Борисов Владимир

                                                 Оладьи из кабачков

                                 (Из серии рассказов «Мои соседи»).

 

Мать умирала долго и наверно очень мучительно. По крайней мере, когда Олег подходил к ее постели и со странной смесью отвращения и любопытства прислушивался к дыханию матери, он замечал, как по ее телу пробегали болезненные судороги,  и лицо искажалось болью.

Олег подавал умирающей кружку с водой и мать, сделав от силы пару чуть заметных глотков,  обессилено откидывалась на волглую, плоскую  подушку.

Мать не жаловалась на боль. Ее скорее удручало то,  что она неходячая,  практически прикованная к постели долгие месяцы, полностью зависит от сына. Она прекрасно понимала, каково это тридцатилетнему неженатому мужику уйти с работы и взвалить на себя обязанности не только сиделки, но и поварихи, медсестры и прачки.

  Олег был не единственным ребенком в семье. Была еще старшая сестра Ольга, но та,  закончив  консерваторию, лет пять, как уехала из страны , а потом и вовсе выскочила замуж за американца. Муж ее, некий Майкл Стоун, работал в НАССА,  в каком-то секретном отделе, в Калифорнии, но там, узнав, что жена его русская, под первым попавшимся предлогом контракт с ним разорвали. Через полгода, Майкл, окончательно спившись и отчего-то вдруг превратившись в завзятого пацифиста, гринписовца и еще хрен знает в кого, бросил Ольгу и слинял куда-то в Канаду, в одно из индейских поселений.

Ольга потом звонила в Москву, матери,  и жаловалась на судьбу, на мужа –подонка, на америкашек, чья хваленая демократия попахивала тридцать седьмым годом, на тяжкую женскую долю за кордоном.

Когда же мать, предложила дочери вернуться в Россию, Ольга отчего-то на нее обиделась и больше домой  не звонила. Однако на днях, словно что-то почувствовав, прислала с оказией двести долларов.

Мать застонала громко и протяжно и Олег, пододвинув табурет поближе к изголовью взял ее руку в свои.  Рука матери была холодна и суха до шершавости.

Мать,  приоткрыв глаза и увидав Олега, улыбнулась через силу, прошептала.

-Олежек. Я оладышков хочу.…Из кабачков, оладышков…Мне кажется, если я их покушаю,  мне сразу станет лучше. Да, да. Именно оладышков. Мне вот сейчас даже кажется, что я запах их чувствую. Ты не чувствуешь?

Она снова закрыла глаза и, похоже даже,  уснула.

Сын встал, подошел к окну и, приоткрыв тяжелые плюшевые шторы, глянул в низ, на редкие крупные снежинки, лениво перечеркивающие ранние вечерние сумерки, на заметенный снегом двор.

-Кабачки…Да где ж  я тебе зимой отыщу кабачки эти самые?

Олег тихо матюгнулся и пошел в коридор, одеваться.

В овощном отделе  магазина «Польская  мода», кабачков не было. Не было и баклажанов и болгарского перца тоже не было. А были большие, чуть ли не с голову фрукты, напоминающие по виду грейпфруты.

- Помела. – Олег прочитал название фрукта на ценнике  и огляделся. В отделе покупателей было не мало, но к диковинным плодам никто особого интереса не проявлял.

- Небось, такая же хрень как и грейпфрут.

 Подумал он и пошел на выход, решив для себя не мотаться по магазинам напрасно, а поехать сразу на рынок, на Цветной бульвар.

- Уж там-то точно кабачки должны быть.  Не может быть, чтобы не было.

Олег накинул капюшон и шагнул в заметно усилившийся снегопад.

                                                                  ***

У метро Юго-Западная, чуть левее входа,  не обращая внимания на снег,  толпились люди. В центре, за небольшим столом, в окружении зевак стоял молодой мужик и двумя руками одновременно двигал по припорошенному снегом пластику  три темных одноразовых стаканчика.

- Кручу верчу, всех запутать хочу. – Громко, нараспев повторял наперсточник , зазывая игроков делать ставки. Похоже, он впервые вышел на публику. Шарик из-под его стаканчиков постоянно вылетал и падал на пол, на грязный утоптанный снег, да и все движения и жесты мужика были неловки и нелепы. Как и нелепы были ярко-синие, криво наколотые  буквы на пальцах. Гоша.   Все смеялись над Гошей и играли по мелочи,  постоянно выигрывая. За стеклом входа в метрополитен, иногда появлялась рыхлая фигура блюстителя порядка в мятой форме. Милиционер внимательно поглядывал на собравшихся, но на улицу выходить, явно не торопился.

- В доле, небось, собака.- Подумал Олег, протискиваясь к столу.

Наперсточник увидев его вновь завел свою шарманку про «кручу-верчу». Руки его все также неуклюже двигали стаканчики по  столу.

- Ну что, со мной сыграешь, не побрезгуешь? – Олег бросил на стол пятидесяти тысячную купюру.

- Да как можно, господин хороший!? Да что бы я отказался сыграть с миллионером!?

Раззявил пасть хозяин стола  и, смахнув бумажку в карман,  заработал руками.

Олегу везло.

Наперсточник раз за разом проигрывал, затравленно озираясь, вытаскивал из многочисленных карманов скомканные купюры разного достоинства. Олег,  не считая, запихивал деньги в глубокий карман куртки.

- Это последнее, что у меня есть. Играю по стоимости за грамм.…Здесь восемь и шесть десятых  грамма чистого золота.

Голос наперсточника дрогнул и на стол с тихим,  благородным звоном упал золотой Николаевский червонец.

-Ну, ты мужик крут! – Со всех сторон послышался сочувствующий шепот.

-Спрячь рыжье-то, спрячь. Вон мент в двух шагах пасется. Увидит, и монету отберет, да и просто,  проблем не оберешься. Откуда да почем?

- Ну что, командир, играем?

Гоша  назвал за свою монету столько, сколько у Олега по всем карманам, включая Ольгины доллары,  с трудом наберется.

 - По глазам вижу, понравился вам мой кружочек - то.…Понравился. Да и мне хочется отыграться. Вдруг да и повезет, хотя сегодня явно не мой день.

Наперсточник горько вздохнул и вытер несуществующую слезинку.

- А и хер с тобой! – Олег выгреб все, что у него было, и поверх кучи бросил две  серо-зеленые бумажки.

- Мало. – Гоша пальцем распотрошил кучку купюр, осмотрел доллары на просвет  и повторил уверенно:- Мало.

- Что б тебя! – Олег снял с руки тяжелые часы с браслетом

 и положил поверх долларов.

- Эх, добрый я человек.- Сокрушенно выдохнул Гоша и завертел стаканчиками.

По тому, как замелькали над столом руки наперсточника, Олег сразу сообразил, что неумехой Гоша скорее всего прикидывался, чтобы…

Впрочем, для чего Олег  додумать уже не успевал.

- Ну, и где наш шарик? Под каким стаканом?

Гошин голос прозвучал требовательно и, похоже, даже язвительно.

- Здесь. – Олег перевернул ближайший к нему стаканчик, но серого, вырезанного из плотного поролона шарика  к своему удивлению под ним не обнаружил.

- Ваши не пляшут, господин хороший.

И  Гоша ловко сгреб выигрыш в сальный, из-под пончиков бумажный пакет.

- Эй, ты чего, чего? А ну стоять!- Олег потянулся к удачливому наперсточнику, но того уже и след простыл. Словно растворился среди зевак.

- …Ну и дурак же ты, паря! – Милиционер весело и счастливо рассмеялся в лицо Олегу.

- С кем бодаться надумал. Гоша только зимой стаканчики вертит, что бы пальцы гибкость не потеряли, а так он обычно летом на поездах Москва – Сочи с бригадой катал, фраеров в карты бомбит. Он же по этому делу сызмальства…  Посмотрел бы ты на него в бане. Да он весь синий от татуировок. Ну ладно. Вот садись и пиши заявление.

Я такой-то такой…

- А смысл есть, бумагу-то портить?

- Да кто знает, как карта ляжет…Попадется на чем-то серьезном, глядишь и твой эпизод всплывет.

 

 Толстяк – милиционер чуть ли не насильно усадил Олега за стол и пододвинул к нему ручку с изжеванным колпачком.

                                                       ***

 

Когда Олег открыл дверь квартиры мать уже была мертва. Он почему-то это почувствовал сразу, еще не заходя в комнату.

- Ну, вот видишь мама, и оладьи уже не нужны.

Буркнул сын обиженно и, скинув куртку, взялся за телефон, звонить в скорую.

Через час приехали из милиции, осмотрели труп матери, особенно шею и порекомендовав не открывать окна , что бы на теле не появлялись трупные пятна, уехали. А потом начались звонки.

Олег даже не мог себе представить, сколько в Москве фирм занимающихся похоронами.

Утром, уже одуревший от звонков он вышел покурить на лестничную клетку.

-Здравствуйте Олег Викторович. – Проговорила соседка, поднимаясь с пустым ведром от мусоропровода.

- Как здоровье вашей мамы? Ей не лучше?

- Нет больше мамы.- Тусклым голосом проговорил Олег прикуривая. – Нету…

-Ой, простите меня, пожалуйста.- Зачастила соседка.- Я честное слово не знала. А хотите чаю? Или может быть,  покушайте?

- Да наверно можно и чаю…- Хмыкнул он, подумав,  и пошел вслед за ней.

На кухне витал плотный запах горячего подсолнечного масла. На столе, застеленном игривой клеенкой в голубых васильках стояла глубокая тарелка полная оладий.

- А может быть,  оладий хотите? Они, правда, из кабачков, но все равно очень вкусно получилось.

 - Из кабачков!? – Олег на мгновенье встрепенулся, но тут же вспомнив, что мать уже несколько часов как в морге, поник.

-Да, да, из кабачков.- Скорее всего не правильно поняла его соседка.

- Пост же сейчас, вот уже неделю как пост…

                    *  *  *

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Сильно! Очень сильно! Прочёл - и сижу уже некоторое время в ступоре. Девять лет тому и я хоронил маму, но, к сожалению, при её кончине не присутствовал. Тем горше были мои переживания об утрате. Прочёл этот рассказ и подумал (впервые подумал): а может быть, и хорошо, что всё свершилось без меня? Как бы я сам повёл себя в предложенной автором ситуации? И - увы! - не нашёл ответа. Тогда почему же я так безутешно плакал навзрыд, когда гроб с её телом опускали в яму?! В общем, задавал себе массу вопросов, словно заново переосмысливая то, что случилось... А если так, - не напрасно написан этот рассказ.
    Спасибо вам, уважаемый друг Владимир!

  • Спасибо и Вам...Когда умерла моя мать, я был рядом, но видит Бог я не знаю, что лучше, быть рядом или в этот момент отсутствовать...С уважением Владимир.

  • Спасибо Надежда за верное осмысление этой моей зарисовки...С ув.Владимир.

  • Рассказ достоверно и трогательно передаёт чувства героя: усталость от забот по уходу за тяжелобольной матерью, переживания от потери денег, хлопоты, связанные с похоронами... Изматывающие заботы не оставляли времени для понимания истинной трагедии, произошедшей в жизни. И только когда круговерть заканчивается, приходит постепеное осознание: всё кончилось, можно принять приглашение соседки и немного отдохнуть. Герой рассказа ещё не знает, что в его жизни наступил период не менее сложный: период воспоминаний и сомнений, всё ли сделано для родного человека? Насколько важна была для неё эта последняя просьба - оладьи из кабачков? Не знает, что при любом упоминании об этом блюде много лет к нему будут приходить воспоминания о последних часах жизни матери...

  • Всё реально, в том числе и эпизод с напёрсточником. В том состоянии хронического стресса и противоречивых, даже взаимоисключающих эмоций, в каком оказался герой рассказа, люди теряют представление о реальности вместе с самоконтролем. Превращаются в лёгкую добычу всяких Гош. А эта публика по части практической психологии далеко опережает остепененных теоретиков.

  • Спасибо Аркадий. Рад что прочли...

  • Спасибо Ирина. Взрослые люди часто совершают ошибки...

  • СПАСИБО, ВЛАДИМИР, ЗА ТРОГАТЕЛЬНЫЙ РАССКАЗ. НО КАК МОГ ВЗРОСЛЫЙ МУЖИК ИГРАТЬ В НАПЁРСТОК С ГОШЕЙ?
    И, КАКОЕ СОВПАДЕНИЕ, ЧТО СОСЕДКА ПРЕДЛОЖИЛА КАБАЧКОВЫЕ ОЛАДУШКИ. ВИДИМО ДУША МАМЫ ОЛЕГА СМОТРЕЛА СВЕРХУ, КАК СЫН КУШАЕТ ОЛАДУШКИ ПОМИНАЯ МАМУ. НО ГЛУПОМУ ПОСТУПКУ - ПРОИГРАТЬ ДЕНЬГИ, НЕТ ОПРАВДАНИЯ.
    С БЕЗГРАНИЧНЫМ УВАЖЕНИЕМ - АРИША.

  • Спасибо Алексей и спасибо Айша. В этом-то и был замысел: обычное явление, обычных людей, ни героев, ни красавцев, таких миллионы, но и они люди...это как переводные картинки из детства, вроде бы пока сухие, и видно что-то, но не выразительно и без контрастов...

  • Спасибо Алексей и спасибо Айша. В этом-то и был замысел: обычное явление, обычных людей, ни героев, ни красавцев, таких миллионы, но и они люди...это как переводные картинки из детства, вроде бы пока сухие, и видно что-то, но не выразительно и без контрастов...

  • Рассказ Ваш, для меня - "от осинки не родятся апельсинки", я разглядела такую канву. Как с перрона рассматривать сквозь стекла лица пассажиров уходящего поезда, похоже так дописывать для себя в голове каждого героя. Невнятные краски. И отношение соответствующее: ни жалости, ни сожаления , ни слез. Вот и оладушки!

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 31 Июль 2019 - 19:16:31 Адаева Айша
  • ОЧЕНЬ БЛИЗКО. Я как раз на сайте Лучшие стихи великих поэтов стих своего знакомого разместил - более полутыщи откликов за полтора дня. Но концовка другая:

    Лаяли собаки долгой ночью,
    Отгоняя лютую напасть.
    Древней бабке жить не стало мочи,
    В ожиданьи смерти извелась.
    Свет зажгла, большой сундук открыла,
    Примеряет смертный свой наряд.
    Неужели что-то в жизни было?
    Было – сплыло.
    Ходики стоят.
    И когда они остановились?
    Близок ли, далёк ещё рассвет?..
    Слёзы по рубахе покатились,
    Думала, и слёз-то больше нет.
    Покрестясь на тёмную икону,
    Заперла сундук.
    Зачем спешить?
    Всё идёт по Божьему закону.
    Гирю подтянула.
    Стала жить.

    Владимир Семков

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 31 Июль 2019 - 17:44:51 Аимин Алексей
  • Спасибо Семен за отзыв. Я не знаю, как там в Израиле, но в Москве похороны это очень даже прибыльный бизнес. Кстати отпевание в церкви совершенно бесплатно...

  • Реальность описания возникшей ситуации у постели умирающей матери, нерешаемая задача ублажить мамино желание оладьями из кабачков для одинокого неухоженного сына, не вызывает оптимизма у читателя и наводит тоску... Но он преданный и душевный в отличие от сестры, откупившейся несколькими долларам, вместо тог, чтобы оказаться у постели умирающей матери. А ещё говорят, что дочери ближе. Не всегда. Ни грейпфрут, ни помела не заменят кабачков, да уж лучше драники из картошки. Даже из её кожуры, которые я ел в эвакуации... Но желание матери в её состоянии довлело и сын готов был отдать всё до гроша даже ловкачу катале - напёрсточнику. Этот эпизод можно было и опустить. А вот опоздавшие оладьи - это настоящий соседский жест, хотя помощь соседей нужна была парню раньше и на всех этапах. Значит, соседи были не из близких, а только за порогом... Волокита с похоронами - это бич, особенно для тех, у кого нет лишних денег и церковь отстранена. В Израиле "Хивра кадиша" (служба погребений - дело религиозной общины и всё берёт на себя...). Неравнодушным остаться, прочитав очередной рассказ Владимира, невозможно из-за сопереживания и сочувствия рассказанному.

  • Спасибо дамы и господа за прочтение. Конечно, Татьяна правильно это подметила, кабачки матери даром были не нужны, она и пила -то еле -ели, но вот отослать сына хоть на какое-то время куда-нибудь прочь от этих миазмов и забот умирающего человека, вот ее единственное желанье. Ну а наперстки...Был такой случай, как-то я остановился и подобной группы игроков и одному почтенному старику популярно объясняю, что все эти игроки в основном напарники каталы и жулики. Старик ахал и цокал языком и вдруг громко сказал-Иван! Все разбежались, включая старика. И я только тогда сообразил, что все это объяснял мужику стоящему на стреме. А через минуту подъехала милиция...

  • Уважаемый Владимир!
    Спасибо за небольшой, но насыщенный рассказ- зарисовку о жизни в России: и жить трудно, и умирать нелегко. Впрочем, и "америкашкам" от Вас досталось. Видимо- там лучше, где нас нет?
    Эпизод забавный с напёрсточником удивил и озадачил- как Ваш герой мог клюнуть на такого жулика?!
    Владимир, не пропадайте надолго и почаще присылайте свои рассказы, хотя понимаю, что у Вас сейчас- разгар дачного сезона и Вы, наверное, в садовых работах? Кстати, - как поживают ирисы и розы?
    С наилучшими пожеланиями!
    Валерия

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 30 Июль 2019 - 21:42:47 Андерс Валерия
  • Четвёртый раз смотрю этот фильм и должен вам сказать, что сегодня актёры играли как никогда. Я не признаю слова «играть». Играть можно в карты, на скачках, в шашки. На сцене жить нужно. Играть нужно только по «своим правилам». Соглашаться на чужие правила не имеет смысла. Например в фильме «День сурка» главный герой сам согласился на навязанный ему временной тупик и незаконченные действия без развязки с недоигрыванием и обломными незавершенными ситуациями. Если бы главный герой твердо сказал: - нет, знаю я Ваши шутки, дня сурка бы не было и он бы почем зря не срывался бы. А не было бы «Дня сурка», не было бы и форсмажоров, вызванных наступанием подна одни и те же грабли по зацикленным сценариям «Дня сурка». У «Дня Сурка» можно выиграть, можно выйти из игры, если не согласиться с несправедливыми правилами. В рассказе правильно показано, что если человек идет на чужие правила, его могут на медленном огне шаг за шагом постепенно потопить, довести и оставить с носом. Не играйте в плохие игры. Иногда «мошенники», занимающиеся подлогом, фабрикацией и фальсификацией, апеллируют к «якобы» добрым чувствам, «якобы» золотому правилу и «якобы» человечности, а на самом деле они просто подменяют понятия, ставят ложные условия и занимаются черным шантажом в целях спровоцировать и обыграть. Никогда не надо играть с мошенниками, которые всегда прикрываются «якобы» добрыми делами.
    С уважением, Юрий Тубольцев

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 30 Июль 2019 - 21:37:50 Тубольцев Юрий
  • Уважаемый Владимир!
    Спасибо за Ваш новый цикл "Мои прелестные соседки". Особенно понравилось незатейливое блюдо из кабачков, назовём его "русские драники".
    Вот примерный рецепт приготовления драников (не путать с пряниками) из кабачков. Взять в левую руку кабачок, а правой вежливо постучать по нему (можно щелчком, а нет, так ножом) и послушать, как же наш овощ звенит. Бывает, что кабачки звенят, а бывает,что они гудят, а ещё бывает, что под них гудят. Тщательно помыть, обтереть бумажными салфетками, можно и полотенцем, а можно просто обсушить на ветерке или на солнышке. Далее приступаем к чистке. Очистить кабачки нужно обязательно! Особенно баклажаны, от которых можно так травануться, что и назад из госпиталя не вернуться. После очистки приступаем к их тёрке на тёрке, пока не устанем. А после того, как устанем - отдыхаем на диване минут 10-15. Можно вздремнуть. Далее, все как обычно: соль, яйцо, мука. Тщательно микшируем и кладем на сковородку, можно ложкой, и обжариваем до золотистой корочки. Подавать горячими, с белым мартини или самогоном из черной смородины. Всем, в том числе автору, а еще его прелестным соседкам - приятного аппетита из ресторана "Русский драник"!
    Н.Б.

  • Ловко играет напёрсточник с судьбой своих клиентов и в этой игре он всегда победитель. Так и человек в жизни - есть взлёты, есть падения, есть удачи, а есть проигрыши, но в итоге в победителях всегда остаётся смерть. С тонким психологизмом, с болезненными душевными шрамами и глубокими чувствами Владимир Борисов рассказал об уходе женщины. О чём она думала в последние минуты своего существования? Конечно, не о кабачках... Она думала о том, что стала обузой своему сыну, она пыталась своими желаниями отвлечь его от тягучей сверлящей душевной боли... И если сестра просто откупилась от своих воспоминаний детства, от застрявшей в памяти материнской любви и заботы, несколькими долларовыми купюрами, то молодой человек остался пламенеть в материнской боли... И последний эпизод с соседскими кабачками... Тяжело было ухаживать за больной матерью, но она была жива... После её смерти рухнул целый мир... Больше не о ком заботиться, не кого радовать даже пустяками, неприодолимые препятствия закончились, а с ними игра с жизнью

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 30 Июль 2019 - 19:06:35 Демидович Татьяна

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Ейльман Леонид   Шашков Андрей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,263
  • Гостей: 192