Ковалёва Наталья


Как я не поехала в Прагу.

В давние времена, прежде чем поехать на экскурсию в чужую страну, нужно было пройти собеседование с компетентной комиссией, чтобы она решила – можно ли тебе доверять. Не продашь ли родину в первом же переулке, не будешь ли  выступать с антисоветскими речами, короче – будешь ли себя достойно вести, зная, что кругом враги.
Речь шла об экскурсии в Прагу.
Комиссии мало было того, что я рассказала о Гашеке, Чапеке и Кафке ,– и заметьте – по собственному почину. Их интересовало совсем другое – что я могу рассказать по поводу 68 года. То бишь о введении советских войск в Прагу.
Ничего хорошего я рассказать не могла. Но решила держаться до последнего – поехать хотелось. На третьем вопросе я сломалась и отказалась отвечать.
Тут комиссия и решила, что в Праге мне делать нечего. И хотя мои сослуживцы пришли туда за меня заступаться, объясняя, что я политически выдержанная ,– им отказали,  но задумались и предложили выдать мне путевку в Болгарию. Курица не птица,  Болгария – не заграница,  гласила известная поговорка того времени.

* *
Как я поехала в Прагу.

Для этого со временем пришлось обзавестись почти смертельной болезнью. В России ее лечить не умели, но пытались. Пока они пытались, болезнь все развивалась и развивалась себе.
К этому времени уже кое-кто уехал на Запад. И один из моих друзей прислал из Парижа официальную бумагу:  мол, парижский муниципалитет приглашает меня на лечение в Париж  в известном госпитале совершенно бесплатно. За счет муниципалитета.
С этой бумагой я и поехала в министерство здравоохранения. Там удивились моей наивности.  Объяснили, что они могут меня отправить на лечение только в ту страну, с которой существует обмен больными. И Франция в число этих стран  не входит (почему-то). И вообще, нужно собрать медицинскую комиссию, чтобы выяснить, чем же это я больна, и почему не желаю лечиться на родине.
Комиссия собралась, выяснили, что болезнь действительно есть, но почему бы мне не полечиться в России? Здесь замечательные врачи. Меня прямо завтра могут положить в больницу и вырезать совершенно здоровые надпочечники. Это остановит болезнь.
Здоровые надпочечники отдавать почему-то не хотелось.
- Вы отказываетесь? – сурово спросила комиссия, – мы ведь запишем в ваше дело, что мы предлагали вам операцию, а вы отказались.
Комиссия вышла, а я осталась с представителем комиссии, который все это записывал.
- Вы же понимаете, - сказал он извиняющимся голосом, - что мы не могли решить иначе.
Я промолчала, так как  понимала, но не до конца.
- Знаете, - сказал он, - я, пожалуй,  напишу в конце, что против лечения во Франции комиссия не возражает. Это все, что я могу сделать.
Честный человек – ему было стыдно.
Через день меня снова пригласили в министерство.
- Мы решили, - сказали мне, - что можем отправить вас на лечение в Прагу.. Там очень хорошие врачи. Мы с ними связались, они готовы вас принять, деньги вам выдадут.
Я хотела открыть рот и спросить, не дешевле  было бы отправить меня во Францию, но удержалась.
Итак, впереди Прага…

Поздним осенним вечером я приземлилась в Праге. Взяла такси, дав водителю бумажку с адресом,  и он подвез меня к больнице. Темно, ничего не  видно, никого нет.. Ау…. Нет ответа. Я попыталась стучать в запертую дверь. Тихо. Пришлось сесть на ступеньки и ждать. И вдруг появился человек, которого я сразу радостно приняла за святого Петра. Он гремел ключами, открыл мне входную дверь, и все остальные двери тоже. Устроил меня  до утра на каком-то диванчике.
Рано утром меня привели в отделение. Долго вслух размышляли, куда поместить пани русскую. В отделении было четыре палаты: три огромные на много человек  и одна небольшая  на двух человек. В нее меня и положили. Знала бы я, чем этого чревато – ни за что не согласилась бы.
Предстояло знакомство с врачом
Я по-чешски, а он по-русски -  ни гугу.
Пришел замечательной красоты джентльмен и спросил
-
how are you
-
okay
И он думал наивно, что  весь период моего пребывания так и будет
Наивный человек. Не представлял себе, что через пару месяцев будет бегом мчаться в палату с вопросом
-
what new troubles you have for me

Пока же я выяснила, что предстоит.
В первую половину дня следовало делать обследования, вторая – принадлежала мне.
И я начала потихонечку обживать город.
Танцевала от печки (от больницы), а потом уходила все дальше и дальше.
Выяснилось, что больница по-чешски -
nemocnice
 Находилась она на улочке N
emocnice, рядом с Карловой площадью. Больница была связана с Карловым университетом, который находился поблизости.
Карлов мост - замечательный.

karlov-most-2a
Карлова площадь - тоже вполне приличная
karlova-plotshad-b

особенно дом Фауста, который находится на ней

dom-fausta-1a

Карлов университет - старейший. И больница этого самого университета - тоже старейшая, но напичканная суперсовременной техникой  и врачами-профессионалами.
В Праге я обнаружила двух героев, обожаемых всем народом. Они красовались на всех открытках. Карл и бравый солдат Швейк.


shvejk-little

Позже я обнаружила пивную, в которой якобы любил бывать бравый солдат Швейк.

Город был поразительным, и гулять по нему было сказочно. Правда,  гуляла я через день – день гуляла, день болела себе тихонечко.
.

О чешском языке

О этот дивный чешский язык! Ласковый и нежный, чуть чирикающий, чуть что-то напоминающий. Когда бабушка и дедушка звучат, как бабичка и дедочек… Эти уменьшительно-ласкательные суффиксы... Когда медсестра говорит что-то вроде: «дайте ваш задичек, я вам пихну инъекцию». Когда отпрашиваешься у сестры не на прогулку, а на прохазку.
Иногда ошибаешься, потому что многие слова звучат, как русские, но смысл другой – тебе советуют есть хлеб черствы, ты обижаешься, а это оказывается – свежий. Или каву со сметанкой. Что кава – кофе – это уже понятно, но почему со сметанкой? А потому, что сметанка это сливки.
А это обращение – пани! Ты начинаешь чувствовать себя женщиной…пани…
И готова душиться вонявкой (духами).

И все же, несмотря на письма и звонки родных и друзей, становилось одиноко.
Тут-то то появился замечательный человек. Друг друзей. Художник Виктор Пивоваров. Он жил в Праге со своей женой Миленой и двумя детьми. Дочка Милены и сын Виктора. Он меня выгуливал по Праге, приводил домой, где мы дружно со всей семьей пили чай и разговоры разговаривали. И показал мне свои картины. Было невероятно обидно, что картины он вытаскивал с антресолей, а потом укладывал обратно. Их место было совсем не там, а во всех галереях мира. Сейчас так оно и есть, но тогда…
Часто они были темными, но лучик надежды в них был всегда. И парадокс тоже.
Вот такая картина – «Носители узелка розы»

nositeli-uzelka-rozy

А кроме картин, они обеспечили меня книжками на долгое время – как можно жить без книжек.
И вся та литература, которую в России передавали из рук в руки, а в магазинах, конечно, ничего подобного не было, оказалась у меня на больничном столике рядом с кроватью.
И книга Синявского о Розанове. И сам Розанов  «Опавшие листья». И многое -многое другое..
А тем временем я обнаружила магазинчик с русскими книгами. Там было то, что издавалось в России, но достать было невозможно – разве что пойти с зарубежным спутником и его долларами в магазин «Березка». Там был и «Вечерний альбом» Цветаевой, и….чего там только не было.

Великая визита

Книжки в моей палате накапливались. Я их стала складывать на каталку, которая стояла возле кровати. Сверху лежал учебник чешского языка.
Как-то в 6 утра в палату ворвалась нянечка и шумно начала ее убирать. Она отчаянно драила пол, мыла стены и ручки дверей.
Я попыталась выяснить, что происходит.
- Великая визита, - сказала она.
Оказалось, что начинается обход великого профессора.
Все отделение суетилось, в палату забегала сестра, чтобы проверить готовность, и вдруг….. когда уже были слышны шаги профессора со свитой, сестричка вдруг увидела каталку с книгами. Выкатить ее из палаты уже было невозможно. И она в панике накинула на каталку белую простыню.
Вошел профессор. Доктор рассказал ему про вторую пациентку, потом обо мне.
Профессор покивал головой, протянул руку и сдернул простынку с книг.
Все оцепенели.
Профессор взял в руки учебник чешского языка, и сказал что-то очень одобрительное. Спросил у меня что-то по-чешски, и я ответила.
Все облегченно выдохнули.
Вечером выяснилось, что профессор разрешил мне разнообразные поблажки. Возможность читать в старой канцелярии после отбоя, разрешил поставить там и пишущую машинку друзей, прогулки подольше…Класс! Что. оказывается, может сделать учебник чешского языка в такой ситуации.
И верно, пора учить, а то намедни я попала в сложную ситуацию. Пришла медсестра и стала спрашивать у меня про столицу. Я патриотически сразу сказала - Прага- Москва.
Нет, не угадала. Тогда я прибавила Париж и Лондон. Тоже не то. Она позвала еще одну сестричку, постарше, которая попыталась перевести вопрос на русский.
- Стол, - сказала она.
Я растерялась.
С помощью группы больных удалось выяснить, что "стол"  по-чешски то же самое, что "стул " по-русски. В медицинском смысле этого слова.
Надо учить чешский, надо….

Второе отступление о чешском языке
Чем больше я его узнавала, тем больше восхищалась.
Ну,
východ, přechod и vstup – это понятно. Выход, переход и вход. Как мне понравился этот вступ – вход. Совершенно точно.
А вот -
záchod меня смутил. Такую же надпись я видела и в метро, и в нашей больнице. Оказалось – туалет. То есть, не стесняйся и заходи.
А
pozor! ? Огромный плакат с таким словом я увидела возле какого-то строящегося здания. Ну, думаю, знакомо – Они позорят наш город. Ничего подобного. Это означало- осторожно.
Естественно, что меня интересовало и все, относящееся к сигаретам. Оказалось, что окурок – это
opalek, а пепльница - popelník
За столиком с этим
popelník я часто сидела в комнате для курения в больнице.
Как-то ко мне подошел врач(по-чешски -
lékař , что логично) и сказал, что курить мне вредно, и он настоятельно просит, чтобы я это прекратила. И я решила, что больше не буду попадаться ему на глаза с сигаретой. Но сестры не дремали и донесли ему, что я продолжаю курить. Он снова пришел ко мне и сурово сказал
- Если я еще когда-нибудь увижу (или услышу), что вы курите в больнице, я отниму у вас все обезболивающие.
Этого я допустить не могла. И поклялась, что в больнице курить не буду.
Но ведь никто не заставлял меня клясться, что и выходя из больницы я не должна курить
Возвращаюсь к чешскому. Внутренняя логика зачастую связывала его с русским неожиданным образом – скучный -
nudný, дурак - - hlupák, а поэт…
Поэт, который связан с необыкновенными историями -
básník. Басня – это стих.
И нежный
ptáček – птичка. А зимородок - ptáček ledňáček.
Понимаю, понимаю, за что Цветаева Прагу любила больше, чем Париж
--

Друзья

В Праге меня навестил друг юности,  уехавший когда-то в Америку.  В Россию ему тогда был путь закрыт, а вот в Прагу он приехал ко мне в больницу.
Странное дело – когда мы пошли с ним гулять по городу, вокруг началось какое-то бурление. Множество местных мальчишек и молодых людей подбегали к нам и предлагали ему обменять доллары.
Когда я гуляла одна.  ничего подобного не происходило. Я отошла на несколько шагов и посмотрела на него со стороны.
Рюкзак за спиной, фотоаппарат  на груди, и  - в воздухе висел четко вырисовывающийся знак доллара. 
Хотя он никогда не был богатым человеком, но со стороны выглядел типичным американцем.
У него была четкая программа прогулки. Мы сходили с ним в еврейский квартал города……

evreiskii_kvartal_3_big-smaller

Потом через Карлов мост отправились в другую часть города.

На мосту я застыла перед фигурой Христа.


hristom

Друг боялся, что мы не успеем в другие места, и раздраженно сказал мне:
- Хватит стоять здесь, ты что – Христа не видела?
Пауза
- Вообще-то  нет,  а ты?- ответила я,  и мы оба поняли комизм ситуации.

После этого мы уже неспешно пошли искать рыцаря, о котором писала Цветаева.
Нашли. Не совсем на мосту, скорее немножко под ним… Но это было счастье


00bruncvik1--rizar

Пражский рыцарь

Бледнолицый страж над плеском века -
Рыцарь, рыцарь, стерегущий реку.
(О. найду ль в ней мир от губ и рук?!)
Караульный на посту разлук.
Клятвы, кольца... Да, но камнем в реку
Нас-то - сколько за четыре века!
В воду пропуск вольный. Розам - цвесть!
Бросил - брошусь! Вот тебе и месть!
Не устанем мы - доколе страсть есть!
Мстить мостами. Широко расправьтесь,
Крылья! В тину, в пену - как в парчу!
Мостовины нынче не плачу!
"С рокового мосту вниз - отважься!"
Я тебе по росту, рыцарь пражский.
Сласть ли, грусть ли в ней - тебе видней,
Рыцарь, стерегущий реку - дней.
27 сентября 1923 года

Мы прогуляли с ним еще несколько дней…. Ему пора было уезжать. Жаль. Рядом с ним было тепло
Это была поддержка дружеская, моральная и материальная. Забыла сказать, что в первые же недели в Праге, когда я пошла за деньгами в банк, меня тут же на улице и обворовали.
Должна признать, что это был первый и последний случай в Праге, – в остальном, даже когда я забыла свой кошелек в книжном магазине, мне его вернули, как только я пришла за ним.  И  вообще, готовы были скорее одаривать, чем забирать. Так что жила я с очень маленькими денежками, но поскольку была в больнице, то можно было перенести. Но друг привез мне деньги, и жить стало легче, если бы, собственно говоря ,– не болезнь. Он оставил книжки, которые тут же купил мне. И коробку любимого чая. И чувство защищенности.

--

Рождество

24 декабря я вдруг увидела, что больница опустела. Исчезли все больные, кроме моей соседки, исчезли врачи. На все отделение осталась одна сестричка.
Рождество! Все разбежались по домам: больные – к родственникам, врачи – к семьям.

Приехал Пивоваров, объяснил, что праздник начинается в Рождество, и закончится после Нового Года. И испросил разрешения взять меня к себе домой на сутки. Мы погуляли по праздничному городу,

christmas-prague


  посидели в кафе, чуть было не сходили в кино (кстати, фильм назывался «Сванова ласка», что я сама уже перевела, как «Любовь Свана»), и уютно отпраздновали праздник с его семьей.

Так что всю неделю я гуляла по Праге. По утрам в больнице мне говорили
- То хладно, пани.
На улице было  минус 1. И я грустно думала – знали бы они, что такое "хладно". В Питере было минус 25.
Были места, где меня уже помнили: на почте – я часто посылала письма и посылочки, в книжном магазине с книжками и канцелярскими принадлежностями, в кафе около больницы.
В каком направлении я бы ни пошла – в результате оказывалась около Ратушной площади.

chasy-na-ratushnoj-plotshadi

Каким образом?  Не понимаю.

31-го декабря я прошлась по улицам. Праздники в Праге - это нечто удивительное. На улицы выходят семьями.  Играет музыка, сверкают огни,

rozhd--2

на каждом углу продаются сосиски с горчицей и игрушки для детей. Я купила для сына  ручку-свисток: хочешь -  пишешь, хочешь – свистишь, для себя одну игрушку и маленькую бутылочку ликера. Вернулась домой. В палату. А там – сюрприз. Пачка писем от родных и друзей, а в палате на моей тумбочке елочная ветка в вазочке, пирожные и что-то в рюмочке. В дверях появилась сестричка – это она все устроила.

Когда все больные вернулись из своих домов, они завалили мою палату домашними вкусностями и подарками, кто-то даже связал мне теплую шапочку и шарфик.
Ну как же – пани русская одна, а домашних вкусностей попробовать –  святое. Трогательно, конечно. Спасибо.

Но все же я в больнице уже три месяца. Не пора ли домой?  И виза у меня только на три месяца.
- Не волнуйтесь, - сказал мне врач, - визу мы вам продлим. Кстати, вы заметили, что стали гораздо лучше говорить по-английски, благодаря нашим разговорам.
- Заметила, - ответила я, - вы тоже. А все-таки, не пора ли мне домой?.
- Ни в коем случае, - возразил он, - сейчас мы как раз переходим к самой важной части обследования.
Бедный врач. Скоро он забудет, как я каждый день отвечала ему окэй на вопросы о здоровье.
Теперь, входя в палату, он будет уже спрашивать, какие новые неприятности я ему приготовила.
--
Долго все это тянулась из-за некоторых бюрократических особенностей.
Готова признать, что чешская медицина – лучшая в мире.
И – все замечательно. Тьма случаев указывала на это

Когда однажды врач увидел, что я ору от боли, а такого он от меня не ждал, он сразу куда-то позвонил, меня положили на каталку и вывезли в коридор. С другой стороны здания по тому же коридору мчался рентгеновский аппарат на каталке. Мы состыковались, сделали рентген, и оказалось, что это фантомные боли. От этого мне, правда, было не легче – боль-то оставалась. Врачи вздохнули с облегчением – перелома ноги не было, и мне дали обезболивающие таблетки.
Система сигнализации была на высоте – стоило дернуть случайно какую-нибудь веревочку – тут же звучала сирена и к тебе мчались врачи. Это даже перебор.
Но, конечно же, чешская медицина – лучшая в мире. Бюрократия их только губила.
Например, хотят сделать анализ. Тебя сажают в кресло, везут к машине, машина везет тебя метров сто – в соседнее здание, тебя и кресло выгружают и везут к кабинету. Никакой очереди, все отлажено. Когда все закончено, тебя снова сажают в кресло, потом в машину, и ты – в своей палате. Казалось бы, – мечта.

Но результаты присылают из соседнего здания  по почте. Так что идет это письмо около недели. Это сейчас, конечно, не актуально – всюду компьютеры. Но тогда на обследования уходили месяцы.

А какие там были таблетки!

Чешская фармакология.
Это что-то удивительное. Крохотные таблеточки разных цветов. Выдают их три раза в день. Они такие маленькие и очаровательные. Как-то раз я задумчиво их пересчитала. Ребята! Их было 36 на день.
Я уж не считаю, сколько видов глазных капель мне закапывали каждый день.
Правда, были сами виноваты. Они занесли мне какую-то инфекцию, когда обследовали  зрение. Зрение тут же выступило с бурными протестами. Глаза были красные и опухшие.  Впервые поняла, как  видит и при этом чувствует себя алкоголик. У меня двоилось в глазах. Вместо одного стула я видела два  и так далее. На улицу меня выпускать перестали. Если я вместо одной машину увижу две, совершенно все равно под какую из них я попаду. А это уже международный  инцидент.
Я бодро спросила у врачей:  за день - другой справимся?
Они вздохнули. Хорошо, если за месяц.
И оказались правы – за месяц с их капельками я начала видеть. Но целый месяц-то как жить? И тут мне помогло семейство Пивоваровых. По очереди они приходили каждый день. Читали письма, которые мне присылали родные и друзья, газеты и книжки и выводили погулять. С ними – пускали
Нет, я все-таки живучая. Обретя зрения, свалилась с температурой 40, снова вызвав панику у врачей!
 К тому же и особенности моей палаты. Я говорила, что палата была на двоих. Одно место для иностранной гостьи, а второе – для умирающих. Так что за это время на моих глазах умерло за полгода  четыре человека. Одна все же  выжила  и навещала меня с подарками, но уже появилась следующая старушка..
Ну все, все намекало, что меня надо срочно отправлять в Питер..

--
Мы вас прослушивали…

Как раз в это грустное время зашел мой врач, и сказал:
- Мы прослушивали ваши разговоры по телефону.
Я вздрогнула, вспомнив советские организации  и мучительно размышляя, что такого я могла наговорить по телефону.
- Мы обнаружили, - продолжал он, - что вам звонили из Франции, из Германии, из Швейцарии и из Америки.
- Из России тоже, - робко сказала я.
- Неважно, - отмахнулся он.
- А что важно?
- Мы, наконец, подобрали для вас лекарство, - продолжал он. – Оно не излечит, но остановит болезнь. Стабилизирует ваше состояние. Проблема в том, что в России такого лекарства нет и в нашей стране – тоже. Но в Швейцарии и во Франции  оно есть. Я вам выпишу рецепт, и вы пошлете его вашим друзьям в Швейцарию. Или во Францию. Они должны купить лекарство и передать его сюда. По почте лекарства пересылать не разрешается. Мы должны посмотреть, как оно на вас действует, – иногда бывает аллергия.
А дальше произошла сказка.
Друзья из Швейцарии купили лекарство, передали своему знакомому, который ехал в Германию. Тот передал его человеку, который отправлялся в Прагу.
На все ушло около недели.
Лекарство подошло. Но принимать его нужно было по 6 таблеток в день. Ни в России, ни в Праге, как было уже сказано, его не существовало.

Наступил день отъезда.
Утром пришел мой врач и вручил мне три коробки лекарств, заключения врачей, и список лекарств, которые меня должны поддерживать. Сказал, что в 3 часа дня меня отправят на больничный машине в аэропорт и посадят на летадло.
Airrlane, - пояснил он.
И я начала собираться.
Бабушка на соседней койке как-то подозрительно стонала. Я вызвала медсестру и вышла в холл. Теперь можно и покурить – уж очень тревожно.
Скоро пришел Виктор.
- Что случилось? – спросил он, - на тебя лица нет. А я собирался с тобой пройти по Праге перед отъездом. И сумку тебе надо купить большую. Иди, собирайся.
- Там старушка, - зарыдала я, - пойди посмотри – она еще жива?
Вернулся он не сразу.
- Твое еврейское счастье, - сказал он. – Старушка умерла.
Но есть и положительные новости. Я договорился с врачом, он отпускает тебя до трех часов. Я взял твои вещи, и мы пойдем покупать сумку. Да, это тоже от врача – немедленно прими ,– и он выдал мне таблетки.
- Какая сумка? Человек умер!
- Да, - сказал он, - и ты этому человеку уже не нужна. Небось, всю ночь за ней ухаживала.
Прав. Но это не меняло положения.
Мы с ним прошлись, зашли в универмаг, купили сумку. Рядом продавались кожаные куртки. Он подвел меня к ним.
- Примерь
- Какие куртки, тут старушка.., - начала я.
- Спокойно. Только примерь
Куртка была черная, замечательной красоты. В Питере я такой никогда не видела.
Подошла продавщица, полюбовалась  и сказала
- То стройнит пани.
При моем тогдашнем весе это звучало музыкой.
Но… старушка…, денег нет, и вообще не до веселья.
Виктор куда-то исчез, я стояла в куртке и оглядывалась.

Он подошел
- Можешь не снимать, я уже заплатил, а тебя она и впрямь стройнит. Пошли праздновать.
Вот ведь, понял он сердце женщины  и чем ее можно отвлечь. И мы пошли праздновать из одного кафе в другое, а потом вернулись за полчаса до отъезда.
Я кинула оставшиеся вещи в сумку, залезла в больничную машину, и мы понеслись по Праге в аэропорт.
Там уже объявляли по радио
«Пани КовалевА! И что-то вроде того, что непременно нужно бежать в летадло.
Мы с сопровождающим добежали до стойки, он передал меня в руки русскоязычной стюардессы.  Самолет,  где я мгновенно заснула, аэропорт, родные, которые встречали меня в Питере.
До свидания, Прага! Здравствуй, Питер!

Счастливый конец

Мои друзья из Франции
  в течение 10 лет передавали мне  лекарство (стоило оно дорого). Звонили и узнавали, сколько у меня еще осталось, и передавали следующие порции. Практически, они спасли мне жизнь.
То есть, на этом лекарстве я продержалась до своего отъезда в Израиль. Здесь мне сделали операцию.

Такая вот невероятная рождественская история, которая так напоминает Рождество в Праге.
И к этому рождественскому концу – еще одна картина Виктора Пивоварова.

sverchok-na-pechi





По теме можно читать на сайте работу  С.Талейсника (кликнуть) 
    ЗОЛОТАЯ СВАДЬБА В "ЗЛАТОЙ ПРАГЕ" (Путешествия (Путевые заметки))--16.12.2008 г.




Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Кстати, почему нет вашего отзыва о творчестве художника Л. Россохи? Только ли потому, что он не рисовал царей?

  • 1. Я не сказал, что вы стали; я сказал, что в рассказах сквозит. Уверен и в том, что писателю или поэту, как созерцателям бытия, лучше не замыкаться в партийности. Именно потому, что даже у монархиста (будто Медведев или Путин не монархи, не русские цари) какой-нибудь черносотенец выхватить нужную ему цитатку и скажет: Борисов так написал!
    У России, как и любого другого государственного строя, не причин и нет следствий! Есть лишь новые условия для ограбления. Поэтому, сколько бы вы или Аврутин не хаяли революцию, Сталина и т.д., каждый раз находятся те, кто греет руки на общей беде. При этом, Сталин свои \"золотые запасы\" заграницей не прятал. Следовательно, не то история, что революция сшибла царя, но то, что... никаких изменений! Поэтому есть анекдот. Началась революция, еврей спрятался в подвал. Слышит, поутихло, и рещил посмотреть результаты. А где виднее всего? - в бардаке или же в ресторане, как показателях благосостояния общества. Пошёл в ресторан. Подходит к столу \"половой\". Такой как всегда, но с красным бантом, папироской в зубах, и сплёвывает на пол.
    Еврей заказывает: \"Милейший, сто граммов Смирнова и бутерброд с икрой\". Ответ: \"Водки нет, есть самогон. И только селёдка с луком. Хлеб не завезли\". Еврей удивляется: \"Это же как понимать, любезный!\" Ответ: \"Будешь брать? Нет, так пошёл вон, жидовская морда!\"
    Вышел еврей на улицу, огляделся, пожал плечами: \"Тоже мне, революция! Всё, как при царе, только икры и хлеба нету\".
    2. \"Народ, забывший свою историю, не имеет будущего!\" Но есть и причины, почему русский или украинский народ называют \"Иванами, не ведающими родства\". Т.е. да простит меня Наталья Ковалёва, что мы отошли от темы, но! Если Чехия и Словакия, как прежде могущественное объединённое славянское Велико-Моравское государство изгнало романо-германский епископат и продолжает сохранять самостоятельность, то Россия и Украина, раз уж к слову пришлось, сначала расфинькали собственные богатства земель, а теперь только и ищут, чей зад подлизать, ради притока инвестиций. И при монархии так же: мужик российский погибал, защищая интересы чужих государств, а иноземные монархи или монархини всё пытались превратить Россию в собственные колонии: будь то немецкая или австро-венгерская.
    Так за каких вы монархов, если 80% иноземцы?
    3. Ещё раз прошу прощения, что столь горячо реагирую. Я служил с 67 по 69 год. И тоже \"тогда\" как бы не понимал, что ищет Россия в Чехии? Но, будь на то приказ, считал бы себя героем, если бы смог скомуниздить в пользу СССР какой-нибудь \"Золотой эшелон\". И резюме тут как тут! На фоне ваших интересных рассказов про есаулов, я тоже служил, присягал СССР, и мой отец воевал морским офицером: но всю жизнь мы оставались \"жидовской мордой\". Таков \"бутерброд с икрой\".
    4. Что до \"настроений японского народа\", то нет настроений народных, есть политические и правительственные. Это пишу на случай, если вы решитесь сказать, что бардак в арабском мире дело стихийное, будто \"низы не выдержали\"...
    Без обид, желаю успехов!

  • Господи, господин Дорман. Да когда же я успел стать Русским шовинистом? Я самый обычный монархист со всеми отсюда вытекающими...)))Я даже не Черносотинец...)))Вообще наш сайт довольно уникальное явление...Я имею в виду его многонациональность, но наверное от того, что Русская диаспора на нем довольно мала я и кажусь Вам Русским шовинистом...Что же до того, что сейчас происходит в\"не воюющей России, так это следствие того, что произошло много раньше, в 17 году, и от того, что многие сейчас говорят об отсутствии у них \"изысканной памяти зла\". Народ забывший свою историю, не имеет будущего...Это аксиома.Что до Японии, то посмотрим, чем закончатся их беды(землетрясения).Кто знает, какие настроения появятся у японского народа после подобных катаклизмов.С уважением Вл. Борисов.

  • В свете последних событий в Японии, интересуюсь: Вы и Японию сейчас рассматриваете в свете известной все интервенции и претензий на Курильские острова?

  • Я как-то не надеялся на возникновение параллельной дискуссии на тему Чехии, представленной Натальей Ковалёвой, поэтому, простите, совершенно случайно зашёл на страничку и увидел ваш ответ мне.
    Что ж, тоже отвечу.
    Я не ищу обобщения в подобных вопросах, может и потому, что не обладаю столь изысканной памятью зла. Тем более - \"Золотые вагоны\" и вся остальная кутерьма, возникающая в период войн и революций, - вообще не идёт в сравнение с тем ограблением и уничтожением психологии русского человека, которое демонстрирует всему миру, или же нам, русским эмигрантам, нынешняя - НЕ воюющая Россия. При всём моём интересе к вашим произведениям, - в корне не воспринимаю сквозящего в них лейтмотива русского шовинизма. \"Вор на воре и погоняет вор\" - поговорка, достаточно применимая к политике государства любого. Но у других этот грабёж хотя бы прикрыт. Происходящее ныне в России или же Украине и далее, вообще нивелирует представление об идеологии и религиозно-миротворческой деятельности стран. Сатана там правит бал, под монотонный гул колоколов! При этом у вас зримы, простите, постоянные \"перегибы на местах\", более демонстрирующие \"местническое\", поместное, частно-узкое настроение националиста.
    Отсюда мой частный вопрос: не укради, например, чехи часть \"русского\" золота, разве русские не разворовали бы его с тем же успехом?

  • Господин Дорман. Я сужу о Чехах в свете их действий в начале прошлого века(Екатеринбург, золотые вагоны и пр.)Вл. Борисов.

  • Только не думайте, что я не продолжаю перечитывать рассказ и к нему отзывы...
    Да, если встретите Борисова, скажите ему, что Русские теле. каналы я уже просто не включаю! Ибо надёжности столько, что просто диву даёшься, как они вообще умудряются жить, а не просто там выживать на просторах нашего бывшего СССРа.
    Не буду туманно намекать, как намекал один из комментаторов, что с Чехией он знаком с 1968 года, - но знаю точно: если чешские девушки или парни обещали нам притащить ведро \"Пльзенского праздроя\", - оно появлялось в нужном - оговоренном месте и времени. Так что, хотя \"пути неисповедимы\", всё-таки, о ненадёжности чехов, на фоне постоянной надёжности и изощрённости российского лохотрона, - лучше не говорить.

  • Гость - 'Гость'

    Наташа, какая ты молодца! Читала твой замечательный рассказ о Праге, о перипетиях, выпавших на твою долю, переживала, шла рядом с тобой по улочкам Праги: по Вацлавской, по Староместской, по Йозефову, и по Карлову мосту - и... дальше, дальше.
    Этой осенью стало понятно, что я теряю работу (закрывалась фирма). Но оставалась неделя отпуска, и я решила, что надо таки поехать в Европу на эту неделю (нет, чтобы экономить деньги на жизнь :-), в которой я, кроме Прибалтики, Болгарии и греческих островов нигде и (!) не бывала. И первая мысль - Прага! Правда, я переиграла в последние минуты и из недели три полных дня отдала Праге, а ещё три (неполных) - Вене, т.к очень хотела повидать свою кузину, которая живет в Австрии. С Прагой...с Прагой я давно хотела повидаться... И все три дня шел дождь. Холодный и непрекращающийся. Я мокла, мерзла и ходила-ходила по Праге. Я без экскурсий поехала, сама, своим ходом. Очень боялась, но после того, как я по всему Израилю год назад ездила на автобусах, не зная языка, уже боялась меньше. Оказалось всё легко: карта, хороший путеводитель. Мне кажется, что я могу сама в некоторых районах Праги теперь проводить экскурсии :-) Но три дня - так мало, так мало! Три года я мечтала о Праге, потом три дня была в Праге, пора начинать мечты на следующие...три?...года. Написала цикл стихов о Праге. Пока его нигде нет в Инете. Думаю, что скоро отдам в Порт-Фолио (или в Семь искусств). Я тебе ссылку дам. Надеюсь, тебе будет интересно, хотя они (стихи из этого цикла) непросты (надо хорошо знать историю Праги, чтобы всё понять, что я там понапридумывала). Очень рада, что помощь к тебе тогда пришла вовремя. Это своего рода счастье оказаться в Праге такое длительное время, как бы дико это не звучало. Будь здорова и благополучна! И встреч тебе новых с Прагой!
    Спасибо за рассказ твой замечательный.
    С теплом,
    Надя

  • Вы меня можете понять, запоздал не совсем по своему желанию... Медлительнее стал...
    Зачитался вашим рассказом до удовольствия. Все там хорошо, смачно и оптимистично. Даже появилось желание описать и свои больничные приключения в больнице Иерусалима "Шаарей цедек"...
    И вместе с тем - Прага. Мой отец в последний раз был ранен уже после победы. Лечился в Праге. Он был очарован этим городом, и все время с любовью вспоминал Злату Прагу...
    Ну, про одного еврея, Ешу (Исуса) вы хорошо написали. А вот где же обещанная еврейская Прага. А ведь это не только кусочище истории, но и праведник, создавший Голема (робота из глины с вложенными святыми письменами) который защищал пражан от погромов, а потом восстал против своего создателя...
    Вы так красочно пишете, что я просто прошу, если у вас есть о чем сообщить, описать старую еврейскую Прагу.
    С поклоном, Иегуда

  • Вот-вот. Поедешь, и захочешь все время туда возвращаться. А если еще и на фотофестиваль...

  • Мое отношение к Праге как в старом анекдоте :
    \" Еще не был, но уже хотел\". Тем более что там ежегодно проводят международный- фото-фестиваль, так называемый \"интер-кемп\".

    А сами \"заметки\" (выходящие далеко за рамки просто\"путевых заметок\" прочел с огромным удовольствием, за что
    děkuji velmi :-)

  • Не знаю, Володя.
    Ко мне они поворачивались хорошей стороной, но ведь то была больница. Хотя и тогда люди еще помнили 68 год.

  • ...город-то Прага хорошь, но вот люди какие-то..., ненадежные, что ли...

  • Лялечка, Прага - особенный город. Хорошо, если получится там побывать

  • Эх, где наша не пропадала! Лучше всего это делать в Праге!

  • Полностью согласна с предыдущим комментарием Ирины К.
    Восхищаюсь Вашей силой духа, равного по силе красоте старинной Праги.
    Где только ни была, а в Праге побывать не пришлось. А после Ваших и Семеновых путевых заметок, очень хочется! Как только смогу ходить как человек, - отпраздную в Праге. Ну, и в Беер-Шеве надо побывать, все-таки у меня там племянник живет. Еще раз восторгаюсь мужеством беер-шевцев и всех жителей прекрасного эрец Израэль!

  • Дорогая Наташа!
    Прочитала с огромным удовольствием! Какая сила духа. Даже в такой сложной ситуации, как болезнь, восхищаться красотой и сохранить чувство юмора! Восхищаюсь!

  • Спасибо. Никогда не знаешь...

  • Гость - 'Гость'

    Прочёл с удовольствием, чудесная проза! К сожалению, пишу без русской клавиатуры… не разбежишься. Атмосфера всеобщей поддержки в связи с ракетным обстрелом трогает очень. Присодиняюсь. Роланд

  • Вот уж точно, неисповедимы пути! Спасибо!

  • Гость - 'Гость'

    А я помню Прагу 68-го года, когда советский режим залил кровью Пражскую Весну.
    Нельзя позволить Путинской России, чтобы сегодня это повторилось вновь. Это в наших силах, господа островитяне!

  • Спасибо, Танечка. Я тоже в Прагу влюбилась навсегда.
    А здоровья - не помешает.

  • Я была в Праге всего пять дней и то десять лет назад, но влюбилась в этот город навсегда!А Карловы Вары мне показались уютным гнёздышком!Поэтому мне даже немного взгрустнулось!
    Спасибо Вам за Ваш материл!
    И крепкого Вам здоровья!

  • Сашенька! Дивное предложение! Я - за! А Ирину сагитируем!
    Наташа

  • Гость - 'Гость'

    А потом, девчонки, давайте съездим в Прагу. Я там, в отличие от вас, ни разу не был. А после Наташиных путевых заметок ну очень захотелось!
    А потом втроем Отчет напишем о поездке и выставим на Сайте.
    Вы как?
    С любовью,
    ваш А.Б.

  • Дорогая Наташенька! Очень приятно, когда тебя поддерживают друзья, если что-то неладно.Ты это прекрасно знаешь. Спасибо большое тебе, как и всем, кто услышал наши взрывы.
    Не думаю, что среди израильтян есть кто-то совсем не обстрелянный и немножко не побомбленный. Жители почти всех городов испытали дрожь по телу от дикого вопля сирены - и на севере, и на юге, и в центре страны.
    Я лично к обстрелам отношусь, как,скажем, к судье Данилкину - с возмущением и справедливым гневом,но не зацикливаясь.
    Слава Б-гу, что никто не пострадал на этот раз (это уже не о судье).
    А твою Прагу я сопоставляю со своей. Очень похоже!
    На следующей неделе - в Иерусалиме. Позвоню.
    Ира

  • Наши дорогие друзья из Бер-шевы. Только сегодня узнала о вчерашнем. Вспомина. времена, когда обстреливалось Иерусалиское Гило - квартал, где я жила и живу. Это в любом смысле трагедия (и подлость), слово \"держаться\" трудно в таком контексте произносить, но все же... мы с вами.

    Всем, кто прочел эти записки - спасибо большое, и тогда я влюбилась еще и в этот трогательный чешский язык...
    Правда, спасибо... Но вот Бер-Шева...

  • Гость - 'Гость'

    Наташенька, прочитал и счастлив, что не обманулся в ожиданиях. Всё, как и всегда, на высшем уровне.
    Стал постоянным читателем журнала \"ШАРМ\". А почему, тебе понятно...
    Наш девиз: \"МЫ ИЗ ВГИКа!\".
    Ты молодчина, я горжусь тобой.
    Твой А.Б.

  • Гость - 'Гость'

    Дорогие мои островитянки-БЕЕРШЕВЛЯНКИ, простите меня ради Б-га. Второй день не могу успокоиться. В своем комменте я написал: \"Александру от Марка
    Отправил \'Гость\' дата 2011-02-23 19:10:50
    --------------------------------------------------------------------------------
    Дорогой Александр, во-первых, мне кажется, что многие сожалеют о случившемся. На сайте много авторов, живущих или выживающих в прямом смысле в огне....\".
    И спустя два часа в непосредственной близости от вас, дорогие, разорвались ракеты. Будто бы я накаркал. Может быть, Вы и не заметили моего коммента, а если заметили, то простите.
    С любовью,
    Ваш Марк Аврутин.

  • Наталья, замечательные путевые заметки!
    Прочитала с огромным удовольствием.
    Лина Городецкая

  • Милая Наталья!
    Какое удовольствие, почти что deja-vu, доставила мне Ваша путевая заметка, тянущая и на великолепный рассказ, и на замечательную новеллу или высокохудожественное эссе...
    Вы мне напомнили дни знакомства с красавицей Прагой, где мы отмечали нашу Золотую свадьбу, о чём я тоже подробно описал в своих путевых заметках, и о чём напомнила Валерия, сопоставив две фотографии Швейка в Карловых Варах. Правда Вы не удостоили его своей персоной, а я посидел с ним поставив свою, уже ненужную теперь мне палочку рядом с его костылём... И он у Вас окружен снегом, а мой млел от летней жары...
    И Золотая улочка с комнаткой Кафки висит передо мной, а чашка, купленная в ней, стоит на полке.
    И самый красивый для нас Карлов мост мы посетили вместе с Вами. И друзья Ваши с их заботами и сюрпризами достойны самой высокой похвалы и уважения. Вы, очевидно, заслужили всё это с их стороны и потому так приятно об этом читать.
    Низкий поклон Вам за Ваше мудрое перо, память и столь интересное описание.
    С уважением, Семён.

  • Дорогие наши Ирина Лейшгольд, Ирина Вайнер, Наташа Ланге, Амалия Флерик, живущие в г. Беер-Шева, желаю вам и вашим семьям в эти трудные часы мужества и оптимизма. А правительству Израиля - принять меры по защите мирных граждан свокй страны.

    Наташе Ковалёвой: Как интересен, увлекателен ваш рассказ о золотой Праге, чудные фото так красочно его дополняют! Спасибо Вам за увлекательное чтение!

  • Гость - 'Гость'

    Присоединяюсь к отзыву Саши Бизяка. Спасибо, дорогая Наталья, за Ваше оптимистическое описание!!!

  • Гость - 'Гость'

    Велик Израиль - исторически и географически! В этом я еще раз убедился - сегодня, в 7 часов утра.
    О бомбежке южной израильской столицы узнал только сейчас, зайдя на Сайт. Эхо бомбовых разрывов прокатилось по всей Европе, до самых Нидерландов и отозвалось в Хайфе на улице Ха-Нешер, где я живу. (Телевизор не смотрю, радио не слушаю).
    Преклоняюсь перед мужеством наших дорогих коллег по Сайту, а по жизни - родных для нас Арины, Ирины и Натальи.
    Нет, неправда - когда пушки говорят, то музы молчат. Музы не молчат! Это доказали Ирина, Ариша и Наталья.
    За окнами громыхали бомбы, а наши верные подруги назло хамасовцам и другой террористической нечисти творили за своими рабочими столами.
    Честь им и хвала! И пожелание остаться здоровыми и невредимыми и быть всегда в строю. Несмотря ни на какие происки хамасских отморозков!
    Израиль не сдается! Островитяне - с вами, дорогие наши беэршевлянки!
    Ждем от вас вестей. И непременно добрых.

    НАТАШЕ КОВАЛЕВОЙ: Наташенька, прости, что пишу на твоей странице, никак не отозвавшись на твою
    поездку в Прагу.
    Сейчас обязательно прочту и обязательно отвечу. Хотя заранее предвкушаю удовольствие от чтения. Плохо ты писать не можешь.

    С искренней любовью к боевым подругам из Беэр-Шевы и таким же уважением к островитянам,
    АЛЕКСАНДР Б.

  • Милая Натали,
    спасибо за рождественскую Прагу! За рассказ о перипетиях с Минздравом и в пражской больнице, хорошо, что она оказалась в центре города и ты смогла осмотреть Прагу в свободное от процедур время. Как хорошо, что друзья помогли с лекарствами и выручили в трудный период!
    Для меня Прага была первым городом, когда я оказалась впервые за границей.
    Порадовало, что многое из твоих воспоминаний совпало с моими впечатлениями– и меня удивила общность в славянских языковых корнях чешского языка, ласковость звучания некоторых слов, и я покупала книги, недоступные в то время в СССР и т.п.
    Мы с Хансом тоже ни раз бывали в Праге и полюбили Вацлавское наместье, Старе место с его оптимистичной готикой (в отличие от традиционно сурового готического стиля в Западной Европе), Градчаны и Злату улочку, и конечно, Карлов мост, удивительное доброе лицо у скульптуры короля Карла. Жаль, что оригинал замечательных скульптур на мосту заменили затем на копии под предлогом того, что они портятся на открытом воздухе, разница чувствуется. Но мы ещё застали оригиналы.
    Уезжая из Праги каждый раз покупали на память изделия из чешского стекла.
    Один упрёк к автору – жаль, что не сфотографировалась рядом со Швейком, как это сделал др.Семён в свою поездку, см. у него ту же фотку, как говорят чехи, под его рассказом,- ссылку я поставила внизу статьи.
    С наилучшими пожеланиями,
    Валери.

  • Дорогая Наташа! Извини,что наши касамы отвлекли читателей от твоей красавицы Праги и задели ее ненароком.Но твой Иерусалим тоже не очень далеко от нас, так что бомбят всех ищраильтян.Надеюсь,все будет спокойно.
    Все внимание - тебе.
    Ира

  • Дорогая Валерия, большое спасибо за ваше беспокойство о нас. Да, в неприятной ситуации мы вдруг оказались... Кроме Наташи Ланге, Ирина забыла ещё об Амалии Флерик. Вот такой сюрприз преподнёс нам Хамастан на праздник Красной Армии - 23 февраля. А если серьёзно, ситуация не из приятных, тем более, что разорвались ракеты недалеко от дома Ирины Лейшгольд. Будем надеяться на благополучный исход, но от судьбы не уйдёшь...
    С любовью - Ариша.

  • Дорогая Наталья, тяжело читать о болезни, но вы сумели, а вернее, вам помгли преодолеть её и продолжать жить полноценной жизнью. Поражает наличие бесценных друзей, которые бескорыстно помогали вам выжить. Как это прекрасно, как трогательно читать об этом бесценном даре. Спасибо вам за прогулки по Праге и за интересные фотографии.
    С любовью - Ариша.

  • Мы с Аришей Вайнер пока целы и невредимы. Был жуткий грохот, но я разговаривала по телефону и не поняла, в чем дело. Хорошо,что сын позвонил из Иерусалима и рассказал,что Беэр-Шеву бомбили. Сирену я не слышала. Ракета попала в жилой дом, вызвала пожар.
    Спасибо, Валерия, за сочувствие.Ничего,мы привычные - день простоять,да ночь продержаться.
    Вот не знаю, как Наталья Ланге.Она тоже под бомбами живет,здесь же.
    Очень желаю вам быть с нами ТОЛЬкО МЫСЛЕННО.
    2 - Ирина - 2

  • Милая Наталья, как хороши Ваши рассказы и фотографии. И стихи. Спасибо.
    Желаю Вам мирных дней и чистого неба.
    Виктория

  • Последняя новость:
    г.Беер-Шева в Израиле опять бомбили. Упало 2 бомбы, одна -
    возле дома Ирины Лейшгольд, у неё дрожали стёкла. Это было в 21.30, когда Ирина ставила на сайт рассказ Наташи Ковалёвой о Праге.
    А в это время второй наш автор – Ирина Вайнер сидела у компьютера в "безопасном углу" и готовила на сайт новую сказку. Вдруг раздалась жуткая тревога. Она думала -учебная, но раздались два взрыва. Ира живёт в той части города, которую легче всего обстреливать, недалеко от университета.
    Вот в таких тяжелых условиях живут и работают наши замечательные авторы.
    Пожелаем им удачи, спокойствия и мужества.
    Держитесь, подруги, мысленно мы с вами!
    Валерия.

  • Настоящее удовольствие - читать и видеть Прагу Натальи Ковалевой. Сначала видишь город ее глазами,а потом начинает казаться,что ты вместе с Натальей на великолепном Карловом мосту, на старинной Ратушной площади со знаменитыми часами, в пивной вместе с Гашеком и его героем и вкусным чешским пивом..
    Очень приятен стиль Наташи, он звораживает, и рассказ ведет за собой,и ты идешь послушно, куда хочет автор.
    Наташина Прага - красивая,уютная, гостеприимная, с друзьми и книжками, с красивым, милым славянским языком. Это исполение мечты, пусть даже этому помогла болезнь,но и в больничных условиях автор не хандрит,а живет полной жизнью, подсмеиваясь над собой.
    Так просто написано - и так хорошо!
    Действительно,рассказ -рождественская история с хорошим рождественским концом.
    Спасибо за возможность побывать в прекрасной Праге.
    И.Лейшгольд

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Борисов Владимир   Тубольцев Юрий   Хазанов Ефим  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,256
  • Гостей: 516