Ейльман Леонид

Женские слезы.

Как то вечером мне позвонил знакомый нейрохирург и пригласил присутствовать

во время уникальной операции регистрации смерти и оживления.

- Мы хотим понять, что вытворяет мозг перед своей смертью. Ведь каждому из нас

придеться пережить эти печальные мгновенья.

Я согласился и записал адрес. Эта операция должна была состояться в лаборатории

нейрохирургии, расположенной на улице 25 Октября (ныне Никольской) недалеко от

ГУМа. В назначенный час мой знакомый встретил меня и сначала повел в подвал

лаборатории. Там был расположены клетки с подопытными собаками. Собаки, завидев

нас, подняли протестный лай. Мой знакомый обратился ко мне с просьбой:-” Помоги им!

Они лапами сбивают розетки с электродами, которые мы вживляем им в разные части

мозга.Нам надо понять функцию каждой части мозга.

-Наденьте на лапы варежки.

- Пробовали, но они тогда трутся о стенки камер.

- Тогда надо изменить конструкцию радиорозетки; сделать ее куда ниже.

- Вот и займись этим делом, а то от такой жизни собачьей собака становится

шизофреником и путает нам результаты исследований.

- Ладно, время наше вышло, идем в oперационную.

Операционная представляла собой небольшую комнату на первом этаже.

На операционном столе на спине лежала собака. Она недоуменно поглядывала

на суетящихся вокруг каких то приборов людей в белых халатах.

Ей сделали какой то укол и начали откачивать кровь. Самописцы что то регистрировали.

- Все, смерть наступила, ждем пять минут, приготовьте вливание крови.

Молодая девчонка пыталась принести полулитровую банку крови, но по дороге к воронке

половину банки разлила на пол. Руководитель операции был возмущен: нельзя в

лаборатории ходить на высоких каблуках. Остаток крови влили в собаку. Она ожила.

Больше эта собака никого не интересовала. Врач- хирург скинула ее с операционного

ложа. Собаки взвизгнула отчаянно и из ее глаз покатились слезы. Настоящее человечье

страдание, испуг, обида. Неужели у врачей пропадает сострадание?

У животных и людей, видимо, есть микрочип памяти, фиксирующий

обиды. Эта запись на микрочипе- косточке и есть память поколений. Поэтому собака у

хозяев может быть кусачей без видимых причин.

Вскоре мне пришлось поехать в командировку в Киев. Оказалось то, что мое место в

самом последнем купе, которое только на двух пассажиров. Неожиданно моим соседом

по купе оказалось прекрасное юное создание. Видимо, Судьба решила преподнести мне

подарок. Я уступил даме нижнюю полку, рассчитывая спуститься вниз, когда она

расположится ко сну.Выбрав момент, я как бы нечаянно уронил вниз подушку.

- Вы верите в Судьбу? Это она решила нас познакомить.

- Я еду познакомиться с моим женихом. Я его никогда не видела. Нас познакомила моя

подруга. Мы переписывались.

- Тогда случайный знакомый поможет Вам сравнить нас.

Моя рука нырнула под одеяло. Девушка покраснела, сжалась и из глаз закапали слезы.

Были ли это тогда слезы обиды или внутренней борьбы, но они остановили меня.

На вокзале мою попутчицу ждали молодой парень и ее подруга. Они сели в автомобиль

и уехали.

Как то кардиохирург профессор Голованов позвонил мне и сказал, что академик

Бураковский Владимир Иванович хочет поговорить с тобой. Ты знаешь, где

Первая городская больница? Она в начале проспекта имени Ленина, около метро

Калужская. Наш институт сердечно- сосудистой хирургии имени Бакулева пока там.

Заодно посмотришь oперацию на сердце.

В назначенный день и время я явился в этот институт. Сначала меня повели посмотреть

операцию на сердце. Операцию проводили в операционном зале, расположенном на

втором этаже. Меня же усадили на третьем этаже. Потолок между этими этажами был

в виде стеклянного купола и можно было сверху наблюдать за действием хирургов.

Ничего более примитивного, чем манипуляции топором, ножами и зажимами во время

операции я не заметил.Наверное, еще Пирогов так проводил свои операции, отрезая ноги.

После операции мы пришли в кабинет академика Бураковского. Это был полноватый

человек в белом врачебном халате. Он сразу изложил мне свою проблему.

- Мы пытаемся восстановить биоритм сердца пациентов, страдающих аритмией.

Еще в 1932 году Альберт Хайман в нью йоркской больнице Бэт Дэвид опробовал

биостимулятор. Но его биостимулятор весил несколько килограмм из за аккумулятора.

Теперь можно использовать куда более легкие и малогабаритные батарейки. От батарейки

к вживляемому в сердце электроду мы используем медный проводник в полиэтиленовой

изоляции. К сожалению, этот проводник изгибается во время работы и ломается. Помогите

найти решение этой проблемы.

- А импортные биостимуляторы используют медные провода так же?

- Нет. Они используют какой то белый сплав.

- Дело в том, что швейцарцы в часах используют для часовой пружины сплав, который

cлужит более 25 лет, изгибаясь каждую секунду. Так что такие сплавы есть, но мне не

добиться изготовления проводников для медицины из аналога импортного сплава.

Уж очень невыгодно это заводу Электросталь из за незначительности заказа по весу.

Покажите мне работу медного проводника в Вашем кардиостимуляторе.

- Пожалуйста, проводите товарища в послеоперационную палату.

Сопровождающий меня врач в палате подозвал ко мне молодую женщину и снял

с нее халат. Передо мной стояло стройное женское создание, которое не стеснялось

своей наготы. Ниже ключицы из ее тела торчали одножильные провода к батарейке.

- А нельзя ли использовать провода скрученные из тонких проволок?

- Мы боимся что мало прочные провода маленькие дети порвут.

- А Вы не бойтесь потому, что можно вплести в конструкцию сталемедную проволоку,

которую используют военные в ПТУРСах.

Вдруг женщина обратилась ко мне с вопросом:

- Доктор, скажите честно сколько времени я проживу с вашим прибором?

- Не знаю. Я не доктор, но я его спрошу и скажу Вам его мнение.

На глазах женщины показались слезы. Лицо выражало покорность Судьбе.

И я узнал в ней попутчицу по вагону.

- Вы ехали в Киев к жениху на свою свадьбу. Почему же Вы опять в Москве?

- Оказалось, что мой жених был шофером очень важной персоны, а моя подруга

работала у него сводницей. Они меня отвезли в загородную гостиницу “Феофания”.

Вечером приехала черная Волга и из нее вышел толстый старик. Моя подруга

прошептала мне:-” Он имеет златые горы и реки полные вина. Не будешь дурой и он

за ласки, взоры накупит барахла”. Старику я сразу понравилась и он тут же позвал

своего шофера. Шофер надел белый халат и сделал старику укол в пенисную головку.

Старик полез целоваться. Тут у меня забилось отчаянно сердце, полились слезы.

Старик рассердился и позвал мою подругу:- “Укол пропадает! Ну- ка, ложись!”

Она покорно легла.А меня начало знобить. Когда старик встал, то поинтересовался

зарегистрирована ли я в гостинице и велел самолетом немедленно отправить в Москву.

В самолете снова мне стало плохо. В аэропорту доктор зафиксировал электросистулы:

нарушение работы сердца.Поэтомy я здесь.

Я выполнил просьбу моей знакомой и спросил у ее врача о серьезности ее болезни.

Он мне сообщил то, что кардиостимулятор ей не нужен. Стресс, вызвавший сбой

прошел. Мы ей поставили кардиостимулятор для доказательства положительной

результативности нашей работы.

Я немедленно сообщил моей знакомой радостную весть. На ее лице засияли слезы

pадости. Но можно ли ради отчетности наносить вред человеку?

-Как мне говорил знакомый пасечник: на свете все ерунда, кроме пчел. Но если

подумать, то и пчелы ерунда. Так что ничего не допускай до сердца. Береги его!


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • УВАЖАЕМЫЙ ЛЕОНИД, ВАШ РАССКАЗ ТАК РАССТРОИЛ МЕНЯ, ПРИШЛОСЬ ГЛОТНУТЬ КАЛЬМОНЕВРИН, ТЕМ БОЛЕЕ НА НОЧЬ. ИМЕННО СЛУЧАЙ С СОБАКОЙ И ВЫВЕЛ МЕНЯ ИЗ РАВНОВЕСИЯ... ВИДИМО, ВРАЧИ ХИРУРГИ ПОНЕВОЛЕ ТЕРЯЮТ ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ И СОСТРАДАНИЕ. УЖАСНО...
    С ИСКРЕННИМ УВАЖЕНИЕМ - АРИША.

  • В каждой ситуации и в каждом контексте существуют «типичные сценарии» и «доминантные сюжеты», характерные сверх-ценности и присущее данной ситуации и данной субкультуре в данном окружении сверх-идеи. Обычно у мужчины уже «условный рефлекс» на женщину и он по схеме «стимул-реакция» машинально, автоматически, на автопилоте, по инерции, по типичному для данной культуры сценарию к женщине «домогается». И все это происходит обычно честно по правилам игры во флирт, в соответствие с игровыми ценностями и игровой атмосферой, игровыми ориентирами и игровыми точкам отсчета. Мы часто играем в плохие игры не по своей вине, нас часто в плохие игры втягивает «сюжет» жизненной игры. И мы играем не свою роль, живем не своей жизнью и являемся не лучшей версией себя.
    Мы все на все реагируем по разному. Есть типичные реакции в нашей матрице — нашем эгрегоре — нашем информационном поле нашего окружения в зависимости от нашей культуры, субкультуры и нашего воспитания и наших глубинных ценностей и идеалов, есть типичные модели, которым мы подражаем, а есть случайные реакции, есть аффектные реакции, есть шаблонные реакции, есть реакции, вызванные установками. Девушка, видимо, уже имела определенный нравственный опыт и хорошо знала заповедь «не блуди» не только на словах, а добросовестно её соблюдала и поэтому для нее так хорошо все обошлось. С порядочными людьми никаких неприятностей никогда не случается. А главное быть морально чистым и беречь честь с молоду и не позволять подЫЫЫбать себя разным провокациям, нереальностям, изращениям и натянутостям. Подмена ролей дорого обходится, когда влезаешь не в свою шкуру, носишь не свою одежду, попадаешь в нетипичные для тебя ситуации, ищешь не нужный тебе опыт, пробуешь то, что не нужно пробовать, входишь в чужую роль и не в своем образе вырисовываешься.
    С уважением, Юрий Тубольцев

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 4 Авг 2019 - 6:44:05 Тубольцев Юрий
  • Новая история Леонида Ейльмана с одной стороны, о поисках бессмертия, а с другой стороны о судьбе человека, в данном случае о судьбе прекрасной девушки. Случайная встреча в поезде навеяла главному герою лишь романтичную грусть, но спустя некоторое время раскрылись весьма печальные подробности её личной жизни, вдобавок оказалось, что девушка серьёзно больна.
    Рассказ начинался с рассуждений о том, что у животных и людей есть "специальное устройство", записывающее обиды. Но, если проявить огромную силу воли, то этот микрочип можно отключить. Т.к. плохие воспоминания, злость, ненависть разрушают наше здоровье. В конце рассказа Леонид Ейльман даёт весьма правильный совет, которому очень трудно следовать: "ничего не допускай до сердца".

    Комментарий последний раз редактировался в Суббота, 3 Авг 2019 - 21:10:11 Демидович Татьяна

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Ейльман Леонид  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 1
  • Пользователей не на сайте: 2,264
  • Гостей: 194