Некрасовская Людмила


                  Мой балл


                     1.Школа

"А я б таких не принимала в вузы! -
Кричала Танька, стоя у окна, -
Они - враги Советского Союза!
Страна им совершенно не нужна!"
Десятый «А» насупил брови грозно.
А я - на взглядов резком сквозняке -
Её спросила: "Таня, ты серьёзно?
Ты, с пышной клумбой двоек в дневнике?
Да, люди уезжают. Но веками
К мечте брели, одолевая страх.
И Родина в душе - отнюдь не камень
На шее и не путы на ногах.
Запачкать мы спешим чужие жизни,
Когда свои не взяты рубежи.

А хочешь доказать любовь к Отчизне -
Своей учёбой это докажи".
Но класс мрачнел, пока звучало слово...

В стране тогда важнейшею из тем
Являлось осуждающее шоу
С решившими уехать насовсем.
Мне выступленье стоило медали.
Не знаю, кто в доносе виноват,
Но за учебу золота не дали,
Впаяв одну четвёрку в аттестат.
А чтоб душа не чувствовала груза
И усмирила детской правды прыть,
Мне объяснили, что студентом вуза
Любой отличник может и не быть.


Стал болевой порог довольно низким,
Задачек-закавык не сосчитать.
Поёживаясь, я читала в списках
Поставленную кем-то цифру "пять".
Наверное, меня не доломали.
Но с этих пор обиднее всего,
Когда до ожидаемой медали
Мне не хватает балла одного.

 

                                       2. Институт

 

А институт, гудящий и огромный,
Затягивал в большой круговорот.
Взрывной, многоголосый, неуёмный 
Учебными делами жил народ.
Был каждый день расписан по минутам
На лекции и НИС, ЛИТО и дом.
Катила жизнь троллейбусным маршрутом
До пересадки, названной "Диплом",
С которым прорастало в сердце много
Надежд на приносящий радость труд.
До мелочей знакомая дорога
Привычно торопила в институт,

Вбирали солнце новые высотки,
А из открытой форточной дыры
Хрипел уже простуженный Высоцкий,
Как кофе, дефицитный до поры.
Царицей не была ещё реклама,
А быт являл собой сплошной конфуз.
И громко обсуждались вести с БАМа,
Успех стыковки «Апполон-Союз».

Прилежный старичок из ветеранов
Стремился отоварить свой талон.
Был город, пробуждающийся рано,
По-утреннему скудно освещён,
Но как-то по особому упрямо
Мыл улицы, расчёсывал дворы.
Страдали озабоченные мамы
От мелочных капризов детворы.

Цвели улыбкой встреченные лица
Сквозь раздражавший сигаретный дым.
И у аптеки ровно в восемь тридцать
Столкнувшись с офицером молодым,
Мы загорались, повстречавшись взглядом.
Красив и в лейтенантской форме он.
Да столь высок, что, окажись мы рядом,
Едва бы я достала до погон.
Любовь взрывоопасна, словно порох.
И я сбегала от сердечных мук
Туда, где в кафедральных коридорах
Витал неповторимый дух наук.
Где, разбирая формулы и схемы,
Как в ноты погружённый музыкант,
Я забывала баллы и проблемы,
И то, что есть влюблённый лейтенант.

 

   3.Знакомство

Я на минуты ночи, как на нити,

Нанизывала бусины задач,
Чтоб отыскать молекулы открытий
И обнаружить атомы удач.
Так сладостно решать без остановки,
Себя всё большей сложностью дразня!
Но львиный рык проснувшейся Петровки
Уже провозгласил начало дня,
Когда во власти чертежей и формул
Поток людской студентку к вузу нёс,
И кто-то сильный в лейтенантской форме
Вдруг выхватил меня из-под колёс.
О, этих глаз кричащих выраженье
И ощущенье незнакомых пут!
"Простите: не представился. Я - Женя.
Вернее, Женька. Так меня зовут".
День потянулся необычно, странно
За медленными стрелками часов.
Он ждал меня под вечер у фонтана,
Вплетая нежный взгляд в букет цветов.

 

                         4. Друзья

           

            Жизнь завертелась, будто кинолента.

А Женька демонстрировал размах:

Он пел, играл на разных инструментах

И говорил на многих языках.

Мы плыли по реке литературы

Меж островов талантов и удач,

Причаливали к берегу культуры

Решения технических задач,

Читали про загадки древних сфинксов,

Разгадывали Кио новый трюк

И думали, чем фирменные джинсы

Удобнее отечественных брюк.

Пьянило счастье находиться рядом,

Столь дорогое - хоть сдавай в музей.

И были нипочём шальные взгляды

Моих подружек, Женькиных друзей.

Когда на день рождения однажды

Ребята пригласили нас двоих,

Он выложил доверчиво и важно:

«Друзья ко мне приклеили: «Жених»

Звонок прервал страданья фортепьяно,

Дверь ахнула слегка, впуская нас.

Хозяюшка представилась: «Оксана, -

И указала на супруга, - Стас.

Володя обещал придти позднее.

Сказал: "Дежурство сдам и прилечу"».

И Стас жену погладил по плечу:

«Сообразите что-то повкуснее».

Оксана, томной грацией полна,

В весёлых шутках растворяла вечер,

Смешав коктейлем пряный запах лечо

С  хмельной горчинкой терпкого вина.

Пока ребята воспевали дружбу,

Мне открывалась мудрая душа:

«Для офицеров нет важнее службы.

А я хочу любви и малыша».

И поспешила в исповедь мою

На позолоту чувств поставить пробу:

«Фундаментом закладывай учёбу,

А кровлей сделать следует семью.

Замужество не строят впопыхах,

Вычерчивая жизнь согласно моде.

Звонят как будто? Видимо, Володя.

Ну, так и есть. С дежурства. В сапогах».

Командовал Володя, улыбаясь:

«Оксана, отряхни-ка пыль с иглы

И ставь пластинку. Для тебя стараюсь.

Достал по блату. Радуйся: «Битлы».

Вручив друзьям подарки и цветочки,

Он радостно дорвался до еды.

Но не нарезал мясо на кусочки,

Взял целиком и со сковороды.

На Женькином лице сквозила мука.

Он прошептал: «Хотя мы и друзья,

Но этикет - особая наука.

И пренебречь им попросту нельзя».

Я молча отшатнулась. Усмехаясь,

Влепила, как пощечину, ответ:

«А знаешь, если я проголодаюсь,

Мне безразличен будет этикет».

И стало на душе темно и горько.

И побледневший мир стыдом объят,

Как будто ненавистная четвёрка

Опять мне отравила аттестат.

 

                    5.  Семья

 

В тот выходной мы любовались снова,

Как грациозен лебедь на пруду.

Но Женька спохватился: «Дал я слово,

Что я тебя обедать приведу».

И вот уже родители в прихожей

Мне, улыбнувшись, говорят о том,

Что сын у них серьёзный и хороший,

И просто так девчат не водит в дом.

И мама расстаралась в честь обеда,

А папа, угощая: «Знатный гусь!»,

Повёл неторопливую беседу

О том, как хорошо, что я учусь,

Как это важно в жизни современной.

И протянул шампанского бокал:

«Вы говорите, Ваш отец - военный?

Так вот и я, представьте, генерал!»

Среди высокомерья неуютно,

И потому, боясь попасть впросак,

Я стала тенью стрелочки минутной,

Гадая, что же делаю не так?

Предотвращая приближенье шторма,

Подмигивал мне Женька: «Ничего.

У каждого по три прибора - норма».

А мне вполне хватало одного.

И поблагодарив за угощенье,

И пожелав родителям добра,

Закончила взаимные мученья

Обычной фразой: «Мне уже пора!»

Мир набухал обидой и слезами,

А Женька молчаливо провожал.

И снова жизнь устроила экзамен,

А я не получила высший балл.

 

                      6. Признание

 

Каникулы! И лучшею наградой

За целый год учебного труда

У нас считались будни стройотряда

С надуманным названием «Звезда».

И, возводя коровники и фермы,

Всё удивлялся строящий народ

Тому, как он сдружился в этот первый,

Насыщенный занятиями год.

По-дружески наполнив ядом фразу,

На откровенность предъявив права,

Девчонки донимали: «Ах, ни разу?!

Какой пассаж: слова, слова, слова!»

И наконец, запрыгнув в кузов ловко,

Весёлой, жизнерадостной гурьбой,

Врастая кожей в грубые штормовки,

Мы, распевая, ехали домой.

Едва успев поцеловать домашних,

Услышала осипший телефон:

«Ты дома? Ну конечно, это важно.

Докладываю: я в тебя влюблён.

Я на такси с Оксаною и Стасом,

С цветами при параде и звоню.

Как для чего? Остался час до загса.

Поторопись. Приеду - объясню».

Скользя по платьев лёгкому безумью,

Осмысливала странный разговор.

Дверной скворец прервал мои раздумья:

«Ну что ж ты не готова до сих пор!»

Охапка белых роз в росе алмазной

Подчёркивала чувственный накал.

«Давай-ка, Женя, медленно и связно».

«Я виноват, что раньше не сказал,

Но в группу войск попасть хотел давно я.

Отец подсуетился. Есть приказ.

Зато поеду не один - с женою.

Без проволочек загс распишет нас.

Чуть позже посидим в кафе с друзьями.

Заказаны билеты. Ночью сбор.

А поутру со свежими мечтами

Осваивать неведомый простор».

«А что моя учеба? Пролетела?

Я не смогу оформить всё за час».

«Зачем тебе? Жена - иное дело.

А время лишь на сборы. Есть приказ».

Всё это было сказано серьёзно.

Оксана, сердце помнит твой совет!

«Ах, Женя! В этих планах грандиозных

Нет мелочей: моей учебы нет,

Стремления наукой заниматься.

И не учёл ты, что моя родня

Решенье это примет без оваций.

Нет, милый, отправляйся без меня».

Зависла болью тишина густая.

А по стеклу, мгновенье погодя,

Уже ползла горячая, живая

Слезинка обжигавшего дождя.

И словно прорвалось над миром что-то,

А сверху гром в раскат захохотал

Над тем, что жизнь - в который раз по счёту! -

Дразнила, не поставив высший балл.

 

                   7. Отъезд

 

Состав шипел змеёю у перрона,

В далёкий путь настойчиво маня.

И холодно, с обидой затаённой,

Прощаясь, Женька целовал меня.

Оксану осторожно чмокнул в щёчку,

Владимира и Стаса по-мужски

Обнял и на прощанье, ставя точку,

Сказал: «Ловите письма, мужики».

«И мне пиши», - я на руке повисла.

Но этими словами обожжён,

Как выдохнул: «Не вижу в этом смысла».

И, отстранившись, он шагнул в вагон.

Сюжет романа превращался в повесть,

Судьба предполагала поворот.

Мучительно и тонко вскрикнул поезд,

Лениво увеличивая ход.

И, словно груз вины неся, Оксана,

Взглянув на убегающий состав,

Посетовала: «Вот и нет романа.

Хотя герой, по-моему, не прав».

И Стаса ухватив за руку крепче,

Помочь не в силах горю моему,

Спросила напрямую: «Что ты шепчешь?

Кто ставит балл? За что и почему?»

 

                   8. Ожидание

 

А я опять в учёбу и науку

Старалась погрузиться с головой.

И вечерами, приходя домой,

В почтовый ящик заглянув (пустой!),

Ругала гонор, глупость и разлуку.

Слипались дни в бесформенную массу

Бессчётных дат, событий и судеб,

Чтоб из неё историк выжал масло

На свой, властями вымеренный, хлеб.

Год завершался. Треть задач готова.

Доцент устало одобрял итог.

И вдруг: «Руководителя другого

Я подыщу, чтоб он тебе помог».

«Но почему?!» А он прервал беседу,

Как будто хлопнул старую печать:

«Коллега пошутил, что я уеду.

И мне решили в душу наплевать».

«За чью-то шутку? Как же могут люди?

Вам как специалисту нет цены!

Я не уйду!» - «Поверь, так лучше будет.

А ты учись. И жертвы не нужны».

И предстояло всё начать сначала.

А мне казалось, что иду ко дну.

Не понимала и не принимала

Любимую жестокую страну.

И, с мыслями о чести и свободе,

В трамвае протянула на билет.

Вдруг радость узнавания: «Володя!

Мы целый год не виделись! Привет!

С тобой столкнуться в транспорте: нежданно!

За год, наверно, столько новостей,

А я не знаю. Как там Стас? Оксана?

Да и от Жени никаких вестей».

С минутой каждой улыбаясь шире,

Рассказывал Володя не спеша:

«Стас и Оксана далеко, в Сибири.

Уже прислали фото малыша».

И вдруг, смутившись, он сказал потише,

Но всё-таки в трамвайной толкотне

Я услыхала: «Женя часто пишет.

Да, регулярно Женя пишет мне.

В порядке он. Ты не волнуйся, право.

Смог даже отличиться. Награждён,

И боевым. Да, Женька - наша слава!

Все звёзды в небе - для его погон».

Володя говорил ещё о чём-то.

Трамвай на поворотах дребезжал.

А маленькая глупая девчонка

Беспомощно теряла высший балл.

 

                    9. Встреча

 

Я забрала сынишку из детсада.

И радостно рассказывал мне сын

О том, что для занятий детям надо

Купить в большой коробке пластилин.

Доверчивою тёплою ладошкой

Тянул меня в ближайший магазин:

«Я на игрушки посмотрю немножко.

Конструктор там с моторчиком один».

Задумавшись, стояла я у кассы,

Пока малыш исследовал отдел.

И вдруг - весомо и спокойно: «Здравствуй!

Не ожидал увидеть. Но хотел».

От боли сердце сжалось на мгновенье,

И голос от волненья задрожал:

«Спасибо за желание, Евгений.

Ты выглядишь отлично. Возмужал».

«А ты совсем не изменилась внешне.

Зато кольцо на пальце. И давно?

И раз ты здесь, то дети есть, конечно?

Ну, надо же: столкнуться, как в кино!»

Сын появился, волоча коробку,

Военный вдруг привлёк ребячий взгляд.

И, глядя вверх, малыш промолвил робко:

«Мам, погляди, какой большой солдат!»

«Я - офицер, - он наклонился к сыну,

Взял на руки, сказав, - Я заплачу».

А я не знала, по какой причине

Малыш притих, прильнув к его плечу.

 

                           10. Дорога

 

Мы шли домой. Недолгая беседа

Приобретала мягкую канву.

Что прибыл в отпуск, Женька мне поведал,

А после - в академию в Москву,

Решил всерьёз заняться кандидатской,

Большие перспективы впереди,

Хоть образ жизни - холостой, солдатский.

И он поправил орден на груди.

Я вспомнила, как муторно и длинно

Вмерзала в ожиданий пустоту,

Когда искала главную причину,

Заставившую преступить черту.

Тогда, казалось,  в чувственной пустыне

Взаимности окончился сезон.

А сердце, как песок, в ночи остынет,

Едва, как одеялом, горизонт

Укроет солнце. Было очень странно

И даже больно впитывать слова

О том, что я любима и желанна.

Я помню: закружилась голова...

Парнишка, замирая, ждал ответа.

Он мне чуть больше месяца знаком.

Но искренен - я чувствовала это -

И честен, и красив, и дураком

Не выглядел, и сам учился (значит,

Мою учёбу принял без труда).

И перспектива виделась иначе.

Ломался мир. И я сказала: «Да».

А мысленно себе пообещала

Не дать судьбе смеяться надо мной.

Былое зачеркнуть. Начать сначала.

И стать хорошей преданной женой.

Сгорали дни до свадьбы, словно спички.

А я, приговорив себя сама,

Избавиться пыталась от привычки

Ждать каждый день заветного письма.

И наконец, поправив пену кружев,

Надела перед зеркалом фату.

Почтовый ящик был уже не нужен.

Я словно провалилась в пустоту.

Потом защита. И настолько долгим

Был путь, что в это верилось с трудом.

Студенты, будто бурлаки на Волге,

Тащили на плечах своих диплом.

Как я была довольна назначеньем!

Озвучивала выводы свои

Комиссия по гос. распределенью:

«На должность инженерную в НИИ».

Сын задал смысл иной существованью,

Своим рожденьем нити бытия

Переплетая с любящим вниманье

Понятием: хорошая семья.

И было за него слегка тревожно.

И предстояло с малышом опять,

Стремительность сменив на осторожность,

Непостижимость жизни постигать.

А мир в его глазах восторгом светел.

Но, глядя на него, взрослела я.

Ведь нет наук сложней, чем наши дети.

Как нет задач весомей, чем семья.

Но вот и дом. А сын, на Женьку глядя,

Вдруг уцепился за его плечо

И прошептал: «А ты - хороший дядя.

Мам, попроси, чтоб он пришел ещё».

Предотвращая приближенье шторма,

Подмигивал мне Женька: «Ничего.

У офицеров три свиданья - норма».

А мне вполне хватило одного.

 

                      11. Отпуск

 

Но  он пришёл. И вновь довёл до дома,

Чтоб утром мог дознаться весь детсад,

Что есть у сына офицер знакомый,

«Огромный и взаправдашний солдат».

А Женька, возраженьям не внимая,

Нас ежедневно провожал домой.

И вдруг сказал: «Я завтра уезжаю.

Вот так и завершился отпуск мой.

Я глупым был. Теперь - иное дело.

Люблю, как прежде. И зову с собой.

Ты в группу войск со мной не захотела.

Но есть надежда соблазнить Москвой.

Теперь не тороплю тебя напрасно.

Обдумай не спеша мои слова,

Бери сынишку, приезжай. Мне ясно:

Ты отрицаешь, но любовь жива».

И вновь состав змеёю у перрона

Шипел негромко, в дальний путь маня.

На этот раз с надеждой затаённой,

      Прощаясь, Женька целовал меня.

      А сердце снова мучилось и кисло,

      Услышав, что намерен он писать.

      «Не стоит, Женя. Я не вижу смысла.

      Прошу тебя: не порть мне жизнь опять».

      И было неожиданно и странно

      Предчувствовать болезненный финал,

      Как будто жизнь дала мне роль Татьяны,

      Но за игру не ставит высший балл.

 

                      12. Письма

 

Мне стоило немереных усилий

Сменить в себе душевный шторм на гладь.

Работа, дом внимания просили.

Я им спешила должное воздать.

С утра в НИИ, оттуда в садик прямо,

Стараясь доказать себе одной,

Что нужно жить, и быть хорошей мамой,

Сотрудником научным, и женой,

И ни к чему вся чувственная вьюга.

Я наблюдала, радуясь, опять:

Мои мальчишки проросли друг в друга!

Кто дал мне право жизни им ломать?

И от добра ль искать другое что-то?

А время душу вылечит само.

Володя позвонил мне на работу:

«Уже томится в ящике письмо».

«Но для чего? Я всё уже сказала.

Зачем ты провоцируешь скандал?»

«Не суетись. Чтоб не было скандала,

Конверт я от себя переписал».

Обжёг глаза давно знакомый почерк,

Цвела надеждой каждая строка.

И оживал перед глазами очерк

О буднях и душе холостяка.

А письма были всё длинней и чаще,

Как будто он стремился показать:

Любовь лилась рекою настоящей,

А реку никому не удержать.

Но положенье виделось дурацким,

Рвалось души живое полотно.

И как-то, в день защиты кандидатской,

Он выдумал, что я и сын в кино,

И на троих спешил готовить ужин,

Себя надеясь обмануть хитро,

И ждал, представив, что любим и нужен.

Но есть не смог. Всё выбросил в ведро.

Нет, я на письма те не отвечала.

И даже раздражали иногда

Готовность Женьки всё начать сначала

И вера в то, что он услышит: «Да».

Но часто мысли мучили другие

О том, что в жизни длинной колее

У Женьки не любовь, а ностальгия

По юности, по дому, по семье.

И всё же, не показывая виду,

Что тих, но жив на дне души родник,

Я затаила на судьбу обиду

За то, что «пять» не ставит в мой дневник.

 

       13. Беда

 

Когда река мощна и полноводна,

Не представляем, что настанет час,

Когда она иссякнет, и свободно

Вся сушь небес обрушится на нас.

Не стало писем. Это было странно,

В последнем - ни намёка на итог.

И появилась ноющая рана:

Не пишет Женька - чувству вышел срок.

Но сердце в это верить не хотело,

Как засухе не верят у воды,

Хотя не обнаружено предела

Предощущенью будущей беды.

Володя встретил утром возле дома,

Был непривычно сдержан и помят,

И голос стал глухим и незнакомым,

И отводил, как виноватый, взгляд.

      А снег вокруг исхожен совершенно,

      Как будто зверь топтался у двери.

      И даже водкой пахло откровенно.

      «Ну, не томи, Володя, говори».

      А он тянул и отвернулся снова,

      И вдруг, собравшись, выдохнул ответ.

      И прозвучало выстрелом три слова,

      Три диких слова: «Женьки больше нет».

      И будто сломан сдерживавший клапан,

      Слова внезапно потекли рекой:

      «Три дня назад звонил мне Женькин папа.

      Был взрыв на полигоне под Москвой.

      А Женя что-то к докторской придумал

      И, опытный спасая образец,

      Не уберёгся». Помолчав угрюмо,

      Добавил глухо: «Вот такой конец».

Дальнейшее припоминаю смутно.

Куда я шла? Куда Володя шёл?

Впервые в это пасмурное утро

Судьба в мой аттестат влепила «кол».

 

 14. Командировка

 

Москва. Последний день командировки.

Поставлена заветная печать.

Моим мальчишкам куплены обновки.

И было время просто погулять.

В больших витринах солнца отраженье,

Как прежде, суетлив людской кагал.

А помнишь ли, Москва, когда-то Женя

По улицам твоим легко шагал?

Пройтись бы там, но адреса не знала,

И шла, сама не ведая куда.

Володя, чтобы не было скандала,

Конверты переписывал тогда.

Нахлынули как дождь воспоминанья,

Всё оживив, что было позади.

И вдруг знакомым показалось зданье,

И что-то подтолкнуло: «Заходи».

Парадное, у лифта три ступеньки,

Облезший лак у лестничных перил,

Дверь отворилась, я вздохнула: «Женька!» -

И пол внезапно из-под ног поплыл.

Когда нашатырём запахло резко,

Открыла с удивлением глаза.

Высокий парень в форме офицерской

Мне говорил с упрёком: «Так нельзя.

У Вас командировочное рвенье?

С утра, поди, не ели ничего?

Вы почему меня назвали Женей?»

«Да Вы слегка похожи на него.

И форма та же. Да и рост примерно.

Хотя, казалось, он такой один.

Мне от воспоминаний стало скверно:

Погиб недавно Женя Головин.

Я по Москве брожу часа четыре,

И кажется, что он ведёт меня».

«Ведёт?! Да он же в этой жил квартире!

До гибели! До рокового дня!

Жилье-то  академия давала.

Попейте чай. Такси я заказал.

Заедемте на кладбище сначала,

А после провожу Вас на вокзал».

Настолько больно было мне впервые.

Горячей солью обожгло цветы,

И грустно улыбнулись, как живые,

Глаза с холодной мраморной плиты.

Мы запалили тоненькие свечи,

А солнца луч на памятник упал.

Казалось, подарив мне эту встречу,

Судьба пообещала высший балл.

 

                 15. Балл

 

Был почерк на конверте незнакомым,

Но адрес отправителя - Москва.

Вскрывала я, предчувствием ведома

Настолько, что кружилась голова.

Два листика: поуже и пошире.

И вот развёрнут наугад один.

«Вы помните, как были на квартире,

Где жил когда-то Женя Головин?

Так вот, для наведения порядка

Перебирал я старый книжный хлам.

В одной из книг нашёл письмо-закладку.

Там Женин почерк. Видно, это Вам».

Как от удушья, становилось плохо.

Ну, где ты, долгожданная гроза?

Но мир сужался до листка, до вздоха,

И Женькин почерк обжигал глаза.

А сердце как набат в груди стучало.

Нет, ты не солгала, судьба моя.

Всего пять слов. За каждое по баллу.

«Родная, здравствуй! Это снова я!»



Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Рекомендую посмотреть цикл литературно-музыкальных встреч "Современная русская поэзия мира" и послушать замечательную поэзию:
    http://www.youtube.com/user/Nekrasovskaya

  • Ириша, дорогая, спасибо!Я чувствую, что все от души. И Вам самого доброго, светлого, здоровья и вдохновения!
    Сердечно, я

  • Дорогая Людмила - ПОЗДРАВЛЯЮ С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ!!! Пожелания как будто обычные - здоровья, семейного счастья, тепла, любви, взаимопонимания и, огромных творческих побед, но говорю я их от души, от всего сердца!!!
    Да, Людочка, а поэма ваша - необыкновенная. Сколько вложено в неё труда! Будьте счастливы!!!
    С любовью - Ариша.

  • Леша, рада, что переубедила. Мне кажется, что в этом жанре еще многое можно сделать. Ведь не умаляя требований к плотности мысли, технике стихосложения, метафоричности, афористичности и прочему, в поэмах начинают работать законы больших форм: сюжетность, характеры героев, речь персонажей, временной и пространственный факторы, точность деталей и многое другое. Леша, присоединяйтесь. Поле деятельности здесь еще весьма широкое. А за пожелание удачи спасибо! Взаимно!

  • Борис, дорогой, гражданская поэзия обязана быть высокохудожественной, если это поэзия, а не газетная передовица. Рада, что Вы это оценили.
    Спасибо за поздравления и пожелания. С ответным пожеланием света и радости, Ваша я

  • Андрей, спасибо за поздравления и пожелания! И Вам наилучшего!
    Сердечно, я

  • Сам от себя не ожидал - прочел запойно.
    Всегда считал, что поэмы жанр исчерпавший себя. Вы меня в этом разубедили. Спасибо Людмила и еще пожелание новых творческих взлетов и удач!

  • Поэма и впрямь - "Высший Балл".
    И наглядный пример того, что и гражданская поэзия может быть высокохудожественной.
    Поздравляю с Днем Рождения, дорогая Людмила!
    Всех Вам благ и новых высоких баллов!
    Борис

  • От души поздравляю с Днём рождения!
    И с рождением Поэмы, конечно! :))
    С сердечными поздравлениями
    и самыми добрыми пожеланиями,
    А.Андреевский

  • Милая Лина! Да, у нас принято желать до 120. А я прошу Б-га воздать друзьям сторицей. Спасибо за пожелания и добрые слова, а за прочтение поэмы - спасибо вдвойне.
    Сердечно, я

  • "Катила жизнь троллейбусным маршрутом
    До пересадки, названной ...", Да, Людочка, жизнь катила... кого - то троллейбусным, кого-то - автобусным или трамвайным маршрутами...И так по жизни через Молодость,которая осталась в этих трамваях. Под большим впечатлением от Вашей поэмы, как всегда - искренней, полной размышлений и хорошо написанной. С Днем Рождения! У нас желают - до 120... ад меа ве эсрим! Здоровья, Благополучия и Музы!
    ЛИНА

  • Мотя, дорогой, спасибо и за поздравления, и за то, что прочли поэму, и за то нашли созвучия!
    С искренней признательностью, я

  • Моя порченная инфарктами память, в ответ на Вашу замечательную поэму, выдала вдруг:
    "Они заблудились меж просек аллейных
    Под сенью берёз и весенних созвездий.
    Влюблённые завтрашних поколений
    Как просто вам будет в Сокольники ездить.
    И новая юность поверит едва ли,
    Что папы и мамы здесь тоже гуляли."
    И, не смотря на разницу сюжетных линий, мне это
    показалось очень созвучным. Поздравляю. Мотя.

  • В такой, казалось бы, приземлённой теме, Вам удалось сохранить высокую духовность, избежав затёртых рифм и подставных слов. Поздравляю с Днём Рождения и несомненным успехом. Мотя

  • Дорогой Семен!
    Спасибо! Все, что Вы пожелали никогда и никому не лишнее. А потому - все взаимно!
    С теплышком, Ваша я

  • Дорогая Людмила!
    У вас сегодня двойной праздник: День Рождения и публикация великолепной поэмы, большой творческой удачи.
    Желаю Вам здоровья, благополучия, больших творческих успехов! Пусть Ваши дальнейшие стихотворения и поэмы будут как минимум такими и даже лучше!
    С уважением, СТ.

  • Дорогая Валерия!
    Я бесконечно признательна за добрые слова поздравления и появление поэмы на ленте именно сегодня. Очень приятно и радостно чувствовать поддержку и понимание, это окрыляет, дает силы работать не покладая рук.
    Спасибо!!!
    Сердечно, Ваша я

  • 8 НОЯБРЯ - Праздник- День рождения Людмилы Некрасовской

    Уважаемая Людмила!
    Поздравляю Вас с Днём рождения!

    Желаю новых творческих взлётов, стихотворений, поэм и всего наилучшего - доброго здоровья,
    успехов и семейного счастья!

    Поэма-это свидетельство творческой зрелости поэта
    и не каждому она под силу, а Вам удалось дать портрет современницы со своей целеустремленностью, принципами и в то же время это образ нежной, чистой и преданной девушки,
    напоминающий пушкинскую Татьяну.

    Спасибо за "Ваш высший балл", полученный героиней в финале!
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Кравченко Валерий   Кангин Артур   Буторин   Николай  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,265
  • Гостей: 227