Аимин Алексей



Вот уж десять лет как я на "ОСТРОВЕ".
И еще - ровно четверть века творческой деятельности - выход первой книги в 1996 году в Санкт-Петербурге. Подумал и решил подвести промежуточный итог своей деятельности.Случайно или нет, но эта книга оказалась 30 по счету в моей библиографии. Кругом юбилеи.
Многие главы из этой книги прошли обкатку именно здесь.
Учел все пожелания и замечания. Спасибо друзья за поддержку!
А теперь начинаю хвастаться - Ай да Лёха! - дальше сами знаете...



Все началось с того, что в Интернет-магазинах под моими книгами появились похожие авторы. И среди них довольно известные: Дина Рубина и Чингиз Айтматов, Георгий Данелия и Максим Горький,. первое, что пришло в голову:


- Это кто-то шутит. А скорее издевается!

Не стал на этом моменте зацикливаться - мало ли у кого какие глюки. Я же не врач...
Однако похожих авторов только прибавлялось. А когда среди них появились классики мировой литературы, стало и лестно и интересно. Потому возник вполне закономерный вопрос:

- Что же я такого "натворил"?



Среди моих указанных предшественников было большое разнообразие - поэты и прозаики, фантасты и философы... Разброс оказался приличный. Захотелось самому разобраться в содеяном. Но для этого надо было ответить на другой вопрос:

- Как это я до этого докатился? - в смысле - "откуда ноги растут".

Начал разбираться с самого детства - кто меня портил и наоборот выправлял. А там возник и третий вопрос:


- Какой же жанр у меня самый главный?


Ответы на эти вопросы и стали темой моей новой автобиографической книги "В поисках жанра". В основном это эссе на творческие темы приправленные врожденной и приобретенной наглостью. А ведь я еще и хитрый. Взял и
добавил в мемуары образцы своих значимых произведений. Так сразу двух зайцев убил - и в себе разобрался и с лучшей стороны читателю показался.
Через пару дней после публикации (два раза замечания модераторов устранял) набрал в поисковике название книги - все ждал когда она появится в магазинах. И узнал, что я в вопросах разборок с самим собой не одинок.
Под рубрикой "В поисках жанра" недавно стали публиковать рассказы и повести Василия Аксенова - драматурга, сценариста, лауреата множества премий. А еще в 70-х годах того же века под этим «логотипом» проходили левые концерты Владимира Высоцкого.

Если честно, компания мне понравилась. Вспомнил те самые переломные годы в которых мы одновременно жили и когда у дверей гастрономов мужики осторожно спрашивали:

- Мужик - третьим будешь? - Гони рубль!

Вспомнилось как однажды в Москве, в подсобке магазина у метро Текстильщиков, на троих соображал: белорус, чукча и я. Анекдоты про чукчей рассказывали и за их здоровье ппили. И никаких обид!
Аксенов мне нравился своей свободой мысли , хотя его творчество меня особо не трогало.
Намного ближе был Высоцкий (я ведь тоже одно время  песни писал). И потом, он как и я из Союза не дернул, хотя и предлагали.



Высоцкий  для меня был более интересен своей разноплановостью: актер, поэт, композитор - тот еще букет! Нет, не роз и не лилий, а родных нам незабудок!

Уверен - его не забудут - точно! Он ведь стал символом эпохального перелома затронувшего сразу несколько поколений!
Высоцкий был моим современником. 14 лет разницы в наших датах рождения не так уж и много когда тебе под 70.. Но тогда мы были на разных полюсах. Он известный бард и кумир миллионов - я бесшабашный провинциальный студент. Только в 1970 году, заработав в стройотряде первые деньги, купил магнитофон «Комета». И с тех пор Высоцкий всегда был рядом, а точнее – поселился во мне.
Это только потом, лет через 20 он, словно тень отца Гамлета, он возник в моем творчестве. Разрыв оказался приличный - полтора, если не два поколения. Он ведь торопился жить – "гнал коней", а я прилично тормозил (первая книга вышла уже за сорок).

Но понятия жизненных ценностей и любви к родному дому не имеют временных рамок.
И я постепенно к нему подтягивался. Например, мой тюремный шансон родом из 90-х (писал по заказу в питерские "Кресты") как-то сравнили с его хулиганскими песнями. Блатняк я действительно писать не хотел,а под Высоцкого чуть закосил:

Она идет и грудь чуть-чуть вперед.
А зад назад немного выступает.
И над одеждой, и конечно под -
Всего по полной - чувствую хватает...
Взгляд сразу бьет - и сразу наповал!
Духи ее взывают к крайней плоти -
Вон мужичонка хиленький упал -
возможно встанет к следующей субботе... и так далее...

Среди десятка жанров представленных в книге  один сугубо личный, хотя и весьма спорный, – ИМИТАЦИЯ. Такое определение больше подходит к актерскому амплуа. Чем более талантлив исполнитель – тем лучше результат в получении нужного нужного образа. По-простонародному это можно назвать подделкой.
Вот и я поначалу свои стихи считал подделками. Показал их соратникам, и мне предложили назвать такие стихи  приличнее - имитации.
- А ведь они правы. Тот же Высоцкий постоянно менял ипостась в своих ролях, вживаясь в героев пьес и фильмов. Он с легкостью стирал грани между современностью и средневековьем. Его Дон Жуана и Гамлета никто не считал подделкой! Он вживался в них.

А в песнях он был то алкашом, то душевнобольным, то спортсменом. Даже больше – он пел от лица волков и даже боевого истребителя. И люди верили - знали - все пропущено через себя до вздутия вен!




Высоцкий постоянно искал новые жанры – от тюремного шансона до любовной лирики. Но и там ему уже было тесно. Мало кто знает, что он несколько раз пытался писать прозу.

В этом поиске себя мы оказались родственными душами. И потому совпадение в названии наших циклов – его песен и моих эссе вполне закономерно.
Так постепенно проникла в голову мысль: не только актер, но и поэт может вжиться в своего предшественника - своего учителя. Стать на время им самим и поделится взглядом на современный мир. А может больше - суметь досказать за него то, что он не успел когда-то. Главное взять тот нужный уровень и не стать посмешищем.
Попробовал и получилось!

Сначала, балуясь, пробовал «вселятся» в великих русских поэтов - изучал время в котором они жили,нравы,того времени, язык. Не заметил как втянулся в филологию, этимологию и историю поэзии.
Начал естественно с Пушкина. Это он стал форпостом русской поэзии - почти на век ввел в России свой классический стиль которого все придерживались. Потому имитировать поэтов XIX -го века оказалось делом несложным. Например:

Господь нас красотою вдохновляет
На доблесть, подвиги, шедевры и любовь,
А Сатана нас красотою искушает,
И в сеть греха мы попадаем вновь и вновь.
Чьи мастерские? Кто ответит точно,
Где вся ваяется людская красота?..
В подземных – та, которая порочна,
В небесных – та, которая чиста.

Думаю, под этим стишком можно поставить подпись не одного из известных поэтов того времени. Лишь только знатоки может не поверят.
После Пушкина в кумирах оказался Хайям. Влюбился в его творчество - в подход к жизни, в котором юмор соседствовал с житейской мудростью. И начал ему подражать:

Говорят, что с рожденья судьба решена,
Значит, каждый получит свое и сполна,
Зависть здесь неуместна – Всевышний решает –
Сколько будет любви, сколько будет вина…

А потом в голову пришла мысль об обратной связи. Не самому переселяться в прежние времена, а наоборот представить великих в сегодняшнем мире, сделав нашими современниками.
В подделках-имитациях появились современные понятия и обороты речи.
Меня потом не раз критиковали за то, что в моих переводах Хайяма появлялись современные напитки и должности типа домуправа.
Так я стал посредником между многовековой мудростью и своим поколением, одевая их мысли в современное одеяние:

Я не дурак, но к своему стыду
Не знаю — в Рай ли, в Ад ли попаду?
Хотя и там, и там — полно знакомых,
А это значит — я не пропаду!

Два года копил эти "коктейли" современных взглядов с древней мудростью. Написал книгу "С Хайямом" - дань своему учителю. Издал - денег мне хватило только на 200 экземпляров - был на финансовом издыхании. Это уже потом книга дважды выходила в электронных издательствах. Последнее издание под названием "Хайям - наш современник".
Ну а после Хайяма все и пошло и поехало.
Когда решил свои исторические работы перевести в научно-популярный жанр, то стал переплетать в них историю и стихами того времени. Если не находил нужного - призведения - сам древних поэтов имитировал, ссылаясь на неизвестного автора. Среди имитированных были Блок, Шекспир и даже Гомер. Вот и заигрался в этом необычном жанре, что с некоторыми из них сравнивать стали… Особенно удивил Гомер, учеником которого я однажды представился, а меня, видимо, раскусили.

Слияние с Высоцким у меня получилось как-бы само собой. Ведь он уже жил во мне с юности. Просто до него очередь как-то не доходила.
Сначала написал посвящение, но как бы от его имени:

Читаю проповеди, но на расстоянии,
Стараюсь чуть подальше – за версту,
Я всех их призываю к покаянию,
Они ж меня хотят прибить к кресту.

Потом было эссе "Нейтральная полоса". В нем мы были с ним как бы соавторами. И то, что половину эссе я писал как бы от его имени - ни в России, ни за рубежом никого не покоробило.
Это убедило что в этом редком жанре я похоже состоялся. Эссе стало одной из глав в книге в моей перекличке с другими поэтами современниками.




P.S.
Только сейчас понял, что мое стремление стать не похожим на других обернулось обратным результатом - стал похожим на многих.
В принципе это тоже результат...
Жанр имитации применяю и ныне, хотя не так часто.

Например, на сайтах о Владимире Высоцком мне часто попадался вопрос:
- А что бы он написал сегодня, если был жив?
Думаю, он так и остался бы философом и хулиганом в одном лице. Решил ответить тем кто этим так интересуется. По взгляду с хитроватым прищуром, на одном из его фотографий, я уловил вот это шаловливое предупреждение:

Ну что приятель – невдомек –
что вновь тебя «надули»?
В мозгах опять сухой паек,
а зад на жидком стуле?..
Да... жизнь такая ипостась -
такая вот наука!.. –
Не дремлет, вроде бы, карась,
Но и не дремлет щука!..

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • В связи с твоей отчётной корреспонденцией вспомнил
    Песенку плагиатора, или Посещение Музы
    Владимир Высоцкий

    Я щас взорвусь, как триста тонн тротила, —
    Во мне заряд нетворческого зла:
    Меня сегодня Муза посетила —
    Посетила, так немного посидела и ушла!

    У ней имелись веские причины —
    Я не имею права на нытьё, —
    Представьте: Муза... ночью... у мужчины! —
    Бог весть что люди скажут про неё.

    И всё же мне досадно, одиноко:
    Ведь эта Муза — люди подтвердят! —
    Засиживалась сутками у Блока,
    У Бальмонта жила не выходя.

    Я бросился к столу, весь — нетерпенье,
    Но, господи помилуй и спаси,
    Она ушла — исчезло вдохновенье
    И три рубля, должно быть на такси.

    Я в бешенстве мечусь, как зверь, по дому,
    Но бог с ней, с Музой, — я её простил.
    Она ушла к кому-нибудь другому:
    Я, видно, её плохо угостил.

    Огромный торт, утыканный свечами,
    Засох от горя, да и я иссяк.
    С соседями я допил, сволочами,
    Для Музы предназначенный коньяк.

    ...Ушли года, как люди в чёрном списке, —
    Всё в прошлом, я зеваю от тоски.
    Она ушла безмолвно, по-английски,
    Но от неё остались две строки.

    Вот две строки — я гений, прочь сомненья,
    Даёшь восторги, лавры и цветы!
    Вот две строки:
    "Я помню это чудное мгновенье,
    Когда передо мной явилась ты"!

    1970

    Не думай, Алексей, что я о плагиате иль компиляции в стихах, которые ты привёл, и встречаются у многих поэтов. Я об имитации, которая вполне легитимна, ибо подражание не грех. Как Пушкин подражал Байрону, а ты Высоцкому и Хайяму.
    И у меня есть пару подражаний, например песенка Сурка на слова Гёте - «По разным странам я бродил, сурок всегда со мною…». А у меня -
    «По разным сайтам я бродил
    С надеждой, как с сумою,
    Но в каждом квартирантом был
    И с чувством, что чужой я.

    Никто со мной не говорил
    Был вроде, как немой я.
    В отсутствии рецензий выл
    И всё искал иное.

    Нашёл в пути я в Андерсвал,
    Что Остров ниже моря
    Там жизнь кипит, и мнений вал,
    Там говорят, и спорят.

    Как крылья мельниц не стоят,
    Комменты - разносолы.
    Лауреатов целый ряд,
    И короли не голы.»
    ***
    Ещё я сымитировал ОСТРОВ «НЕВЕЗЕНИЯ» В виде имитации слов Дербенёва из песенки кинофильма «Бриллиантовая рука» в исполнении Андрея Миронова, но
    к Юбилею Острова «АНДЕРС»
    Пародия-шлягер «Остров всевезения»

    Весь покрытый текстами, абсолютно весь,
    Остров «Всевезения» в океане есть…
    Там живут счастливые «люди-писари»,
    На лицо все разные, добрые внутри…
    Что они не делают, - верные дела,
    Знать не в понедельник их мама родила…
    Пишут, насмехаются, иногда до слёз,
    Но порой от чтения бьёт по телу дрожь…
    Вроде не бездельники и могли бы жить -
    Им бы, что написано, сразу поместить…
    Жить бы нам на Острове без календаря!
    Обойти бы очередь не надейтесь зря…
    Там у модераторов - Аргусов глаза,
    А у Редколлегии - зенькам не до сна…
    Иногда являются гости-дикари,
    Могут и под никами некие прийти…
    Не беда, на Острове не растёт кокос,
    Важно, что решается творческий вопрос…
    Сетуют писатели, как прогнать беду,
    Мечутся меж сайтами, где б найти «дыру»…
    Им бы сочинения поместить в неё,
    В чёрную, бездонную, куда канет всё…
    Там коммент не пишется вовсе никому,
    И в ответ не слышится даже ни гу-гу…
    Остров наш в Голландии, Андерс его мать,
    Он растёт и ширится уж годочков пять…
    К юбилею Острова пусть не все дошли -
    Почти двести авторов место в нём нашли…
    Весь покрытый радостью, праздничной весной,
    Остров «Всевезения» стал наш дом родной…
    ***
    Или, возможно Хайяму или Губерману в предлагаемой надписи на книге:
    «Обрывки жизни вспоминая, пишу, ничто не забывая…
    Я автор уж немолодой, пока владею головой,
    Спешу побольше рассказать, о чём могу не умолчать;
    Всё остальное расскажу, когда мы свидимся в Раю,
    Так как, поведай всё подряд, не в Рай бы угодил, а в Ад…».
    Так что грешен и я, хвалясь…И Тебя хвалю за творческие удачи!

  • Спасибо Семенчик.Хороший ты мужик, талантливый и умный в придачу. А умные от дурака, которые своих видят издалека, мало отличаются.
    А перекличка в стихах бывает часто. Вот мое про Музу:



    Меня раз муха укусила,
    Ну а затем еще комар.
    Потом вдруг муза посетила,
    Но от нее какой навар?

    От мухи запах неприятный,
    От комара на коже след,
    Короче, есть навар бесплатный,
    От музы ничего же нет.

    Ее не тронуть, не пощупать,
    Обнять нельзя и ощутить,
    Бывает, ляпнешь ей вдруг глупость —
    Она перестаёт любить.

    Еще и фыркнет, отвернется,
    И может даже убежать.
    Догнать?
    Вернуть? —
    Да перебьется.
    Ведь завтра прилетит опять.:)

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 24 Авг 2021 - 9:29:08 Аимин Алексей
  • Не далее как сегодня начал читать жене свой новый рассказ, который напечатан на острове. Я не сказал, что я автор, сказал нашел в тырнете, но был моментально распознан. На смешной сцене, когда на собачку вываливается куча слоновьего говна, похоронив ее полностью, но она вылезает и начинает отряхиваться, покрывая окружающих частицами слоновьего экскремента, я был разоблачен по стилю.
    На мой вопрос как называется этот литературный стиль, был ответ, что она не знает и когда она училась, его еще не было. Но я не претендую на звание основателя жанра, это сделали до меня.

  • Цитата Ю.Тубольцева:

    "Почему у гражданина,
    В день святого Валентина,
    Оттопырена штанина?
    Нет, он вовсе не маньяк,
    Он в отдел несет коньяк.
    (стихи из инернета)"

    Пародия:

    В день святого Валентина
    Гражданин принес коньяк,
    А штанина, как штанина,
    Оттопырена и так.

    Все сотрудницы в восторге:
    Размечтались неспроста
    В предвкушении новых оргий,
    Делят в очередь места.

    Гражданин во всем отделе
    Был по девушкам мастак,
    Он в отделе в самом деле,
    Был любовных дел маньяк.

    Наливает коньячичко,
    Треплет смачно языком...
    Но в итоге маньячишко
    Без штанов и босиком
    Просыпается в подъезде
    В тишине февральской тьмы...
    По домам уж спят невесты,
    И вторые смотрят сны.

    Н.Б.

  • Я знаю точно наперёд.
    Сегодня кто—нибудь умрёт.
    Я знаю где, я знаю как.
    Я не гадалка — я маньяк...

    Спустя без малого три года
    Был пойман питерский маньяк.
    Он истязал исусствоведов
    Читая им свои стихи.

    Почему у гражданина,
    В день святого Валентина,
    Оттопырена штанина?
    Нет, он вовсе не маньяк,
    Он в отдел несет коньяк.
    (стихи из инернета)
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Уважаемый Алексей!
    Спасибо Вам за очередной пиар-ход. В связи с этим, пародия:

    Высоцкий с Пушкиным те тоже подражали,
    Ну, так они шедевров нарожали!
    А что родил нам Лёха на ЛитРес?
    Очередной к рублишкам интерес?
    Жаль только на ЛитРесе том рублишек -
    Клок шерсти от овцы и слёзки мышек.
    Другое дело Остров Андерсвал,
    Где Лёха наш самим Шекспиром стал!

    Н.Б.

  • Сам себя не похвалишь... Я вообще самодостаточный - сам себя смешу,сам себя хвалю. В этом есть определенная прелесть, и многим это нравится - сужу по отзывам 1/10 в мою пользу. Пессимистам в основном не нравится. :)

  • Искали все - и классики, ей-ей!
    Нашёл один - Аимин Алексей... :)

  • Уважаемый Алексей, начало Ваших воспоминаний слегка удивило,- как круто Вы себя поставили рядом с Высоцким, Пушкиным и другими знаменитыми!
    Но по мере чтения начинаешь понимать, что Вы по-доброму делитесь своими нелёгкими авторскими поисками, порой с самоиронией, порой с серьезными размышлениями, через которые проходит большинство писателей.
    И остаётся впечатление, что период подражания бывает у каждого автора, даже у самых самобытных.
    Вспомним, что и у Лермонтова, и у Пушкина были "Подражание Байрону" и т.п.
    Как пример: "Погасло дневное светило", Подражание Байрону — Стихотворение Александра Пушкина. Первая часть. Санктпетербург. Печатано в типографии Департамента народного просвещения. 1829г.
    И у Байрона был период, когда он подражал Бернсу. И т.д.
    Надеемся на продолжение воспоминаний об авторской лаборатории, о сомнениях и поиске СВОЕГО лица и стиля.
    С наилучшими пожеланиями,
    В.А.

    Комментарий последний раз редактировался в Пятница, 20 Авг 2021 - 14:24:48 Андерс Валерия
  • Пушкин Байрону точно подражал но не всегда получалось. При разговоре с Николаем I Пушкин рассказал как Байрон за год жизни в Венеции 245 женщин поимел и грустно добавил - вот где поэты вдохновение ловят. Потом пожаловался на отсутствие средств и они сговорились на небольшую стипендию на поимку вдохновения. Кстати, это я у Пушкина хвастовству научился. Правда он еще на дуэлях пиарился. Тут я ему не конкурент. :)

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Коркмасов Анатолий   Шашков Андрей   Буторин   Николай  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,293
  • Гостей: 191