Белоцкий Сандро



СРЕДНЕВЕКОВЬЕ ПРОШЛОГО ВЕКА


Каждый век имеет свое средневековье.

С.-Е. Лец


Предлагаемые воспоминания о жизни в Советском Союзе касаются преимущественно моих родных,  и  поэтому носят отрывочный характер, за что прошу прощения у читателей.


***


Матушка моя происходила из старинной грузинской дворянской семьи: бабушка, как мне говорили,  была даже княгиней. Матушка училась в русской классической гимназией, нравы и уровень преподавания в которой ( в хорошем смысле) сильно напоминали советскую школу. Каким-то образом матушка примкнула к большевикам, подружилась с известным боевиком Камо (Тер-Петросяном)  и даже помогала ему бежать из Метехского замка - тюрьмы, в которой содержались самые опасные преступники.


После того, как в Грузии к власти пришли меньшевики, матушка перебралась в Ростов-на-Дону и еще в подполье (в 1918 г.) вступила в коммунистическую партию, для чего прибавила себе 2 года. После победы коммунистов матушке вручили 5 млн. царских денег, имеющих тогда хождение на значительной территории бывшей царской империи, и отправили ее на подрывную работу в меньшевистскую Грузию.


В Тбилиси, по дороге на явку с одним из руководителей большевистского подполья, за которым следила полиция, матушка была арестована и заняла место Камо в Метехском замке. На допросе начальник грузинской контрразведки пытался выяснить характер связи матушки с арестованным персонажем. Матушка пыталась втюрить контрразведчику, что между ними - любовь, на что контрразведчик сказал: - «Что общего может быть у столбовой грузинской дворянки с евреем? Только  политические убеждения, а никакая не любовь!», после чего матушку вернули в тюрьму, где она вполне прилично провела несколько месяцев (деньги у нее не отняли, и она заказывала еду в ресторане), а потом по соглашению между Грузией и Россией об обмене пленными матушку обменяли...


***


В советской тюрьме в период сталинского террора обстановка была далека от идиллической, что хорошо известно и в подробности которой я входить не стану. Матушку арестовывали дважды - в 1937  и в 1950 годах. Оба раза у нее были занятные встречи с сокамерницами.


В 1938 г. это была симпатичная молодая женщина Наташа Трубецкая, взятая исключительно «за происхождение». Матушка, пытаясь найти выход, спросила: «А кто была ваша мама?». «Ой» - ответила Наташа - «а мама была и вовсе Голицына!».


Вторая встреча, в 1950 г., была в той же Бутырской тюрьме. Тоже молодая и симпатичная соседка, узнав фамилию матери, спросила: «А нет ли у вас сына-школьника Сандро?», на что матушка ответила положительно. «Ну, слава Богу (!)» - сказала соседка -«а то мы думали, что он - сирота, ведь его мама никогда не приходила в школу!». Это была наша учительница Конституции... А мать действительно в школу не ходила, посылая вместо себя мою няньку...


***


В период оттепели Закавказское землячество старых большевиков, в котором состояла матушка, любило приглашать меня на свое регулярные сходки с обильной едой из кремлевской столовой и бесконечными воспоминаниями, которые я внимательно слушал, что очень нравилось участникам.


Там, среди прочего, были такие перлы:


Одна боевая армянка, активная участница революции и борьбы с англичанами в Азербайджане, дружила с Крупской и нередко с ней встречалась. Как-то, году в 23-м она приезжает в Горки, но ее не пропускают. Тогда она перелезает через забор, находит открытое окно и  через него проникает в прихожую. Тут на нее выходит Крупская и с удивлением спрашивает: «Как вы сюда попали? Ведь мы под домашним арестом!» (новость, не слабая для 1956-60 г.г.).


Одна из участниц такого застолья спрашивает мою мать: «Нина, скажи, как это получается - куда бы мы, большевики, ни приходили, там через несколько месяцев начинался голод...»


***


Мой старший, единоутробный брат был арестован в 1950 г. вместе с двумя товарищами-коллегами.


В лагере вместе с ним сидел Герберт, сын  владельца крупной английской авиационной компании (фамилию, к сожалению, забыл). В 1939 г. на какой-то юбилей  отец подарил ему одну из самых быстроходных яхт в мире, и Герберт отправился в кругосветное плавание. Отец попросил его по дороге зайти в Ригу и ликвидировать там принадлежащие фирме заводы авиационной фанеры. Но одновременно в город вошли советские "освободители", Герберта интернировали и определили в ГУЛАГ. Его спасло медицинское образование. Попытки дать о себе знать родным оказались неудачными, и даже генерал Андерс, которого в начале войны отпустили вместе с польскими пленными, ничего не смог сделать.


Другим «сотоварищем» брата был генерал-майор Хата, начальник штаба Квантунской армии, советник императора Хирохито и участник подписания акта о капитуляции Японии на американском линкоре «Миссури». Заключенные такого ранга обычно содержались в политизоляторах, но после 50-года советское руководство решило, что все рано на волю из них и их «контактов» никто не выйдет,  и политизоляторы упразднили. Хата немало рассказал брату о щедрых со стороны Сталина условиях заключения
пакта о ненападении с Японией, что в то время было тайной...

Пленный полковник вермахта в лагере сказал братцу: «Через 2 недели после начала войны с Россией, когда я увидел, что вы бросали против наши танков и автоматов практически безоружных людей, я понял, что войну мы проиграем - у Германии нет такого числа солдат...»


По одному «делу» с братом проходил его товарищ и коллега, который сидел в другом лагере. Вместе с ним сидел С-в. Он работал с Хрущевым и немало знал о делах Берии. После ареста Берии товарищ брата (как врач он пользовался относительной свободой) предал письмо С-ва Хрущеву о Берии. Письмо дошло, и вскоре за С-вым был прислан самолет  и С-ва в кандалах привезли в Москву, где он дал показания против Берии. Хрущев назначил его на один из ключевых постов в объединенном после смерти Сталина КГБ-НКВД.  С-в подвел под амнистию «группу» брата и они вернулись в Москву в 1955 г., а уже потом были реабилитированы.


***


 Такова была повседневная жизнь в СССР.
После убийства Кирова Бухарин сказал про вождя:
«Теперь он сделает с нами все, что захочет»...
  

Маски Сталина


















PS

К концертам в Израиле русских певцов, которые сейчас проходят во главе с Кобзоном:

Для чего товарищ Сталин
За евреев был в ООН?
Неужели, чтоб в Израиль
Ездил с песнями Кобзон?


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Гость - 'Гость'

    Ох, недаром господин хороший написал напоследок, что он – бабник. Может погорел на бабе-соседке господин хороший с Чукотки, а теперь замаливает из последних сил свои грехи, чтобы дядя из ФСБ ненароком соседу по лестничной площадке господина хорошего не рассказал про подвиги господина хорошего и тот кирзовую патриотическую харю господина хорошего не намылил…

  • Для ответа на вопрос: \"Почему аристократы вступали в большевистскую партию?\" полезно прочитать двухтомник Ипполита Тэна \"История современной Франции\" (там есть и об аристократах, примкнувших к якобинцам и отерявших на этим пути свои головы, - ну в точности, как в России) или блистательного Анатоля Франса \"Боги жаждут\".

    В России повторилось только то, что уже было в революционной (антикоролевской) Франции.

    Идущие к красным молодые и немолодые люди были охвачены нетерпением и желанием \"мгновенно\" получить, как издевался Маяковский, \"всеобщее счастье человечества, именуемое в простонародьи социализмом\".

    Очень этим грешили недоучившиеся студенты. Среди большевистского аппарата управления не было НИ ОДНОГО человека с законченным высшим образованием (Ленин сдавал экстерном, да и то сейчас выясняется, что справку об окончании Петербургского университета он, судя по всему, подделал...)

    Жажда власти! Вот что двигало этими людьми, примкнувшими к большевикам, - обыкновенный карьеризм, когда в мутной воде хорошо рыбку ловить...

    ВД

  • Гость - 'Гость'

    Сандро, дорогой,
    Вы,как всегда, на высоте.
    В любом виде творчества.
    Как-то мне кажется, что
    ОСТРОВУ АНДЕРС ИСПОЛНЯЕТСЯ или исполнилось ПЯТЬ ЛЕТ.
    Почему вы молчите...
    Буду читать ваши воспоминания, перемешивая со своими.
    Кажется это терапевтическое средство, особенно в моем положении.
    С почтением после семимесячного молчания
    И.М.
    Немного юмора:

    - Эй, Николай, ты куда это с фонариком в такую поздноту идешь?
    - Надо к невесте своей сходить.
    - Ну ты и трус! Вот я в своё время к своей невесте тоже ночью ходил, но фонарик не брал.
    - Вот, вот. Я когда твою жену впервые увидел, я так сразу и подумал

  • Дабы дословно не повторять восторженные коменты товарищей, я решил применить блок, некогда выражавший в Одессе крайний восторг!
    При всей сжатости изложения, как бы исключающей \"отражение погодных условий на настроение персонажей\", вы показали реальную картину, увиденную и прочувствованную современником, а не холодным или излишне горячим исследователем. Т.е. с первых рук. За это - огромное спасибо. Так же я рад и тому, что теперь упрёк Марка Аврутина, некогда прозвучавший в мой адрес, якобы нечто мне нашептали духи, - вас не коснётся. Осталось перечислить вопросы.
    1. \"Попытки дать о себе знать родным оказались неудачными, и даже генерал Андерс...\"
    Это более шутка, так как серьёзные размышления всегда требуют некого расслабления обстановки. В смысле, - не связан ли генерал Андерс с нашими уважаемыми создателями сайта \"Остров Андерс\"?
    Всё, нет больше вопросов. А благодарность - в силе!

  • Дорогой Сандро, очень трогательные и захватывающие воспоминания-мемуары. Сколько бы мы не читали о тех страшных \"средневековых\" временах, всё равно оставаться спокойными не удаётся. Столько боли, позора и издевательств перенёс народ в годы правления вампира-Сталина и его приспешника - Берия, что мороз пробегает по коже... Хорошо что ваша память не оскудела и вы поделились с нами с тем, что происходило на самом деле в то жуткое время на примере своей семьи. Спасибо за откровенность.
    С безграничным уважением - Ариша.

  • - «кражи людей с целью выкупа»…
    На - «кражи (похищения) людей с целью получения выкупа» …

  • ВОСПОМИНАНИЯ НАРОДОВОЛЬЦА

    \"…Под влиянием отрицательного отношения к гимназии я, раздражительный и неуравновешенный в последнее время, стал крайне груб с учителями, в особенности с нелюбимыми. Долго гимназическое начальство терпело мои грубости и боролось с ними домашними средствами. Наконец, терпение его истощилось, и в один прекрасный день меня исключили из гимназии за очень непочтительный отзыв о нашем классном наставнике (паршивый классный наставник). Когда утром на другой день я пришел в гимназию, наш инспектор, несколько конфузясь, сообщил мне, что я исключен по решению педагогического совета. Я собрал свои книги и ушел. Но пошел я не домой, а в лавочку Менделя, где мы обыкновенно завтракали. Домой идти я не торопился. Я знал, что там меня ждут только упреки\". Во время большой перемены лавочка наполнилась людьми: пришли ученики старших классов. Все они были очень возбуждены, ругали нового учителя, который начал свою деятельность с доноса и выражали мне свое сочувствие и т. д. А один из учеников восьмого класса пригласил меня к себе, прибавив, что теперь у меня будет много свободного времени, а у него есть интересные книги, которые он мне охотно даст для прочтения. Я чуть ли не в тот же вечер отправился к нему и принес домой целую пачку книг и брошюр. Это были несколько книг журнала \"Вперед\" и др. революционные издания, между прочим \"Хитрая механика\". С этой последней я и начал свое чтение. Эта элементарно, чуть не по-детски написанная книжка разрешила многие мои сомнения, которые мне долго не давали покоя. Я узнал из нее, что общество состоит из враждебных групп: из угнетающих и угнетенных. Что между этими группами идет борьба и что водворить порярядок, правду и справедливость в обществе можно, только приняв участие в этой борьбе на стороне угнетенных. Теперь мне ясно было, что, сколько не веди разумной жизни, это не внесет никакого изменения в общественные отношения, и что Писарев со своим отрицанием общественной деятельности, действительно, приводил в область умеренности и аккуратности. Я прочитал и остальные все книги и брошюры и еще более укрепился в своих новых мнениях…
    …Очутившись вне гимназии, я решил сам готовиться к окончательному экзамену. Отец мой, хотя и не особенно доволен был моим решением, в конце концов согласился со мной, тем более что ничего другого не оставалось делать. Итак, я стал готовиться. Но в то же время я, уже войдя во вкус революционной литературы, стал ее усердно разыскивать и читать. Странно, что за все это время — два с лишком года, которые прошли после моего исключения до окончания гимназии, я не встретил ни одного выдающегося революционера. Я встречал только юнцов — учащуюся молодежь, которая делилась со мной своими запасами нелегальной литературы. В это же время я прочитал Добролюбова, кое-что из Чернышевского и вообще далеко ушел от Писарева. Ранней весной 1879 г. я уехал в Бердянск, про который ходили слухи, что там легко держать экзамен. Но тем не менее мне пришлось там прожить и готовиться целый год, прежде чем я мог с уверенностью в успехе приступить к окончательному экзамену. В Бердянск я приехал вместе с товарищем, который тоже собирался держать экзамен. Первым нашим действием по прибытии в город было — наклеить ночью на здании гимназии прокламацию. Прокламация провисела довольно долго, и многие гимназисты ее прочли. Наконец об ней узнали власти и сорвали ее. По произведенному расследованию оказалось (так показали очевидцы), что ночью с парохода, прибывшего в Бердянск, сошли два человека, подошли к зданию гимназии и через некоторое время опять вернулись на пароход, который ушел по направлению к Таганрогу. В Бердянске я застал целую группу революционно настроенных гимназистов. Они читали и толковали много об общественных вопросах. Интерес к этим вопросам у них был живой и серьезный. Во главе группы стоял Н. Л. Геккер. Он был наиболее начитанный из всех, обладал наибольшей инициативой и был душой всей группы. К этой группе я примкнул и в тесном общении с нею провел целый год. Эта группа была для меня настоящей находкой. Это было именно то, что мне нужно было в это время. Я вместе с новыми товарищами читал, обсуждал прочитанное, спорил... Так прошел год, настала весна 1880 г. Нужно было наконец как-нибудь покончить с гимназическими экзаменами, перебраться в университетский город и заняться по-настоящему, серьезно революционной работой. Ни один из нас не думал кончать гимназию и поступать в университет ради университетской науки. Университет был для нас только удобным положением для революционной работы. Один из наших товарищей, член группы, но не гимназист, этой осенью должен был призываться на военную службу. Так как он никакого учебного заведения не кончил и никаких льгот по образованию не имел, ему пришлось бы прослужить шесть лет. Мы считали товарища очень ценным для революции человеком и опасались, что он, уйдя на шесть лет на военную службу, будет потерян для революции. Поэтому мы решили, что кто-нибудь должен выдержать за него экзамен и таким образом добыть ему льготу по воинской повинности. Самым подходящим для этого человеком был я. Товарищ был мещанин, и у него в паспорте были указаны его приметы. Я довольно хорошо подходил под эти приметы. Фотографических карточек от тех, кто держал экзамен, тогда еще не требовали. Итак, было решено, что за товарища буду держать экзамен я. За меня же взялся держать экзамен другой товарищ. Это было даже выгодно для меня, так как товарищ, взявшийся держать экзамен за меня, был гораздо лучше меня подготовлен к нему. Так как в Бердянске нас все знали и там держать экзамен друг за друга нам нельзя было, мы перехали в Полтаву и там подали в гимназию наши бумаги. Наша проделка вполне удалась, и ранним летом 1880 г. я вернулся в Одессу со свидетельством об окончании гимназии. Теперь я был студентом…
    …В Одессе в это время М. Н. Тригони, по поручению Исполнительного Комитета, занят был организацией местного отделения Народной Воли. Я вскоре познакомился с ним и предложил свои услуги для занятий с рабочими. Тригони ввел меня в местную центральную группу (то, что по теперешнему назвали бы: одесский комитет Народной Воли), которая пока, кроме Тригони, состояла из трех человек: И. И. Сведенцева, О. С. Пуриц и меня. Несколько позже присоединились еще С. А. Жебунев и П. А. Мартино. В то же время Тригони организовал рабочую подгруппу для пропаганды среди рабочих. Эта подгруппа состояла из интеллигентных рабочих-революционеров, уцелевших от прежних революционных организаций. В нее входили: Моисей Попов, Петр Клименко, Петр Валуев, Галактион Батогов, Орест Костюрин, Карл Иванайн. В эту подгруппу Тригони ввел меня, как представителя центральной группы. Я должен был служить соединительным звеном между центральной группой и рабочей. Должен был снабжать рабочую группу литературой и вместе с ней вести пропаганду среди рабочих. Вся наша организация, вместе со своими подгруппами (кроме рабочей была еще военная подгруппа), просуществовала почти полтора года. Больших арестов за это время не было. Правда, перед 1 марта 1881 г. был арестован Тригони и это, конечно, неблагоприятно отразилось на работе одесской организации. Позже в Одессу приехала В. Н. Фигнер и вошла в нашу группу в качестве представителя Исполнительного Комитета. Еженедельно центральная группа собиралась для обсуждения общих дел. Тут же каждый из нас сообщал о ходе дела в его специальной области. Террористических актов и динамитных дел за это время в Одессе не было. Было у нас, правда, довольно много динамита, оставшегося после подкопа на Итальянской улице, где предполагалось покушение на царя. Покушение не состоялось, и динамит находился у нас на хранении. Но он пролежал слишком долго, начал портиться, и в 1881 г. мы получили распоряжение из Петербурга уничтожить его…

    ... Рабочая подгруппа тоже периодически собиралась для обсуждения общих дел. Тут каждый сообщал о ходе дела у него, на месте его работы, где он вел пропаганду. Сообщалось, какая нужна литература и т. д. В Одессе, кроме постоянных рабочих, работавших в мастерских, было очень много пришлых, главным образом строительных, рабочих, приходивших в Одессу из разных губерний и проводивших здесь несколько месяцев строительного периода. Постоянных рабочих в те времена в Одессе было мало, а пришлых очень много, и нам пренебрегать ими не приходилось. Поэтому мы старались проникать в среду пришлых, заводить среди них знакомство и вести пропаганду. В течение нескольких осенних и зимних месяцев я занимался с группой таких пришлых рабочих-плотников. Я старался преподать им в популярной форме все то, что я сам знал, и что сделало из меня революционера. Темы моих лекций-бесед были самые различные. И вращение Земли вокруг Солнца, и происхождение видов, и французская революция, и община, и артель, и ассоциация, и Оуэн, и многое другое обсуждалось нами во время наших вечерних собраний…
    К концу зимы эти занятия в тесном кружке меня уже не удовлетворяли, и мне захотелось познакомиться с предместьями и окраинами, населенными рабочими, и повести там в более широких размерах пропаганду. Это \"хождение в народ\" не трудно было осуществить при тех патриархальных условиях, которые господствовали на окраинах. Начал я свое хождение ранней весной. Обыкновенно в воскресенье, заменивши шляпу фуражкой и надевши старый пиджак, я отправлялся с кем-нибудь из своих друзей-рабочих в предместье на заранее приготовленную квартиру, которую хозяин ее согласился предоставить нам для собрания. Никакой полиции, интересовавшейся политикой, в те времена в предместьях не было. Хозяин квартиры приглашал своих знакомых, мы усаживались с ними, где кто мог, и не торопясь и совершенно непринужденно вели беседу. Темы для разговоров находились легко. Сами присутствующие наперерыв рассказывали о разных случаях притеснений, несправедливости и т. д., и мы незаметно приходили к выводу, что неправды на свете очень много, что с нею нужно бороться, а для этого нужно всем терпящим притеснения объединиться, потому что один в поле не воин. На этом обыкновенно наша беседа заканчивалась, но во время самой беседы, в которой участвовали все присутствующие, выяснялось для нас, кто из них пригоден для наших целей, с кем стоит продолжать знакомство. Но не всегда мои \"хождения в народ\" шли удачно и приводили к тем результатам, которых я ожидал. Случалось, что на собрание приходила публика просто из любопытства, как на праздничное развлечение, и после ознакомления с нею мы убеждались, что нам совершенно не по пути. Бывали у меня неудачи, но бывали и удачи\"… - Дрей(псевдо – «Степан») Михаил Иванович(1860—1940), Автобиография, Москва, март 1926 г.

  • Времена, когда Столыпин стал министром внутренних дел, а потом и премьер министром вряд ли можно отнести к благополучным – беспрестанные крестьянские волнения, разгул бандитизма, терроризма, кражи людей с целью выкупа, забастовки городовых из-за хронических невыплат жалованья и т.п.

  • Гость - 'Гость'

    Да, уважаемый Борис, было всё: и \"самопожертвования во имя ВБ\" в результате всеобщего помрачения мозгов на почве увлечения идеями Маркса; и авантюризм вроде создания партии эсеров \"великим\" Азефом; и простой карьеризм и многое другое.
    С одной стороны, вседозволенность в результате падения авторитета церкви, с другой стороны, для многих просто нормально жить - невыносимо скучно.
    Многих аристократов мучили угрызения совести, которые порождали осознание неизбежности искупления за грехи старого мира. У Ахматовой по этому поводу: \"Ведь сегодня такая ночь,//Когда нужно платить по счету...\".
    У других возникало чувство отторжения всего:
    \"Смотрю в окно - и презираю//Смотрю в себя - презрен я сам.//На землю громы призываю,//Не доверяя небесам. (Ходасевич).
    Страшное время было. Не повторилось бы.

  • Думаю, тут сложнее. Ведь речь то идет не о военной разрухе 17 года, когда голодные солдаты превращались естественным образом в мародеров, а во времена более благополучные. И государство во времена, например Столыпина Петра Аркадьевича, вполне свои защитные функции выполняло. Но кого больше ненавидели и презирали, чем городовых? Вы в русской классической литературе хоть одно хорошее слово о городовом видели? Великая идея Всеобщего Блага ( далее ВБ) и самопожертвования во имя ВБ , что может быть красивее и романтичнее? А если своя шейка -копейка, во имя ВБ, разумеется, то и чужие головушки,само собой, полушки. Благими намерениями дорога в ад вымощена, гласит мудрая пословица.

  • Гость - 'Гость'

    В нашем крае, к примеру, большевиков и на дух фактически не было, а самыми авторитетными были организации социалистов-революциоеров, анархистов-коммунистов - «Союза вольных хлеборобов\", например… И молодые люди вступали в них очень охотно. И не в последнюю очередь росту популярности этих организаций способствовали уголовные провокации, погромы, поджоги со стороны “титульных” патриотов – черносотенцев - из РНСМА.… - Валерий

  • Гость - 'Гость'

    - Меня все время мучает вопрос, что заставляло молодых людей из вполне благополучных семей, хорошо образованных, здоровых и красивых, вступать в большевики?
    - А может быть потому, что государство как таковое свои защитные функции перестало выполнять. Был разгул бандитизма. насилия со стороны уголовных элементов. И молодые люди нередко готовы были хоть куда-то вступить – только чтобы чувствовать себя в относительной безопасности.

    Вот и я в детстве думал часто – Ну с какой это стати люди ни с того, ни с сего добровольно записывались в Красную Гвардию – в Армию несуществующего еще государства. И только потом узнал, что в массе своей эти добровольцы были обыкновенным сбродом - убийцами, садистами, насильниками, грабителями и им дозволялось заниматься любимым делом совершенно безнаказанно. Самый яркий тому пример – собранный в ночлежках–подворотнях Москвы и Петербурга красногвардейский сброд Муравьева – овладевший Киевом в январе 1918 года. Именно тогда зародилась легендарная РККА, а не 23 февраля, как нам сейчас упорно рассказывают. – Валерий.

  • Гость - 'Гость'

    Возможно, ответ на ваш вопрос даст стихотворение Юрия Нестеренко.
    Отправил Берлин Адольф дата 2010-05-22 18:11:17.
    М.Аврутин

  • Гость - 'Гость'

    - «Известная журналистка Юлия Латынина считает, что Сталин \"израсходовал русский народ\".
    На самом деле, конечно, не только русский… Но русскому народу досталось несомненно больше, чем другим, если не считать евреев»…

    - Тогда почему “израсходованные несомненно больше всех” на станцию метро Курская ходят толпами молиться строчкам \"Нас вырастил Сталин на верность народу, на труд и на подвиги нас вдохновил\", а в Одесе вот-вот, вслед за Запорожьем, собираются памятник Сталину и “непобедимому” ублюдку Жукову соорудить?

  • Гость - 'Гость'

    Уважаемые коллеги!
    Спасибо за ваши отзывы. Конечно, то, что происходило тогда, касалось массы людей, но я привел только личные рассказы моих родственников и близких ...

  • Хорошо бы найти время и объединить все эти разрозненные кусочки в книгу! Для человека думающего - это бесценный источник информации.
    Я вот тоже все никак не доведу до ума мои записки, публикую отрывками, а собрать и оформить - времени не хватает.
    Пришла на память частушка:
    Огурчики-помидорчики
    Сталин Кирова убил в коридорчике!
    И о романтике:
    На станции Вапнярка
    Я встретил коммунарку
    В костюме комсомольском.
    Мне с ней легко, не скучно
    Вокруг мороз тречкучий,
    Перрон, луна и скользко!
    Стихотворение написано моим дедушкой на ст. Вапнярка.
    И еще раз спасибо за прекрасное изложение.
    Ваша, Ляля

  • Гость - 'Гость'

    Дорогой Александр, а Вы оказывается оптимист, написав: \"В эту жуткую стынь –
    Чуть огонь в очагах всей страны не потух\".
    Известная журналистка Юлия Латынина считает, что Сталин \"израсходовал русский народ\".
    На самом деле, конечно, не только русский, о чем и рассказ уважаемого Сандро. Но русскому народу досталось несомненно больше, чем другим, если не считать евреев (но забота об \"избранном\" еврейском народе - это уже из области Божественных дел, для людей - непонятных).
    С неизменным уважением,
    Марк Аврутин.

  • Повседневная жизнь? –
    Дней таких, разве, выдержать более двух?!
    В эту жуткую стынь –
    Чуть огонь в очагах всей страны не потух… :((
    ***
    С благодарностью за интереснейший рассказ
    из нашего средневековья,
    и самыми добрыми пожеланиями,
    А.Андреевский

  • Конечно, юношеский романтизм сыграл свою роль.
    Но ведь и в наше время университеты многих стран, да и просто интеллигенция, просто заражены \"детской болезнью левизны\". И не только студенты, но и седовласые профессора. Это же касается и так называемых \"правозащитников\". Далеко не все из них платные агенты влияния, как например, \"Amnesty\" или \"Human Rights Watch\". И тоже, вроде, не дураки.
    С уважением, Борис

  • Гость - 'Гость'

    Дорогой Сандро, почему, если \"воспоминания о жизни в Советском Союзе касаются преимущественно ваших родных\", они должны носить \"отрывочный характер\". Приходится поблагодарить и за это, но и выразить одновременно сожаление, что не могли или не захотели по каким-то причинам написать более обстоятельно.
    Позвольте ещё ответить уважаемому Борису на вопрос, который его мучает, отрывками из стихов хорошо знакомых поэтов.
    Павел Коган, поэт, студент ИФЛИ, погибший на фронте, пишет: «Но мы еще дойдем до Ганга, / Но мы еще умрем в боях, / Чтоб от Японии до Англии / Сияла Родина моя».
    Кульчицкий: «И коммунизм опять так близок, / Как в девятнадцатом году».
    А ведь они не дураки, наверное, были.
    С уважением,
    Марк Аврутин.

  • \"Для чего товарищ Сталин
    За евреев был в ООН?
    Неужели, чтоб в Израиль
    Ездил с песнями Кобзон?\"

    Это тоже интересный вопрос. В Израиле многие об сталинском голосование в ООН вспоминают с чуйством глубокого умиления .
    Я так и представил, как накануне исторического голосования в ООН ходил Вождь по ночному кабинету и переживал : \" И как там мои шмулики - срулики ненаглядные, ицики- поцики драгоценные? И как бы они там, бедненькие, ненароком чего некашерного бы не скушали, и как они там детушкам пипочки-то обрезают...\" И суровая слеза скатилась по сталинской щеке прямо в трубку с \"Герцоговиной Флор\". Заботливый был Вождь, прямо Айболит, потому и велел Громыко голосовать \"ЗА\".

  • Уважаемый Сандро,
    История Вашей мамы напоминает (увы) историю родителей Булата Окуджавы.
    Меня все время мучает вопрос, ЧТО заставляло молодых людей из вполне благополучных семей, хорошо образованных, здоровых и красивых, вступать в большевики? (В Германии, соответственно, в нацисты). Еще ведь и карьера-то до революции не светила. И ни тебе сухой руки, хромой ноги, положительно RW и других \"объективных\" причин для комплексов и озлобления.
    ЧТО они забыли среди этой банды?
    Извините, если этот вопрос показался Вам бестактным.
    С уважением, Борис

  • Уважаемый Сандро,
    спасибо за интересные мемуары и неожиданные детали того трудного времени!
    Да, нелегкой была повседневная жизнь в СССР.
    И вспомним, что сакраментальная фраза Бухарина про вождя «Теперь он сделает с нами все, что захочет» прозвучала после убийства Кирова, которое сам же кровавый вождь и организовал руками чекистов.
    Спасибо за стихотворный экспромт!
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Андреевский Александр   Николаенко Никита   Шашков Андрей   Крылов Юрий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 4
  • Пользователей не на сайте: 2,323
  • Гостей: 214