Полар Эндрю

Стихи я начал писать еще в начальной школе, когда однажды стукнуло в голову, как легко подбираются рифмы к матерным словам.  По началу, это было мелкое хулиганство, за которое взрослому дали бы пятнадцать суток, но где-то к девятому классу начало вырисовываться что-то отдаленно напоминающее литературные произведения.

    Помню как сейчас весь свой девятый класс.  Первые поползновения в сторону противоположного пола, первые вечеринки с распитием, курением и девочками.  Поводом для такого мероприятия всегда был чей-нибудь день рождения.  Мы собирались у кого-то дома, а родители именинника благородно сваливали на балет.  И пока они там лицезрели маленьких лебедей, мы невинно развлекались.

    Сейчас мы наслышаны про вольности нынешней молодежи, но тогда все ограничивалось легкой выпивкой, танцами, прижиманием партнерши к стене, поцелуями и не более.  А когда шаловливые ручки ползли по ее телу в запрещенном направлении, она, тяжело дыша, произносила в одно слово фразу: «ТыЧоОхренелОтецУзнаетУбьет».   Бесполезно было говорить, что он не узнает, и вообще никакие разумные аргументы не действовали, работало подсознание «ОтецУзнаетУбьет».

    Но как открыл нам гениальный аналитик подсознания – Зигмунд Фрейд, с целью снижения напряженности психологического запрета, общество научилось замещать аморальные действия - вполне допустимыми.  Как, например, танцы были призваны ослабить тяжесть длительного воздержания. Это социологическое явление получило название сублимация.  В нашем узком кругу избранных одноклассников одной из таких сублимаций было чтение моих стихов.  В какой-то момент вечеринки девочки начинали меня уговаривать,

    - Андрюш (они меня так называли, это не опечатка),  Андрюш, а почитай нам свои стихи.
    Я не упускал шанс повыпендриваться для приличия, и начинал говорить что-то вроде,
- ну, девчонки, ну вы ж знаете мой стиль, эдакое-то да при дамах, как можно-с.
    - Ой, да ладно тебе, - уговаривали они, - можно подумать мы слов таких не знаем.
    Дав себя уговорить, и, получив при этом удовольствие в виде Фрейдовской сублимации, я спрашивал, - ну что вам, опять про журавлей, что ли?
    - Нет, давай про Мазая.
    И я начинал:

    Старый Мазай расп…делся в сарае, -
    в нашем лесистом болотистом крае
    вот уж пять лет овощей недород,
    зайцы сжирают, мать бы их в рот.

    Есть у нас лисы, и есть у нас волки.
    Жрут они зайцев, а было бы толку,
    те, видно, суки, плодятся быстрей,
    взять бы лопату да между ушей.

    Раньше я, братец, стрелял не хреново,
    сдерну ружье, как завижу косого,
    прямо, не целясь, на вскидку «ба-бам!»,
    только ошметки летят по кустам.

    Нынче я стар, ну и жизнь ни в п…ду,
    в зайца бегущего хрен попаду
    суки-соседи зовут меня «дед»,
    х… не стоит, и зубов уже нет.

    Ну а недавно поймал я урода.
    Тырил он все с моего огорода.
    Вот кто повадился в мой огород -
    суки-соседи, мать бы их в рот.

    Суки-соседи - вот наше несчастье.
    "Шел бы ты нахрен" у них вместо здрасте.
    Как они все насто…дели мне.
    Шкуры соседей теперь на стене.

      Каждый катрен сопровождался громким сексуальным смехом.  Девочки демонстрировали ровные ряды белых девственных перламутровых зубок, еще не ведающих что такое коронки и мосты.

    Позже я узнал, что есть такая форма полового извращения под названием скаталогия.  Это не от слова скот, это то ли латынь, то ли греческий, означает получение удовольствия сексуального характера, озвучивая нецензурные выражения при лицах противоположного пола.  Тоже что-то вроде фрейдовской сублимации, поскольку как бы замещает половой акт, но от скаталогии не забеременеешь, и отец не убьет, даже если узнает.

    П…дец в виде официального признания моего творчества подкрался в лице завуча Натальи Ивановны, которая конфисковала стыренную кем-то у меня тетрадку стихов.  Наталия Ивановна вела у нас русский и литературу.  Она была двинута на красоте и могуществе русского языка, поэтому можно было представить всю глубину литературного шока, которому она подверглась, читая мои гнусные пасквили на ее любимых авторов.  Особенно она любила фразу Пушкина из «Медного всадника»: «и лес, неведомый лучам в тумане спрятанного солнца…».  Когда она ее читала, она впадала во что-то типа эйфории и читала это медленно с паузами как Белла Ахмадулина: «и лес…, неведомый… лучам… в тумане… спрятанного… солнца…», ловя кайф от каждого звука.  Она заставляла всех выучить и повторить этот фрагмент перед классом, но народ путался в падежах, и выдавал что-то типа «и лес невидимых лучей…».  Она тут же выходила из себя и орала, - что это за лес невидимых лучей, это что флюорография?

    Так вот, помахав конфискованной тетрадкой перед моей харей, она затребовала в школу отца, и когда тот пришел, сунула ее ему в руки со словами, - вот полюбуйтесь, что ваш сын пишет.   Едва лишь пролистав, несколько страниц, - батя просиял и с радостным лицом сообщил завучу, - а у парня талант, я то думал ну дурак-дураком растет, ан нет, а можно я на работу возьму, мужикам покажу?

    Завуч недовольно забрала тетрадку, - это еще не все, - продолжила она.
    - А что есть еще тетради? – поинтересовался батя.
    - Нет, ваш сын в сочинении написал, что собирается уехать в Америку.
    - Так, Андрей, как устроишься, родителей вызывай, - с серьезным лицом сказал отец.
    - Ах вот оно что, - закричала завуч, - теперь понятно от кого исходят эти настроения.
    - Значит так, - заявил отец, - твердым голосом, - он несовершеннолетний.  Он вам еще не говорил, что женится на французской певице Мирей Матье, нет? А если скажет, то вы что повторять будете? Вам законодательство напомнить, что несовершеннолетние не отвечают за свои слова, а только за действия.  А вот вас я за клевету привлеку, если вы будете весь этот бред за ним повторять, пойдем Андрей, - закончил отец и пошел к выходу.

    - До свидания, Наталия Ивановна, пробормотал я и поплелся за отцом, ни на минуту не сомневаясь, что воспитательная работа будет проведена, как только мы выйдем за пределы школьного двора.

    И точно. Едва лишь отошли отец начал, - ну Андрюха, ну ты чо совсем ох…ел, в сочинении писать такое.  Не, ну про зайцев, я понимаю, там лопатой по ушам зафигачить, это можно, сейчас уже за это не сажают, но про Америку то нахрена.  Ну, ты тут не один такой, таких тут полстраны, никто ж про это не трындит где попало.
    Я, как мог, объяснил, что на самом деле я такого не писал, это все интерпретации.  Я писал сочинение, на тему: «Что вас больше всего поразило в «Преступлении и наказании», ну и написал, что это был поступок Свидригайлова.  Он все обещал в Америку уехать, а потом застрелился, а ведь у него и деньги на билет были, и визу тогда было легко получить.
    Отец с облегчением вздохнул, - ну ты там поосторожней со свободными темами, видишь, сколько долбанутых мозгами у нас в стране.
    - А правда, что несовершеннолетние отвечают только за действия, а не за слова? - спросил я отца.
    - Да нет, это я на понт взял.

    А тем временем наши литературные вечеринки продолжались, но теперь я уже ничего не записывал, а читал по памяти, и со временем, к сожалению, почти все забыл из того светлого прошлого.  Девочки в нашей компании были все красотки - хоть на конкурс.  Собственно, в самом классе они были разные, а у нас в команде только лучшие.  В классе были, в том числе, и такие примерные, тихие, худенькие, бледненькие с бантиками и пустыми глазками. Услышав мат, они бежали жаловаться. Они не приглашались в наш узкий круг.  Наши же подружки были из тех, кто рано оформляется из подростков в женщин: пухленькие, сексапильные, с яркими губками, обещающими глазками и постоянно флиртующие.  Со временем мы разбились на пары, и у меня появилась, как бы, подруга – Лена.  Соблазнить Лену было просто не под силу никому на свете, во всяком случае, мне точно.  Как только мы оставались наедине, ее ноги скрещивались в мертвый замок с железной силой двух сплетенных питонов, защищая то, с чем она собиралась расстаться только в первую брачную ночь.  Грудь уже защищалась не с такой яростной силой и, однажды, после долгой и продолжительной борьбы, мне удалось запустить руку в бюстгальтер.  Какой это был кайф.

    Гамма ощущений от уединения с Ленкой была похожа на комбинацию приятного с мучительным на сеансах садо-мазохистов.  Яйца распирало от накопившейся спермы, член был готов разорваться от избыточного давления, а она только дышала и плотнее сжимала ноги.
 
    Медленно, но верно я отвоевывал клочок за клочком Ленкиного тела, надеясь добраться до цели, и даже прикидывал, когда мне удастся захватить всю территорию, как вдруг произошло событие, скорректировавшее эти планы.  Однажды днем после школы, но задолго до прихода родителей ко мне в дверь позвонила соседка.

    - Ой, Андрюша, ты не поможешь, я не могу в ванной кран найти.  Мы там водопроводчика ждали, Витька кран перекрыл и уехал в командировку, а мне не помыться.
    Витька – это был ее муж, пара была бездетной в возрасте около тридцати.
    - Так кран там внизу под ванной слева, - сказал я, наивно полагая, что кран и есть причина ее визита.
    - Ой, да я уже искала и не нашла, пойдем, покажешь.
    Мы зашли, я быстро нашел кран и открутил его в нужном направлении.  Когда я повернулся со словами «ну вот и все», она стояла передо мной совершенно голая. Несмотря на то, что в силу возраста я был тогда полным идиотом, я все-таки понял, что это она сделала не для того, чтоб сразу влезть под душ. Сообразив, что сейчас между нами должно это состояться, я все же не знал, что делать и что говорить.
    - Ну что застыл, раздевайся, - сказала она.
    Если б тогда в помещении присутствовал уполномоченный комитет книги рекордов Гиннеса, они б, видимо, зафиксировали мировой рекорд по скорости раздевания.  Нина, так звали соседку, устроилась на стиральной машине в сидячем положении, меня она установила пред собой в стоячем положении, и все прошло быстро и бурно, после чего, она без звука нырнула под душ, благо кран был уже установлен в нужном положении.  Увидев, что она подмывается, я подумал, что мероприятие закончено и потянул к себе трусы, но из-за занавески из ванной высунулась рука, которая выдернула трусы и бросила их в угол.
    - Пойдем в комнату, там у меня диван куда удобней стиральной машины, - сказала она, несправедливо сваливая на меня вину за секс в стесненных условиях.
    На диване я начал ее осматривать.  Сообразив, что это мой первый достаточно близкий контакт с лицом противоположного пола, она не препятствовала удовлетворению любопытства.  Осмотр тела закончился новым половым актом уже с вокальным сопровождением.  Нина оказалась одной из таких женщин, которые не могут это делать тихо.  Помимо просто вскриков у нее вылетали какие-то бессвязные фразы комичного содержания типа: «ой, сладкий мой, ну дай же», «ой дай-дай мне все, все что есть, выпью до капельки» и прочее.  Глаза ее сделались размытыми и блуждали по случайным траекториям.  Временами я видел одни белки, а зрачки уходили куда-то вверх.  После третьего сеанса она сказала, - пойду, поставлю чай.  Тут я понял, что мероприятие закончено.

    Как только  я получил то, чего так хотел пусть и от другой женщины, у меня серьезно поубавилось энтузиазма с Ленкой.  Она почувствовала это моментально, - у тебя кто-то был, - заявила она.  Я был поражен, но, естественно,  все отрицал.   Наша как бы дружба рассыпалась довольно быстро, и она наладила, видимо, такие же садомазохистские отношения с моим другом.

    Соседку Нину я избегал, как мог. Я не знал, что сказать ей при встрече, и пару раз, увидев ее издалека вблизи подъезда, пережидал поодаль, пока она исчезнет.  Но однажды мы столкнулись нос к носу.  Я вышел из квартиры, а она как раз провожала мужа - Виктора в магазин с наставлениями, - значит, запомнил: яйца, помидоры, сметану, если сметаны в пятом нет, сходи в седьмой. Привет Андрюха, - сказала она, с безразличным видом, кивнув в мою сторону, - ну, запомнил или записать, - продолжила она разговор с мужем.  Мне стало полегче, я понял, что ничего не надо делать, как будто ничего и не было.

    Мы вошли с ее мужем в лифт, деваться было некуда.   Ехать с ним было неприятно.  Не хотелось  думать, что он, как и я лежал на этой Нинке, видел ее сумасшедшие глаза, слушал ее вскрики и бессвязные, но возбуждающие реплики, которых, возможно, она сама не помнила после завершения.

    - Ну, что Андрюха, как тама в школе, - миролюбиво начал разговор Виктор, - удалось уже кого-нибудь оттрахать?
    - Нет, в школе не удалось, - ответил я, пытаясь быть честным с позиции чисто формальной логики.
    - Ну прально, рано ышо.  Ну, ничо, как грица, какие наши годы.  Не, ну в школе эти целки и не дадут, - продолжил он тоном наставника, - надо бабу постарше искать.
    - Я непременно воспользуюсь вашим советом, Виктор Петрович, - вежливо ответил я.
    - Ишь, бля, молодежь, - сказал он, - вот в школе учится, а говорит, бля, как профессор.
    - Если это про меня, то спасибо, - ответил я все так же формально и вежливо.
    Наконец лифт приехал, и мы разошлись в разных направлениях к моему глубокому облегчению.

    Прошли годы.  Наши сексапильные красотки повыскакивали замуж сразу после школы, еще через год родили, через два уже имели регулярные побои от мужей, которые временами приносили домой триппер. В двадцать один они превратились в матерей одиночек, а в двадцать восемь в толстых матерящихся пьянчуг с алкашами партнерами.  Ленку я после школы не видел, но слышал от других, как ее никто не узнавал на улице из-за жуткого пьянчужного вида, как она выпрашивала на выпивку у бывших одноклассников, и прочие жалкие подробности ее жизни.  Я и не хотел видеть то, что от нее осталось.  В моей памяти Ленка – это все тот же волшебный цветок с нектарными сиськами, лучше которых мои ладони не знали, с упругими, каучуковыми бедрами, и недоступной, спрятанной под мертвым замком стройных ног, целкой, приготовленной тому, кто так и не смог этого оценить.
     А серенькие невзрачные мышки из нашего класса закончили институты, хорошо вышли замуж, к тридцати нарастили сиськи и попки и стали похожи на наших бывших школьных красоток.  Опыт и образование сделали из них просвещенных, ничего не стесняющихся дам, и они начали так же спокойно по-светски относиться к моим матерным стишкам, слушая их на вечерах встреч выпускников, и заливаясь сексуальным смехом, точь-в-точь таким, каким кода-то смеялись в школе Ленка, Светка и Маринка. Странно и неожиданно было видеть, такой поворот судеб. Видимо их новые образы шли от рассудка, а не от инстинкта.  Институты научили их анализировать и логически мыслить, и они начали перед зеркалом вырабатывать то, что им не хватало для повышения их бабского шарма, и выработали. 

    Потом я уехал туда, куда собирался Свидригайлов, и, как только устроился на работу, вызвал родителей, но они не поехали, пророчество завуча сбылось лишь частично.  Поначалу меня распирало от гордости за американскую зарплату, которая росла и росла, и которую я получил без всяких знакомств, просто послав резюме на электронный адрес компании, но потом начался кризис и все расставил по своим местам, блатные остались, а я потерял работу. Сначала как бы ничего не изменилось, жена работала, да и сбережений хватало, иммигрантские пьянки с матерными стишками шли своим чередом, я даже прикалывался по поводу своего статуса безработного.

    Прошла зима, настало лето,
    а у меня работы нету.

    Или про навернувшийся индекс Доу-Джонса, который в Америке чтут как предвестник кризиса, поскольку замечено, что массовые увольнения начинаются примерно через три месяца, после его падения.

    Про индекс у меня вопрос к Обаме,
    нельзя ли этот индекс, вашу мать,
    поднять наверх и закрепить болтами,
    законтрить и кувалдой расклепать.

    Чтоб он светил оттуда вместо солнца,
    и никогда не падал с высоты,
    иначе я найду того Доу-Джонса,
    и хорошо вломлю ему п...ды.
 
    Жена недовольно морщилась от матерщины и бодрого ржания поклонниц моего таланта рифмовать матюги, которые, в силу уже немолодого возраста, смело демонстрировали достижения американской стоматологии. Но постепенно радость и веселье сменилось угрюмой озлобленностью. Чтобы куда-то деть невостребованную энергию, я начал ходить в спортзал и вскоре превратился в какого-то качка с борцовскими бицепсами. Жена ни слова не говорила и все сносила на удивление терпеливо – и мой сон до полудня и самоустранение от домашних обязанностей и плохое настроение и вспышки злобы после очередной неудачи в поиске работы.  Ее же за скромность и исполнительность продвинули на работе в какие-то там менеджеры и ее зарплаты нам начало хватать на жизнь. 

    Но вот прошло два года, кризис кончился и появилась работа.  Собеседование при приеме на работу прошло в удивительно приятной и шутливой манере, технических вопросов почти не задавали и отзвонили что берут прямо на мобильник, пока я ехал на машине домой.  Демократия вернулась вместе с потребностью в инженерах, опять стало возможным получить работу, послав резюме по электронной почте.

    В этот вечер я вел себя как мудак, праздновал, шутил, говорил жене комплименты, пытался хватать ее за эрогенные зоны, потом сидел на полу, пил водку и глупо ржал, и пьяный написал единственное матерное стихотворения, которое ей понравилось.

    Проснулся утром, поглядел вокруг,
    какое снова небо голубое.
    Жена из ванной показалась, вдруг.
    Как стала хороша она собою.

    А на душе такая благодать,
    что прям вспорхнуть и полетать охота,
    ведь я вчера нашел работу, б..ть,
    работу, б..ть, работу, б..ть, работу.

    Дальше все пошло своим чередом обеспеченной жизни американского среднего класса. А под старость я заделался романтиком.  Один из дождливых вечеров напомнил мне Питер, девятый А, и я написал, то, что резко контрастирует с тем, что я писал всю свою жизнь, то чем возгордилась бы наша завуч – Наталия Ивановна, доживи она до этих дней.

    Был Петербург в моем окне   
    и солнце в белой пелене,
    был плеск волны по берегам,
    где дождь холодный в окна бьется,
    был лес, неведомый лучам
    в тумане спрятанного солнца.

    У моря снятся странствий сны,
    уехал я из той страны.
    Вдали, по душным городам
    мечтал увидеть из оконца
    тот лес, неведомый лучам
    в тумане спрятанного солнца.

    Я будто пережил войну,
    метался из страны в страну,
    и думал, что моим глазам
    уже увидеть не придется
    тот лес, неведомый лучам
    в тумане спрятанного солнца.

    Я все нашел, о чем мечтал:
    в уютной гавани причал,
    но плохо спится по ночам,
    и все забыть не удается
    тот лес, неведомый лучам
    в тумане спрятанного солнца.

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • ПОЛАРУ СТИХИ О МАЗАЕ и ещё…
    А если так, то выиграют или проиграют стихи о Мазае?
    Старый Мазай РАСПАЛИЛСЯ в сарае, -
    в нашем лесистом болотистом крае
    вот уж пять лет овощей недород,
    зайцы сжирают, ИХ ЧЁРТ НЕ БЕРЁТ…

    Есть у нас лисы, и есть у нас волки.
    Жрут они зайцев, а было бы толку,
    те, видно, суки, плодятся быстрей,
    взять бы лопату да между ушей.

    Раньше я, братец, стрелял не хреново,
    сдерну ружье, как завижу косого,
    прямо, не целясь, на вскидку «ба-бам!»,
    только ошметки летят по кустам.

    Нынче я стар, ну и жизнь ни в ДУГУ,
    в зайца бегущего хрен попаду
    суки-соседи зовут меня «дед»,
    ЧЛЕН не стоит, и зубов уже нет.

    Ну а недавно поймал я урода.
    Тырил он все с моего огорода.
    Вот кто повадился в мой огород -
    суки-соседи, БРАНЬ БЫ ИМ В РОТ.


    Суки-соседи - вот наше несчастье.
    "Шел бы ПОДАЛЬШЕ" у них вместо здрасте.
    Как они ОСТОЧЕРТЕЛИ ВСЕ МНЕ….
    Шкуры соседей теперь на стене.
    Думаю, что ни автор, ни комментаторы могут со мной не согласиться. Как и я сам. Что-то кастрированное просматривается в стихах…Хотя…
    Едва лишь отошли отец начал, - ну Андрюха, ну ты чо совсем ОШАЛЕЛ, в сочинении писать такое. Так что замены есть, но улучшат ли они текст, уверенности нет…
    И ещё много удачных матерных выражений органично вписывающихся в тему и без которых рассказ не звучал бы так любопытно, откровенное и реально. Словечки автора и его выражения, взяты прямо из жизни и не являются откровениями или неологизмами, но вписываются в текст отменно и привлекают читателя от девятых классов до преклонных лет. Будят свои воспоминания, кои хотелось бы точе вспомнить и описать, но автору это сделать естественнее и и логично, ибо он в теме…Помню, как поставив ладони на сложенных руках девушки с очень развитой упругой грудью, покоящейся на них, мы на крыльце с оглядкой рассматривали небосвод, проявляя интерес то к Большой, то к Малой медведице или в поисках Полярной звезды, когда с удовольствием используя сенсорные лёгкие движения импульс передавался к груди для изменения ощущений либо поворота в искомом направления… Это было восхитительно и вполне легитимно для обоих… Целомудрие было пот тем же замком и ареал позволительны действий рук расширялся постепенно.
    Сцены свидания с соседкой описаны весьма реально, заманчиво, привлекательно и не оставляют равнодушных читателей. Всё как в жизни…
    Отличные рифмы, понравились не только жене автора, но и всем ценителям удачных словоповторений в восторге описания от получения работы.
    Но можно и по-иному:
    А на душе такая благодать,
    что прям вспорхнуть и полетать охота,
    ведь я вчера нашел работу, мне под стать,
    во всём под стать, совсем под стать, свою работу.

    А последние стихи вообще отличны и бесспорно очищают весь рассказ от местами излишнего мата…
    Даже хочется присоединиться:
    Я прожил долгие года
    был вынужден сменить отчизну,
    но ностальгия по ночам
    порой напоминает тризну…
    И памяти моей неймётся
    и многое уже не здесь, а там,
    лишь позабыть не удаётся
    тот лес, неведомый лучам
    в тумане спрятанного солнца…

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 29 Март 2017 - 13:17:16 Талейсник Семен
  • согласен

  • Эндрю! Семен разместил отличный отзыв, но обиделся на нереакцию вашу и убрал. Убеждаю:
    -Он, Полар - не тормоз, просто медленный газ, верните коммент !!
    Присоединяйтесь к уговорам!

  • ачотак?

  • Автобиография в такой интерпретации неинтересна- своя есть . Н. Киров.

  • Однажды на голову из антресолей мне посыпались девчачьи блокнотики. Открыла и потеряла чувство времени. Путешествие в прошлое выплеснулось в попытку самоанализа становления собственной личности. С этого полтора года назад "понесло Остапа" и принесло на ваш литсайт. Правда, терзают смутные сомнения: сентиментальное ностальгирование не является ли симптомом подкрадывающейся старости?
    Это я к тому, что эмоциональное совпадение с Поларом зашкаливает.
    И как его при этом не любить? )))

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 26 Март 2017 - 19:36:40 Алекс Марина
  • Аркадий, публикация моя выскочила на ленту случайно!
    Это алаверды Эндрю, взгляд с другой стороны.))
    Делюсь ДЫРКОЙ В ЗАБОРЕ: по своему же комменту можно по ссылочке на название впрыгнуть
    на ЕЩЁ НЕ ОПУБЛИКОВАННОЕ. )))

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 26 Март 2017 - 20:18:50 Алекс Марина
  • Успел прочитать Ваше... эссе, скажем так, когда не знаем, как назвать.
    Очень понравилось. Даже отзыв успел написать с выразительным котом.
    И вдруг всё пропало.
    Чёрт с ним, с отзывом. Ваше сочинение верните!

  • Интересно. Смешно. Спасибо!
    Мат ничего не испортил. :)
    Последний стих не очень понравился. Учительница вряд ли возгордилась бы. :)

  • Проведу эксперимент, найду училку и прочитаю.

  • Чистосердечное признание сначала выложила, но потом самоотцензурировалась. ))
    Оставляю только вывод.
    Эндрю! Очень лирично-ностальгично, стебно-весело! Классно! Здорово!

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 26 Март 2017 - 12:53:05 Алекс Марина
  • Это один из четырех рассказов, которые нравятся всем. Остальные два еще здесь не печатались. Я думаю, те кто томов не написал все равно обречены на литературное забвение. Есть и другие авторы, породившие один шедевр, и больше ничего как ни старались. Раньше тоже такое было. Вспомним рассказ Чехова "Ионыч". Были Веры Иосифовны, которые писали рассказы, начинающиеся словами "Мороз крепчал", почти все они были бездарны, но, я уверен, были и навсегда потерянные шедевры. Ну сейчас интернет нас спасет. В недалеком будущем будут роботы-собеседники. Ему можно будет сказать, - чото скучно, почитай чего-нить и тут есть шанс, что он скажет, - слушай рассказ Полара. Есть правда риск, что будут слушать в сортире, но это лучше чем если вообще забудут.

  • Мат:

    Мат — ненормативная (обсценная) лексика.
    Мат (покрытие) — ковёр или циновка, в спорте — мягкий настил, предохраняющий от ушибов.
    Мат (шахматы) — ситуация в шахматных играх.
    Мат (биология) — слоистые покровы на субстрате, состоящие из одноклеточных организмов, например цианобактериальные маты.
    МАТ — Международная ассоциация трудящихся
    Мат (звание) — воинское звание в Германии и Польше, соответствующее сержанту.
    Мат, сын Матонви — персонаж валлийских легенд.
    Мат-метал — направление метала, характеризующееся атональностью.
    Мат (Акмолинская область) — село в Буландынском районе Акмолинской области Казахстана.
    Мат-Тарка — река в России, протекает в Ямало-Ненецком АО.
    Мат-Хорлово-Яха — река в России, протекает в Ямало-Ненецком АО.
    См. также[править | править вики-текст]

    ДОбавлю к цитате из Вики: мат-анализ, мат-обеспечение, мат-обработка, мат в лампочке, диа-мат, ист-мат и авто-мат.
    Каждый выбирает по себе любое или все из множества значений и может спокойно не возмущаться, поскольку не в мате дело. А дело в том, что рассказ живой и очень вкусный!
    Полный антипод того, не к ночи будь помянутого, тошнилова про гвардейского офиера, который истекал слезливыми соплями над так им и не оттраханной селянкой.
    Автору респект и комплименты!

  • Спасибо, доктор, прям лечите словами, лекарств не надо, чувствую как проходит литературная импотенция.

  • Браво! У Ивана Семеновича Баркова есть продолжатель его веселого творчества:
    Нерукотворный труд, создание Природы,
    Грядут тобой во все концы земли народы,
    Стоишь, как свет, и пасть не придёт череда,
    Ты цель всех наших дум и путь в живот,..... да.

    ...

  • Это у меня, как вы понимаете, с детства.

  • Актуально и очень мне знакомо. Это возраст такой – заглянуть за грань недозволенного, поступать всему наперекор, на всё глядеть в отражении кривого зеркала. Главное не остаться в этом возрасте на всю жизнь!
    В этой четверти мой сын-подросток, повёрнутый на точных науках, по русской литературе получил - 0, потому что не выучил стихотворение Пушкина. Задание очень лёгкое для девятого класса. Конечно, я стала его ругать. А он мне в ответ:
    - Я поэтов не уважаю, поэтому стихи учить не буду! Матерщинники, гуляки, пьяницы, лентяи, развратники… Мне стыдно читать, что они писали.
    Ну, ладно, может гуляки, пьяницы, лентяи… Такие выводы подросток сделал, когда читал их биографии. Понятно, что физику и математику юные поэты неделями точно не учили и хорошим поведением не отличались Но почему матерщинники? Меня это озадачило:
    На что сын ответил:
    - В Интернете в рубрике «Классики без цензуры» читал!
    Я ему возмущённо:
    - Так чего ты туда полез, когда дома книги есть!
    А сын мне в ответ:
    - Так в книге стихи неинтересные…

  • Мой ответ Северному также отвечает и на ваш комент. Поэты, что зациклились на золотом веке, нам неинтересны, поскольку мы другие, да и в золотом веке они не писали как за 200 до них.
    Кстати ученые тоже большие сволочи.

  • Прочел внимательно. Ну, нет слов! А как заражает...

    Прочтешь такое - вспомнишь мать,
    Чужую... как теперь мне спать?

    Сказать, съел салат - это грубо,
    скорее коктейль иль вино!
    А Джонсу бы дать надо в зубы,
    А Доу сказать - он говно!

    А если правильные жены,
    Мозги всегда перегружены!
    Из них выплескивает мат,
    Ну а кому противно - В САД!


    С приветом! - более скромный соратник.

  • В САД можно еще и на В ЗАД заменить. В этом рассказе есть отступление от литературного использования нецензурной лексики, правда один раз. Ее не должно быть в авторском тексте, только в прямой речи. В стихотворных вставках, если это типа сцена выступления автора, допускается. Стихотворение о том как главный герой нашел работу через два года адекватно выражает эмоции через матерное слово, оно там уместно. Кстати я был без работы только 4 месяца в кризис 2008. Рассказ автобиографичен, но не надо понимать все буквально, есть вымысел.

  • Ведь Вы же умеете писать хорошие стихи, Полар, зачем Вам это , я не понимаю. То есть местные шахтеры и до боли знакомые матросы Северного Флота мне понятны более чем. Но Вы... Какого Фрейда , Полар? Вы знаете, воображение у меня богатое, работает отчетливо и за каждым из напечатанных Вами слов веером встает целая серия насыщенных запахом, звуком и движением, крайне детализированных сцен.. Вялые маслянистые движения оттягиваемой жирными женскими губами темной вонючей человеческой кожи. Складки, поры, жесткие черные волосы.. И дело не в закатывании глаз к небу, я сам ходил в море на огромном ржавом корыте набитом виртуознейшими мастерами художественного слова, но поверьте , не помню чтобы кто нибудь из "сотрудников" осознанно вторгался в чужое воображение имея в пристрелянной оптике вполне продуманную цель- набить его даже не половыми атрибутами как таковыми, а именно грязными вонючими х..ми. И дело здесь не только в неумении осознавать разницу между обычным бытовым общением и вполне уже осознанными мировой культурой целями использования любых средств в достижении "высокой литературы".
    Дело в том, что будучи осознанной флотскими ценителями, такая попытка вполне могла привести к попаданию чужого якоря непосредственно в Вашу бухту. Поверьте, это правда.
    В общем, написано отлично, Полар, морского ежа Вам в...Цель достигнута, пойду помою голову изнутри.

  • Тут такой вопрос. Мы очень сильно отличаемся от жителей планеты 200 лет назад, закономерно и поэзия у нас должна быть другая. Люди 200 лет назад были разные, но те что читали стихи относились к просвещенному дворянству или образованной буржуазии. Они совершенно другие люди. Почему-то современные авторы это не понимают и продолжают клепать стихи в стиле А ЛЯ Лермонтов или А ЛЯ Блок. Я пишу о том, что волнует современного человека теми словами, которые ему понятны. Те кто пытается как Пушкин должны понимать, что Пушкин не писал как 200 лет до него. Пушкина любить будут, а вот тех кто пытается как он - нет. У меня есть стих про котика, который ушел из дома и не вернулся и как хозяин не спит и ждет открывает дверь и смотрит, про аварию на подводной лодке, когда люди оказались в ловушке, про кофликт романтика с контркультурой, про то как суперзанятый программист сидит уткнувшись в комп и не реагирует на жену, которая банально хочет интима, есть стихотворение о человеке, который боится болезни альцгеймера. Разве это не тот мир, что вокруг нас? При этом, почти все здесь печаталось, так что репутация совершенно незалуженна.

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 26 Март 2017 - 13:11:45 Полар Эндрю
  • Спасибо.

  • Уважаемый Эндрю,
    Ваш рассказ вполне подходит к рубрике "Юмор на уикенд", куда он и переставлен,- столько здесь забавных ситуаций и неожиданных ироничных диалогов с учительницей, с отцом, или во время секса на стиральной машине и т.д.
    Но вот отношение к мату у мужчин и женщин отличается, поэтому меня несколько удивило любопытство девушек к Вашим стихам с матерком, может быть это было по принципу "Запретный плод"...
    А последнее Ваше стихотворение понравилось ностальгичностью и уверена - им возгордилась бы Ваша завуч – Наталия Ивановна повторением пушкинских строк:
    "тот лес, неведомый лучам
    в тумане спрятанного солнца."
    Не взять ли их эпиграфом к рассказу, чтоб разбавить "хулиганистость" его основной части?
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

  • Ох не заете вы девушек, Валерия, читайте больше моих рассказов, я вам раскорою глаза на слабый пол, уж я то их изучил, прям насквоз без рентгена.

  • Прошу прощенья за нескромный вопрос. Ваша супруга(выпускница литературного института), как и где она себя реализует там, в мире чистогана и кровососов от империализма?
    Кстати что интересно мою тетрадочку в 12 листов с матершинным стихами (тоже 9 класс) у меня купил оболтус из соседнего дома за пятерку. это был мой первый гонорар...

  • Жена закончила литфак алматинского университета, в Алмаате работала в библиотеке им. (естественно) Ленина, училкой не была, с ней даже в училку не поиграешь, роль не знает. В перестройку открыла свое тревел-агенство и была бизнес-вуман. В Америке работает в правительственном офисе мелким чиновником со скромной зарплатой. При приеме на работу высшее образование играло немаловажную роль. У нее там бабский коллектив и все с дипломами типа журналисток, психологинь, но для выполняемой работы им это не нужно. Почему-то правительство отдает предпочтение лицам с дипломами.

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 26 Март 2017 - 12:29:09 Полар Эндрю
  • Это рассказ-анекдот-фарс - о незаурядном писателе, который начинал свое творчество с матершины. Мат всегда связан с эмоциями и сублимацией, он является разрядкой для эмоций, снимает напряжение и эмоциональный заряд, дает разгрузиться и расслабиться. В рассказе описан эпизод первого неудачного и первого удачного сексуального опыта героя, который можно сравнить с первым неудачным творческим опытом и первым удачным стихом, написанным уже в старости, наконец-то без мата. Я бы, на месте автора, сделал бы все наоборот. Первый удачный творческий опыт стихотворения без мата герой написал бы тоже в юности, но первый удачный сексуальный опыт он бы получил только уже в старости. Так бы было бы остросюжетней. В рассказе верно подмечено, что многие люди с годами опустошаются, опускаются, теряют форму и содержание, но некоторым, наоборот, с возрастом удается достичь тех целей, которые они криво реализовывали в старших классах. Кстати, матерные стихи обычно пишут искренне, а стихи без мата часто являются фальшивыми, надуманными, даже более циничными, чем с матом. На месте отца мальчика я бы сказал учительнице так: "Не можешь взять аргументами, придерись к мату". Рассказ показывает, что жизнь - не шахматы! Здесь одного мата не достаточно!
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Дочитал до конца, первый раз.

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Буторин   Николай  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 1
  • Пользователей не на сайте: 2,260
  • Гостей: 695