Аимин Алексей


АНОНС

В издательстве RIDERO вышел в свет третий, и скорее всего, окончательный вариант моей книги об
Омаре Хайяме  

"ХАЙЯМ -НАШ СОВРЕМЕННИК"




Предлагаю посмотреть первые главы и образцы авторских рубаи.




ОТ АВТОРА


Почти на всех иллюстрациях Омар Хайям изображается благообразным старцем. Но призыв брать от жизни все не вписывается в образ дряхлого старика.
Мне же он видится совсем иным:

умный и деятельный, умеющий отвечать за свои поступки, успевший многое постичь и осмыслить, но при этом имеющий запас и сил и чувств.


Обычно такой комплекс набирается к сорока годам жизни. И получается, я читаю ровесника, и смотрю на мир его глазами.

 Хайям  был молод душой. Этот редкий портрет молодого Хайяма написан неизвестным художником из Ирана.







 Вряд ли ошибусь, если скажу: самым известным и цитируемым четверостишием Омара Хайяма является вот это:

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало,
Два важных правила запомни для начала:
Ты лучше голодай, чем что попало есть,
И лучше будь один, чем вместе с кем попало.

 

Я не знаю, почему ни родители, ни учителя нам не говорили такого в детстве. Ну, хотя бы в юношестве. Возможно, потому, что вместо философии и логики нам забивали голову лозунгами и мантрами типа:

 

Ленин жил! Ленин жив! Ленин будет жить!

 Или не выполнимыми обещаниями, что дескать —
мы

 будем жить при коммунизме! и кто был никем — тот станет всем!

 
Хотелось бы, чтобы новое поколение познавала мудрость чуть раньше. Именно поэтому я и решил упростить задачу — как только можно приблизить древнюю восточную мудрость к сегодняшним реалиям:

 Среди тех, кто решает судьбу наверху,

Я давно разобрался уже, who is who ,

Они ядрышки вкусные все уже съели,

Ну а нам предлагают одну шелуху.

 Издал за свой счет небольшую книгу об ученом, философе и поэте древности Омаре Хайяме. Дополнил ее своими рубаи и афоризмами, написанными под его влиянием. Эпиграфом к своим поэтическим опытам привел «объяснительную записку»:

Вам вернул рубаи через тысячу лет,

Здесь найдете вы мудрый Хайяма привет,

Здесь найдете вы чувства мои, мои мысли,

И занятный подкол, и так нужный совет.



Реклама электронной книги «С Хайямом»


Попав в Интернет, книга была встречена с нескрываемым интересом и категорическими оценками от «Прекрасно» до «Очень плохо» и полу-нецензурными репликами. Но несколько сотен оценок дали средний балл 4,5 в принципе меня устроил — я в школе и тройку считал хорошей оценкой.

Хотел на этом остановиться. Но рука опять потянулась к Хайяму. И сразу появились новые мысли и догадки. Вот и решил, что надо переработать и почистить первоначальный вариант. А заодно и еще больше приблизить ек современному читателю.

Приятного чтения!


ЗНАКОМСТВО


Впервые я взял в руки Омара Хайяма, когда мне стукнуло сорок, и случилось это именно в тот момент, когда нужно. Проскочив бесшабашную юность и заносчивую молодость, получив от жизни изрядное количество пинков и подзатыльников, я уже начал переосмысливать жизненные ценности и пытаться выразить их доступными способом — перо, бумага.

Прочитав небольшую книжицу рубаи, сразу понял, что мудрость Хайяма нисколько не устарела. Например, известные афоризмы:

 

«Растить в душе побег уныния — преступление»

 «Быть лучше одному, чем вместе с кем попало»

 Они полностью соответствовали моей жизненной позиции.

 В справочной литературе прочел, что стихам Омара Хайяма присущи суфистско-мистические взгляды (смесь эллинизма и раннего христианства) и гедонические мотивы эпикурейства.

Древнегреческий ученый и философ Эпикур еще в III веке до нашей эры пропагандировал разумные наслаждения и как пишут справочники:

высшим благом считается наслаждение жизнью, которое подразумевает отсутствие физической боли и тревог, а также избавление от страха перед смертью и богами, представляющимися безразличными к происходящему в мире смертных.

Хайям добавляя к сказанному, предлагает снизить запросы до логически оправданного уровня. Всего в двух строках он делает это блестяще:

Не смешно ли весь век по копейке копить
Если вечную жизнь все равно не купить?

Эпикурейцы считали, что не надо ждать, когда счастье вам кто-то даст, надо самому себя сделать счастливым, а потом постараться сделать счастливыми окружающих. И если эту идею все будут претворять в жизнь, в конечном итоге это и приведет к всеобщему счастью. Наивно, но как красиво!

Такая «инициатива» снизу мне импонировала, ведь она была ничем не хуже всяческих инициатив сверху.

Ну представьте себе: выступает наш президент в программе «Время» и объявляет: «Завтра наступит всеобщее счастье!»

 Все сразу — «ура!», все поголовно — «за!»

 Только сильно сомневаюсь, что оно так вот и наступит, ведь уже к утру появится множество недовольных:

 «Мне-то ладно, а соседу за что?»

 Вникнув в учение Эпикура, пришел к выводу, что подход древних философов к вопросу внутреннего благоденствия мне оказался намного ближе, чем призывы к коллективному счастью.

Всегда предпочитал быть оптимистом-индивидуалистом и нашел у себя очень схожие мысли:

Со мною жизнь играла в поддавки,
То поприжмет, а то опять отпустит.
Все было: и подножки и плевки,
Но только не было тоски и грусти.

 Тоску развею, сам себя же рассмешу,
А грусть друзья разгонят и подружки.
Живу я просто: зачесалось — почешу,
А пить хочу — возьму попью из кружки.

Пусть кто-то мучается тем, что он умрет,
А я об этом думать не желаю
Принципиально. Ну придет так и придет.
И сам себя за это уважаю.

 К чему грустить о том, что не пришло
И тосковать о чем-то безвозвратном?
Пусть наша жизнь хоть и куды ни шло…
Пусть так, пусть и куды, а все ж приятно.


Когда Хайям со своими рубаи проник в Европу, то для многих его откровения стали шоком. Вольность, если даже не в поступках а в мыслях, для многих была неприемлемой.


Среди гурий прекрасных я пьян и влюблен

И вину отдаю благодарный поклон.

От оков бытия я сегодня свободен

И блажен, словно в высший чертог приглашен.

 

Моя жемчужина!

Успей, пока в цене,

Себя порадовать и стать отрадой мне.

Так быстро дни пройдут, придут такие ночи,

Когда не свидеться нам даже и во сне.

 

Кто урод, кто красавец — не ведает страсть.

В ад согласен безумец влюбленный попасть.

Безразлично влюбленным, во что одеваться,

Что на землю стелить, что под голову класть.


Потому, его строки всегда вдохновляли и поэтов и художников.

Прошлое не отпускает. Художник Хусейн Бехзад. Тегеран

Однако вот целомудренно-порядочных или выдающих себя за таковых, его стихи будоражили и раздражали:

«Он вольнодумец, разрушитель веры; он безбожник и материалист; он насмешник над мистицизмом и пантеист; он правоверующий мусульманин, точный философ, острый наблюдатель, ученый; он — гуляка, развратник, ханжа и лицемер»

Так писал о поэте русский ориенталист профессор В. А. Жуковский в статье «Омар Хайям и странствующие четверостишия», изданной в 1897 году.

 

С последними определениями профессор немного погорячился. Омар Хайям почти не пил вина и в развратных действиях замечен не был.

Что же касается ханжи и лицемера — это уж явный перебор. Хайям гнал свою жизнь во весь опор, говорил всегда то, что думал, и не боялся наживать себе врагов.

Само творчество Хайяма свидетельствует, что он никогда не жалел о содеянном, воспринимая все невзгоды стойко и с философским юмором:

 «Ловушки, ямы на моем пути —
Их Бог расставил и велел идти…»

 

И эта позиция Хайяма мне оказалась близка — уже не раз задумывался что:

По гладкой дороге жизнь мчится быстрее,
Мелькают столбы легко прожитых лет.
Ухабы же делают жизнь подлиннее —
На этом пути все же больше побед.

 Пред этой дорогой и этой судьбою,
Что жизнь подарила без всяких прикрас,
Склоняюсь за то, что не ведал покоя
И нос разбивал и коленки не раз.

 Иначе бы не был таким никогда я,
Иначе не сделал того, что я смог.
И я философски свой нос вытираю,
А в принципе ведь и поплакаться мог.

Совпадения моих сегодняшних взглядов с мироощущением поэта и философа раннего средневековья сначала удивили, а потом подтолкнули к более серьезному исследованию жизни и творчества восточного мудреца и философа.

 И сразу нашлись новые точки соприкосновения. Из биографии поэта узнал, что в жизни у Хайяма были и взлеты и падения: его то восхваляли и возносили, то устраивали на него гонения. Вот такая такая жизненная амплитуда и стала основой мудрого взгляда на жизнь. Все это мне также было знакомо только на более приземленном бытовом уровне:

Когда в кармане денег нет,
Душа заполнит все свободное пространство,
Уходят в прошлое и блуд и пьянство,
И я как инок, принявший обет.

 Когда же деньги вновь рекой текут,
Я вновь бросаюсь в пьянство и распутство.
Какой рассудок? Просто безрассудство!
И я по-прежнему такой же мот и плут.

Как синусоида, волнами моя жизнь,
На них качаюсь я туда, обратно…
То и другое и противно и приятно:
То дно канавы, то заоблачная высь!


До знакомства с творчеством Хайяма у меня были свои пробные осмысления нашего бытия.

Например:

вся несуразность нашего мира состоит в погоне людей за ценностями, которые не идут ни в какое сравнение с ценой самой жизни.

И вся эта борьба за мнимые ценности мотивируется общественным мнением, которое чаще всего его составляют два соседа и три сослуживца.

Хайям эту черту тоже подметил и осветил:

Как часто, в жизни ошибаясь,
теряем тех, кем дорожим.
Чужим понравиться стараясь,
порой от ближнего бежим.

Многие проблемы, возводимые в ранг наиважнейших, со временем оказываются сущими пустяками, приводят к напрасной растрате времени, сил и средств.

За примерами далеко ходить не надо:

— одни ночами не спят, переживая, как бы устроить свое чадо в престижный вуз, не совсем не думая, что «корочки» не заменят ум;

— другие надрываются и влезают в долги, чтобы купить престижную иномарку, которую сразу же разбивают в хлам.

 А если посмотреть по большому счету? Ну будешь ты карабкаться на какие-то вершины, толкаться локтями, ходить по чужим головам… И что в итоге?

А ничего:

— Умрешь известным человеком — из-за перечисления наград и титулов прощальная речь будет длиннее.

— Умрешь богатым — камень поставят больше и тяжелей.

Хайям же об этом пишет и широко и глубоко:

Если все государства, вблизи и вдали
Покоренные, будут валяться в пыли —
Ты не станешь, великий владыка, бессмертным.
Твой удел не велик: три аршина земли.

 




АВТОРСКИЕ ОБРАЗЦЫ





РАССВЕТ


Я не раз наблюдал и закат и рассвет,

Сон зимы, ну а следом весенний расцвет,

Грусть потерь видел я и радость рожденья —

Ничего в этом мире застойного нет...






КРИВОЕ ВРЕМЯ



За серединой жизненного круга

Пропала вдруг любовь, потом два друга,

Исчез румянец и задорный смех…

О Хронос, — ты отменнейший ворюга!






ПОСЛЕДНИЕ ШАГИ



Когда предстану у последнего порога,

Я повинюсь, конечно, перед Богом

За то, что очень недостойно жил

В сем мире, и прекрасном и убогом.





ПРИДЕШЬ?   ДВЕРЬ БУДЕТ ОТКРЫТА...

Я влюблен как юнец,  и тебе я не лгу, 
Мою волю ты просто согнула в дугу.

 Она крепче оков, цепей, и колодок — 
От тебя оторваться никак не могу!

 

* * *

 

Слышишь? 
Песни любви нам поют соловьи.
Жажду мне поцелуем своим утоли.
Я в ответ, 

и тогда утолим эту жажду:
Ты желанья мои,
Я желанья твои...




НИЧЕГО СЕБЕ ЧЕРВЯЧОК!..

 

 

Я надкусил однажды яблоко греха

И неожиданно увидел червяка:

— Ты кто? — спросил. А он мне:

— Червь сомненья!

— Ну что же, пригодишься для стиха.

 




МАСЛЕННИЦА

 

 

До чего же у нас интересный народ:

Пиво с водкой всегда за углом только пьет;

А тупой домуправ наш понять все не может:

Отчего так у здания угол плывет?

 

Всего авторских рубаи, двустиший и афоризмов в книге около четырехсот.
https://ridero.ru/books/khaiyam_nash_sovremennik/ - в свободной продаже.



Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • СПАСИБО, ДОРОГОЙ АЛЕКСЕЙ ЗА ПРЕКРАСНУЮ ПОДБОРКУ СТИХОВ ОМАРА ХАЙЯМА И ВАШИХ. Я ОБОЖАЮ ОМАР ХАЙЯМА. У МЕНЯ ТОЛЬКО ДВА СБОРНИКА ЕГО СТИХОВ. А ПОРТРЕТ НЕИЗВЕСТНОГО ИРАНСКОГО ХУДОЖНИКА - ПОТРЯСАЮЩИЙ!!!
    С ОБОЖАНИЕМ - АРИША.

  • Никто нам не забивал голову лозунгами про Ленина. Эти лозунги висели сикось-накось вдоль дорог, и всего-то. А Омар Хаям был забыт, потому что новое время принесло юмор типа "Умер Мао, умер Тито...", "Дети в подвале играли в гестапо...", "Сосут, сосут, Марья Ивановна..." и так далее. А про самого Омара сочиняли типа "Ну что ж, - сказал Омар Хаям, - а не послать ли всех к...". И сейчас его умности никому нахрен не нужны и еще долго не будут нужны. А критерием остроты и злободневности являются перепосты в фейсбуке, мои шутки добивались по масимуму 5 перепостов и около 100 лайков. Омар Хаям едва ли столько получит, впрочем как и прочие юмористы сайта. Замечу, что мои достижения скромны по сравнению с рекордсменами, чьи перепосты насчитывают сотни.

  • Мои анекдоты про Трампа и Путина тоже от силы полторы сотни набирали. Сейчас другое время, но есть и те кто не прочь посмотреть в прошлое. А сегодня мне прислали из Нового Света совсем свежий анекдот, который я еще в детстве знал, к тому же он был известен в древнем Риме. Жизнь меняется, а кое что остается.

  • Уважаемый Алексей!
    Спасибо за презентацию новой версии Вашей книги!
    Вы так увлеклись издательским маркетингом, что повторили вот это:
    ““Хотелось бы, чтобы новое поколение познавала мудрость чуть раньше. Именно поэтому я и решил упростить задачу — как только можно приблизить древнюю восточную мудрость к сегодняшним реалиям:
    Среди тех, кто решает судьбу наверху,
    Я давно разобрался уже, who is who ,
    Они ядрышки вкусные все уже съели,
    Ну а нам предлагают одну шелуху.
    Издал за свой счет небольшую книгу об ученом, философе и поэте древности Омаре Хайяме. Дополнил ее своими рубаи и афоризмами, написанными под его влиянием. Эпиграфом к своим поэтическим опытам привел «объяснительную записку»:

    Вам вернул рубаи через тысячу лет,
    Здесь найдете вы мудрый Хайяма привет,
    Здесь найдете вы чувства мои, мои мысли,
    И занятный подкол, и sтoль нужный совет.””
    Возможно опечатка, а может такой специальный прием? Перефразируя восточную мудрость, имеем еще.одну от Алексея Аимина:
    “От повторения реклама не портится!”
    Остается поздравить уважаемого автора с его личным общественно полезным достижением, и пожелать не терять мудрость!
    Н.Б.

  • За всем не уследишь и повторы проскакивают. Спасибо буду внимательнее. В самой книге этого нет.

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 26 Июнь 2018 - 8:00:07 Аимин Алексей
  • Уважаемый Алексей!
    Спасибо за увлекательную презентацию Вашей новой книги. Спустя тысячу лет, афоризмы свежи, актуальны. Соприкасаясь с мудростью веков у современного читателя есть возможность прозреть, раскаяться в своих поступках и устремиться к светлому и лучшему.
    "Когда уходите на пять минут
    Не забывайте оставлять тепло в ладонях" Вы провели параллели с советской эпохой, подчеркнув нелепость лозунгов и тем самым подчеркнув силу слова. Мудрое слово даёт установку на правильные действия, становится волшебной палочкой-выручалочкой для заблудившегося либо сомневающегося, направляет молодость и отрезвляет зрелость. Лозунги приводят к всеобщей истерии и ведут в тупик. Очень интересно, как отталкиваясь от классического, исследуя прошлое, вы осмысливаете настоящее и соединяете две ниточки - прошлое и настоящее. Мудрость вечна, независимо от языка, времени. Это точка, в которую сходятся все дорожки. В вашей исследовательской работе присутствует некая новая сила,вера в справедливость, вы по-современному смотрите на содержание слова, отчего и у читателя остаются поводы для дальнейших поисков и рассуждений

  • Татьяна, спасибо. Меня часто критикуют за некую приземленность и отсутствие элитности - в направленности на массового читателя, а разве это плохо?
    А в древности люди не хуже и не глупее нас жили, об этом тоже не стоит забывать. Одна из моих книг называется "Отчина. Связь времен". А в планах еще одна - "Мы из каменного века". Наша задача ВКЛЮЧАТЬ МОЗГИ И ЗАЖИГАТЬ ДУШИ. Я включаю мозги.

  • Восток — дело тонкое. Это отражается во всем: в образе жизни, менталитете, культуре, духовных ценностях. Когда западный писатель подражает «восточному писателю» - это всегда немного «не естественно, наигранно и даже сомнительно». Способен ли европеец подражать восточному писателю? Мы, Россияне, имеем свою традицию — Пушкина, Лермонтова и так далее... Мы можем естественно продолжать их дело и подражать именно «своим» гениям. А Омар Хаям — это восточный Пушкин. Но у нас — своя традиция. Хотя, я думаю, что и Пушкин является последователем Амара Хаяма, но «восточные ньюансы, восточные тонкости» нам не понять. Мы — хозяева своей культуры и, прежде чем подражать Омару Хаяму, надо сначала стать последователем Лермонтова и Пушкина. Начинать надо с того, что ближе — с той культуры, в которую мы интегрированы с детства. В каждом языке есть любимые смыслы и эти любимые смыслы плохо переводятся на другие языки. В каждой культуре свои не переводимые — не передаваемые особенности. Я думаю, нам Омара Хаяма не понять — мы его можем только интерпретировать-комментировать, но прочувствовать его так, как человек с востока — мы не в состоянии.
    С уважением, Юрий Тубольцев

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 25 Июнь 2018 - 23:05:07 Тубольцев Юрий
  • Юрий, творчество Пушкина и Лермонтова я тоже исследовал, работа была опубликована в московском журнале и здесь тоже http://www.andersval.nl/publikatsii/484-proza/ocherk/8243-zhizn-posle-zhizni-k-yubileyu-m-yu-lermontova. Литературная критика она по своему интересный жанр и меня туда заносит изредка. За книгу "Седла для Пегаса" меня хорошо погнобили, зато одно из самых моих произведений - даже на китайском сайте представлена.

  • Представляю свою новую-старую книгу. В2010 году я издал за свой счет (16 тысяч рублей) 400 экз. книги "С Хайямом". в 2013 году вышла ее электронная версия. А сейчас вышел дополненный и исправленный вариант. Представляю ее небольшой анонс.

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Буторин   Николай   Вайнер  Ирина  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,254
  • Гостей: 343