Криштул Илья

                      
  
Ц А Р И Ц А   Э В Е Л И Н А   И   Д Р У Г И Е   Л Ю Д И  

 

     «Какое прекрасное лицо! Такие женские лица я видел только на старинных гравюрах и вдруг здесь…» - подумал Головкин. Лицо действительно было прекрасно – высокий чистый лоб, на который якобы случайно спала белокурая прядка, яркие синие глаза, румянец, и не нарисованный, а природный, это Головкин определять умел.
Восхитила его белая, как будто никогда не видевшая солнечного света кожа, очаровательная шляпка с небольшой вуалью, шея, прикрытая якобы небрежно повязанным шарфиком… Он успел рассмотреть даже пальцы, украшенные дорогими перстнями… 

Женщина улыбалась каким-то своим мыслям, взгляд её, не задерживаясь, пробежал по Головкину и устремился вверх, строго очерченный профиль проплыл мимо и Головкин с трудом подавил в себе желание обернуться.
«Явно не простолюдинка… Вот из-за таких женщин и происходит всё на этой планете – страшные войны и великие открытия, гнусные предательства и безумные подвиги, трагедии неразделённой любви и комедии разделённой…» - Головкин всё же не удержался и обернулся:
«Завоюй целый мир, кинь к её ногам, она всё равно останется недоступной, как царица… Царица Эвелина…»
Женщина, которую Головкин нарёк Эвелиной, уже таяла вдалеке, где-то её ждал самый счастливый мужчина в мире, пажи готовили благоуханную ванну, а повара – изысканный ужин… Головкин прикрыл глаза. «За одну ночь с такой женщиной можно отдать все богатства всех восточных королей…» - и в голове Головкина зазвучала небесная музыка, которая неожиданно закончилась заливистым детским смехом.

     «Папа, посмотри – дядя спит стоя, как лошадка!» - Головкин открыл глаза и увидел смеющуюся рыжую девчушку, теребящую за рукав своего сонного папу.
Папа равнодушно посмотрел на Головкина, наклонился к дочке и стал что-то ей втолковывать, видимо, правила поведения в свете.
«А у моей царицы, интересно, есть дети? Если б я был её героем, она родила б мне пять таких вот рыжих девчушек…» - на этот раз Головкин глаза не закрывал и музыка в его голове не звучала. Да и если б звучала, её спугнули бы три горца, громко обсуждавшие что-то на своём языке. Со стороны казалось, что они ругаются и сейчас перережут друг друга, но Головкин знал – они просто разговаривают. Они друзья. Им тяжело здесь, их здесь не любят, их семьи остались на далёкой родине, там, где ветра поют свои нескончаемые песни в горных ущельях…
Головкин улыбнулся горцам, но они в ответ метнули в него три таких злых взгляда, что он вздрогнул. «Наверное, в их загадочной стране не принято улыбаться незнакомцам… Может, они подумали, что я смеюсь над ними или над их речью…» - горцы были ещё недалеко и Головкин хотел вновь обернуться, что бы извиниться, но раздумал. К тому же ему навстречу приближалась парочка, на которую хотелось смотреть с восторгом и умилением. Он и она, оба в годах, седина уже прокралась в её причёску и давно поселилась в его, но как нежно она обнимала его! Как он смотрела на неё! Зачем она что-то шептала ему, ведь никакими словами не выразить ту любовь, которая сквозила в каждом её движении?
«Достойный закат достойной жизни» - подумал Головкин и снова вспомнил свою царицу Эвелину. Ах, если б они могли быть вместе! Если бы они только могли…
Они бы тоже встретили свою старость с благодарностью, в окружении любящих детей, внуков и правнуков, только не здесь, а в небольшом шале в предгорье Альп… Головкин опять прикрыл глаза и очутился возле своего шале… Двухэтажная хижина пастуха с красной черепичной крышей… Зелёный склон, на котором пасутся белые барашки, внизу прозрачный ручей с небольшой мельницей… Постаревшая, но по прежнему величественная Эвелина в кресле-качалке вяжет чепчик для очередного внука, он поливает благоухающие цветы, отгоняя ласковых ручных коз… Вершины Альп вдалеке… Облака, с неохотой плывущие куда-то в Австрию и цепляющиеся за склоны… Сейчас, сейчас уже запахнет свежим хлебом, который печётся в старинной дровяной печке на заднем дворе…
Но пахнуло неожиданно чем-то другим, неведомым и невкусным, и запах этот мгновенно вернул Головкина в реальность, в которой всё было отнюдь не так благостно. Пожилая парочка приблизилась уже на расстояние вытянутой руки и оказалась совсем не пожилой, а тот, кого так нежно обнимали, был просто пьян. Пьян мертвецки и с утра, и именно его ужасный перегар не дал Головкину насладиться ароматом свежевыпеченного хлеба. Рано постаревшая боевая подруга из последних сил удерживала своего рыцаря от позорного прилюдного падения, а слова, которые она ему говорила… Это были слова не любви, это были жестокие упрёки и суровые обвинения, обрамлённые площадной руганью. Наверное, рыцарь совершил вчера отнюдь не рыцарский поступок… И не только вчера… Да и не был он никогда её рыцарем, как, впрочем, и она никогда не была его Дамой. Не бывает Дам с такими лицами…                 

     В то утро у Головкина случилось ещё много занимательных встреч, которые принесли массу впечатлений, позволивших ему забыть нехорошую парочку.
Он видел старушку, на руках которой дремала собачка, один в один похожая на хозяйку. Видел девушку с голубыми волосами, чем-то напоминающую Мальвину из старого детского фильма, если б не кольца в носу и в губах, татуировка на предплечье в виде дракона и очень странное одеяние.
Видел непонятного юношу с накрашенными глазами, который мило улыбнулся Головкину и наманикюринным пальчиком нарисовал в воздухе сердечко. Видел ярко одетого мавра, на которого с изумлением и в упор взирало многочисленное семейство из провинции… Видел даже свою одноклассницу, в которую был безнадёжно влюблён лет сто тому назад… Он еле успел отвести взгляд, застыдившись своей неказистой одежды, но она уже заметила его, заулыбалась и подняла руку, что бы поприветствовать и наверняка напроситься на свидание… Она же не знала, что у Головкина есть царица, есть его Эвелина…
Но тут, к счастью, эскалатор, на котором ехал Головкин, закончился, одноклассница с поднятой рукой и улыбкой уехала наверх, к выходу в город, а ноги Головкина ступили на грязную платформу станции метро «Киевская» радиальной линии.

     Каждое утро, спускаясь на эскалаторе в метро, Головкин проживал целую жизнь, полную любовных драм и забавных приключений. Жизнь, похожую на бесконечный увлекательный фильм, от которого невозможно оторваться…

  Ведь там, наверху, у него вообще никакой жизни не было.

                      Илья  Криштул


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • ДОРОГОЙ ИЛЬЯ МНЕ НРАВИТСЯ ВАШ СТИЛЬ ПОВЕСТВОВАНИЯ В КАКОМ БЫ ФОРМАТЕ ОН НЕ ЗВУЧАЛ. ВАША ЦАРИЦА - ЭВЕЛИНА, (ТАК МОЯ БАБУШКА - НЕМКА, НАЗВАЛА ИМЕНЕМ СОЕЙ МАМЫ РОДИВШУЮСЯ У МОЕЙ СТАРШЕЙ СЕСТРЫ ДОЧКУ), ВЫЗВАЛА У МЕНЯ ПЕЧАЛЬ И ЖАЛОСТЬ К ГОЛОВКИНУ. ЮМОР ЗДЕСЬ НЕУМЕСТЕН. ОДИНОЧЕСТВО - ВОТ ТОТ НЕДУГ, КОТОРОГО БОИТСЯ КАЖДЫЙ ИЗ НАС, ЭТО МОЁ МНЕНИЕ...
    СПАСИБО ЗА РАССКАЗ. ВСЕГО ВАМ ДОБРОГО И СВЕТЛОГО.
    С ОБОЖАНИЕМ - АРИША.

  • Мне кажется, что это наиболее цельный рассказ из всех, что я прочел у Криштула.

  • Согласен, герой со своей Эвелиной разъехался...Но, полно, при желании и энергии не то, что перепрыгнуть на ленту своей Мечты-горы своротить можно, надо действовать, а не плакать, потеряв идеал. Бороться надо! Ведь так и угаснешь, мсье Головкин среди венков и Лени души. Иди Против хода , если сможешь, что -то да выйдет.Догоняй! Не пою Осанну- всё здесь при деле.Просто Хорошо. С Уважением Н. Киров.

  • Спасибо! Спасибо! Спасибо!
    Илья

  • Эскалатор – очень любопытное место для людей, у которых врождённая и, можно сказать, безудержная игра воображения. Они, глядя на встречный поток людей, на короткое время, фантазируя, становятся похожими на маленьких детей, выдумывающих всякие интересные для них истории. И наслаждаются этим. Особенно часто, как ни странно, это происходит на ленте ступеней эскалатора, движущейся вниз. Автор подметил эту особенность и написал рассказ мастерски. Я согласен с мнением Семёна Талейсника. Он оценил это явление глубже - с философской точки зрения.
    Уважаемый Илья, дальнейших Вам творческих успехов. Давид.

  • Уважаемый Владимир!
    позвольте ответить на Ваш "грозный" вопрос:
    "у кого поднялась рука назвать этот грустный рассказ «юмором на уикенд»?-
    У меня "поднялась рука" отнести сей рассказ к "Юмору" не только потому, что г.Криштул преуспел именно в этом жанре и становится известным юмористом, но и потому, что этот рассказ можно отнести к Пародиям, к Пародиям на нашу жизнь, а их Пародии-относят, как Вы понимаете- к ЮМОРУ. Важно то, что автор умело пользуется сдержанной доброй насмешкой над своими героями и у читателя возникает комический эффект за счёт намеренного преломления уникальных черт уже известного образа в специально изменённой форме. И мне представляется, что пародии такого рода — вполне удаются уважаемому автору. Жаль, что не все понимают "юмор с серьезным видом" и спешат его зачислить в другие категории или рубрики.
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

  • Наши мозги как пластилин - если его не лепить - он затвердевает в повседневно-будничном болоте быта, банальности, мещанства и пошлости. Что не движется - то ржавеет, люди постепенно из возвышенных, стремящихся к высоким целям людей становятся обычными обывателями. То, что для нас обычное, само-собой разумеющееся - это зона застоя, зона комфорта, из которой надо выходить. Чем комфортнее кажется человеку в его ограниченной коробочке, тем меньше его успехи. Для прогресса надо "выйти из коробочки", расширить свои горизонты, пробовать новое, делать новые вещи, развиваться, ведь то, на что мы фокусируемся - становится лучше.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Мне рассказ понравился. Но очень жаль, что герой любит в вприглядку. Я бы бросился через перила, чтобы настичь царицу Эвелину, как бросался к Савской, к Небесным – Анат, Исида, Хатхор, Инанна, Астарта, Гера и т. д., пока не окольцевала красивая простолюдинка на долгие десятилетия. Но и сейчас иногда забудешься, увидишь достойный королевский образ, рванешься через… А потом подумаешь:
    – А ну ее, такую канитель на старости.
    Улыбнешься неизвестно кому, сойдешь с лестницы и потопаешь домой, где ждут тапочки, горячий чай, телик с передачей новостей, любимый кот Семен и все та же удобная и сдобная королева-простолюдинка. Не дома ли счастье?
    Желаю автору удачи.
    С уважением, Олег Андреев

  • СВИДЕТЕЛЬ БЫТИЯ!
    Плывёт вдоль чуждой Жизни…
    Своя ушла Давно… В туманные года…
    Свидетель Бытия! Он гость на чьей-то Тризне…
    Невидим Никому.. Несчастен …НАВСЕГДА!


    ****
    Спасибо ,ИЛЬЯ!
    За невозможность
    Сойти с ЭСКАЛАТОРА!!!

  • Господин Головкин, что за сплин с вами случился? Не может это быть сплин юного подростка или дряхлого старичка, если вы так чувственно мечтаете об одной ночи с прекрасной царицей Эвелиной. Мать моя в кедах, вот это была бы ночка! И если вы жили в "своём швейцарском шале", выпекали хлеб на заднем дворе и вдыхали его запах, поливали благоухающие цветы и отгоняли ласковых коз, то тоже - мать моя в кедах! Или у вас небольшой сплинчик, когдв "бес в ребро", но Эвелина упорхнула? Ну, это у вас полный отвал башки! Ведь перед вами Москва!

  • Действительно грустно. Всех жалко - 99 человек из 100 живут не той жизнью о которой мечтали
    Особенно тяжело горцам - спустились с гор в московское подземелье где какой-то хмырь им подозрительно улыбается. хотя в Москве тоже есть Воробьевы горы, видимо они туда и едут чтоб исправить ситуацию.
    Моя оценка рассказа положительная - можно поразмыслить и сделать выводы.
    Так задумано у Бога - человек должен мечтать и к чему-то стремиться. Здесь образец мечтателя который вряд ли когда чего добьется. Таких еще называют фантазерами. Они нужны для самоутверждения обычного обывателя: я в сравнении с ним я хоть нормальный...

  • Ода эскалатору - совсем по Шекспиру:
    ...ты мне даришь и торжество свиданья, и трепетную радость ожиданья...
    Спасибо за приятный, полный грусти рассказ
    С уважением
    Амалия

  • ...Ну и у кого поднялась рука назвать этот грустный рассказ «юмором на уикенд»? Спасибо автору за работу. С ув.Вл.Борисов.

  • Так и люди, постепенно опускаясь, кто быстрее и короче, кто дольше и медленнее, в неотвратимую для них преисподнюю встречают много попутчиков, то ещё поднимающихся, то, как и он, по непрерывно движущейся лестнице жизни...
    Эти попутные мимолётные встречи и лежат в основе его предположений и представлений о них и их судьбах. Интересно проводит созерцательную и философическую ежедневную часть своей жизни на эскалаторе неравнодушный человек, Головкин. И это грустная картинка, как калейдоскоп или документальное кино, написана мудро и с улыбкой...
    Спасибо, уважаемый Илья!

  • Уважаемый Илья,
    спасибо за новый рассказ из жизни москвича! В нем- сдержанная ирония, мало юмора, но много психологических наблюдений и любопытных зарисовок, как проявление мудрости.
    Рссказ заканчивается саркастической фразой, но видимо, время такое, "для веселья мало приспособленное", больше- для грустных размышлений.
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

Последние поступления

Календарь

Декабрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Аимин Алексей   Тубольцев Юрий   Демидович Татьяна  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,262
  • Гостей: 317