
    Лошадиным островом зовут".
    С наилучшими пожеланиями здоровья и новых рассказов!
    Валерия

  • автор Сергей Неудачин

    Волны с ходу разрезая,
    Мчится в ад дельфинья стая -
    В океан, где пламя стонет...
    Бригантина тонет, тонет!
    А с другого края света,
    Где всегда одно лишь лето,
    От азарта погибая,
    Рвет волну акулья стая...
    Дымом затянуло небо,
    Страшно только тем, кто не был.
    Люди, трупы, бревна, лодки -
    Что за день такой короткий!
    Не поймёшь, кто жив, кто мертвый
    Справа, слева ли по борту,
    И не видно горизонта,
    Плачет женщина о ком-то...
    А акулы ближе, ближе -
    Океана нет в Париже!
    И успеют ли дельфины?
    Где их сгорленные спины?
    Кровь с водой глотая пастью -
    Плавники дымятся страстью.
    Всё! Пропали! Всё! Проглотят!
    Но плывут дельфины вроде!
    Закипело море пеной,
    Шар земной наметил крены,
    Зубы в лоб, удары в спину -
    Что-то мало их, дельфинов!
    Даже небо прояснилось,
    Озарило солнцем. Милость!
    Что случилось? Что за льдины?
    Это мертвые дельфины!
    Бой окончен. Где акулы?
    Мясом набивают скулы.
    И дельфинов пожирая,
    Сытая уходит стая!..
    Ну, а люди! Ну, а люди?
    Море их, наверно, любит!
    Все застыли как немые,
    А глаза! Глаза пустые!
    Лишь один поднялся в лодке,
    Пьяный, будто бы от водки,
    Бросился со стоном в море -
    Не спасенье - горе, горе!
    Лишь с водой соприкоснулся,
    Он дельфином обернулся,
    И отмщения желая
    Вслед поплыл акульей стае...
    Это быль и это небыль,
    Я там был и я там не был,
    Но лишь стоит присмотреться -
    Нас акулы бьют под сердце!
    И на помощь не надейся,
    Коль сумеешь, бейся, бейся!
    Но дельфины! Где дельфины?
    Всем им выпрямили спины!..

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 3 Фев 2021 - 12:53:10 Муленко Александр
  • Суд над Навальным:
    https://www.youtube.com/watch?v=rAToxknS2vc
    (прямая трансляция)

  • Комментарий последний раз редактировался в Среда, 3 Фев 2021 - 12:38:58 Муленко Александр
  • Позвольте по теме добавить отрывок из стрима Евгении Альбац :
    "1 февр.2021г. Борису Ельцину, оставившему большое политическое наследие, исполнилось бы 90 лет.
    Напомню, что при нем начались экономические реформы в России, при нём была построена рыночная экономика и закончился ДЕФИЦИТ – одно из главных унижений Советской власти и всего населения огромной страны в унизительном положении просящего хлеба и туалетной бумаги!
    Он дал приказ рассекретить документы о чудовищных преступлениях советского НКВД, в том числе и по расстрелу тысяч польских офицеров в Катыни.
    Он никогда не позволял себе покуситься на свободу слова, на свободу средств массовой информации - он понимал насколько это важно для столетиями молчавший страны! (Контраст с современной властью, которая не терпит критики и всего на свете боится!)
    У него была одна беда - выбор преемника -именно Ельцин совершил трагическую ошибку, выбрав в качестве преемника оперативника ФСБ КГБ, который первым делом вернул советский гимн, а потом планомерно разрушал и разрушил демократический уклад и в конце-концов уничтожил ельцинскую конструкцию.
    Обратите внимание, что ни один из тех, кто входил в ближайший круг Ельцина, не возвысил свой голос и не осудил попытку убийства Алексея Навального и все они молчат. Заметим, когда Ельцин оказался в сложном положении, Михаил Сергеевич Горбачёв- тогда президент Советского Союза, у которого была колоссальная власть в руках, тем не менее он не позволил себе отправить Ельцина в тюрьму, и уж конечно не позволил себе отдать приказ его убить."
    Подробнее: https://www.youtube.com/watch?v=a8YNh0R7kr0
    Н.Б.

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 2 Фев 2021 - 2:38:08 Буторин Николай
  • А я думаю, что не стоит всех обобщать под одну гребёнку. У меня есть знакомый рабочий, который поэт. Мы с ним давно сотрудничаем, пишем друг другу рецензии и состоим в литературных организациях, ведем литературные журналы и участвуем в творческой жизни сайта стихи.ру. Все люди разные и не стоит клеймить кого-то, подводить под шаблон и вешать ярлыки. Типичных людей нет, все в жизни индивидуально. Нет универсальных категорий для классификации людей. Любая типология ошибочна. Человека не сузить и не подтипизировать.
    Например, мой знакомый поэт-рабочий (не буду называть его имя, может, кто-то его знает) уже входит в русскую антологию поэтов-классиков.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Уважаемый Александр!
    Спасибо за Вашу новую главу о жизни "на дне". Это даже покруче, чем у Горького. Беспросветный мрак в перемешку с проблесками безнадеги. Что тут удивляться тому, что люди целыми стадами уже стали вываливать на проспекты, несмотря на то, что их мутузят дубинами и ширяют электрошокерами. Ну воруй ты в меру - никто тебе обидного не скажет. Так не тут то было! Не мой, говорит, дворец и хоть ты хреном ему по голове! "Никогда, никогда…". Брешет в глаза народу, который за него вроде бы как голосовал. Да если бы этот народ, который "со дна" ещё в 12м году знал, на чьи средства строится этот "апарт отель", то не допустил бы никаких продлений сроков полномочий и липовых поправок к так называемой, конституции. А теперь ментов в России уже больше, чем людей.
    Н Б.

  • Сегодня я дал одному человеку ответ на его обвинение по поводу упоминания мною темы обсуждаемого ныне дворца. Якобы я оскорбляю кормящую меня руку антигосударственной позицией.
    "Ой, не по-государственному поступаете, Александр. -- написал мне недобрый человек. -- Зря Вы эту последнюю фамилию упоминаете, это походит на кусание кормящей руки. Правильно называть - как его называет руководство: "берлинский пациент" или, к примеру, "персонаж, которого упомянули". Бесплатно выучился, бесплатно вылечился, дожил до пенсии - сиди и молчи в тряпочку. А то критиков развелось! Кормящую руку даже четвероногий друг не куснёт, а, наоборот, лизнёт, а иногда ещё и гавкнет подобострастно. А человек - тем более! Прошу пардону - ежели неугодно или коряво выразился"
    Вот мой ответ. В нем ни капли лжи. "Нет у меня кормящей меня руки. Я умер 6 сентября 2019 года и сегодня живу второй жизнью. Первая моя жизнь, осталась для анализа как минимум одному человеку -- мне нынешнему. Изначально в ней моё государство формировало во мне законопослушного человека для того, чтобы чтобы легче мною манипулировать. Оно внушало мне, что я живу в самой справедливой стране, что по первому зову я получу и подмогу, и поддержку, что моя старость будет достойной и почётной, будут побеждены окружающие мою страну враги, построен, так называемый, коммунизм. Эта идея сама по себе неплохая для того, чтобы стремиться к её победе. Но ею обманывали народные массы, и то, что мы сегодня имеем -- это ненасытные рты различных администраций. Посредством судов и нервотрёпок я вышел на заслуженный отдых в 2018 году и умер, не отдохнув и одного года. В той, первой жизни, я отдал свой гражданский долг сполна и даже больше, безропотно отслужил на благо Отчизны, отработал бесперебойно сорок лет, не имея нареканий, платил налоги, не уклоняясь от них. "А что же более-то?" -- спросите. Отвечаю: за свой счёт я представлял Россию в спортивных мероприятиях в самой России и за рубежом. Были успехи. За это мне не стыдно. Но ответного подвига от государственности не было никогда. На сегодня оно, считаясь со мною, возвращает мне только долги. Я не могу их назвать благородными, щедрыми, ибо с повышением цен полученные мною государственные копейки тут же уходят на борьбу за выживание, и в голове появляется много вопросов. Один из них, почему обиравшее меня ранее налогами государство одною рукою кидает мне скромную пищу, а другою оперирует миллиардами за кордоном и возводит себе замки? Дело в том, что о дворце в Геленджике я слышал ещё в 2012 году, играя в этом городе. Мне предлагали даже экскурсию к нему, именно как к "дворцу Путина" да я отказался. Был ли тогда в политике Навальный и зачем он молчал? Впрочем, Лимонов что-то на эту тему вякал, его цитировали умы из СП, его друзья. Но он в это время уже проиграл своё протестное движение, из народа его никто не услышал".

  • :)

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 1 Фев 2021 - 20:28:51 Буторин Николай
  • Уважаемый Александр!
    Спасибо за ещё один мрачный реалистичный момент из жизни простого человека... Главный герой Андрей Андреевич Пакоста - одна из миллионов мелких рыбёшек в океане, где всем заправляют акулы. Несмотря на зрелость лет, правдолюб и наивный романтик, Пакоста думал, что его выступление в защиту предприятия, людей, которые там работали, может повлиять на ситуацию. На переделка собственности состоялась. И по-другому быть не могло. Москвичи поставили своих людей, и новое руководство безжалостно уволило старого опытного работника. И в самом деле - 50 лет далеко не пенсионный возраст...
    Да, это у "акул" много вариантов, как себя реализовать после неудач. Деньги и связи всё равно на месте. Простому человеку все дороги закрыты... Остаётся потеряться в стакане с водкой, в нищете, медленно скатываясь в ад.
    И, конечно, за сломанную судьбу никто не ответит... Да и сколько таких хороших мужиков, как мелких надоедливых пылинок сметено на обочину жизни!.. Приходит на ум пословица "каждый сверчок, знай свой шесток".

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 1 Фев 2021 - 19:56:33 Демидович Татьяна
  • “Москвичи поставили своих людей, и новое руководство безжалостно уволило старого опытного работника. И в самом деле - 50 лет далеко не пенсионный возраст”...




    - Уважаемая Таня, в СССР (а судя по всему, кое-где на постсоветском пространстве и ныне) работники и работницы, имеющие 10 (7,5) -летний стаж работы во вредных условиях по т.н. Списку №1 выходили на пенсию в 50 и 45 лет. Естественно, при наличии у них общего трудового стажа в 25 и 20 лет, соответственно… Аналогичного рода льготы для выхода на пенсию имели и работники Крайнего Севера и мест к ним приравненных. Там где условия во вредных условиях по Списку №1 были не совсем убийственными, существовала целая очередь на занятие освободившихся льготных ставок.

    И потому в увольнении достигших пенсионного возраста льготников были в значительной степени заинтересованы жаждущие занять их зачастую хорошо оплачиваемое по советским меркам льготное место. Работнику же, чтобы по достижении 50-летнего возраста не быть «подсиженным», не быть уволенным и удержаться на своем рабочем месте, надо было быть с начальством - «вась-вась».

    Помимо Списка №1 имел место в СССР и Список вредных производств №2, работники и работницы которых выходили на пенсию не в 50 и 45 лет, а в 55 и 50 лет.

    Поскольку число льготников в СССР множилось в геометрической прогрессии, то целью их сокращения Списки вредных производств перед крахом нерушимого начали пересматривать. Так, например, накануне взрыва 4-го блока Чернобыльской АЭС в апреле 1986 года, когда по всему СССР полным ходом развернулась подготовка к масштабному строительству едва ли не во всех городах атомных станций теплоснабжения – АСТ-500 – по сути атомных тепловых котелен, начался пересмотр пенсионных и прочих (талоны на спецпитание, короткий рабочий день, 30-дневный отпуск…) льгот для работников АЭС и смежных с атомной отраслью производств. Что естественно привело к оттоку оттуда наиболее квалифицированных кадров. И на ЧАЭС в том числе. Что никак не могло не сказаться на безопасной ее эксплуатации. - В.К.

  • Я сам отработал огнеупорщиком много лет. Немало моих товарищей не дожили до пенсии. У одного появилась пейкимия, но больше -- сердечники, как и я. Следующая глава о суде, она скорее саркастическая, нежели правдоподобная, пожалуй одна написана преувеличено и от души. Недостойный суд это норма для России. Спасибо. что вспомнили обо мне. Я уже забыл сюда дорогу, свой логин и пароль. Посмотрите вот этот фильм. Я нашёл его недавно и среди всего, что снято про нашу пенитенциарную систему, это самое честное. Здесь нет ни ментовской, ни зековской романтики, поведение заключённых, их разговоры, амбиции, портреты я слышал и видел такими. И надзиратели с их воспитательными речами как будто с натуры...
    [video]https://www.youtube.com/watch?v=ViSgXlsgrNw[/video]https://www.youtube.com/watch?v=ViSgXlsgrNw

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Черемных Ольга   Тубольцев Юрий   Андреевский Александр  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,291
  • Гостей: 245