Бизяк Александр

                       
                        


Господа !
 
Пользуясь возможностью поздравить милых дам нашего КЛУБА с Международным женским ДНЁМ 8 МАРТА, редколлегия преподносит
юмористические зарисовки о "Поездке по Европе"  и  желает всем вам творческих успехов, вдохновения, весеннего настроения и счастья !



                        Мой  БЕНИФРАНГЕР

Уважаемые читатели!

Представляю вашему вниманию творческий Отчет о двухнедельной загранкомандировке  в Нидерланды в октябре 2010-го.

Сказочный вояж устроили мне
Общество Art&Vivo
и литературный Клуб "Остров Андерс"(Andersval), отметив мое участие в работе Сайта и Grand PRIX, полученный от спонсора (Art&Vivo) на Конкурсе за лучший юмористический рассказ.

Вместе со мной в поездке была моя коллега, поэтесса из Израиля Ирина Лейшгольд, также приглашенная в Голландию - по итогам Конкурса и за активную работу в качестве литературного редактора  на Сайте.
  *  *  *

Жизнь моя, иль ты приснилась мне?
              Сергей Есенин

Наконец я дома, в Хайфе.

     Это было явью или сном? Просыпаюсь утром и не могу понять, где я:
     в Бельгии, Нидерландах, Франции, Германии?

Одним словом, в БЕНИФРАНГЕРЕ...

Мансарда

Я медленно спускаюсь по трапу самолета и, не веря самому себе, ступаю на бетонку амстердамского аэропорта Схипхол.

Здравствуй, незнакомая Голландия!

Меня с Ириной Лейшгольд встречает Ольга, переводчица от
Art & Vivo, которая поездом нас доставит в Хелдроп.Мы мчимся по Голландии. За окнами - живой, в реалии (!) вангоговский пейзаж. Я липну к оконному стеклу. Дробный перестук колес синхронно сливается с перестуком сердца. Тук-тук-тук... тук-тук-тук... тук-тук-тук...

Хелдроп. Мы выходим из вагона. Такси, и через несколько минут мы въезжаем в тихий, глянцевооткрыточный, милый городок.

00dommstrpicture-2010.07.17_172

  Доммелстрат, дом №27.

Выходим из машины. Навстречу нам - две очаровательные женщины: Полина и Валерия.
Жаркие объятия, приветствия ...


- Здравствуйте! Шалом! Бокер тов! (Доброе утро - иврит)


- Хуе морген! (Доброе утро), - отвечают на голландском Полина и Валерия.


Простым и нежным взором (как поется в популярной песне) я разглядываю милых дам. Так вот какие вы, наши дорогие "кормчие", ставшие для нас родными за пять лет виртуального общения на Сайте!


Стройная тростинка, стремительно подвижная Полина (ну, просто Одри Хепбёрн из американской киноленты "Война и мир" по Л.Толстому) и Валерия, блоковско-загадочная дама с пышной прической густого медного отлива. (И веют древними поверьями /Ее упругие шелка, /И шляпа с траурными перьями, /И в кольцах узкая рука)...


Такой увидел я Валерию... Дополнив мысленно ее портрет широкополой шляпой с вуалью.


Мы входим в дом. Нас приветливо встречают Ханс, супруг Валерии, бросается навстречу огромная, размером с годовалого телка, добрейшая собака Милда и вальяжно походит кот-красавец ЧерномОрдин.

00miltpicture-2010.07.17_095


Затаив дыхание, изучаю интерьер гостиной.


Помню, как в конце восьмидесятых мне довелось с группой журналистов, пройдя несчетное количество проверок, попасть в строго засекреченный Центр Управления Полетами (ЦУП) одной из подмосковных воинских частей.


Но теперь - какой там к чёрту подмосковный N-ский ЦУП, когда я нахожусь в голландском Хелдропе - в Альма-матер Клуба "Остров Андерс"?! (лат. alma mater, букв. «кормящая, благодетельная мать»).


...Подхожу к просторному столу, трепетно прикасаюсь к клавишам лэптопа ГКЦ (Главного Координирующего Центра). На мониторе - знакомая до боли «Литературная страница» нашего литклуба.

      
00kotikomppict-2010.07.17_342
               

Стол завален книгами, органайзерами с логотипом "ART & VIVО", блокнотами, записными книжками, черновиками подготовленных к отправке писем, которые вот-вот сойдут с главного "конвейера" и уйдут в Санкт-Петербург, Москву, Беэр-Шеву, Хайфу, Киев, Франкфурт, Минск, Крыжополь, Малые Параши, в Австралию, Америку, Францию, Канаду, на Чукотку, в Каракалпакию и Углич...


Во всём - следы повседневной (и повсеночной!) титанической работы, выполняемой этой хрупкой милой женщиной Валерией.



...Садимся за журнальный столик- Валерия, Полина, Ханс, Ирина и я - пьем за встречу знаменитое французское шампанское Laurent Perier и за обе щеки уплетаем вкуснейшие голландские пирожные. И говорим, говорим, говорим наперебой...


И только Ханс молчит (он не владеет русским) и внимательно нас слушает. Говорим о нашем Сайте, о Ван Гоге, о Рембранте, о Голландии и вновь, в который раз, о Сайте. (О нашем Сайте мы можем говорить бесконечно!).


         
00valihanimg_1446
Незаметно опустились сумерки. Полина объявила, что на вечер для торжественного ужина заказан испанский ресторан. Мы, естественно, охотно согласились.


Назрел вопрос, где мы с Ириной будем ночевать.
Тут вспыхнул спор между Полиной и Валерией.


Полина:


- Я заказала для гостей пятизвездочный отель.


- Никаких отелей! - воскликнула Валерия. - Со слов Коровкиной, когда она с Борисом Аароном была у нас с визитом, я знаю, что Александр всегда мечтал пожить в мансарде. Александр, это так?


- Yes, of course! - горячо ответил я почему-то по-английски. - Я действительно хотел бы ночевать в мансарде.


- Прекрасно! Ночлег в мансарде вам готов. Причем, чтобы мы с Хансом не мешали вам, вас разместили в соседнем доме, в котором точно такая же квартира с мансардой наверху, как и у нас. Там жильё сейчас пустует. Временно снимает комнату студент, голландец Марко. Приходит только ночевать и то лишь заполночь. Студент, он и в Голландии студент... Парень смирный, не беспокойтесь, он вас не потревожит. Александр, ваши комнаты с Ириной будут рядом.


Ирина вздрогнула и с испугом посмотрела на меня. Я смущенно опустил глаза.


Валерия перехватила наши взгляды и добавила:


- Не волнуйтесь, Ирочка! Между вами будет спальня Марко.



...На мансарду вела крутая винтовая лестница. Мы, обвешанные сумками, точно ёлки новогодними гирляндами, поднимались в альпинистской связке. Связка выглядела так: первой шла Валерия, вслед за ней - Ирина, а за ними - я. У меня ломила поясница (чертов остеохондроз!), с непривычки кружилась голова и слегка подташнивало.


- Александр! - крикнула Валерия. - Не смотрите вниз. При восхождении смотрите только вверх.


Но смотреть вверх мне не позволила врожденная интеллигентность. Надо мной была Ирина - в короткой юбке, да и на Валерии был легкий халатик.


Правой рукой я цеплялся за веревочные корабельные перила, в левой я тащил две дорожные увесистые сумки и портфель. Не смея поднять глаза, я продолжал восхождение к мансарде.


Последние пять крутых ступенек, и мы у цели.




В тесной, но уютной комнатке Ирины разместилась раскладушка, застеленная клетчатым шотландским пледом. Тут же стиральная машина.ARISTON, пылесос ROWENTA и сушильная машина для белья с боковой загрузкой, в жерло которой Ирина, не вставая с раскладушки, могла просунуть голову для сушки после мытья (что впоследствии она и делала).


- Ночью зайду к тебе сорочку простирнуть. Не возражаешь?


Ирина как-то непонятно посмотрела на меня, то ли с недоверием, то ли с робким одобрением.


- Шучу, - поспешил я успокоить компаньонку.


- В каждой шутке есть только доля шутки... - загадочно произнесла Ирина.


Ох, уж эти женщины. Иди, пойми их...




Отведенный для меня ночлег отличался строгим аскетизмом: дубовый стол с какими-то картонными коробками, стопы книг на голландском языке, компьютер. В полушаге от стола - расстеленный на полу матрас под белоснежной простыней и летним одеялом. На подушке - два аккуратно сложенных махровых полотенца, кусочек мыла в розовой обёртке, нежная мочалочка из поролона и, в качестве презента, мягкая игрушка - смешной рыжий львёнок.


По правую сторону матраса - стеллажи до потолка, туго забитые рядами книг на голландском.


Изголовье упирается в компьютерный процессор со множеством шнуров и проводов.


- Александр, ничего, что я вам постелила на полу? - спросила у меня Валерия. - Коровкина, когда была у нас, сказала, что у себя в Израиле вы спите только на полу.


- Да, это так, - признался я. - Любовь к ночёвкам на полу у меня осталась со студенческих времён: два месяца в году мы проводили в кишлаке на сборе хлопка.


- Да-да. Я помню ваш рассказ "62 дня в родильном доме".


- 64 дня, - поправил я Валерию.- Я и в Москве тридцать лет спал на полу, а теперь и в Хайфе. К тому же врачи рекомендуют спать исключительно на жестком. У меня острый поясничный остеохондроз...


- Вот и прекрасно! - воскликнула Валерия. - Вам будет комфортно, а, главное, полезно. Вот увидите. А ну, прилягте.


- Только, если можно, отвернитесь, - попросил я женщин.


Валерия, видимо, решила, что я буду раздеваться, укладываясь спать.


- Александр, не забудьте: нас ожидает ужин в испанском ресторане.


-Ну что вы, - успокоил я Валерию. - Как же я могу забыть о ресторане?


- Вы только лишь примерьтесь, не коротко ли вам... И не снимайте брюки, ложитесь в них.


- Я так и сделаю. И все же отвернитесь.


Я не хотел, чтобы они увидели мои манипуляции. Зачем пугать их?


Вдавив в себя живот, я с трудом стал пролезать между матрасом и столом и, держась за поясницу, не нарушая вертикальности, стал медленно оседать на пол. Опустившись, извиняюсь, на карачки и осторожно оторвав от пола руки, боком завалился на матрас. Замер. Прислушался к позвоночным корешкам. Диски, слава тебе, Господи, не хрустнули и остались на своих местах. Прижав колени к животу, я принял позу эмбриона, чтобы с матраса не свисали ноги (иначе бы они уперлись в дверь).


- Можно повернуться, - разрешил я женщинам.


Валерия счастливо улыбнулась:


- А я что говорила? Матрас вам в самый раз. Вы довольны, Александр?


- Это то, о чем я и мечтать не мог! Голландия... Мансарда... Ночевка на полу... Сказка!


Ирина деликатно промолчала



...После торжественного ужина в испанском ресторане, достаточно приняв на грудь знаменитого вина Рибера дель Дуэро, отведав миндальный суп, андалузское гаспачо и паэлью (курица в чесночно-помидорном соусе, с моллюсками, свининой, приправленной горохом, рисом и лимоном), а на десерт - вкуснейшей чуррос с густым горячим шоколадом и туррон, я не мог уснуть, когда наконец добрался до мансарды.


К болям в пояснице прибавилась изжога, от переедания пучило живот, хотелось пить.


Но я представил, как буду в полутьме спускаться по крутым ступенькам вниз, где на первом этаже располагались холодильник с напитками и туалет...


Можно было бы воспользоваться биотуалетом в соседней ванной. Но как потом на глазах у Ирины я буду выносить горшок?..


Эх, оказаться бы сейчас в узбекском кишлаке под Наманганом, в Карасконе, куда я ездил год назад к друзьям, и где глиняный сортир располагался по соседству с домом, в котором я ночевал! Но Хелдруп слишком далеко от Намангана...


И я стоически решил мучиться на своем матрасе.


Голова моя запуталась в шнурах и проводах (подушка была прислонена к процессору). Я был сейчас похож на древнегреческого Лаокоона, опутанного змеями.


Ноги упирались дверь.


Вдруг, где-то во втором часу ночи, я услышал поворот ключа в соседней комнате. Это, как и обещала нам Валерия, вернулся Марко.


Из своей опочивальни мгновенно откликнулась Ирина:


- Marko, is it you? Thanks that you come. Now I am in safety and can fall asleep. (Марко, это вы? Спасибо, что пришли. Теперь я в безопасности и смогу уснуть - англ.).


Ах, какие же мы нравственные и недоступные! - Подумал я со злостью.




Утром, как только начало светать, я, вконец измученный бессонной ночью, все-таки решился спуститься к таулету. Но подняться с пола по-людски, как это может сделать здоровый человек, грозило мне серьезной поясничной травмой. И тогда прощай моя голландская командировка.


Я позвал Ирину.


- Помоги, пожалуйста, мне встать.


Ирина тут же, как была в ночной рубашке, прибежала и без раздумий протянула руку помощи (вот что значит - настоящая подруга!). С божьей помощью и с помощью Ирины, я поднялся на ноги.


- Помочь тебе умыться и спуститься вниз?


- Спасибо, дорогая. Всё в порядке.




Пройдя извилистой тропинкой через сад, мы позвонили в дверь Валерии.


Она уже ждала нас.


- Хуе морген!


- Хуе морген!- ответила Валерия. - Как прошла ваша первая ночь в Голландии?


- Сказочная ночь! - ответил я.


- Божественная ночь! - поддержала меня Ира.- Я так спала, что даже не услышала, когда вернулся Марко.


Мы с Ириной обменялись выразительными взглядами.


Валерия накрыла стол в саду.


Голубое небо, солнце, щебет птиц. В вазочке на столе свежие цветы.


Валерия подает омлет со шпинатом, приправленный какой-то неизвестной мне травой. (Отпробовал впервые. Очень вкусно. Теперь буду просить жену, чтобы всегда готовила на завтрак).


Кофе, чай, пирожные...


Ах, как же хорошо в Голландии...


Из соседнего двора донеслась мелодия штраусовского вальса.


И тут я неожиданно срываюсь с места и подхожу к Валерии, галантно протягиваю руку:


- Разрешите?


Валерия с испугом смотрит на меня. Признаться, я и сам напуган своим легкомысленным поступком.


Валерия смущенно смотрит на Ирину. У той в руке зависла чашка с кофе.


Мы начинаем медленно вальсировать. На моем плече доверчиво лежит легкая, красивая рука Валерии.


- Александр, - шепчет мне Валерия, - мне нужно столько вам сказать...


Я замер.


- Александр, у нас с Полиной составлена насыщенная, серьезная программа. Поездки на книжную ярмарку во Франкфурте, посещение Брюсселя, где со стихами выступит Ирина на фестивале, посвященном "Эмигрантской лире", в Париже нас ждет президент французской ассоциации литературных переводчиков, в Дюссельдорфе - деловая встреча на предмет распространения наших книг в Германии... Но, главное, мы должны подробно обсудить планы реформирования Сайта, ротации наших модераторов, поговорим о привлечении на Остров новых авторов...


- Естественно, - отвечаю я.- Ради этого мы и приехали в Голландию. Предлагаю до предела сократить экскурсионную программу, а, может быть, и вовсе отказаться от нее.


- Ну, это, конечно, слишком. Да и потом, наши планы мы можем обсуждать и на экскурсиях. Вы со мной согласны?


- Естественно, оф коус!




Первую серьезную беседу мы, не откладывая в долгий ящик, провели в тот же день, когда отправились на пешую прогулку по вангоговским местам.


Извилистая сельская дорога вела нас в Нюэнен, тихий городок в четырех километрах от Хелдропа. Когда-то с мольбертом и кистями здесь любил бродить Ван Гог. Знаменитые "Едоки картофеля", "Крестьянка", "Дорога в Брабанте", 240 пейзажных зарисовок - все это создавалось здесь.


Перелески, сочные зеленые луга, тихие каналы с задумчивой водой, узкие дощатые мостки, запруды, мирно пасущиеся овцы, стреноженные лошади... Здесь всё осталось так, как было при Ван Гоге.


Ирина, Валерия и я наслаждаемся пейзажами, впереди бежит собака Милда...


Вдруг Валерия остановилась.


- Друзья, вам ничего не напоминают эти две пасущиеся лошади?


Я внимательно смотрю на лошадей.


- Ну, как же! - восклицаю я. - Этих лошадей я видел на фотоснимке Бориса Аарона!

   
12.jpg
- Верно, - улыбается Валерия. - Это они, те самые белые лошадки. А этот луг?.. А этот покосившийся от времени амбар, почерневший от дождей?.. А этот старый шлюз, перегородивший речку Доммел? А эта рощица?...


- Да-да-да! - шепчу я завороженно. - Ну, как же! Всё это запечатлел объектив Бориса Аарона.


- Совершенно верно, эти снимки мы ставили на нашем Сайте.


Я невольно сравнил пейзажные полотна художника Ван Гога с фотоработами Бориса Аарона. Не побоюсь признаться в своей крамольной мысли, этюды Аарона мне показались куда как пронзительней и настроенчески богаче, нежели картины великого художника.


- Эту поляну мы с Хансом теперь так и называем: "Поляна Бориса Аарона"...


Вспомнив о Борисе Аароне, мы естественно и плавно перешли на тему, связанную с нашим Сайтом. И, забыв о Ван Гоге и о нашем фотомастере, о лугах и перелесках, каналах и запрудах, целиком ушли в проблематику Литклуба "Остров Андерс".


Спорили до хрипоты, отстаивая свои позиции и мнения.


Милда, бедная собака, испуганно шарахалась от нас в кусты, прочь от наших криков...




На следующее утро мы должны были ехать в Амстердам. Валерия предупредила: подъем не позднее девяти. Забирайте чемоданы, в Амстердаме мы пробудем двое суток. Отель заказан.


Проснулись ровно в девять. Марко уже не было, куда-то уехал по делам. Ко мне в комнату постучалась Ира, увидела, что я еще валяюсь на матрасе. Накричала, чтобы я немедленно вставал. В руках она держала чемодан.


- Я уже иду к Валерии. Живо собирайся и спускайся вниз. А я пошла.


"Живо собирайся"... Для начала нужно было встать с матраса. Я только-только приподнялся, опершись на локти и колени, как услышал снизу крики на голландском и на русском.


Позже выяснилось (надо было так случиться!), что в это утро вдруг неожиданно нагрянули хозяева квартиры. Открывают дверь своим ключом, а им навстречу - женщина с тяжелым чемоданом, пытающаяся выскользнуть из дома.


Кто такая? Взломщица? Подружка Марко? Хозяева преградили Ире путь. Хозяин дома схватился за мобильный телефон и стал звонить в полицию.


На крики прибежала Валерия. Объяснила, что с Марко всё оговорено, но он забыл предупредить хозяев, а сам куда-то отлучился. Что эта женщина - филолог из Израиля. Что чемодан - её. Что она должна уехать в Амстердам. Что произошло глупое недоразумение.


Хозяева только-только успокоились, как Валерия громко позвала меня:


- Александр, вы спускаетесь?


Хорошо сказать "спускаетесь"! Я еще даже не разогнулся и продолжал стоять на четвереньках, не решаясь резко встать.


Хозяева стали быстро подниматься в мансарду. Валерия - за ними.


От ужаса хозяин застыл в дверях:


- А это что такое?!


Именно, не "КТО такой", а "ЧТО такое".


- А это Александр... - дрожащим голосом ответила Валерия.


- Что он здесь делает?! Он кто?


- Он большой писатель, тоже из Израиля...




...Так закончились наши первые два дня в Голландии, в Хелдропе. Впереди у нас был Амстердам.


* * *

          Мой Амстердам

За день до вылета в Голландию ко мне зашли соседи Люба и Ефим, чтобы попрощаться, и настоятельно меня просили разыскать в Амстердаме Зиночку, их единственную дочь.  Восемь месяцев назад Зиночка неожиданно сорвалась в Голландию, найдя по Интернету работу бебиситером в Амстердаме. Родители категорически ее не отпускали.

- Что ты нашла в этом развращенном, аморальном Амстердаме? - стенала Люба, заламывая руки. - Мне  уже достаточно порассказали побывавшие там люди. Чем тебе не угодила Хайфа?

- Мама, успокойся, - как могла, сопротивлялась дочь.- Я ничего не имею против Хайфы. Но пойми, что Амстердам - это город Эразма  Роттердамского, Иоанна Секунда, Ван Гога и Рембрандта…

- Про Эразма не скажу, потому как не читал его, руки не дошли. Про Секунда и вовсе не слыхал. Но твой Ван Гог, прости меня… - ворчал отец. - Этот сумасшедший, который отрезал себе ухо… А Рембрандт, у которого в постели вечно голая Даная с выпирающим неприкрытым животом?… Тоже мне, нашла себе кумиров! Постеснялась бы родителей!

- Ах, папа, что ты понимаешь в живописи?! -   кричала дочь. 

Одним словом, дочь таки слиняла в этот чертов Амстердам. Потому как надо было знать характер Зиночки  Если уж она сбежала из-под хупы со свадьбы с Меером,  хорошим смирным парнем, механиком по холодильным установкам!.. Как потом она призналась матери - не хотела подвергать позору жениха, так как потеряла девственность еще в девятом классе.

Ох, Зина, Зина, бедовая деваха. Своенравная, стройная брюнетка с косой до ягодиц. Не будь я пожилым брюзгой-пенсионером, сам бы с ней умчался в Амстердам…

Но это к слову. Размечтался, раскатал губу…

Родители сообщили мне номер пелефона дочери, просили позвонить ей и передать живой привет от мамы с папой.

Люба   вручила мне баночку любимого Зиночкой клубничного варенья и коробочку зефира в шоколаде, изделие московской фабрики "Ударница".

- Московского  зефира в Амстердаме нет, а в Хайфе в "русских" магазинах его иногда "выбрасывают", - объяснила Люба.

Я обещал исполнить просьбу заботливых родителей: созвониться в Амстердаме с Зиночкой и обязательно с ней встретиться.

 

Теперь  непосредственно  об  Амстердаме.

Готовясь к путешествию, я проштудировал десятки туристических проспектов и путеводителей. Терялся в разнообразии объектов: каналы, шлюзы и мосты, жилые лодки на каналах, музеи, картинные галереи, архитектура Португальской синагоги, исторические памятники,  цветочные базары, башня Плача, кошачья баржа, мельницы, библиотеки…

Я терзал своих многочисленных знакомых и друзей, бывавших в Амстердаме: что выбрать, на чем остановиться?

Альтист знаменитого тель-авивского оркестра Абрам Р. (для меня он просто Бума), и объездивший с гастролями весь мир, не дослушав до конца мои вопросы, оборвал меня:

- Улицы Красных фонарей.

Напросился в гости к моему старинному товарищу Мише З., который три года назад с супругой был в туристической поездке в Амстердам.

- Счастливчик, -  воскликнул Миша. - Только Розовый квартал!

- И обязательно найди, уже на помню улицу, пятиэтажный публичный дом со старинными  фресками на стенах. Говорят - он самый большой в Западной Европе.  Спроси любого мужика, тебе подскажут, - добавила жена приятеля .

Доктор биологии Владимир В, оторвав себя от микроскопа, был особенно категоричен:

- Красный квартал, и только Красный квартал!

Последней развеяла мои сомненья дочь Наташа, тоже недавно побывавшая в Голландии. Уведя меня на кухню, чтобы нас не слышала Людмила (ее мать и, соответственно, моя супруга), она сказала:

- Папа, какие могут сомнения? Конечно, Красный квартал. Не пожалеешь… И обязательно посети  Секс-шоу. Правда, билет туда вдвое дороже, чем в музей Ван Гога, но ты не пожалеешь: при входе тебе дадут бокал вина, и сиди с ним хоть до самого утра.

- С одним единственным бокалом - до утра?! Ну, знаешь...

- Заказажи, сколько ты осилишь. Но за дополнительную плату.

И только одна моя знакомая Фаина М. с восторгом назвала   амстердамский КОНЦЕРТГЕБАУ, красивейший дворец - подлинный храм музыки, фронтон которого украшает золотая лира и барельеф древнегреческого певца Орфея, держащего в руках кифару.

Итак, мы в Амстердаме.

Первым делом звоню по сотовому Зиночке. Долго никто не отвечает. И только после девятого или десятого гудка слышу голос моей израильской знакомой. Голос запыхавшийся,  нервный и усталый.

- Зина, это дядя Саша с улицы Ха-Нешер. Здравствуй!

- Дядя Саша?... Вы звоните мне из Хайфы? Что случилось?!

- Не волнуйся, дорогая. Я звоню из Амстердама, по поручению твоих родителей.

- Что с ними?! Не пугайте. Кто-то умер? Мама?.. Папа?..

- Всё в порядке, они живы. Родители просили встретиться с тобой и передать живой привет, баночку твоего любимого клубничного варенья и коробочку московского зефира в шоколаде.  Назови свой адрес, я тебя найду.

В трубке долгая заминка, прерывистость дыхания.

- Дядя Саша, миленький, у меня сегодня очень трудный день. Пашу до четырех утра. Отлучиться не могу, работа.  Давайте созвонимся завтра…

- Ты сейчас сидишь с ребенком?

- Да, с ребенком… Поговорим потом…

В трубке частые гудки.

Несчастная девчонка, подумал я. И зачем она подалась в Амстердам? Могла работать бебиситером и в Хайфе…

  Нас с Ириной подключили  к группе с русскоговорящим гидом.

Первым делом  мы должны были отправиться на водную экскурсию по каналам Амстердама.  Затем музей Ван Гога, потом мемориальная квартира Анны Франк и, наконец,  Анатомический театр в Bare (Waag), в котором Рембрандт писал картину "Урок анатомии доктора Тульпа".

-  Даёшь Красный квартал! - возроптал народ. -  На кой нам ваш Ван Гог и Ребрандт! Мы деньги не за них платили.

- Терпенье, господа! - ответил гид. - Красный квартал мы посетим в вечерние часы.

- А зачем ждать вечера? - не сдавались экскурсанты. - Он функционирует в режиме круглосуточного графика.

А что, подумал я, круглосуточный режим работы Красных фонарей, очень даже рационально. Допустим, накануне ты вдребадан поссорился с женой, и, естественно, что  ночью ее не получил.  Утром на работу едешь злой, точно пёс некормленый.  На часах - шесть или семь тридцать (народ в Голландии трудиться начинает рано). По пути завернул в Розовый квартал, сбил охотку, и - на службу в офис,  довольный жизнью  джентльмен  ("минихерр" - по-голландски).  Работа ладится, и всё о кей.

   Посетив анатомический театр, прокатившись на речных трамвайчиках, побывав на кошачьей барже, покормив котов и кошек, сами плотно отобедав в ресторанчике, наконец, дождались вечера  и двинули на улицы Красных фонарей.
Здравствуй, порочный, легендарный Красный квартал!

 

На тесных улочках толчея такая, как в час "пик" в московском метрополитене. Все жадно льнут к ярко освещенным окнам в красных сполохах неона, за которыми вершится сексуально-эротическая жизнь.

Кого только не увидишь в этих грешных окнах. Жрицы любви готовы на любые ухищрения, чтобы привлечь клиентов. Труженицы секса демонстрируют себя  в образах селянок и гетер, одалисок и вакханок, пышными матронами, миниатюрными  гейшами в кимоно, юными распутницами, одетыми в чем мама родила, застенчивыми  азиатскими дехканками в парандже на голом теле. В одном из окон мы увидели обнаженную по пояс мускулистую   колхозницу с серпом в руке (не уверен, найдется ли смельчак, решившийся  на сексуальную игру с серпом?), русскую красавицу в цветастом сарафане и кокошнике, пикассовскую   девочку на шаре перед неподвижно сидящим на кубическом основании атлетом…

Затаив дыхание, перехожу от одного окна к другому. И вдруг меня как будто полоснуло серпом колхозницы по паху. В одном из окон я увидел… Зину. С бокалом красного вина  и красной лентой, перехватившей ее белокурую головку (а ведь в Хайфе она была брюнеткой!). Я припал к окну и робко постучал в стекло.

Узнав меня, Зинаида вздрогнула и побледнела.

-Я могу войти?

- Come in … - голос у нее дрожал, в руке нервно заплясал бокал с вином.

Я подошел к экскурсоводу:

-Разрешите, я отлучусь на несколько минут…

Гид нехорошо  осклабился:

- Надо же, а с виду - пожилой, респектабельный мужчина…  Вот, никогда бы не подумал, что и вы туда же…

Смутившись, я пробормотал:

- Это совсем не то, на что вы намекаете… Я должен передать девушке варенье и зефир. Не более того.

- Ну-ну… - Гид одобрительно потрепал мое плечо. - Я как мужчина вас прекрасно понимаю. А почему бы нет? Не вы один такой. Гормоны, уважаемый, гормоны… Ничего предрассудительного в вашем поведении не вижу. Быть в Красном квартале и не воспользоваться предоставленной возможностью, согласитесь, это глупо. Конечно, попытайтесь. Уверен,  у вас всё получится.

Экскурсовод глянул на часы.

- Только учтите: у вас не больше двадцати минут. Мы должны еще успеть к вечерней службе в храм ……

- Я постараюсь…

- Да уж, постарайтесь, -  улыбнулся гид. - Ни пуха, ни пера вам.

- Спасибо …

  Зинин будуар (или салон, не знаю, как назвать его) смахивал на медицинский кабинет, в котором Зинаида до отъезда в Амстердам трудилась в Хайфе секретаршей у семейного врача.

Кушетка, застеленная желтенькой клеенкой, выдаваемой за коврик, на столике - журнал, в который Зинаида  когда-то вносила пациентов семейного врача, а теперь  - своих клиентов.  Над кушеткой - бра в форме изящно выполненного фаллоса со светящейся головкой.  На стенах, вместо плакатов, пропагандирующих здоровый образ жизни, (как это было в Хайфе) - 98 цветных фотопанно сексуальных поз из Камасутры, копии  картин эротической тематики голландских и французских мастеров…

Мы присели на кушетку. Зина достала из-под  ажурного, почти прозрачного бюстгалтера носовой платочек и  стала нервно его комкать.

- Дядя Саша, дорогой…  Простите  вы меня…  - Зинаида  разрыдалась и уткнулась мне в плечо.

Я покосился на окно. Увидел в нем экскурсовода, прилипшего к стеклу. За его спиной толпилась наша группа.

Гид подавал мне ободряющие знаки. Молоток, мол, так держать! Такие же выразительные знаки, сопровождаемые недвусмысленными жестами - ЧТО и КАК я должен делать -  посылали наши  экскурсанты.

Зина плотно зашторила окно, прикрепив к стеклу табличку на голландском и английском языках: " ПРОШУ НЕ БЕСПОКОИТЬ".

Я был настолько ошарашен этой встречей, что попросил у Зины налить и мне бокал вина. Иначе я не мог придти в себя.

Зинаида налила мне, я жадно выпил. Попросил еще. И снова выпил.

- Бордо? - спросил я.

- Каберне Совиньон.  

- Отличное вино. Обязательно возьму в Израиль.

  Разговор не клеился.

Я выставил на стол баночку  клубничного варенья и коробочку московского зефира в шоколаде.

Зина печально улыбнулась:

- Мои любимые… Спасибо, дядя Саша…

- Родителей благодари…

Зинаида снова разрыдалась.

- Ну что ты, девочка… -  Я прижал ее к груди.

- Ой, как бьется ваше сердце…- Зинаида вновь полезла в лифчик за носовым платочком. .

- Не надо плакать. Вот увидишь, всё устроится, - успокаивал я Зину. - Через ЭТО многие  должны пройти. Ничего тут не поделаешь. Таковы суровые законы жизни.

- Вы так считаете? - Зина заметно успокоилась. Придвинула ко мне зефирную коробку. - Угощайтесь, дядя Саша. Этот зефир как раз подходит к Каберне.

Я вскрыл коробку, надкусил зефирину.

- А что, и вправду хороша закуска. А ну, плесни еще…

Зинаида налила мне, но свой бокал отставила.

- А себе?

- Мне нельзя, я на работе. Ну, если  еще маленький глоток…

Я поднял бокал:

- За встречу, дорогая!

Осушив до дна бокал, я спросил у Зиночки:

- Извини меня, но если не секрет,  сколько ты получаешь за свою работу?

- По-разному. Смотря, какие попадаются клиенты. За вход - не меньше пятидесяти евро. А дальше - всё зависит от дополнительных услуг, какие пожелает получить клиент.

- Поясни, не понял.

- Каждая услуга имеет свой тариф.

Зинаида взяла миниатюрную указочку, тоже в форме фаллоса, и стала водить ею по позам Камасутры на стене:

- За эту позу - восемь евро, а за эту - семь… А вот за эту я беру шестнадцать евро…

- Устаешь, небось?

- Ой, дядя Саша…  За смену, а бывает, и за две так ухайдакаюсь, что для собственной интимной жизни сил не остается…

- Да, тебе не позавидуешь.

- А вообще-то жаловаться грех, - решительно сказала Зина. -  Работу я свою люблю. Скажите, что я в Хайфе видела? А здесь я мир узнала, друзей приобрела - из самых разных стран. Есть даже профессор из Манчестера. Каждый вторник  приезжают из Гааги братья Жан и Жак. Торговцы рыбой. После них дух такой стоит, как в рыбной лавке. Я извела весь свой дезодорант.  Веселые, смешные. Оба коротышки, с животами. Ну, прямо, как два  Карлсона. Похожи друг на друга, как две капли воды. Не различишь.

- Прости мою нескромность, - осмелился спросить я Зину, - но всё-таки ты как-то различаешь их? 

Девушка зарделась:

- Ну, дядя Саша… Так вам всё  и расскажи… Я их различаю только по усам. У Жана усики шнурком, а у Жака пышные, как у Буденного…

- Правильно ты сделала, что выбрала Голландию, - заметил я глубокомысленно. - Школа Амстердама для тебя, считай, что Кембридж для Капицы.

    - Не знаю  никакой вашей Капицы… А что, и в Кембридже есть Розовый квартал?

Рассказывать о Капице, о Кембридже не входило в мои  планы. Тем более, сейчас.  Каберне вскружило голову,  я почувствовал, что солидно запьянел.

- Разреши, я прилягу  на кушетку?

Зиночка с испугом посмотрела на меня:

- Дядя Саша, миленький,  вы что удумали? Не надо, я прошу вас. Останемся добрыми друзьями.  И потом, что скажет ваша тетя Люда, если вдруг узнает?

- Не беспокойся, она меня поймёт.

Скинув туфли, я, пошатываясь, направился к кушетке.

- Погодите, я постелю вам свежую простынку…

Ну, точно, как в процедурном кабинете в Хайфе у семейного врача.

Я разлегся на душистой свежей простыне. Перед глазами поплыли камасутровские позы, освещаемые мягким светом фаллического  бра…

- Ах, как же хорошо здесь у тебя…   

Но тут в  окно салона постучали. Я услышал голос Иры.

- Саша, время! Где ты там?

- Я на кушетке. Я впервые лежу в Европе не на полу, а на комфортабельной софе.

- Мы уходим… Закругляйся!

- Дядя Саша, вам действительно пора… Вы отстанете от группы, - сказала Зинаида.

- Тогда отвернись, пожалуйста. Я начну вставать. Тебе не следует смотреть.

- Ой, я тут такого насмотрелась! Меня ничем не удивишь, - засмеялась Зина. Но все же отвернулась, посмотрелась в зеркало, поправила прическу, взбила груди.

  …На пороге мы обнялись.

Зиночка украдкой сунула мне пачку евро. (Это был, пожалуй, первый случай, когда девушка из Красных фонарей давала деньги пациенту). 

- Передайте маме с папой. Скажите им, что у меня всё аколь беседэр. Что если договорюсь со сменщицей, весной на Песах постараюсь вырваться в Израиль...

  Я вышел из салона. В сполохах красных неоновых огней кипела амстердамская ночная жизнь.

На противоположной стороне улицы за столиком сидели братья Карлсоны и пили пиво. (Я вспомнил, что сегодня - вторник, их законный день).

Зина распахнула шторы, убрав табличку "Прошу не беспокоить" и, выйдя на порог, приветливо помахала братьям.
Те, не спеша, поднялись и вальяжно направились в будуар.

От братьев остро пахло рыбой…  
      
     *  *  *

               Франкфурте-на-Майне

Если первое упоминание о Франкфурте-на-Майне датируется 794-м годом, то в моем Отчете он упоминается впервые. Однако, толком рассказать об этом славном городе боюсь, что не смогу. И не потому, что Франкфурт лишен каких-либо достопримечательностей. Достаточно перечитать огромное количество туристических буклетов и путеводителей и, конечно же, обстоятельный и увлекательный Отчет моей соделегатки Ирины Лейшгольд.

Остановлюсь только на одном моменте из рекламного буклета: " Каждый год во Франкфурте проходят более 55.000 конгрессов, семинаров, заседаний, конференций".

Вот об одном из них я и расскажу. Речь пойдет о проведении ежегодной Международной книжной ярмарки, в связи с чем мы и прибыли во Франкфурт, и на которой имели честь (благодаря усилиям Валерии!) получить аккредитацию. Мы - это сама Валерия, Ирина Лейшгольд, Марк Аврутин, Миша Верник и ваш покорнейший слуга.

Двухдневное пребывание во Франкфурте (с одной ночевкой) лично для меня связано с главными событиями. О каждом - по порядку.

ФРАНКФУРТСКАЯ ЯРМАРКА.



Заявляю сразу, что Франкфуртская ярмарка на меня не произвела такого впечатления, как ежегодная книжная ярмарка на ВВЦ (бывшая ВДНХ) в Москве - ни количеством представленных издательств, ни числом участников и посетителей. В Москве все это выглядит масштабнее и праздничнее.

Но, возможно, я не прав. Признаться честно, мне было не до ярмарки. Ибо все шесть часов, проведенных там, меня терзала одна единственная мысль...

Мысль о дорожной сумке.

Дело в том, что когда я летел в Голландию, у меня уже был солидный багажный перегруз. (Хорошо, что мы летели с Ирой и по-братски разделили этот перегруз).

А тут - наша щедрая принимающая сторона поручила нам забрать в Израиль в качестве подарков для островитян-израильтян 8 (восемь!) книжных фолиантов (каждый - весом 1 кг 380 г), посвященных искусству и культуре Иудеи - от глубокой древности до наших дней. Плюс несметное количество различных сувениров, десять экземпляров альманаха "Остров Андерс", книги Владимира Борисова "Ангел серебристый", изданные Art&Viva (15 экземпляров), одиннадцать фирменных футболок с эмблемой "Остров Андерс" и многое-многое другое.

Но как всё это увезти?! Ведь перегруз будет огромный. Посему нужна вместительная сумка, которую, набив подарками и не взвешивая в аэропорту, можно будет выдать за ручную кладь.

Сумка... Сумка... Сумка... - колотилось в черепной коробке. - Нужна вместительная сумка, килограммов на четырнадцать - шестнадцать, которую на халяву можно будет протащить в салон самолета.

Все шесть часов (за вычетом тридцати семи минут поедания сосисок с пивом в кафе на ярмарочной площади) я тупо просидел возле израильского издательского стенда "Гешер". И то лишь только потому, что вдруг обнаружил на прилавке книгу Дж. Ньюснера "Рабби беседует с Иисусом" в переводе Бориса Дынина (моего двоюродного брата, живущего в Канаде), в которой упоминается моя жена, принимавшая участие в редактировании перевода текста.

Каждому из посетителей я навязывал эту замечательную книгу. Я даже сам купил её и подарил Мише Вернику, большому знатоку еврейской религиозной темы. И не просто подарил, а написал автограф (хотя, какое отношение я имею к тексту этой книги?!).


Все остальные члены нашей маленькой, но дружной делегации были целиком и полностью заняты осмотром выставки, налаживанием контактов с представителями издательств и книготорговцами.

Активней всех была Валерия.

Неотлучно рядом с ней была Ирина. Как-никак, редактор-профессионал с тридцатилетним стажем, филолог, поэтесса.

Мной коллеги были недовольны.

- Александр! - сердилась на меня Валерия. - Ну что вы тут сидите? "Гешер" вы имеете возможность посетить в своем родном Израиле. Налаживайте деловые связи! Пропагандируйте наш Сайт! Вон, посмотрите, как активны Верник и Аврутин.

Верник действительно куда-то постоянно исчезал и, счастливый, возвращался, вручая мне охапки сувенирных авторучек и карандашей, яркие нарядные пакеты, кипы издательских проспектов, календари, визитки на иностранных языках (даже на китайском), записные книжки и блокноты, брелоки, фотоальбомы с портретами писателей Германии, рекламки на шикарной глянцевой бумаге с адресами ресторанов Франкфурта...

- Спасибо, Миша, но куда мне столько? У меня и так огромный перегруз. Лучше посоветуй, где можно купить вместительную сумку, которую я мог бы выдать за ручную кладь... <

- Это к Марку. Сумки - его слабость. Как и Солженицын, космос, Пастернак, Маяковский, Михоэлс, Сталин, Гитлер ...

- Ладно, обращусь к Аврутину. Но куртку ты поможешь мне купить?

- А зачем вам куртка? >

- Вчера звонил жене, она сказала, что в Западной Европе ожидаются дожди и резкое похолодание. Велела срочно куртку покупать.

- Куртку, это можно. Есть на Блайхенбрюкке магазин мужской одежды. Я туда частенько из Берлина приезжаю, чтобы модно приодеться.

- А это далеко отсюда?

- Да нет, минут сорок пять, не больше.

- Пешком?

- На такси. Но вы не беспокойтесь, я плачУ.

Кто бы сомневался, зная широту его души.

- И за куртку платишь?

- И за куртку.

Ох, Миша-Миша... Щедрая одесская душа. Забежав вперед, должен успокоить строгого читателя: я оплатил и куртку и такси. Свидетельница тому - Ирина.

Оставалось найти благовидную причину, чтобы с ярмарки слинять.

Михаил и здесь пришел на выручку.

Отведя Валерию в сторонку, он сказал ей, что во Франкфурте живет издатель, с которым у него давние деловые связи, и он ждет его с минуты на минуту для заключения контракта. Наклёвывается книжка в жестком переплете, с предисловием самого д-ра Талейсника. Талейсник дал согласие.

- Поздравляю, Миша! - воскликнула Валерия. - Особенно - со вступительной статьей Талейсника. Не каждый может удостоиться такой высокой чести. Конечно, поезжайте!

- Но я хотел бы поехать с Бизяком. Он писатель тертый. Мало ли чего...

- Берите Бизяка, от него все равно здесь толку мало...

- И еще я хотел бы прихватить Ирину...

- А она зачем?

- Для консультации. Она нам может пригодиться.

- Жаль, конечно. Она нам здесь нужна. Но если надо, пусть поедет. У нее, действительно, огромный опыт редакторской работы и отличный
литературный вкус.

- Вот именно, - поддакнул Верник. - А вас мы оставляем на Аврутина. С ним вы будете, как за каменной спиной.

Я покосился на спину Марка. Спина, конечно, не атлета. Но еще вполне...

Приехали на Блайхенбрюкке.

Торговый зал величиной с аэропорт Бен-Гурион, курток - видимо-невидимо, во всяком случае, не меньше, чем книг на Ярмарке.

Мы, как грибники в лесу, разбрелись по залу. И чтобы не потеряться, стали подавать друг другу голоса

Первым, откуда-то из дальнего угла, раздался Мишин клич:

- Саша, Ира, двигайте сюда!

Продираясь сквозь тесные ряды выставленных курток, мы рванулись к Мише.

Точно тореадор с красной тряпкой перед носом разъяренного быка, Верник победно демонстрировал выбранную куртку.

Свободно владея немецким, он перевел нам текст с рекламной бирки: "Энергоемкий утеплитель Тинсулейт уникально сочетает теплозащитные и вентилирующие свойства - хранит тепло и позволяет беспрепятственно испаряться лишней влаге. Игнорирует любые погодные условия, в том числе самые суровые морозы, вплоть до минус тридцати. Съёмный воротник из высококачественной овчины"...

- Когда это в Израиле было "минус тридцать"?! - оборвала его Ирина. - И зачем Саше съемный из овчины воротник?!

- Саша, не слушайте её! Она филолог и ничего не понимает в куртках, а тем более в мужских воротниках!

- А я настаиваю, что для Саши самый лучший воротник - стоячий, и без всякой там овчины! - парировала Ира.

Разгорелся диспут, по накалу ничуть не уступающий дискуссиям на Острове.

На нас стали недовольно коситься продавцы.

Не придя к консенсусу, мы разошлись по залу.

Минут через пятнадцать голос подала уже Ирина:

- Я нашла, нашла!

- Вы только полюбуйтесь, господа! - Лицо Ирины светилось счастьем. - Элегантность, цвет, фасон, строгая приталенная линия, синтепон, карманы, молнии, а главное - стоячий воротник.

Миша застонал:

- Дался вам этот чертов воротник! Ну почему он должен обязательно стоять? Объясните!

Ирина покраснела:

- Миша, не демонстрируйте свою испорченность. Я говорю исключительно о воротнике.

-Я тоже. А вы о чем подумали? Саша, умоляю вас, примерьте, наконец, эту чертову синтепоновую куртку. И, как говорит мой дядя, пусть будет "ша"!

Я примерил. Куртка мне понравилась. Особенно стоячий воротник.

- Беру!

Ирина бросила на Верника победный взгляд. Тот обреченно отмахнулся:

- Решайте, Саша, вам носить... - И демонстративно нас покинул. Но тут же возвратился. - Только не забудьте вечером обмыть покупку.



Подъехали к гостинице. В холле нас уже ждали Валерия и Марк.

Валерия спросила:

- Ну, как? С издателем удалось договориться?

- Удалось... - подчеркнуто индеферентно ответил Верник Он был уставшим и раздосадованным, что проиграл дискуссию о куртке.

- Я очень рада, Миша! - Поздравила Валерия, и тут взгляд ее упал на сверток. - Александр, что это у вас?

Я замялся.

- Синтепоновая куртка...

Валерия и Марк как-то странно посмотрели на меня.

- А при чем здесь куртка и переговоры с Мишиным издателем?

И тут опять пришел на помощь Верник.

- Куртку Саше уступил издатель. Он на днях купил ее, а она ему мала. А Саше оказалась в самый раз.

- На синтепоне, - с гордостью добавила Ирина.

- А главное, что воротник стоячий, - не преминул добавить Верник.

Мою обновку обмывали в соседнем ресторанчике, хозяином которого был ливанский христианин Замир, бежавший из Ливана в ФРГ тридцать лет назад с женой и сыновьями от ортодоксальных исламистов. (О визите в ресторан в своем Отчете написала Ира, а Миша его дополнил в своем как всегда прекрасном комментарии).

Итак, чем нас угощал Замир: нут в масле, баклажаны в кунжутном соусе, кибби, мозги с пряностями, которые я заказал лично для себя (говорят, что помогает), жареная печень, цуккини по-ливански, рыба с чесноком (опять же по-ливански), рыба в соусе "Сезам" и на десерт - обалденное манное печенье с орехами Ну и, конечно же, - отличное ливанское вино.

Анисовую водку, которую, сказать по правде, не люблю, я вынужден был пить с Замиром только по одной причине. Узнав, что я живу в Израиле, Замир, прониикнувшись ко мне необъяснимой симпатией, потащил меня в подсобку, разлил анисовку в изящные стаканчики из тонкого стекла, обнял меня и произнес:

- Für Israel! Für die Welt! Für die Freundschaft! (За Израиль! За мир! За дружбу!)

Ну, как не выпьешь тут противную анисовку!

Я пообещал Замиру, что когда вернусь в Израиль, непременно передам его слова еврейскому народу.

Наслаждаясь блюдами ливанской кухни, кто-то из нас мечтательно изрёк:

- Вот бы ввести на нашем сайте рубрику кулинарной рецептуры...

- Да таких рецептов сегодня в Интернете - пруд пруди, - заметила Ирина.

- Это как подать... - возразил я поэтессе. - Вот вам пример, друзья. У меня есть друг кинорежиссер Мунид Закиров, фанатик-кулинар. Недавно он выпустил в Москве рецептурный сборник, посвященный среднеазиатской кухне. А чтобы привлечь внимание читателей, придумал интересный ход: кулинарные рецепты он "прослоил" короткими рассказами о знаменитом и любимом всеми Ходже Насреддине. В результате книга стала раскупаться «на ура».

Верник глубоко задумался (иначе думать он не может), а потом изрёк:

- Оригинально... - и с насреддиновским лукавством посмотрел на Марка, - Аврутин, а почему бы вам не написать такую книгу о немецкой кухне, а кулинарные рецепты "прослоить" вашими эссе о преступной деятельности Гитлера?

Нужно заметить, что статьи о Гитлере, которые Марк выставлял на нашем Сайте, вызвали живейший интерес и горячие дискуссии читателей.

Марк оценил шутку Верника и расхохотался. Мы единодушно поддержали Марка. Как же это хорошо, когда человек щедро наделен чувством юмора...

И еще один эпизод нашего пребывания во Франкфурте, о котором не могу не рассказать.

Дело было так.

Задолго до открытия книжной ярмарки все места в отелях были забронированы. Полина и Валерия тоже заранее подсуетились. Но всё что можно было забронировать. - это два номера в гостинице, одноместный и трехместный. Как говорится, спасибо и за это.

Когда мы стали распределять "лежачие" места, возникли следующие трудности: КТО именно займет одноместный номер. Естественно, предполагалось, что Валерия. Ей по статусу положено.

НО. Как быть с Верником? Он тоже нуждается в отдельном номере: герой второй арабо-израильской войны, перенесший несколько серьезных операций. Да к тому же - неординарная творческая личность. Он сам признался, что самый продуктивный творческий процесс у него приходится на ночное время суток. Не спит, мечется по комнате в поисках сюжета для нового рассказа, пьет постоянно минералку, глотает необходимые таблетки...

Взвесив все "ЗА" и "ПРОТИВ", наша делегация решила: одноместный номер выделить для Верника. Он, естественно, не отказался.

Да и Валерия проявила лучшие человеческие качества: "создадим все условия для Миши, а мы втроем (Ирина, Валерия и я) уж как-нибудь да перебьемся. Всего-то одна ночь...

Валерии мы предоставили отдельную кровать возле окна. На нас Ириной выпали две "супружеские" койки, впритирку одна к другой.

Мы заключили соглашение, что никто из нас двоих не станет друг на друга посягать.

И все-таки, на всякий случай, я решил раздвинуть койки, поставив между ними тумбочку.

Верник криво усмехнулся:

- Ну-ну...- и ушел в свой номер. Что он имел в виду?..

А тут еще Валерия:

- Александр, пожалуйста, не выключайте верхний свет. Мало ли что...

Девочки уснули, а я не мог уснуть. Из головы не выходила сумка. Буду завтра же просить Аврутина оказать содействие в покупке сумки. Нужна такая максимально вместительная сумка, чтобы не вызвав подозрений, могла пройти за ручную кладь.

Крамольная сумчатая мысль окончательно прогнала сон. Я на цыпочках покинул номер и выскользнул на улицу, курить.

Впервые в жизни я курил на улице ночного Франкфурта! В центре Западной Европы! Мог ли я когда-нибудь мечтать об этом? Жизнь моя, иль ты приснилась мне?..

Докурил, загашенный окурок аккуратно бросил в урну (что, сознаюсь, на улицах Ближнего Востока делал редко), вернулся в номер и осторожно проследовал к своей кровати.

Из-за стены доносилось мирное похрапывание Верника. А ведь уверял, что ночи напролет не спит, работает над новыми рассказами. Вот и верь бывшим одесситам...

Вдруг храп резко оборвался, из-за стены раздался вопль. Это со сна (наверняка, с дурного) кричал сосед-прозаик.

- Уберите с моей сайтовской страницы Дормана! Жизни больше нет от этого таксиста!.. Валерия, неужели вам нравится его придуманная клевета?.. Почему редколлегия молчит?..

Члены редколлегии Ирина и Валерия молчали, потому как мирно спали.

Я привстал, чтобы постучать в стену Мишиного номера, но тут кровать моя накренилась, и я свалился на пол. Падая, головой ударился о "разделительную" тумбочку и, скорчившись от боли в голове и в остеохондрозной пояснице, растянулся вдоль Ирининой кровати. Раздался страшный грохот.

Верник замолчал, а Ирина бросилась ко мне.

- Саша, Сашенька!...- Она прижала мою голову к своей груди. Я почувствовал терпкий аромат ее духов, услышал, как учащенно бьется ее сердце... (Так вот как бьется сердце поэтессы!).

А тут к нам подоспела и Валерия. С наброшенным на плечи одеялом, точно Чапаев в бурке, она опустилась на колени и стала растирать мне поясницу, вспомнив свою медицинскую практику и приёмы массажа.

- Александр, милый... Как же вы, однако ...

- Ни за что теперь не лягу на кровать! Спать буду только на полу. Как же хорошо мне было на мансарде!...

Мы клубком сплелись на прикроватном коврике.

В комнату ворвался Верник (вернувшись с улицы, я забыл нашу входную дверь запереть на ключ).

- Я так и знал, что этим кончится! - Воскликнул Верник. - Саша, вы меня, конечно, извините, но что вы позволяете себе?! С женщинами вас нельзя оставить даже на час! Я глубоко вас уважаю как писателя, но в остальном...

- Миша, это совсем не то, - простонал я.

Дальше последовали резкие слова.

Дамы, понимающе меня простили.

Дорогие мои Ирина и Валерия, спасибо вам, родные... А с Верником я разберусь на Острове...



Наутро мы с Аврутиным, аборигеном Франкфурта, отправились за сумкой.

Не помню, на какой из улиц нашли искомый магазин.

Мне бросилась в глаза огромная дорожная сумища.

- Она! - воскликнул я. - И недорогая, всего пятнадцать евро.

- Саша, ты не горячись, - остановил меня Аврутин. - Сумка - без колесиков и ручки. Таскать ее - замучаешься. Тем более, у тебя радикулит.

- Зато на регистрации в аэропорту она не вызовет ни малейших подозрений. А с колесами и с ручкой её взвесят и заставят сдать в багаж. А как же перегруз?

- Смотри... Намучаешься с ней. А впереди у тебя еще Брюссель, Гаага и Париж.

- Ну и пусть. Зато в аэропорту проблем не будет.


Марк Аврутин, мудрый человек, оказался прав...

Но одиссея с сумкой разыграется в Брюсселе и Париже. А сейчас прощай, мой добрый Франкфурт, подаривший мне и сумку, и синтепоновую куртку со стоячим воротником...



 Брюссель

 

Как человечество признательно Колумбу за открытие Америки, так и я бесконечно благодарен  ИРИНЕ  ЛЕЙШГОЛЬД  и РУКОВОДСТВУ "Андерсвала" за моё открытие Брюсселя.


ИРИНУ благодарю за то, что пригласила на
Второй Всемирный поэтический фестиваль «Эмигрантская лира» (Брюссель, 8-10 окт. 2010 г.), а РУКОВОДСТВО  "ART & VIVО" за то, что бескорыстно взяло на себя оплату нашего пребывания в Брюсселе и др.городах, отелях, ресторанах, переездах и т.д.


Итак, Брюссель.

С Ириной выходим из здания вокзала (Валерия должна приехать позже).


Отель оказался рядом: пройти  железнодорожным путепроводом, пересечь  трамвайные пути, и вот она - гостиница "ИбисЪ" (сознательно употребляю твердый знак, чтобы избежать охальных разночтений).


Во мне поныне сидит, если можно так сказать, рудиментарный пережиток А именно: когда в далеком детстве я впервые посетил Москву, то первое, что непременно ожидал увидеть, выйдя из Казанского вокзала,  - Кремль, Мавзолей, храм Василия Блаженного и высотку МГУ. Но каково же было мое разочарование, когда на Комсомольской площади под путепроводом  железнодорожной кольцевой дороги я увидел скопище подозрительных людей - грязных алкашей, проституток, нищих...


И это - столица нашей родины Москва?!- с детским  ужасом подумал я.


То же чувство я испытал в Брюсселе. Я-то, престарелый пережиток детства, ожидал, выйдя из вагона, увидеть  штаб-квартиру НАТО, здание Евросоюза, офис Секретариата стран Бенилюкса и Западноевропейского союза. А оказался  в чреве путепровода, ведущего к отелю "Ибис".


Та же алкашня,  сладкий запашок марихуаны, мочи и алкоголя.  


Единственное, чем отличались местные клошары  от московских, - отсутствием русских матерных идиоматических конструкций. Все здесь изъяснялись исключительно на французском, немецком, фламандском и голландском. (Бельгия - страна,  имеющая официально три государственных языка -
французский, фламандский, немецкий).

Разместившись в одноместных номерах отеля "ИбисЪ", мы распаковали сумки, встретили Валерию и отправились на встречу с эмигрантской лирой.


Эмигрантских лириков набралось человек пятнадцать - восемнадцать. 


Ядро участников, естественно, составили израильтяне. Я насчитал их девять человек. Семь поэтов прибыли из соседних европейских стран (кстати, пятеро из них еще недавно  тоже жили в Эрец Исраэль).


Четверо участников прилетели из России. Каким эмигрантским ветром их занесло в Брюссель, не знаю... 

 

Конкурсные чтения  стихов были назначены на вторую половину дня, а сейчас всех нас пригласили на прогулку по Брюсселю.


Мы шли сплоченной, шумной, любопытной до всего  русскоязычной стайкой. Вёл нас по Брюсселю вовсе не бельгиец, а грузин Даниил Чкония (эмигрант на  ПМЖ в Германии). Живет в Германии, но беззаветно любит Бельгию и обожает водить экскурсии по любимому Брюсселю. Почему ему не перебраться в Бельгию?..


Умом поэтов- эмигрантов не понять... 


 
Мы любуемся красотами Брюсселя. Фонтаны, парки, памятники, дворцы, старинные соборы, витражи,  скверы, пестрые ковры из живых цветов, знаменитая Гранд Плас, красивейшая площадь Западной Европы...

Но, конечно же, вся наша группа жаждет поскорее припасть к журчайшей струйке "Писающего мальчика" (Manneken Pis). Правда, мнения в выборе объекта обозрения поделились примерно поровну: "Писающий мальчик" или "Писающая девочка".


Что касается меня, то я не очень-то горел желанием смотреть на писающих бронзовых детей, так как только что на улице воочию увидел
живого писающего дядю - респектабельного пожилого господина, в тирольке с пёрышком, в приспущенных штанах, во рту сигара, вполне легально припавшего к уличному писсуару.

Об открытых тротуарных писсуарах я был давно уже наслышан и, честно говоря, не верил. Ну как это возможно - при свете дня, на глазах у всех демонстративно отправлять свои физиологические надобности?!  При женщинах, при детях...Ан нет.

 

  0biz.025edited-3_2
     (Александр с помощью зонтика демонстрирует, как работает пластмассовый писсуар «открытого типа» на три мужских персоны.
Набережная в Гааге.
)

Вот он, пластмассовый писсуар «открытого типа» на три мужских персоны. А что поделаешь, если вдруг приспичило? Не бежать же в подворотню или в какой-нибудь подъезд.  Чай, не Россия-матушка, а просвещенная Европа...

И потом, если разобраться, ничего предосудительного в этом нет. (Предвижу возмущение читателей: опять  Бизяк - о своей любимой теме!). Но, согласитесь, господа,   мочеиспускание свойственно любому живому организму, во все эпохи и при всех режимах, начиная с библейского Адама и заканчивая Марксом, Энгельсом и Лениным. И даже, извините, - Медведевым и Путиным... И ничего здесь предосудительного нет. Ведь мы не пуритане.


 

И все же перейду от писсуаров к эмигрантской лире.


На часах 14:15. Мы мчимся в зал, где собрались эмигрантские поэты. Среди присутствующих много новых лиц, любителей поэзии.


На столе - вода и соки, лёгкие закуски.


Но если есть закуски, рассуждаю я, значит, должен быть и алкоголь. И точно. Мой взгляд выхватывает красное вино в картонной трехлитровой упаковке с краником...


Совсем другое дело. Поэзия всухую, без вина, согласитесь, нонсенс.


Я скромно семеню к столу и открываю краник. В стограммовый полиэтиленовый стаканчик бежит, журчит и пенится живая струйка ароматного Мерло.


И вот председатель фестиваля Александр Мельник громко объявляет:


- Право открыть наш литературный вечер предоставляется русскоязычной поэтессе из Израиля ИРИНЕ ЛЕЙШГОЛЬД.


В зале раздаются громкие, долго несмолкающие аплодисменты.


Ирина выходит к микрофону. Я вижу, как она волнуется.


Я делаю ей знак "Рот фронт", напутствую: "Мы с Валерией с тобой, родная. Ни пуха, ни пера".


Включаю видеокамеру и приступаю к съемкам исторического события.


Лейшгольд Ирина


Притихший зал слушает Ирину (как принято говорить у нас на "Андерсвале") на одном дыхании.


Ирина прочитала шесть стихотворений. Зал требует продолжить чтение. Ирина, получив согласие ведущего, заканчивает стихотворением, посвященным фестивалю.

 

Мы гости. Мы гости везде:


Мы гости на фестивале,


Мы гости и в той стране,


Куда от себя  не сбежали.


 

Мы гости и в бывшей родной,


Такое уж мы поколенье.


Мы пережили застой


И бурный расцвет безвременья.


 

Нас судят со строгостью все,


И втуне все наши таланты.


В какой бы ни жили стране,


Мы носим ярлык - эмигранты.


 

И вот уже тысячи книг


Забыты и канули в Лету,


Но жив эмигрантский наш стих,


Бряцают на лире поэты.


Пусть лира слегка дребезжит


И струн не хватает частично,


Но как вдохновенен пиит


И вера в себя - безгранична!

 

Все выдержим и устоим,


Хотя далеко не атланты.


Ведь каждый из нас не один,


Мы вместе, и мы - эмигранты!

                 

В зале звенящая, святая тишина. И - взрыв аплодисментов. Ирина оставляет микрофон и медленно спускается со сцены. Мы с Валерией, счастливые,  бросаемся к Ирине. Объятия и слезы благодарности и радости...



Вечером втроем отправляемся в самый лучший рыбный ресторан, который был присмотрен мною еще  загодя, во время утренней экскурсии, и закатываем праздник - по случаю победного выступления Ирины и (так совпало!) и дня моего рождения.


Стол ломится от рыбных яств и морепродуктов. Венчает застолье огромнейший, невиданных размеров лобстер в фонтанах бенгальского огня.


Тосты, поздравления. Шампанское льется  рекой...


  *  *  *

                              ПАРИЖ
               

                

 
О, праздник жизни, сказочный Париж!
  Смеюсь и плачу. О, как сердце бьется...
    
Луи Арагон

                                                                                                  

На следующее утро мы уезжали из Брюсселя. Я с Валерией - в Париж, Ирина возвращалась в Хелдроп.


Белоснежный стремительный экспресс  мчал нас во Францию.


Через час и двадцать пять минут мы на вокзале "Норд" в Париже.


Я вышел из вагона,  впервые в жизни ступив на землю Франции... Я захотел хотя бы  краешком ладони прикоснуться к ней (пусть даже к бетонному покрытию перрона!), но тут же отказался от своей затеи.  Постеснялся реакции Валерии на мои причуды (что, мол,  за сантименты?!).


Итак, мы вошли в Париж. 


Валерия играючи  покатила свой  чемоданчик на колесиках, я же по-бурлацки поволочил  за лямку купленную во Франкфурте-на-Майне тяжелую бесколесную сумищу, оглашая всё вокруг громким скрежетом и шарканьем. От меня испуганно шарахались...


Вот когда я снова вспомнил добрым словом Марка, который предупреждал меня, чтобы я  не делал глупостей и купил нормальный чемодан на колесах.


Мудрый, мудрый Марк Аврутин...


 
Мы отыскали на вокзале банкомат, в котором Валерия должна была снять деньги (брюссельские запасы евро кончились), но почему-то этот автомат не захотел признать  легитимность карточки Валерии и настойчиво выплёвывал ее.

Тогда Валерия спросила у прохожих (а она прекрасно владеет французским языком), где находится ближайший банкомат. Оказалось, что "
совсем недалеко", всего лишь в четырех кварталах от вокзала (!).

Валерия легко шагала впереди, я еле-еле поспевал за ней. Обливаясь потом (в Париже стояла жаркая погода) и проклиная всё на свете, включая франкфуртскую  сумку.


Но тут  Валерия нашла скамейку:


- Александр, я не могу смотреть на ваши муки. Садитесь здесь и ждите. Наблюдайте за жизнью парижан.  А я постараюсь скоро вернуться.


Я тяжело опустился на скамейку (дай ей бог, этой  скамейке, здоровья и благополучия), забаррикадировался нашими вещами и стал терпеливо ждать свою спасительницу.


Вокруг кипела жизнь. Сигналили машины, по боковой дорожке нескончаемым потоком проносились велосипедисты.


Первое, что бросилось в глаза, - обилие чернокожих парижан. Где я - в ньюйоркском Гарлеме или в Париже? Как выяснилось позже, район вокзала "Норд" был заселён в основном чернокожими французами. И что характерно,  все они говорили на чистом французском языке!


Не прошло и двадцати минут, как на скамейку грузно опустилась необъятных габаритов африканка. Ну точно из какого-нибудь племени Тумбу-Юмбу. В цветастом балахоне, на голове вышитая бисером косынка, на руках несметное количество браслетов и цепочек. Под балахоном футбольными мячами перекатывались груди.  Широкоскулое лицо цвета кофе без молока; глаза навыкате; губы, как тяжелые переспелые бананы.


 Африканка стала рыться  в своем полиэтиленовом пакете.  Рылась долго. Ну, думаю, сейчас достанет какой-нибудь слоновий бивень или амулет времен палеолита. Но нет. Извлекла мобильный телефон и,  широко расставив ноги, принялась звонить. Говорила долго, на каком-то тарабарском африканском.

Из пакета раздался другой звонок. Африканка быстро достала второй мобильник.


- Oui, ma noix de coco Jean Paul! - закричала в трубку африканка. - Enfin tu as téléphoné. Oui, je t'attends à notre place. Entier, le chemin. Prends plutôt-moi. J'attends.Ta tablette de chocolat d'Afiya ("Да, мой кокос Жан Поль! Наконец, ты позвонил. Да, я жду тебя на нашем месте. Целую, дорогой. Скорей возьми меня.  Твоя  шоколадка Афия" - с французского).


Мистика... В памяти отчетливо прорезались французские слова и предложения  с далеких школьных и университетских лет. Я вдруг начал понимать соседку!


Африканка захлопнула мобильник.  Затем достала из пакета кожаный мешочек из крокодильей кожи, похожий на кисет, отсыпала из него щепотку какого-то мелко измельченного зловонья в виде порошка и, забросив зелье под язык, откинулась на спинку лавки. При этом с интересом пригляделась к моим часам "Полёт" (1-й московский часовой завод).  Решительно сняла с руки браслет и протянула мне:


- Monsieur,  échange?


Я сначала растерялся, а потом подумал: а почему не обменяться? Подарю жене браслет из африканских джунглей. Я снял с руки часы и протянул их африканке. Та взамен вручила мне браслет. Да еще впридачу угостила зловонным порошком.


Отказаться я не смог.


-What is it? - спросил я по-английски.


- Rises a sexual potentiality, - сказала по-английски африканка -  ("Повышает сексуальную потенцию").


Не стану говорить, повлиял ли порошок на мою потенцию  (вопрос интимный), но признаюсь откровенно, что до сих пор (а прошло уже два месяца), что бы я ни ел, ни пил - чувствую во рту противный африканский привкус. Как сказал бы Райкин - очень "списифисеский".


 

Жан Поль не заставил себя  долго ждать.


Возле нас притормозил  «шевроле» и нетерпеливо просигналил. Из открывшейся дверцы высунулся месье лет сорока пяти, как две капли воды похожий на Ги де Мопассана.


Наконец-то я увидел настоящего француза! 


- Ку-ку, мой одуванчик! - позвал "Ги де Мопассан". - У нас с тобой не больше часа. 


Одуванчик спешно подхватилась и бросилась к машине. Помахала мне рукой, на которой тикали часы "Полет".


- Au revoir, mesie!


- И вам оревуар, мадам!


 Мадам с трудом взгромоздилась на переднее сиденье. «Шевроле» осел.

Отпустив на полную длину привязной ремень, одуванчик  вправила  в него свои футбольные мячи. Протянула Жан Полю кожаный мешочек.


-  Merci, - отмахнулся "Ги де Мопассан".


Дверца захлопнулась, «шевроле» круто взял с места.  


 

Пришла Валерия и сообщила, что и этот банкомат, мерзавец,  выплюнул ее пластиковую карточку.


- Как, опять?! И что теперь?!


- Не паникуйте, Александр. Берите свою сумку, мы пойдем к другому банкомату.


Я уже не спрашивал: куда. Я покорно впрягся в лямку, как бурлак  и, стараясь не отстать, потащился за Валерией.


Мы отмотали с десяток километров, оставляя позади себя длиннющие черные следы на тротуарах от моей  франкфуртской  сумки. Но всё безрезультатно. Вернее, с тем же результатом: банкоматы были неприступны.


- Александр, еще немного, еще чуть-чуть, держитесь! - Говорила мне Валерия. - Принимайте наше путешествие, как первую пешеходную экскурсию в Париже...


Что я мог ответить дорогой Валерии. Да и в силах ли был?.. 


Наконец и на нашу улицу, а точнее - на rue Rouget-de-Lisle (эту "рю", что на русском означает "улица", не забуду никогда!) пришел долгожданный праздник. Уж не знаю, какой по счету, но банкомат на rue Rouget-de-Lisle СРАБОТАЛ!


Мы были с деньгами!


Нашей радости не было конца. Нам казалось, что вместе с нами ликует весь Париж.


Буквально на восьмой минуте после сообщения, что банкомат сработал, нас приветствовали Саркози с супругой Карлой Бруни, а вечером над Эйфелевой башней взметнулись праздничные фейерверки.   

  

Получив большую сумму евро, мы тут же взяли самый шикарный лимузин-такси.


На вопрос таксиста, куда нас отвезти, Валерия с  небрежностью ответила:


- Transportez nous dans le casino (Отвезите нас в казино).


- Dans le casino?- таксист с подозрением покосился на мою увесистую сумку, которую я держал в обнимку на коленях.


Валерия сказала:


- Transportez dans le casino.


Да-да, в "Казино", отель на улице Клиши.


Водитель рассмеялся:


- Ну, так бы сразу и сказали, что в отель! А я перепугался: грабанули банк, и с полной сумкой денег - сразу в казино. О ля-ля! Отчаянные люди...


Я подумал: а ведь мы, действительно, отчаянные люди. Волоком тащить сумку через весь Париж!..


 

Но, слава Б-гу, все мученья позади. Мы в отеле "Казино"! Занимаем номера, распаковываем вещи.


Я стрелой - под душ, надеваю свежую сорочку и сбегаю вниз. В уютном дворике меня
уже ждут Кристина и Валерия.

Кристина - президент Ассоциации французских переводчиков. У нас с ней переговоры (ради которых мы и прибыли в Париж).
"Art & Vivо " заключила с Ассоциацией контракт на перевод произведений членов Клуба "Андерсвал" на французский.


За чашкой кофе мы ведем беседу. Обсуждаем перспективы, намечаем список авторов. Итогами переговоров довольны обе стороны. Я, будучи человеком суеверным, опасаюсь забегать вперед. Жизнь покажет...


Мы прощаемся с Кристиной.


Всё, теперь у наших ног - ПАРИЖ!

И вот тут-то начинается совсем другая жизнь. Жизнь, которая зовется
сказкой. И этой сказкой я обязан исключительно Валерии. Она, не раз бывавшая в Париже,   великодушно дарит мне этот великий город.

Двое суток сна и яви. Не буду утомлять читателя рассказом об увиденном. Перечислю только те места, где довелось нам побывать за неполных двое суток: Лувр, трехчасовая экскурсионная поездка, Гранд Опера, Марсово поле, Елисейские поля, Эйфелева башня, Мулен Руж, дневная и ночная Сена,  Нотр-Дам...


Да разве перечислишь всё!


Париж - это город, о котором невозможно рассказать. Он бьется в сердце каждого, кто побывал здесь. И пока бьется мое сердце, Париж навсегда во мне.


 

...И снова Амстердам. Аэропортовский отель "Юпитер". Одиннадцатое октября. Наша заключительная встреча: Валерия, Полина, Ирина, я. Завтра утром мы с Ириной вылетаем в наш родной Израиль.


Мы сидим за ресторанным столиком. Смотрим  друг на друга, нервно комкаем в руках салфетки и молчим, молчим, молчим... Как тяжело и грустно расставаться...



Мы выходим из гостиницы и направляемся к машине.


Прощальные объятия. На глазах моих подруг выступают слезы.


- Девочки, - прошу я их, - не надо. А то я сам расплачусь...


 

Машина трогается с места. Мы с Ириной долго машем вслед.


Расходимся по номерам. Нужно собирать пожитки.


Передо мной - чемодан и многострадальная, набитая до самого предела франкфуртская сумка. И все та же одиозная дилемма: как все уложить, чтобы избежать этой чертовой доплаты за перевес.


Я вытряхиваю сумку. Тупо смотрю на гору так и ненадёванных сорочек, маек, туфель, кепок, приобретенных книг и сувениров.


И вдруг я вижу, что в днище моей сумки зияют три огромнейших сквозных дыры. Через эти дыры я вижу прикроватный коврик.


Несчастная франкфуртская сумка! Прости меня, родная!


Я утрамбовываю, чуть ли не ногами, вещи в чемодан, а остальное заворачиваю в купленную  в бутике большую сувенирную салфетку с видами Парижа. Тюк  перехватываю бельевой веревкой, которую выпросил у горничной, для страховки всё заклеиваю скотчем.


Пустая франкфуртская сумка сиротливо стоит возле кровати. Что с ней делать?  Не забирать же ее в Израиль...


И я принимаю суровое решение: оставить ее в номере.


Есть примета: если хочешь снова возвратиться туда, откуда уезжаешь, - оставь там что-нибудь на память. Я оставляю в Нидерландах сумку. Как залог того, что обязательно вернусь сюда.


Я верю, это непременно сбудется...



img027.jpg


Гаага. Один из ресторанов на берегу моря, где мы обедали.

   *  *  *


img023.jpg

  При выходе из ресторана- скульптура лежащей девушки с видом на Северное море. Александр сказал, что у неё холодная попка.
   *  *  *

img043.jpg

В г.Эйндховен на одной из центральных площадей стоит постамент для будущей скульптуры. Пока Горсовет (Мэрия) решает, кого на него водрузить, можно попробовать его для островитян.
  *  *  *

00.abizimg025

 
Александр с помощью зонтика демонстрирует, как работает пластмассовый писсуар «открытого типа» на три мужских персоны.
Набережная в Гааге.

  *  *  *

    
00.valfrimg_1393
   Во франции тоже встречаются "странные" названия улиц.

  *  *  *


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Гость - 'Гость'

    РОДНОЙ ты мой Олежек, прости меня, что не узнал. Винюсь и посыпаю пеплом свою дурную голову.
    Клянусь, что завтра же по Скайпу выйду на тебя и мы с тобой пропустим по стопарику возле мониторов.
    Жду встречи у тебя в Большом Тишинском переулке, где я смогу тебя обнять не виртуально, а в реале.
    И, конечно же, жду встречи в Хайфе. Жду давно и верю, что она произойдет.
    Большой привет Марише - от меня и от Людмилы.
    Будь здоров, родной!
    Твой АЛИК.

  • Гость - 'Гость'

    А написал, что мы РОДНЫЕ!Ты забыл, что я - Винни Пух.Обидно! Да!? А всё потому, что давно не выходишь на видеосвязь, как в пословице:\" с глаз долой - из сердца вон!\" OL261366 - МАРИО

  • Гость - 'Гость'

    Дорогой мой Винни Пух!
    Спасибо, что ты не \"вытерпел и, преодолев стеснение\", все-таки решился вскочить на подножку 76-го вагона-коммента уходящего с Ленты поезда \"Амстердам - Франкфурт - Брюссель - Париж\" и отозвался.
    После проведенной мною экспертизы я так и не опознал тебя, дорогой мой Друг. Единственное, в чем убедился, что комментарий написан рукой большого МАСТЕРА-ПРОФЕССИОНАЛА, и это, не хочу скрывать, в меня вселяет приток новой творческой энергии.
    Гульчатай, убедительно прошу: приоткрой личико и не заставляй меня терзаться определить тебя.
    А за подарок,который получил я от тебя под самый занавес, - сердечное спасибо!
    Обнимаю,
    твой А.Б.(он же Кролик).

  • Гость - 'Гость'

    Дорогой Алик (извини за фамильярность в официальном документ),долго крепился с ответом - после того как прочитал столь хвалебные (совершенно справедливые ) рецензии на \" Твое европейское путешествие\", написанные Умными Женщинами, Писателями, Поэтами и , всегда , высоким слогом с юмором, доброжелательно и тепло!
    Я старый, брюзга и , поэтому,уж извини, начну с того, что мне не понравилось.А не понравилось то, что твое произведение многие рецензенты окрестили как \"репортаж\".От фрнцузского слова \"репорте-рапорт\" - сухое перечисление происходившего,перенчисление точного количества,и т.д. К тому же народная мудрость гласит: \"Врёт как очевидец\".Это справедливо, ибо в событии каждый видит своё, что его особо поразило и запало в душу. Поэтому, данное произведение никак не могу считать \" сухим перечислением событий\", происшедших с автором. Мне ближе слова рецензентов о том, что прочитали \"путешествие\" несколько раз.Была права гениальная Ф. Раневская, сказавшая :\" Посмотрела фильм в восьмой раз - сегодня актёры играли намного лучше!\"При первом прочтении - следишь за географией передвижения; во-второй раз - уже внимательно разглядываешь места, где разворачиается действие;и,лишь читая третий раз-проникаешь в глубь события, чувствуешь себя соучастником действия, вдыхаешь аромат живой жизни!Это как любование полотнами больших мастеров - чем дольше всматриваешься в картину тем больше подробностей тебе окрываются.Извини за столь высокопарные слова, но я действительно считаю тебя Большим Мастером, умеющим,казалось бы, из \"путевого репортажа\" создать столь объемное, разноплановое, легко читаемое, с живым юмором и самоиронией ( что сегодня , на мой взгляд большая редкость)ПРОИЗВЕДЕНИЕ. Так держать!Пожалуйста, и в дальнейшем радуй нас своими наблюдениями, выраженными в столь приятной форме!

  • Ой, уморили! Осталось только дополнить, что не остеохондроз ваш я имел ввиду (у высоких одна беда), а смысловые \"смещения дисков\" в опубликованном тексте.
    Убедительно прошу не считать эту придирку местью за то, что в газете \"Путь к экрану\", в рассказе \"Как Иванов, Панков и Сидорман проблемное кино снимали\", - вы выбросили у меня 3 абзаца. Т.е. здесь показатель суммарный: хороший опыт, пристальное внимание к замечаниям, и вера в то, что каждый в жизни моей - учитель. Прошу Вас оставаться преподавателем!
    Глубоко сожалею, что большинство модераторов и активистов сайта (исключая Валерию, Роланда и Ефима), проигнорировали подборку картин Россохи, не сказав даже слова. С другой стороны, отдельная благодарность смолчавшим, - обошлось без базара, неуместных стишков и пародий. В этом случае благодарность перевесила сожаления.

  • Гость - 'Гость'

    Привет соВГИКовцу с Земли Обетованной!
    Спасибо за повторный коммент о моем Отчете. Когда комменты хорошие, готов их получать в неограниченном количестве. Прости, что повторяю в сотый раз, - доброе слово не только кошке, но и автору приятно.

    Теперь по тексту твоего письма.
    Свою претензию к твоей реплике \"Мне, по сути, плевать…\" - снимаю. Просто я не разобрался, что фраза предназначена не мне, а \"возникла к предыдущим беседам с другими товарищами\".
    Вот пусть эти \"предыдущие товарищи\" и отвечают.
    А многие \"дискуссии\" на Сайте я и вправду пропускаю. Но не потому что, как ты пишешь, \"мой комп залит голландским чаем\", а просто подчас не успеваю уследить за многочисленными диспутами.. Да и не силён я в них и попросту не компетентен в обсуждаемых вопросах. А засветиться только ради галочки не хочу и не умею.

    А за строки твоего письма: \"А работа всё равно клубная, как тост на свадьбу. А какую мы ждали? А какая может быть в таком случае? А никакой другой! И тамада - мастер! И я не знаю, как написал бы сам, если бы пригласили!\" - отдельное спасибо.
    И, конечно же, спасибо за твое предостережение: \"На фоне \"брависсимо\" мне показалось уместным обратить ВАШЕ внимание на сдвиг позвоночных дисков. Т.е. десятки раз писано: на сайт заходят и посторонние\".
    Учту и обещаю, что о своем остеохондрозе теперь буду предусмотрительно молчать.

    И третье спасибо за рассказ о тапке, которым утром бьет тебя жена Татьяна. Очень впечатляющая сцена! И сын прибежал на шум, и жена предлагает пиво принести тебе в постель и исполнить любое твое желание. И твой ответ: \"Я говорю: нет, родная! Исполните моё последнее желание: включите комп, Андерсвал, отчёт Бизяка\".
    Это твое последнее желание для меня - лучший комплимент!

    Одним словом, благодарю за твой повторный комментарий.
    Привет сыну и жене Татьяне.
    И тапочком пусть они тебя не бьют. Пусть лучше пиво тебе в постель приносят. Так им и передай! Скажи, что так велел декан из ВГИКа
    А. Бизяк

  • Фраза \"Мне, по сути, плевать...\" возникла к предыдущим беседам с другими товарищами. Я же не знал, что у вас комп голландским чаем залили, поэтому вы пропустили пару дискуссий и теперь реплику приняли на свой счёт. А там показатель массовый. Т.е. я не дирижёр, чтобы командовать мажоры или миноры, но, простите, постоянно это - взахлёб и наперебой - зализывание, как-то... Плюс, полковники-бедуины, землетрясения, радиация; Луна налетела на земную ось и зачала. А работа всё равно клубная, как тост на свадьбу. А какую мы ждали? А какая может быть в таком случае? А никакой другой! И тамада - мастер! И я не знаю, как написал бы сам, если бы пригласили! В любом случае, на фоне \"брависсимо\" мне показалось уместным обратить ВАШЕ внимание на сдвиг позвоночных дисков. Т.е. десятки раз писано: на сайт заходят и посторонние. И сразу, - кто не читал Новогоднее воззвание к комплементарности, - вспоминают звонарей, \"петухов и кукушек\"! А если мы по силам подскажем друг другу какие-то заусенцы, - а авторы быстренько их подправят, - сайт и авторы от этого только выиграют. И читатели зауважают! Надо ли повторять?
    2. Насчёт отчества. Виноват Борисов. У вас только метрика, а у него классицизм, монархизм. Вот и застряло. А дальше вообще катастрофа! Жене говорю: \"Ира, помоги встать!\" А она - тапком по физиономии мне. На шум сын прибежал. Я ему, - почему без \"ночнушки\"? Тогда и жена тапок бросила. И даже спросила ласково, - хочешь пива в постель? Я говорю: нет, родная! Исполните моё последнее желание: включите комп, Андерсвал, отчёт Бизяка, \"ночнушку\", а там и Ира всплывёт, как золотая рыбка. Это в детстве был дуб, сундук, гусь, заяц и дальше, аж до яйца, которое мышка-норушка хвостиком смахнула. После чего я и без загсовой знаю, что жену зовут Таня; клубный трёп не \"Войны и мiра\", но... раз уж снится мне бумажный \"Крейсер Аврора\", зачем же тапками по лицу? Вобщем, будьте здоровы! Лично у меня и от уже натянуло. Как сесть, встать, лечь, - сразу думаю, как втянуть живот. Кстати, а чем, как высоко? Почему вы не написали? Теперь прошу жену: посмотри в интернете! И она посмотрела. Но я это вам не скажу. Если простые вещи понимаете этак, кто знает, как повернёте серьёзное?

  • Гость - 'Гость'

    Какой ужас, что все мельчает...

  • с благодарностью за отдельное упоминание, хотя и без имени.
    Я тоже \"считаю другом того человека, которому, помимо всего прочего, можно сказать: \"А ты помнишь?\" Поэтому, простите, что не на \"Вы\", тоже взываю: \"А ты помнишь?\" Помнишь, что я просил не перефразировать мои слова, особенно если у тебя (Вас) есть заметные осложнения с чувством юмора?!
    1. Я не высказывал НЕДОВОЛЬСТВА, что стоит две фотографии Бизяка в отхожем месте. Я просто дал замечание по композиции. Уверен, вы знаете, что это значит?! И даже потому, что фиксировался факт существования писсуара на улице, а не то, сколько раз в него целился Бизяк зонтиком (что не значит \"посещал\"), - Ваша отговорка остаётся менее плодотворной, чем попытка избавиться от одного фото, как делают литераторы с повторяющимися словами, - тавтологией.
    2. Что касается КОРИЧНЕВОЙ ручки зонтика, то и здесь мне сугубо по барабану; я без претензий к постановщику кадра. По сути, я просто старался не выпадать их стилистики других комментаторов на подобные темы. Т.е. с зонтиком или женщинами, которым как бы мог угрожать известный маньяк-насильник Бизяк, я тоже начал пошлить, под дудочку разгулявшихся инициаторов обсуждения. В смысле, \"раз пошла такая пьянка\", то и я растрепался.
    В любом случае, раз уж юмор Вы понимаете, только когда шутите сами, - сейчас благодарю Вас за урок по эвфемизму. Т.е. спасибо за иносказание к иноПОКАЗАНИЮ, и дополнение: \"Если бы ручка была белой,это было бы вопиющей безвкусицей, било бы в лоб своей прямолинейностью,граничащей с порнографией!\" Спасибо! В дискуссию о порнографии я уже и вступать боюсь, поэтому повторю лишь одно: с моей стороны НИКАКИХ НЕДОВОЛЬСТВ НЕ БЫЛО высказано. Я счастлив вашей поездкой и её описаниями, но... Мне, простите, как бы есть ещё чем заниматься, кроме подсчёта посещений Бизяком писсуаров, и того, какого же у него цвета... ручка от зонтика.
    Благодарю Вас за труд объяснить мне, что к чему! Здоровья вам на любом посту!

  • Гость - 'Гость'

    А не-у-годные коменты, как убирали, так и убирают. Так что ув. Семён, на острове погода не изменилась, и дождь смоет все следы.
    И мой комент убрали. А Иегуда перепутал меня с террористом Шакалом. А я с ним вино пил и плов ел.
    Я вот пятый раз перечитывал путешествие Бизяка из Хайфы в Европу (рифма хорошая), и шестой раз комент Иры, и что обидно, не нашёл ни одного слова, ни одного намёка на подаренную мне Ирой статуэтку "Скрипач на крыше", которая подтолкнула мою руку к написанию моего любимого рассказа "И что слышно".
    В общем при следующей встрече нам есть о чём поговорить. И вы, ув. Семён готовьтесь. Как говорит тётя Ахмада - никогда не говори нет.
    с ув.М.В.

  • Мне хотелось бы завершить это славное шествие за Бизяком по Европе своим комментарием, поскольку все описываемые события развивались на моих глазах и рассказ о них складывался в моем присутствии.

    Я читала все это много раз: и в процессе написания, и в период публикации в \"Окнах\", литературном приложении израильской газеты \"Вести\",с портретом А.Бизяка на обложке,и во время \"отлеживания\" несколько раз.

    И при каждой пересылке с почты на почту я с удовольствием находила что-то новое, выпавшее из моего внимания: какой-то маленький шедевр - нюанс, настроение, поворот события под другим углом, интересное выражение,словцо - bon mot,как говорят французы.

    И вот снова прочла на ленте - и целиком, и по кусочкам. Каждый раз я живо вспоминаю и вижу воочию все события,которые описал Александр.

    Так,наша встреча с людьми, которых мы вроде бы хорошо знали, общаясь на сайте ежедневно, на самом деле оказалась неожиданной, так как мы представляли их совершенно другими.

    Я ясно вижу эту первую встречу:

    Валерию, гостеприимную хозяйку дома,умеющую создать приятную и легкую атмосферу, сразу располагающую к себе даму;

    тоненькую элегантную Полину, огонек, сгусток энергии, идей и дружелюбия;

    удивительно спокойного и милого господина, привлекающего своей мягкой манерой общения, достоинством, уверенностью и добротой - Ханса.

    И - улыбки,постоянные неизменные улыбки, осенние (поскольку стоял октябрь), но всегда дружелюбные,которыми нас встречали и провожали.

    Сколько же мы повидали и сколько нам показали наши новые друзья! И сколько мы смеялись!

    Критикам хочу сказать:

    Во-первых,верьте глазам своим - написанному,ну, может,чуть-чуть приукрашенному.
    Но ведь сказано - \"тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман\".

    Во-вторых. Есть претензии, что помещено два фото Бизяка в туалете ( всего два! Было сделано 22). Но и это соответствует истине. Сколько раз человек за день посещает уборную?

    В-третьих. Выражено недовольство черной ручкой зонтика. Но это же художественный прием - эвфемизм,иносказание. Если бы ручка была белой,это было бы вопиющей безвкусицей, било бы в лоб своей прямолинейностью,граничащей с порнографией!

    Что еще сказать? Все - прелесть!
    Ах, эта ночь на мансарде!
    Студент Марк и сушильная машина!
    И Бизяк,которому я помогала подняться с матраса, упираясь спиной в стенку и сползая по ней от усилия!
    Все это незабываемое.

    А главное - друзья. Я считаю другом того человека,которому, помимо всего прочего, можно скзать: \"А ты помнишь?\"
    А вспомнить есть что.
    И.Л.

  • Гость - 'Гость'

    Ахмад это совершенно не я, хотя комментарий начинается так...
    *Иегуда - молчание золото. Но зачем мне так много золота...
    Отправил \'Гость\' дата 2011-03-13 17:23:50
    -------------------------------------------------Саша, я вам сто раз говорил, если отвечаете Галинам, то по полной программе, без пардонов и мерси.
    Иначе они нагадят перед вашей дверью, позвонят и попросят бумажку.
    Но вы добрый и культурный человек, поэтому мои слова пролетают над вашей головой, как фанера над Парижем...

    Очень надеюсь это не один из убийц, прошедших \"школу\" в российских советиях...
    И.М.

  • Гость - 'Гость'

    О кей! Время еще есть. Успею. Да, но у меня ведь сумки нет. Совсем забыл... У вас в Беэр--Шеве есть в продаже сумки на колесах? Чтобы сошла за ручную кладь?

  • 18 марта,Париж,Шарль де Голль, 7.05 утра. Жду от прилета до отлета.

  • Гость - 'Гость'

    Где ты ждешь? На какой платформе? Какой вокзал? Время отправления? Неужели трудно написать?!

  • Поспешай не торопясь. Помни про остеохондроз!
    Жду! (с томленьем упованья)
    И.Л.

  • Гость - 'Гость'

    НИКТО НЕ ЗАБЫТ И НИЧТО НЕ ЗАБЫТО!!!

  • Гость - 'Гость'

    Поезд не ушел еще? А во сколько отправление? Возможно, я еще успею.

  • Уважаемый Иегуда, на Ваше-
    «Ну, назовите мне хоть одного (и не только на Острове), кто бы мог из заурядного КОММА сделать такое произведение!»
    "Ну, называю"-
    в комментах под работами Миши Костыля, Ирины Лейшгольд, Евгения Кругляка, Нонны Зекс (См.её сегодняшние стихи!), Далецкой Надежды и некоторых др.авторов идут настоящие стихотворные серпантины!
    Семён Талейсник, Марк Аврутин, Роланд Кулесский, Адольф Берлин и др. весьма интересно отвечают на комменты, порой с поэтическим или философским уклоном, иногда также в одном пакете, как сегодня сделал Александр Бизяк.
    Смотрите, как тепло, интересно и внимательно отвечают Ирина Вайнер, Сурина Светлана, Давид Кладницкий, (и они на ленте) тоже не пропуская ни одного автора.
    Несколько сравнительно новых авторов - Медведев Андрей, Команецкий Андрей и др. тоже стараются отвечать на все комментарии, и у них это прекрасно получается, часто с философским уклоном. Не говоря про многих постоянных авторов - Андреевский Александр , Аарон Борис, Адаева Айша, Вл. Борисов, М.Верник, Зухра Абдул, Коровкина Ирина, Ковалёва Наталья и мн.другие!
    А взять комментарии Валерия Кравченко – каждый из них – исторический экскурс или мини-эссе!
    К сожалению есть несколько авторов, как Илья Криштул, Кузин Владимир, которые ограничиваются лишь общей благодарностью, лишая нас и себя интересной дискуссии.
    Но, заключая сей коммент, ещё раз напомню, что каждый автор по-своему талантлив и в комментах продолжает делиться своими наблюдениями или литературным и жизненным опытом, за что им искренняя благодарность!
    А вопросы и замечания «инакомыслящих», без которых было бы, видимо, скучно, как порой проявляется в отдельных комментах или в критике В.Дормана, они, как мне кажется, не вносят больших разрушений в общую дискуссию.
    Так что продолжим наши плодотворные дискуссии, дополняющие авторские публикации.
    С наилучшими пожеланиями успехов и весеннего настроения!
    Валерия
    PS
    И всё-таки ещё раз СПАСИБО Александру Бизяку за его подробный коммент, где он так тепло отозвался всем коллегам и в такой дружелюбной манере!
    С уважением,
    VA

  • Гость - 'Гость'

    Но что скажет Семён?!

  • На \"почему ты не сказала мне об этом раньше?\"

    Но ведь еще не поздно,и поезд еще не ушел. Говорю сейчас.
    Со-дельница.

  • Гость - 'Гость'

    Разве это комм? Да он и рядом с коммами не лежал. Это даже не КОММандующий, тем более, не КОММовиажер, и уж не в коей мере не КОММунистический манифест. Это просто избыток КООМуникабельности.
    Ну, назовите мне хоть одного (и не только на Острове), кто бы мог из заурядкого КОММА сделать такое произведение!
    Нет таких на белом свете.
    А сколько доброжелательности, ласкового поглаживания доброй рукой (забудьте лежащую железную деву!), легкого щекотания нервов (не думайте об остеохондрозе или радикулите!) и все это сдобренное фирменным бизяковским юмором. А как скрестил шпаги с другим нашим юмористом! Аж искры посыпались...
    Представляю себе Мишу после этой дуели. И так играл в молчанку долго-предолго. А тут уж засядет наедине со своим КОМПом, сколько невыданных ответов, сколько миниатюр, пронизанных одесским говорком, выльются на холодную душу компьютера.
    Трудно себе представить.
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
    Учитесь у А.БИЗЯКА как надо реагировать и дискутировать даже с запозданиями, когда твой друг-компьютер мертв.
    Да здравствует жизнь, путешествия и путешественники и добрые хозяева маленького Острова...
    И вы, мои дорогие коллеги (не путать с калеками).
    Видите, что и со мною сделал этот Сашенька.

    Иегуда Мендельсон

  • Почему-то выскочила лишняя строчка - просьба не считать ее, а перед Ницше пропала запятая ( я не спутала Фрейда с Ницше, если кто так подумал).
    Извините, дамоклов меч - время - попутал.Спешка.
    И.Л.

  • Гость - 'Гость'

    Ура! Сегодня приехал мастер и комп исправил. Теперь могу моим читателям ответить более развёрнуто.
    Чтобы не накручивать число поступивших комментов на моей страничке (их и так достаточно), ограничусь одним общим комментарием, в котором постараюсь лапидарно ответить персонально на каждый поступивший отклик.

    ВАЛЕРИИ.
    Еще раз выражаю благодарность за всё-за всё, что Вы сделали для меня и для Ирины.
    Единственная дополнительная реплика - по поводу подписи под фотографией с лежащей обнаженной девушкой на берегу Северного моря: \"Александр сказал, что у неё холодная попка\".
    Да, попка, действительно, была холодная. Но я своей ладонью отогрел её.

    РОЛАНДУ
    Спасибо, дорогой. Счастлив, что мой Отчет Вам пришелся по душе. Добрый отклик от Профессора и прекрасного Поэта вдохновляет.
    Всегда слежу за Вашими поэтическими новинками.
    Успехов Вам!

    ВЛАДИМИРУ БОРИСОВУ
    Париж, действительно, у каждого свой. Ваш Париж мне пришелся по душе, и я об этом написал Вам.
    Что касается моей землячки Зиночки, Вы правы: \"Хоть сейчас отбрасывай все начатое и недописанное и садись пиши рассказ. Костяк уже готов...\"Зиночка\"...
    Ах, Зинаида, Зина, Зиночка... Любовь моя и боль...
    О писсуарах: Вы правы - \" До революции в Москве на некоторых бульварах также функционировало несколько открытых писсуаров\".
    Увы, я их не застал.
    Жду Ваших новых публикаций.

    ЧИТАТЕЛЮ (2011-03-08 12:47:55)
    Вы пишете: \"Юмор Александра Бизяка имеет удивительное свойство, он проникнут добротой к тем людям, о которых автор пишет, над которыми иронизирует\".
    Спасибо Вам за отзыв.
    Мне всегда везло на добрых, честных, умных, доброжелательных людей. (Были исключения, и сейчас бывают, но они не в счет). Вот почему я пишу о людях с искренней симпатией. А добрую иронию они, надеюсь, мне простят.

    МАРКУ АВРУТИНУ
    Дорогой Марк, я тоже, как и ты, с особой теплотой вспоминаю нашу франкфуртскую встречу. Жаль, что она была такой короткой (всего три дня). Но даже этих дней мне хватило, чтобы убедиться, что в твоем лице встретил настоящего товарища.
    До сих пор казню себя, что не послушался твоего мудрого совета и прельстился бесколесной сумкой. Сколько раз я вспоминал тебя в Брюсселе и Париже...
    А что до новых встреч - уверен, что они непременно состоятся.
    С уважением жму руку,
    Александр


    СЕМЁНУ ТАЛЕЙСНИКУ
    Дорогой Семён!
    За что люблю твои умные и обстоятельные комменты, так это за подлинно критический анализ. Жаль, конечно, что он обрывается на 8-м параграфе. А как хотелось бы услышать от тебя не 8, а хотя бы 28 замечаний! Зря ты поскупился. Но даже эти 8 замечаний я прочитал на одном дыхании, с карандашом в руке. Все 8 замечаний принимаю с благодарностью, размышляю и еще долго-долго буду размышлять над ними.
    Разреши ответить по некоторым пунктам, в которых осмелюсь возразить тебе.

    Пункт №2:
    \"Сомнительная легенда о посещении «бебиситера» Зиночки в Квартале Розовых (Красных?) фонарей под видом земляка, передавшего гостинцы от родителей. Да ещё с отдыхом на кушетке…\"
    Клянусь тебе, что ТАК оно и было!

    Пункт №4:
    \"Описание отхожих мест (писсуаров без иллюстраций)\".
    Ну почему же, дорогой, без иллюстраций?! На эту тему Валерия поставила в Отчет аж целых две иллюстрации. Смотри внимательней!
    А вот в твоем эссе такого снимка не было - с ТВОИМ участием. А что касается Ирины - такого снимка в ее Отчете не могло и быть, так как открытых отхожих женских мест в Голландии не существует. Дискриминация…

    Пункт №6:
    \"Хроническое восхваление околовсяческих заслуг Михаила Верника с созданием для него особых условий для творчества… в ущерб гостям и хозяевам\".
    Создание для Верника особых творческих условий - и гостям, и хозяевам было только в радость. Согласись, что Верник - ОДИН у нас ТАКОЙ.

    Пункт №7:
    \"Сомнение в атлетизме Марка Аврутина со спины…\"
    А ты при встрече посмотри на Марка (и со спины, и с других ракурсов) - и все твои сомнения исчезнут.

    Пункт №8:
    \"Сомнительный контакт в Париже с обменом сувенирами на скамейке с афрофранцуженкой и с ливанцем в подсобке ресторана, что «Моссад» засёк несомненно…\".
    Вынужден признаться, что в обоих случаях я выполнял секретное задание Моссада.

    Пункт №9
    Пожалуй, самый содержательный:
    \"9. И т.д. \"

    НУ, А ЕСЛИ ГОВОРИТЬ ВСЕРЁЗ, твой комментарий написан в лучших эпистолярно-иронических традициях, которые мне очень импонируют. Я, грешник, сам люблю приколы.

    \"Если бы я не был знаком с юмором Бизяка, прочитав все его произведения в книгах и на сайте, то не позволил бы себе так остро подшучивать над его текстом (а не поступками!)\".

    Подшучивай, родной, подшучивай и дальше в том же духе! Я \"позволяю\". И даже над поступками. А если я где-то оступился, поступил неправильно, поправь и поддержи.

    Обнимаю, береги коленку и особенно твою талантливую руку.
    Твой САША


    М.ВЕРНИКУ:
    \"Саша, вот зачем вы меня хвалили? Теперь мне это в вину поставили. Было тихо, спокойно, так нет, оказывается всё, что обо мне хорошее говорят :- Хроническое восхваление около-всяческих заслуг.
    Просто обалдеть!

    Саша, не упоминайте больше моего имени в хорошем смысле. Ругайте, может тогда меня оставят в покое.
    М.В.\"

    Миша, дорогой, прилюдно обещаю больше не хвалить тебя. Буду лишь ругать.
    Итак, уважаемые господа, не читайте Мишу Верника. Никакой он не писатель, его рассказы слабые, литературным языком он не владеет, да и комменты его сомнительны.
    А про куртку, которую он пытался мне подсунуть, я вообще молчу.
    Оставьте Верника в покое, и пусть на Сайте будет ША!


    ИЕГУДЕ МЕНДЕЛЬСОНУ
    Дорогой Вы мой Иегуда!
    За портреты наших матроннес благодарите не меня, а тех, с кого я написал эти портреты.
    Ваш комментарий с восторгом прочитал четыре раза и еще читал бы, да не выдержал компьютер. Сегодня, когда комп исправили, спать не буду, опять начну читать. Уж очень хорошо Вы написали. Разве тут уснешь?
    И Вы будьте обязательно здоровы.
    Я тоже буду ждать Ваших новых публикаций.
    Крепко обнимаю,
    АЛЕКСАНДР



    ИРИНЕ ЛЕЙШГОЛЬД
    Дорогая моя очевидица, соучастница, подельница!
    \"НАСТОЛЬКО ДОВЕРЯЮ БИЗЯКУ,
    ЧТО ХОТЬ СЕЙЧАС В ПОСТЕЛЬ С НИМ ЛЕЧЬ МОГУ\".
    Почему ты не сказала мне об этом раньше, когда мы колесили по Европе?!
    Почему об этом я узнаю на Андерсвале только 2011-03-08 20:13:02?! Почему же ты молчала в октябре?!
    Тоже мне - подельница!

    СЕМЕНУ ТАЛЕЙСНИКУ - на коммент №2
    \"Только на днях закончил читать книгу Пауло Коэльо \"Одиннадцать минут\". Это исповедь, Одиссея, современной проститутки, Марии, приехавшей на заработки из Бразилии в Швейцарию. Так вот, чтобы не растекаться мыслью по древу, объясняю, что по всем данным и опыту автора - 11 минут - это время которое затрачивает мужчиной и женщиной на секс. Всё остальное время - это прелюдия и послевкусие\"...

    Дорогой Семён, а я на днях прочитал научную статью, в которой нашел такую информацию: \"В мире ежедневно совершается более 120.000.000 половых актов, то есть каждый день около 4% земного населения занимаются сексом. Неудивительно, что население Земли ускоренно увеличивается\".
    Я не поленился, подсчитал: 120 миллионов половых актов умножил на 11 минут и получил 13 миллионов 200 тысяч минут чистого секса (не считая прелюдий и послевкусия). Затем 13 миллионов 200 тысяч разделил на 60 минут и в результате получил 220 тысяч часов непрерывного секса.
    Внушительная цифра, согласись, дружище!

    ЗИНАИДЕ
    Зиночка, прости, что обращаюсь с просьбой. Ты мне писала, что в апреле собираешься на Песах прилететь в Израиль на побывку. Так вот, в двадцатых числах марта тебя навестит Валерия. Нет, не пугайся, у нее нормальная ориентация. У нее другая цель визита. Она подвезет тебе 10 книг, посвященных искусству и культуре Иудеи - от глубокой древности до наших дней. Пожалуйста, прихвати их с собой в Израиль (книги предназначены для островитян, проживающих в Израиле).
    И еще: Анатолий (Мотя) Мотовилов попросил меня дать ему твой адресок. Отказать ему я не решился.
    Так что видишь, как тобой интересуются наши лучшие писатели. Дядя Женя - поэт, дядя Мотя - талантливый прозаик.

    ЕВГЕНИЮ КРУГЛЯКУ
    Женя, с Зиной я договорился. Она ждет тебя. Ее рабочий график: понедельник-среда-пятница - утро (с 7:00 до 15:45, без перерыва на обед), вторник-четверг-суббота - вечер. Воскресенье - круглосуточно.
    Рекомендую посетить ее в 7 утра. Ты, как завсегдатай парной, отлично знаешь: самый лучший пар - это ПЕРВЫЙ пар.
    Не забудь привезти Зинуле коробочку ее любимого московского зефира. Такой подарок ее простимулирует.

    НИКОЛАЮ БУТОРИНУ
    Уважаемый Николай!
    Рад, что мой отчет оставил у Вас жизнерадостное впечатление.
    Приятно, что особое впечатление произвел на Вас пластмассовый писсуар открытого типа на три мужских персоны.
    Фильм \"Скандал в Клошмерле\" конечно помню и люблю. Я вообще люблю в искусстве всё, что связано с таулетной проблематикой. Да и сам, грешный, в своем творчестве уделяю этой теме серьезное внимание.
    Согласен с Вами, что \"туалет в Клошмерле был намного закрытее, чем этот совсем открытый. Прогресс продолжается\".

    ВАЛЕНТИНУ ДОРМАНУ
    Уважаемый совгиковец!
    Спасибо, что прочитали мой отчет \"без особенных, но объяснимых, напряжений\" и за \"куртуазные поклоны\".
    Несколько задела Ваша фраза \"Мне, по сути, плевать на чьё-то качество изложения, особенно если работа клубная не претендует на цену \"Войны и Мира\".
    Ну почему же, если работа клубная, она не претендует на цену \"Войны и мира\"?..
    И еще, с чем категорически не согласен с Вами, что я - Александр Борисович. Моего отца звали Григорий. Соответственно, я - Григорьевич. Могу представить метрики.
    А в остальном я с Вами полностью согласен. Буду думать, как внести поправки в текст.
    Спасибо за Ваш дельный развернутый комментарий.

    Е.Д.

    А в сумке той сакраментальной,
    Что он таскал так зло, но пылко,
    Нетерпеливо, но брутально,
    Не книги были, а бутылки!

    Не вынес бы он их потерю,
    Чему, как Станиславский, верю!!

    Спасибо за стихотворный отклик. (Ваш почерк мне кого-то очень напоминает. Уж больно хороши стихи!).
    Спасибо, уважаемый Е.Д., что Вы, как Станиславский, верите в меня.


    ГОСТЮ \"АСЬ?\"
    \" Прозаик чай не генерал,
    Так, кто кого там охранял?
    Всурьёз или потешно,
    и от КОГО, конешно???\"

    А Вы подумайте…

    ЛЯЛЕ НИСИНОЙ
    \"Александр, я прочитала два раза без перерыва, потом еще отдельные места (да, эти самые!) просмотрела с наслаждением.

    Единственное, что смутило меня - это сцена в Розовом квартале. Вы там так долго говорили, что, мне показалось, почти не осталось времени на сам бизнес. В следующем путешествии попробуйте точнее рассчитать время. :):):) \"

    Дорогая Ляля, сердечное спасибо!
    Могу признаться, как недавно признался Иегуде, что Ваш комментарий я тоже прочитал ТРИ раза и тоже без перерыва. Да плюс те самые \"отдельные места\".

    А что касается \"сцены в Розовом квартале. Вы там так долго говорили, что, мне показалось, почти не осталось времени на сам бизнес\"…

    Лялечка, только Вам могу открыться: Вам показалось. Времени хватило. Просто я об этом постеснялся написать…


    В ИНТЕРНЕТЕ - DILЕ22, А В МИРУ - ДИМЕ
    \"Прочитав три раза заметки о путешествии в БЕНИФРАНГЕР.я понял,что хочется оценить их двумя словами \"очень добрые\",или по-голландски (если верить Бизяку),очень,очень ХУЕ.Все герои,особенно героини,выписаны с такой теплотой и доброй иронией,что, не зная никого из них,я их полюбил,особенно стойкую Ирину,бедную нашу землячку Зиночку и очаровательную шоколадку Афию.Есть несколько вопросов к автору:1.Почему нет фотографии Зиночки на рабочем месте,хотя бы вид сзади,чтобы никто не узнал её здесь на родине.2.Хорошо показан на фотографии принцип работы пластикового писсуара в Гааге,но для большей наглядности хотелось бы видеть зонтик не с чёрной ручкой,а со светлой,т.е.телесного цвета.4.При подготовке второго издания Отчёта хотелось бы более подробно осветить эпизод из половой (т.е.на полу)жизни Александра на мансарде.Всё там описано художественно,с мельчайшими подробностями.Но остаётся какое-то чувство недосказанности.Хочется спросить у автора:\"Ну,и что..?\"Есть ещё вопросы,но пока я собирался с мыслями после 8-го Марта многие старожилы Острова обскакали меня и уже успели задать некоторые из них.Мне же только остаётся поблагодарить Александра за доставленное удовольствие совершить вместе с ним увлекательное путешествие и пожелать ему оставаться самим собой и не изменять своему стилю и своей манере письма,чтобы не говорили некоторые критики.Дальнейших тебе успехов и береги спину\".

    Дорогой Дима!
    Спасибо, что после жестоких восьмимартовских застолий ты нашел силы ответить мне.
    А на твой вопрос \" Но остаётся какое-то чувство недосказанности. Хочется спросить у автора:\"Ну, и что..?\"
    Хочу ответить, как мужику мужик: А ТО! Потрудись додумать сам…
    Обнимаю, Ладочке привет.

    САНДРО
    \"Дорогой Саша! Прекрасно написано и весьма интересно и даже поучительно!!!
    Сандро\".

    Сандрик, что я могу ответить? Только СПАСИБО и ТОДА РАБА!

    МАТВЕЮ
    Толя, спасибо, дорогой!
    У меня сейчас готовится к печати новый сборник рассказов и повестей. Торжественно клянусь: как только книга выйдет из печати, непременно подарю тебе. Если вдруг навалится тоска, открой и почитай. Авось, и в этот раз хоть немного подниму тебе настроение.
    Но лучше, чтобы настроение твое всегда было на высоте.
    Обнимаю и желаю всяческих успехов: и в семье, и творчестве!

    ТАТЬЯНЕ ДЕМИДОВИЧ
    Спасибо, Танечка, за добрые слова. Давайте так договоримся: и я буду стараться, и Вы старайтесь в Вашем творчестве не понижать ту планку, которую Вы взяли.
    Всегда с огромным удовольствием читаю Ваши публикации. Вы очень чистый и хороший человек. И за это Вам огромное спасибо.

    МИШЕ ГУРАЛЬСКОМУ
    Миша, дорогой, спасибо, что откликнулся. Читал и наслаждался.
    Лора Энкер - наша давняя подруга. Они живут в Америке. Мы с ними на постоянной связи. В позапрошлом году они с Яном специально прилетали к нам на юбилей. Витя Энкер - это ее брат. Я обязательно передам Лоре твои слова о Вите.
    Печалят твои болячки. Держись, дорогой. Ты сильный. Приезжайте к нам в Израиль. Кстати, как дела у Вики? Она на нас так ни разу и не вышла.
    Очень скучаю по Ташкенту. Вспоминаю наши встречи и застолья. Как же мне было хорошо у вас!
    Всем-всем-всем моим родным ташкентцам - пламенный привет.
    Кланяйся Ирине.
    Не пропадай, пиши. И НЕ БОЛЕЙ!
    Крепко обнимаю, АЛИК.


    АРИНЕ РОДИОНОВНЕ
    Дорогая сказочница, милая Ариша!
    Читать Ваш отклик - это праздник со слезами на глазах. Со слезами радости и благодарности.
    Находясь в Европе, вечерами мы с Ириной постоянно читали Ваши сказки. От них на сердце делалось светлее и теплее.
    Будьте счастливы, я Вас люблю!
    Ваш Александр

    АБРАМУ Р.
    Бумчик, и я и Люда мечтаем совершить совместное путешествие с тобой и Сарой. Как же это будет здорово!
    Обнимаю, дорогой.
    Той Алик

    АНАТОЛИЮ ПОЙЛОВУ
    Спасибо Вам за добрый отклик!

    ДОРОГОМУ ДРУГУ М.К. ОТ БИЗЯКА
    Миша, всё взаимно.
    Давно не собирались. Пора бы.
    По поводу стоячего воротника тебе ответила моя подельница Ирина.
    На остальные темы поговорим под водочку и под пельмеши.
    Галочке привет. Береги ее, она сокровище!

    \"ГАЛИНЕ\" ((2011-03-13 02:50:48)
    Уважаемая Галина, прочитал комментарий Кэти, обращенный к Вам, полностью согласен с ним. Ничего добавить не могу.

  • Гость - 'Гость'

    Мне трудно говорить о куртках и сумках, хотя я, в свое время, увозил из \" Арт и Виво\" некое число \"нелегальной литературы\" наших признанных авторов. Но! Бизяк Саша, это отдельно! Он не по поводу ГДЕ и ЧТО, - он по поводу, - КАК!
    Познакомь с Зиночкой, Саша! Вот и сюжет для небольшого... Мотя.

  • Поскольку куртка была куплена по моей рекомендации, отвечаю за Бизяка.
    Помните, Миша, - \"главное,чтобы костюмчик сидел\"? А он (воротник) должен стоять. Это придает Александру особый шарм,гусарский, как на доломане.
    И.Л.

  • Сказать, что я Вам позавидовал-это не сказать ничего. В такой компании!... по Европе!... с рваной сумкой и с Валерией!...ночь на мансарде!... С Лейшгольд!...
    Поскольку был удостоен огромной чести и слышал эти истории от самого автора еще до побликации, то во время прочтения меня не покидали бизяковские интонации и жестикуляция. Уж кто не знает какой замечательный рассказчик наш Бизяк!(Неспроста моя жена влюблена в него с первого слова.)
    Только я не очень понял про какой стоячий воротничок вы все время говорили при выборе куртки?
    С любовью. Костыль.

  • Побывал и в Амстердаме и в Париже....
    Понимаю Вас и принимаю ваши впечатления...
    Спасибо за то, что поделились своими эмоциями и обновили мои собственные воспоминания шестилетней давности!

  • Гость - 'Гость'

    Дорогие друзья!
    Как назло, вторые сутки намертво завис мой комп. Скорей всего, не вынес перегрева от ваших комментов в мой адрес.
    Пишу с чужого компа, да ещё на виртульной клавиатуре. Посему не судите строго, вынужден быть краток.
    Хочу лишь вас заверить, что как только исправлю комп, то, как и обещал, КАЖДОМУ отвечу ПЕРСОНАЛЬНО.
    Спасибо, дорогие, за вашу отзывчивость и доброту. Я действительно счастливый человек...
    Обнимаю ПЕРСОНАЛЬНО каждого и каждую из вас,
    Ваш А.Б.

  • Гость - 'Гость'

    Прочитал с большим удовольствием.
    Ярко,увлекательно,талантливо,с хорошим чувством юмора.
    БРАВО!!!А если всё так хорошо плучается,то
    обязательно нужно продолжать путешествовать,
    чтобы мы имели возможность наслаждаться записками
    путешевственника.
    АБРАМ Р

  • Дороой Александр, наконец-то закончила ваш отчёт. Прошу извинения за опоздание, причина - приходиться делить компьютер с внучкой, и времени остаётся в обрез. Говорить, что это прекрасный подарок от вас островитянам, значит, ничего не сказать. Я просто обалдела! Всё очень, очень понравилось, но убил меня Франфуркт... Не могу передать словами мой несканчаемый смех :grin :grin :grin :grin :grin Нет, не просто смех, а ржанье до слёз :cry :cry :cry Я в восторге от вашего юмора, от вашего таланта так вкусно подать его. Браво! Браво, господин Бизяк! Я очарована вами, Валерией, Ириной Лейшгольд и, конечно же, Мишей Верником. Только одессит мог в критический момент происшедшей травмы, чтитать вам нотацию о недостойном поведении... Умора! А встреча с Зиночкой, это что-то!!! Вообщем, дорогой Александр, ваш отчёт о поездке в Голландию - высочайший пилотаж! И лишь одно мне не понравилось, что вам пришлось спать на полу. Простите, но в вашем возрасте это не позволительно и рискованно, учитывая ваш спонделёз и радикулит... ОГРОМНОЕ СПАСИБО ЗА ДОСТАВЛЕННОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ.
    С любовью - Ариша.

  • Гость - 'Гость'

    Алик,привет!С удовольствием прочитал.На одном дыхании.Казалось бы - ну чего проще чем публикация собственных впечатлений.Своего рода путевые заметки.Но попробуй сам и чтоб другим было интересно!!!То-то.Спасибо за доставленное удовольствие. К слову.В твоей рассылке увидел Лору Энкер.Спроси - был ли у нее барт Витя Энкер.Он к сожалению рано умер в Ташкенте.Мы симпатизировали друг другу.Талантливый журналист и просто хороший парень.О себе писать не хочется - жутко болею.Давление за 200 уже месяц.Дикий сахар.Наверное буду увольняться.Буду содержанкой у Ирины.Брр-рр!!!Ну хватит о грустном.Еще раз поздравляю тебя,дружище, с новым шедевром.Я без иронии.Обнимаю.Миша.Привет твоим !

  • На Ваш вопрос \"Если книги по «искусству и культуре Иудеи» на русском, можно ли купить...\"
    Ответ:
    Книга НЕ на русском, подробнее отвечу по Емеле.
    VA

  • Уважаемый Александр!
    Спасибо за Ваш репортаж!
    Вам удалось передать необыкновенную атмосферу всех происходивших событий.Каскад событий, и приятные нам любопытствующим мелочи, плюс внимательный взгляд юмориста и остряка делают Ваше повествование восхитительным.
    Репортаж и порадовал, и вызвал умиление и просто возникло чувство гордости, за наших Островитян.Прекрасных, талантливых людей!
    Спасибо Вам!

  • Уважаемый Александр,
    спасибо за тёплые слова!
    Я очень рада, что поездка оставила не только позитивные впечатления, но и дала пищу для размышлений и творчества, стимулировав такие интересные юмористические «Путевые заметки».
    Что касается фотографий, то мои только первые 3, а остальные присланы для Вашей статьи, в основном Ириной ЛЕЙШГОЛЬД. Хотя её самой на фото почти нет, но я буду их добавлять в текст по мере поступлений.
    С наилучшими пожеланиями, привет от Полины!
    Валерия

  • Гость - 'Гость'

    Бизяк мне друг и истина мне тоже!
    Извините, что не к теме путешествия. Мне тоже посчастливилось побывать в гостеприимной Голландии в объятиях Валерии, Ханса, Полины и Лилианы и \"прошвырнуться\" с ними по дорогам Европы. Саша, со свойственным ему юмором, всё изобразил отменно. Я немного о другом...
    Свалилась на меня беда смены жилья. Так уж сложились обстоятельства. С горем пополам нашёл обмен, кое как переехал, сижу на куче тюков и неразобранного шмутья. Холодрыга, ни комп, ни телевизор не работают, деньги со счёта дружно спрыгули в карманы перевозчиков. Любимую собаку взять с собой не разрешили. Кошмар... на восьмом десятке впору удавится. И вдруг в связке книг первой обнаруживаю \"РСПЗД\" А.Бизяк.
    На автомате беру, раскрываю, читаю, десять раз читанное. И через пять минут корчусь, катаюсь от хохота, ржу до икоты... Спасибо тебе, Саша, ты настоящий друг!

  • Гость - 'Гость'

    Dear VALERY!
    Сердечное спасибо за Ваш первый комментарий-предисловие, как и за все остальные Ваши комментарии.
    Спасибо за поставленные фото, за искреннюю дружбу, согретую Вашим добрым отношением ко мне и скрепленную нашей европейской встречей, которая до сих пор остается для меня волшебной сказкой. Короче, за всё-за всё!
    И не обижайтесь, что мы с Ириной не взяли фолианты. Мы ведь и свои не взяли, предназначенные нам. Я уверен, что эту досадную накладку мы обязательно исправим.
    Самый искренний привет моей родной Голландии, по которой я скучаю, дорогой Полине, в которую влюбился, и всем-всем, кто сказку сделал былью.
    Обнимаю горячо и нежно,
    Ваш А.Б.

  • Гость - 'Гость'

    Дорогой Саша! Прекрасно написано и весьма интересно и дже поучительно!!!
    Сандро

  • Я специально увеличивал фото. Слева, по цвету волос и свитерка, Валерия. С Полиной сложнее, о цвете волос не сказано. Хуже, что ноги есть на педалях, а сидит она вовсе, как на колесе. Впрочем, откуда я знаю, а вдруг она йог или просто гимнастка? Развернулась и Валерии говорит: \"О, а вот и эти приехали. Я думала, что хоть в пробке застрянут на кольцевой из Амтердама. Так нет же! Даже не дали на велосипедах покататься!\" В любом случае, на шаре ни ног, ни причёсок! И Бизяк пишет: встретили, а не \"пришлось ждать, пока встретят\". Как вы наблюдаете, так можно сказать, что у белой лошади справа, на левом бедре висит аккордеон Honnеr, Verdi-1; именно на 48 басов.
    А давайте спросим авторов фото? Не в смысле, что обязательно надо, чтобы конкретно - встреча; но в смысле, что не на шаре. Ладно! Это не столь важно, как трансплантат Бизяка. Что наблюдаете? Марроканский или же эфиопский? Говорят, и среди них есть евреи! Надо спросить Аврутина! Мало ли что, а вдруг про зонтик сказали нам для приличия? Иначе, что там было фотографировать? Что за невидаль? По всей территории не только бывшего СССР, но и в Германии (особенно в праздники), любое дерево - писсуар на - сколько поместятся. А стены так и вообще, хоть роту веди. Дорогое, правда, удовольствие, если из Орднунгсамта смотрители подоспеют. Но ладно! На шаре, так на шаре. Важно, что во-время подоспели.

  • Гость - 'Гость'

    Дорман, вы не угадали, Валерия и Полина спускаются на воздушном шаре, что появился в правой части фото. А на великах - детишки.
    Наблюдательный читатель.

  • Забыл авторизоваться и выскочил \"Гостем\".
    Признаюсь, коменты 1. Валерии Андерс.
    Отправил \'Гость\' дата 2011-03-10 00:55:45
    2. Семёну Талейснику!
    Отправил \'Гость\' дата 2011-03-10 01:16:02 - мои.
    По поводу возникновения новых фото хотел уточнить: Валерия и Полина, это которые на четырёх колёсных велосипедах?
    А это уже спрашивал, - зачем два одинаковых фото: писсуар, Бизяк, зонтик? Нет, я понимаю, что второе фото крупнее... Ага, понял: это на случай, если кто-то не понял шутку с ручкой от зонтика, и подумал, что Бизяк себе трансплантировал этот - коричневый.

  • Гость - 'Гость'

    Ваш обзор Заметок Бизяка мне очень понравился. Не понимаю, где некоторые персонажи нашли предмет для обид? Вообще, поразительно, когда людям, считающим себя писателями, необходимо приписывать: \"Шутка, ирония, стараюсь высказаться, не изменяя авторский стиль\". Или Валерия должна специально объяснить что-то о том, как правильно следует понять этот рассказ, или сам автор должен расшаркаться и пояснить отдельно, дескать \"никого не хотел обидеть\".
    Так ли трудно понять, - если рассказ рассматривать на полном серьёзе, то больше чем на пошлятину он не тянет. В нашем же случае клубного обозрения - ВСЁ НА МЕСТАХ!
    Если бы, например, я не понял авторского желания отблагодарить инициаторов и вдохновителей поездки, плюс, высказаться не официально, но с юмором, - я тоже мог бы раскричаться, что как-то не так, как хотелось бы мне, упомянут в тексте. Тем не менее... Хотя вспомнил, что особо талантливые русские разведчики специально учились даже во сне говорить не то, что есть или было, но то, что важно подать окружающим. Помните, как попалась русская связистка, во время родов и потом во сне кричавшая \"Мама!\"? Так вот, у профессионалов такие промахи не случаются...
    Вам спасибо!

  • Гость - 'Гость'

    Вопросы. 1. Если книги на русском, можно ли купить с оплатой пересылки книгу по «искусству и культуре Иудеи».
    2. По сайту. Почему перестала работать пересылка на Ем.?

  • Александр, не увлекайтесь!
    Зинуля, у дяди Саши остеохондроз.

  • Гость - 'Гость'

    Зиночка, девочка моя!
    Если стучат в дверь, это хорошо. Значит, есть работа. А то что даже в дождь покоя нет, терпи, родная. Ведь мужики и в дождь остаются мужиками...
    Адрес твой дяде Жене я непременно передам. Уверяю, что от общения с ним ты останешься довольной. Он тебе зефир московский привезет...
    Что касается М.В. - есть такой у нас на Острове. А у тебя, гляжу, губа не дура. Он настоящий мачо.
    Да, он женат. Но это ничего не значит. Он даже гарем свой держит. (Из Каракалпакии привез по бартеру). Его на всех хватает.
    И еще, учти, он любит \"Хортицу\". Так что вино ему не предлагай.
    Пиши, родная, не пропадай. Как выдастся свободная минутка, сядь и напиши.
    Всего тебе наилучшего. Привет моему родному Амстердаму.
    Нежно обнимаю,
    твой дядя Саша

  • Гость - 'Гость'

    Дорогой дядя Саша!
    Спасибо, что откликнулись. Так тепло сразу стало на душе. А за окном дождь и холод, мой термометр показывает 5 градусов! Жан не греет, Жак тем более. Они стали холоднокровные, как их рыбы.
    Дайте адрес дяде Жене. И еще у меня к вам вопрос. Мне очень понравился один мужчина на вашем сайте, он подписывается М.В. Женат ли он? Наверно женат, всех хороших мужчин уже разобрали.
    Я слышала что в Хайфе буря. Будьте осторожны.
    Закругляюсь, кто-то стучит в дверь. Даже в дождь нет покоя!
    До свид

  • Гость - 'Гость'

    Зиночка, родная!
    Спасибо, что выкроила время и откликнулась на мой Отчет. (Это при твоей-то немыслимой физической нагрузке!).
    Как ты там, родная? Очень беспокоюсь о твоем здоровье.
    Привет твоим родителям я передал и деньги тоже. Мама не сдержалась и заплакала. \"Какую дочку вырастили! - сказала мама. - Ведь эти деньги ей с таким трудом даются. Нынче дети трудные пошли, попробуй справься с ними. А она каждую копеечку нам передает\".
    Я с ней согласился и сказал, что работы у тебя и вправду много.

    Зиночка, теперь о деле. У меня тут попросил твой адресок некий дядя Женя, мой московский друг. Хочет навестить тебя. Скажи, могу ли я дать ему твой адрес? Он очень интересный, остроумный человек, пишет прекрасные стихи. Так что ты с ним не заскучаешь.
    Сообщи свой рабочий график, чтобы дядя Женя не напоролся на прием к твоей сменщице.

    А что касается твоей просьбы, чтобы я наш сайт не сообщал твоим родителям, ты не беспокойся. Конечно, дорогая, я им не скажу. Трудись спокойно и ни о чем не думай.
    Ты обещала прилететь на Песах в Хайфу. Заказала ли уже билет?
    Мы все очень ждем тебя.
    Тете Люде я привет твой передал, как и всей твоей любимой Хайфе.
    До встречи, дорогая.
    Твой дядя Саша.

  • Гость - 'Гость'

    Обнажи свой правый край, дорогая.
    Читать ведь тебя так невозможно...

  • Гость - 'Гость'

    Прошло чуть больше суток, как на Сайте выставлен мой опус. Хотел повременить с ответом, но НЕ МОГУ МОЛЧАТЬ и должен хотя бы коротко откликнуться.
    Не хочу кривить душой, вторые сутки испытываю праздник. Вернее, три праздника одновременно.
    1-й - праздник,который нам, мужчинам, подарили женщины.
    2-й праздник - я терпеливо ждал и верил, что

    Мой ОТЧЁТ с трудом громаду лет прорвет
    И явится весомо, грубо, зримо,
    Как в наши дни вошел водопровод,
    Сработанный еще рабами Рима.

    Послезавтра исполнится 180 дней (повод для застолья!), как мы с Ириной вернулись из Голландии. Так что не прошло и полугода. Рабы Рима ждали дольше.

    3-й праздник: ВАШИ ОТКЛИКИ. Повторюсь: доброе слово (как и кошке) автору особенно приятно. А тем более, ТАКИЕ отклики.

    Чуть-чуть приду в себя и КАЖДОМУ из вас отвечу персонально.
    Еще раз: СПАСИБО, ДОРОГИЕ!
    Ваш А.Б.

  • Гость - 'Гость'

    Прочитав три раза заметки о путешествии в БЕНИФРАНГЕР.я понял,что хочется оценить их двумя словами \"очень добрые\",или по-голландски (если верить Бизяку),очень,очень ХУЕ.Все герои,особенно героини,выписаны с такой теплотой и доброй иронией,что, не зная никого из них,я их полюбил,особенно стойкую Ирину,бедную нашу землячку Зиночку и очаровательную шоколадку Афию.Есть несколько вопросов к автору:1.Почему нет фотографии Зиночки на рабочем месте,хотя бы вид сзади,чтобы никто не узнал её здесь на родине.2.Хорошо показан на фотографии принцип работы пластикового писсуара в Гааге,но для большей наглядности хотелось бы видеть зонтик не с чёрной ручкой,а со светлой,т.е.телесного цвета.4.При подготовке второго издания Отчёта хотелось бы более подробно осветить эпизод из половой (т.е.на полу)жизни Александра на мансарде.Всё там описано художественно,с мельчайшими подробностями.Но остаётся какое-то чувство недосказанности.Хочется спросить у автора:\"Ну,и что..?\"Есть ещё вопросы,но пока я собирался с мыслями после 8-го Марта многие старожилы Острова обскакали меня и уже успели задать некоторые из них.Мне же только остаётся поблагодарить Александра за доставленное удовольствие совершить вместе с ним увлекательное путешествие и пожелать ему оставаться самим собой и не изменять своему стилю и своей манере письма,чтобы не говорили некоторые критики.Дальнейших тебе успехов и береги спину!DILA22

  • Александр, я прочитала два раза без перерыва, потом еще отдельные места (да, эти самые!) просмотрела с наслаждением.
    Ну, что сказать, и Париж у каждого свой, и путевые записки не всякому удается совместить с двумя дамами - пускай мужчины обзавидуются. А слог у Вас замечательный, и внимание к деталям, и юмор, и искренняя доброжелательность к городам и людям.
    Пусть пошлет Вам Б-г много путешествий, чтобы мы могли долго наслаждаться Вашими путевыми записками.
    Единственное, что смутило меня - это сцена в Розовом квартале. Вы там так долго говорили, что, мне показалось, почти не осталось времени на сам бизнес. В следующем путешествии попробуйте точнее рассчитать время. :):):)

  • Гость - 'Гость'

    Прозаик чай не генерал,
    Так, кто кого там охранял?
    Всурьёз или потешно,
    и от КОГО, конешно???

  • Гость - 'Гость'

    Прошу в моём комментарии слово\"блудя\" читать, как \"блюдя\"

    Е.Д.

  • Гость - 'Гость'

    \"НАСТОЛЬКО ДОВЕРЯЮ БИЗЯКУ,
    ЧТО ХОТЬ СЕЙЧАС В ПОСТЕЛЬ С НИМ ЛЕЧЬ МОГУ...\"
    Ирина Л.

    Замнём интимные причины,
    Но не в ущерб разумной гласности:
    Блудя охрану Л.Ирины,
    Сам Саша был ли в безопасности?

    Е.Д.

  • Гость - 'Гость'

    Бог сОздал Франкфурт и Гаагу,
    Хелдроп, Париж и Амстердам,
    Чтоб Саша всю эту «бадягу»
    Смог описать на радость нам!

    Но в этом было б мало веры
    Без вин Роберо дель Дуэры!

    И уж совсем хоть волком вой
    Без пива и анисовой!

    А в сумке той сакраментальной,
    Что он таскал так зло, но пылко,
    Нетерпеливо, но брутально,
    Не книги были, а бутылки!

    Не вынес бы он их потерю,
    Чему, как Станиславский, верю!!

    Е.Д.

  • Поэтому дублирую последние строчки.
    ... вытаращивать пистолетом два пальца (один - не серьёзно), либо скручивать светлый носовой платок, а то и просто салфетку. В противном случае эта коричневая штучка сразу заставляет понять опасения Ирины, относительно Бизяка, во время совместной ночёвки, - и тайную, большую надежду на юного Марко...
    В целом, большое спасибо. Надеюсь, к этому вы не отнесётесь слишком серьёзно.

  • Бизяк он и Гааге Бизяк! Но сравнивать эти отчёты о поездке по приглашению можно только тогда, когда остальные действующие лица опишут свои эмоции. Т.е. Кто там на очереди? Верник, Аврутин. Трудно запомнить, кто уже отчитался.
    В любом случае, я прочитал без особенных, но объяснимых, напряжений, теперь отвешивая автору куртуазные поклоны.
    Теперь вопросы. С обычным напоминанием, что мне, по сути, плевать на чьё-то качество изложения, особенно если работа клубная не претендует на цену \"Войны и Мира\".
    1. \"и сушильная машина для белья с боковой загрузкой, в жерло которой Ирина, не вставая с раскладушки, могла просунуть голову для сушки после мытья (что впоследствии она и делала)\".
    Вопрос. Есть ли в мире бельё с верхней или нижней загрузкой? Если нет, тогда лучше писать иначе. \"и сушильная машина С БОКОВОЙ ЗАГРУЗКОЙ белья, в жерло которой Ирина, не вставая с раскладушки, могла ПОСЛЕ МЫТЬЯ просунуть голову для сушки (что впоследствии она и делала)\".
    2. А это уже вопрос по существу загадочной женской натуры. После размышлений \"Ирины\" (ставлю в кавычки, допуская, что многое здесь авторский \"камуфляж\", а не репортаж с полей) на тему поведения Александр Борисович ночью, вдруг, - А) Из своей опочивальни мгновенно откликнулась Ирина: - Marko, is it you? Thanks that you come. Now I am in safety and can fall asleep. (Марко, это вы? Спасибо, что пришли. Теперь я в безопасности и смогу уснуть - англ.).
    Бе) - Божественная ночь! - поддержала меня Ира.- Я так спала, что даже не услышала, когда вернулся Марко.
    Ве) Резюме! Драматургия автора непререкаема, но так получается, что недоверие к Бизяку непосредственно связано с надеждой на посещение Марко. Иначе, зачем было нужно ей - ему, в другой комнате, сообщать о своём присутствии и неусыпном бодрствовании? Больше того, трудно представить, что Валерия или Полина не предупредили о приезде гостей!
    3. О том, что в последнее время Александр Борисович избрал для себя позицию бесконтрольной лести, я уже высказывал СВОЁ мнение. Но для меня остаётся критерием закон \"Истина дороже\", поэтому крепко застрял на моменте: \"Я невольно сравнил пейзажные полотна художника Ван Гога с фотоработами Бориса Аарона. Не побоюсь признаться в своей крамольной мысли, этюды Аарона мне показались куда как пронзительней и настроенчески богаче, нежели картины великого художника\". Т.е. может быть, может быть, может быть, но, как сравнивать труд художника и фотографа?
    4. Тут просто опечаточка, без которой будущие читатели не станут кончать жизнь самоубийством. \"ЗакаЗАжи, сколько ты осилишь\".
    5. За Зиночку, в контексте с Капицей, - просто поднимаю бокал \"Во здравие автора!\" Т.е. \"лошадь с четырьмя ногами, но спотыкается\" - Шолом Алейхем, - Бизяк тоже может опечататься, но - Зиночка и Капица - ЭТО БИЗЯК! При этом остаюсь в полной уверенности (предчувствуя изначально), что Зиночка автором придумана. Я думаю, что в нужном квартале и помещении он побывал несколько раньше, в до-остеохондрозный период, но теперь решил свой прежний опыт примерять на Зиночку.
    6. Стоит в тексте фраза: \"Когда это в Израиле было \"минус тридцать\"?! - оборвала его Ирина. - И зачем Саше съемный из овчины воротник?!\"
    Хочу знать, это придумано, или так кто-то сказал? Тем более что дальше читаю:
    \"- Саша, не слушайте её! Она филолог и ничего не понимает в куртках, а тем более в мужских воротниках!\"
    В этом контексте можно можно удивиться, что один филолог и т.д. говорит, - \"съёмный из овчины воротник\", а не \"съёмный воротник из овчины\", - а другой доцент, \"из овчины\" - забыл выделить запятыми.
    7. Дважды фото у писуара.
    Кроме того, на личном опыте создания подобного фото, рекомендую вместо коричневой ручки от зонтика вытаращивать пистолетом дыва пальца (один - не серьприменять либо два пальца, либо светлый носовой платок или скрученную салфетку. В противном случае эта коричневая штучка сразу заставляет задуматься, почему Ирина была столь предусмотрительна, предчувствуя час совместной ночёвки.

  • Уважаемая Ирина, разумеется, "Идёт"!
    Не премину этим воспользоваться. Так что ждите, как Вы пишете, пересылку "всех книг на Ваш адрес одной посылкой".
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

  • Уважаемый Александр, Ваш отчет о поездке по городам и странам оставил жизнерадостное впечатление. Галопом по Европам! Прекрасно описаны все места с юмором или сатирой. Фото хорошо дополняют сказанное, особо поразил \"пластмассовый писсуар «открытого типа» на три мужских персоны.\" Вспомнтл старый фильм \"Скандал в Клошмерле\", когда женщины были недовольны туалетом такого типа, а на открытии первое право мочиться дали мэру города. Но туалет в Клошмерле был намного закрытее, чем этот совсем открытый. Прогресс продолжается.
    Николай

  • Уважаемая Валерия!
    Вы меня пристыдили: чувствую свою вину перед островитянами-израильтянами,что лишила их духовной пищи, тем более своей, родной. Сама-то не только духовную пищу в Голландии вкушала, но и лобстера ела!
    Поэтому предлагаю: пришлите все книги на мой адрес одной посылкой (как мы с вами, мне казалось, и договорились ранее), а здесь я разошлю по адресам.
    Все почтовые расходы я беру на себя.
    Идет?
    Ира

  • Каракалпакским Зина не владеет,
    зато другое многое умеет.
    А адрес просто: Розовый квартал
    для Зины(через остров Андерсвал)

  • Вам, господин Бизяк, экскурсовод дал 20 минут на посещение Зиночки в её кабинете. А сколько Вы там пробыли Вы нам не сообщили... Разговоры, передачи и отдых на кушетке в цетре Амстердама, на которой совершалось таинство(?) разрешённого в Голландии разврата, возможно, заняло бы и больше времени. Экскурсовод - мужчина и не заострял больше этот вопрос, как я понял...
    Но я вот о чём. Только наднях закончил читать книгу Пауло Коэльо \"Одиннадцать минут\". Это исповедь, Одиссея, современной проститутки, Марии, приехавшей на заработки из Бразилии в Швейцарию. Так вот, чтобы не растекаться мыслью по древу, объясняю, что по всем данным и опыту автора - 11 минут - это время которое затрачивает мужчиной и женщиной на секс. Всё остальное время - это прелюдия и послевкусие...
    Как вы все понимаете, я привожу данные одного из популярнейших писателей нашего времени, книги которого во многом отражают психологию, философию, религиозные взгляды, взаимоотношение между людьми, в различных ситуациях. В том числе и в прелюбодеянии.
    Так что времени на контакт с проституткой Зиночкой, если бы она не была Вашей знакомой и дочерью друзей, хватило бы (и 20-ти минут)... Но Вы, дорогой Бизяк, и тут вышли сухим из воды. Незапятнаным и вне всяких подозрений.
    И как написала Ирина Лейшгольд:

    \"НАСТОЛЬКО ДОВЕРЯЮ БИЗЯКУ,
    ЧТО ХОТЬ СЕЙЧАС В ПОСТЕЛЬ С НИМ ЛЕЧЬ МОГУ,...\"

    Лучше про Вас и не скажешь!
    Да ещё с Вашим остеохондрозом и радикулитом...

  • Твой вещий голос был высок,
    Но умолчал о многом...
    Черкни мне Зинкин адресок
    Каракалпакским слогом!

  • Уважаемый Семён,
    Вы справедливо заметили, что
    «среди перечисленных книг, очевидно, была хоть одна книга для меня, но так и не переданная по адресу»…
    Действительно, для Вас, Фаины Мастинской, Иегуды и др. было по экземпляру упомянутых Сашей больших книг по «искусству и культуре Иудеи» с редкими иллюстрациями, купленные Art& Vivo специально для коллег в Израиле.
    Мы хотели передать их вам через Бизяка и Ирину, но они так и остались в Голландии. Не говоря уж про сборники и др.издания нашего Holland House, вес которых значительно легче.
    Ещё до отлёта Иры и Александра из Израиля мы с ними договорились по телефону, что книги они возьмут и мы просили рассчитывать объём их чемоданов на нашу кладезь. Траты за перевес багажа мы конечно брали на себя. Поэтому проблема с покупкой дополнительной сумки меня удивила, когда Саша её озвучил, я просто заметила, чтоб он покупал на колёсиках, что он и обещал. Далее Марк настаивал на этом же. Почему Саша, зная проблему с поясницей, пошел вопреки логики и купил бесколёсную сумку? Неужели для того, чтобы описать комический эпизод, который появился таким образом?! простите мой черный юмор!
    Кстати, пару раз меня спрашивали французы, удивленные зрелищем волочившейся сумки, в чем дело, сломались колесики? Я отвечала, что мсьё приехал из диких нагорий Гондураса, где колесо до сих пор не ведают.
    Но вернемся к нашим книгам. Меня огорчило, что Ира с Сашей не взяли даже собственные экземпляры книг, попросив нас переслать им всё по почте, что нас удивило и озадачило.
    Давайте сделаем скидку на их болезни (остеохондроз у Бизяка) и т.п., которые не дали им возможность тащить лишние кг. Но в этом случае они не должны были нас обнадеживать перед отлётом в Голландию, что возьмут книги, а сказать честно, что книги не берут, а то мы оказались теперь в подвешенном состоянии.
    Почему я пишу об этом – потому что воз и ныне там, и книги не переданы адресатам.
    Господа! Если у кого-нибудь есть работающие предложения на эту тему, пишите пожалуйста в комменте или по Емеле.
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

  • Уважаемая Валерия!
    Все мои \"тяжеловесные\" термины в кавычках и подчёркнута их виртуальность. Именно так их поняла и приняла одна из виновниц \"сооблазнения\" Бизяка с использованием обстоятельств места и времени Ирина Лейшгольд.
    Если бы я не был знаком с юмором Бизяка, прочитав все его произведения в книгах и на сайте, то не позволил бы себе так остро подшучивать над его текстом (а не поступками!).
    И мне очень жаль, что МВ и Иегуда так восприняли мой коммент. Даже, если я \"переборщил\", то зная меня уже несколько лет, могли принять написанное правильно.
    Хотя намёки двусмысленного характера пронизывают всё общение с дамами Александра от первой до последней строки...
    Поэтому я пытался и позволил себе так смело о них говорить.

  • Уважаемый Иегуда!
    Читайте коммент Ирины Лейшгольд и тоже успокойтесь.
    Хоть я и не написал коммент, какой хотите видеть ВЫ: - \"Повторяю, что комментарий к вашему произведению может быть только рассказом такой же силы и юмора, или - стихи.\" Вот и напишите!
    Считаю, что Ваш посыл слишком завышен. Коммент вообще не должен быть рассказом, как некоторые любят. А содержать лишь замечания по ходу комментируемого призведения. Что я и сделал.
    Но оживил комменты и уже на мой коммент отреагировали МВ, Вы и Ирина, которая правильно отнеслась к моим измышлениям...
    Кто следующий, пока не ответил сам автор?

  • Гость - 'Гость'

    Дядя Саша, дорогой!
    Спасибо, что написали обо мне. Ой, как приятно. Даже не верится. Теперь обо мне читают в разных странах.
    И вообще спасибо за сайт. Я частенько захожу сюда. У вас здесь весело. Страсти. А у меня, то Жак, то Жан. А у них не только запах рыбы, но и чувства рыбьи. А на сайте такая жизнь, такие люди!
    Дядя Саша, вы родителям моим сайт не давайте.
    Привет тете Люде. И моей любимой Хайфе.
    Зина

  • Мой Вариант, как соучастницы описанных событий:
    Уважаемый Семён,
    прочитав Ваш комментарий позвольте заметить, что «отчет о творческой командировке» в Голландию г-на Бизяка это не только, как Вы пишете,
    «богатый материал в очередном неординарном литературном эссе Александра», но и отличное юмористическое произведение, в основном- в лёгком стиле, типичном для «Юмориста – Бизяка». Поэтому применение таких старомодных терминов, как Вы взяли - «варианты сожительства» и т.п., мне кажется тяжеловатым для такой лёгкой ироничной Повести, или Путевых заметок, где намёки не означают конкретность действия. Где много игры и полёта фантазии.
    Предлагаю легче относиться к юмору и беллетристике, что они и заслуживают. А серьёзный вопрос обсудим ниже в следующем комментарии.
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

  • Как очевидица, соучастница и подельница всех описанных событий,перипетИй и перепИтий (мыслимых и немыслимых) торжественно заявляю:
    ВСЕ, ЧТО БИЗЯКОМ НАПИСАНО, ЧИСТАЯ ПРАВДА (художественная)*.

    *Известно, что правда бывает документальная и художественная,но все равно - правда.

    Во время нашей совместной жизни в Европе - "сожительства", виртуального или невиртуального, как интересуется Семен ( чего вам больше хочется, дорогой Семен, чтоб я сказала ДА или НЕТ?),я поняла,что:
    А.Бизяк - человек,которому можно доверять,на помощь которого можно рассчитывать,с которым можно говорить серьезно и много-много смеяться, что мы и делали, но с характером отнюдь не нордическим, а скорее, средиземноморским - взрывным, но отходчивым. И взрывается он только тогда,когда его "собеседник" робко пытается вставить слово в "беседу", и сразу отходит, когда тот испуганно замолкает. Он завладевает всем и всеми.
    Вы хотели стихи, Иегуда:

    НАСТОЛЬКО ДОВЕРЯЮ БИЗЯКУ,
    ЧТО ХОТЬ СЕЙЧАС В ПОСТЕЛЬ С НИМ ЛЕЧЬ МОГУ,
    ПРИ ЭТОМ БЕЗ УРОНА ЖЕНСКОЙ ЧЕСТИ:
    ЧЕСТЬ И ДОСТОИНСТВО ОСТАНУТСЯ НА МЕСТЕ.

    Ирина Лейшгольд

  • Написав такой длинный комм, думал что закролюсь надолго.
    Да, не там было...
    Почитал критику?..
    Но я ведь, Александр, не обижаюсь, что вы меня не упомянули. Я хоть и болезный, но юмор пока еще понимаю.
    Правда, это дано только от рождения. Если его нет, так таки нет и не будет.
    Это купить невозможно.
    Все критические пункты, именно - все, это самые сильные и интересные моменты повествования.
    А двусмысленность дочь таланта, это чтобы другие научились думать, додумывая.
    Повторяю, что комментарий к вашему произведению может быть только рассказом такой же силы и юмора, или - стихи.
    Поэтому обращаюсь к нижеуказанным контактершам...
    *1. Особенности виртуального, либо виртуальные варианты «сожительства» Александра с разными женщинами: Ириной Лейшгольд, Зиночкой и Валерией Андерс в нескольких местах, в различных одеяниях, «не исключавших» абсолютно разные формы возможных контактов... (цитата из С.Т.)

  • Дорогой Миша! Я ведь не Вас критикнул, а Сашу Бизяка. А Вы снова на себя одеяло тянете. Вы действительно эрудит, но у автора хроническое желание всегда и везде Вас возносить до небес. Я ему и в приватных беедах это говорил. Мол, Мишу это портит и снижает его критику. Но он остаётся верен себе. А я не преминул этим воспользоваться и его зацепил в \"подведении итогов недостатков\" его блестящего эссе.
    А то все хвалят и хвалят. Вот я и попался за критику, но пока Вам. А Сашина реакция впереди.
    СТ

  • Давно ждал выхода. Так давно, что потерял надежду.
    Надеялся, что, как обычно, будет что-то интересное. Но реальность превзошла ожидания. Такой кусище одолел за один прием. Хотел передохнуть от чтения, но Бизяк все преследовал и не давал покоя.
    ..
    Если пеисать впечатление, то будет подлиньше вашего... Особенно понравились голландские выражения. Почему-то вспомнил свое казанское детство и татаркое \"киль манда\" - иди сюда...
    Интересно, живо, впечатляюще, а главное так реально, будто бы сам с вами побывал. Во время ваших пиршеств, так красочно описанных, у меня, как у еврея, чуть не началась рвота...
    Особое спасибо за портреты наших матронесс. Это лучше кисти самого-самого голландского старинного мастера. Просто создалось новое, очень положительное, впечатление...
    Ну, ладно, кончаю.
    Мишу подали просто в оригинале, хаваль аль азман.
    Спасибоньки.
    И будьте нам здоровы.
    Уже жду новых опусов.
    С благодарностью за путешествие, ваш Иегуда

  • Гость - 'Гость'

    Саша, вот зачем вы меня хвалили? Теперь мне это в вину поставили. Было тихо, спокойно, так нет, оказывается всё, что обо мне хорошее говорят :- Хроническое восхваление около-всяческих заслуг.
    Просто обалдеть!
    А когда на меня грязь лили, Семён молчал, как рыба камбала. Так как это не было восхваление около всяческих заслуг Верника.
    В общем комент Семёна, не заслуженный плевок, от которого не уклонится.
    Саша, не упоминайте больше моего имени в хорошем смысле. Ругайте, может тогда меня оставят в покое.
    М.В.

  • Прочитав и перечитав честный и откровенный (местами до кажущегося \"неприличия\" из-за двусмысленности описания некоторых эпизодов) эмоционально-окрашенный и литературно обработанный опытным и богатым красноречивым языком бывалого путешественника по городам и весям средне-азиатских республик, отчёт о «взятии» нескольких городов центральной Европы, невольно тянет на его критический анализ.
    Впечатления от встречи и знакомства с Полиной, Валерией и Хансом, их гостеприимства, создания и обеспечения всех условий для потрясающих впечатлений от посещения некоторых мест Голландии, Германии, Бельгии и Франции в связи с программой и событиями, имеющими отношение к делам нашего сайта, а также экскурс в Париж, невольно вызвали у Александра повтор восклицания Есенина: - « Жизнь моя, иль ты приснилась мне?..\". И это был один из самых волнительных снов его жизни, или как он сам об этом написал: - «Сказочный вояж устроили мне Общество Art&Vivoи литературный Клуб \"Остров Андерс\"(AndersVal), отметив мое участие в работе Сайта и Grand PRIX, полученный от спонсора (Art&Vivo) на Конкурсе за лучший юмористический рассказ».
    Всё это так, но как же без критического отношения к прочитанному?
    Что мы имеем в сухом остатке после возлияний (в прямом и переносном смысле) от слов и предложений автора этих путевых заметок?
    1. Особенности виртуального, либо виртуальные варианты «сожительства» Александра с разными женщинами: Ириной Лейшгольд, Зиночкой и Валерией Андерс в нескольких местах, в различных одеяниях, «не исключавших» абсолютно разные формы возможных контактов…
    2. Сомнительная легенда о посещении «бебиситера» Зиночки в Квартале Розовых (Красных?) фонарей под видом земляка, передавшего гостинцы от родителей. Да ещё с отдыхом на кушетке…
    3. Расточительное гурманство по каждому поводу в различных местах…, делавших брешь в бюджете фирмы-спонсора и опустошавших периодически кошелёк Валерии…
    4. Описание отхожих мест (писсуаров без иллюстраций) и известных Брюссельских писунов без ссылок на имевшие место на нашем сайте описания описывания (с иллюстрациями) в путевых заметках Ирины Коровкиной и в эссе Семёна Талейсника.
    5. Предпочтение автора шопингу перед работой на книжной выставке с покупкой куртки со стоячим воротником и сумки (сделанной, очевидно, в Китае) для вещей с их перечислением. Кстати, среди перечисленных книг, очевидно, была хоть одна книга для меня, но так и не переданная по адресу)…
    6. Хроническое восхваление околовсяческих заслуг Михаила Верника с созданием для него особых условий для творчества… в ущерб гостям и хозяевам.
    7. Сомнение в атлетизме Марка Аврутина со спины…
    8. Сомнительный контакт в Париже с обменом сувенирами на скамейке с афрофранцуженкой и с ливанцем в подсобке ресторана, что «Моссад» засёк несомненно…
    9. И т.д.
    Но все эти «недостатки» не могут принизить богатого впечатления от интересной и познавательной поездки наших авторов А.Бизяка и И. Лейшгольд , полученного при чтении этих заметок. Особенно интересно было также прочитать о выступлении Ирины Лейшгольд на Втором Всемирном поэтическом фестивале «Эмигрантская лира» (Брюссель, 8-10 окт. 2010 г.), о чём она скромно умолчала в своём отчете.
    Мне думается, что одним из положительных моментов вояжа наших авторов в Европу является возможность читать такой богатый материал в очередном неординарном литературном эссе Александра Бизяка.
    СТ.

  • Гость - 'Гость'

    Великолепно написанный Александром Бизяком рассказ в форме репортажа о поздке \"по Европам\" напомнил мне о трех незабываемых днях,проведенных мною в компании друзей-коллег по литклубу \"Остров Андерс\" (пусть кто-то считает день приезда и день отъезда за один день, для нас же это были три полноценных дня). Я в который раз пожалел, что не приучил себя вести дневник. Впрочем, когда ещё перечитывать, если и вновь написанное читать не успеваешь (даже своё).
    Всё благоприятствовало нашей встрече, особенно, погода - стояли на редкость теплые, солнечные дни. И о \"спинальных\" проблемах автора я узнал лишь в день отъезда, когда он волочил свою сумку, а я помогал дамам, не предполагая, насколько всё серьёзно - до этого Саша держался молодцом и не подавал вида.
    Жаль, что Бизяка не было с нами на парижской встрече, о которой он написал бы, уверен, не менее увлекательный рассказ.

  • Гость - 'Гость'

    Юмор Александра Бизяка имеет удивительное свойство, он проникнут добротой к тем людям, о которых автор пишет, над которыми иронизирует.
    Прочитал с огромным удовольствием. Жаль, что Александр так редко появляется на сайте с новыми произведениями.
    С такими, как Бизяк,интересно путешествовать. С ним не соскучишься.
    Буду ждать его новых публикаций.
    С искренним уважением,
    Читатель

  • ...Да, Париж у каждого свой...Прекрасный отчет написанный в ключе А.Бизяка.Его язык трудно перепутать...Но все это великолепие юмора и дорожных приключений, и мансарда и сумка и несварение желудка и книжная ярмарка, все это лишь прилюдия на мой взгляд к встрече с Зинаидой...вот где настоящая(ненаписанная)проза. Вот где ужас, гнусность самой обыкновенной жизни...Вот где шекспировские страсти...И для этого нужно было покидать Россию, что бы родная дочь?...Хоть сейчас отбрасывай все начатое и недописанное и садись пиши рассказ. Костяк уже готов...\"Зиночка\"...Кстати о писуарах...До революции в Москве на некоторых бульварах,также функционировало несколько открытых писуаров...С уважением Владимир.P.S. Мне с мансардой повезло много больше...

  • Профессионально яркий репортаж, ироничный и полный живых убедительных, местами смешных деталей, погружаясь в которые начинает казаться, что это ты сам путешествуешь в столь приятной компании близких по духу людей. Доверительно и ностальгически звучит авторское – \" Впервые в жизни я курил на улице ночного Франкфурта! В центре Западной Европы! Мог ли я когда-нибудь мечтать об этом? Жизнь моя, иль ты приснилась мне?..\", Этой сентенции не очень веришь, поскольку каждый из нас почти исчерпал запас сбывшихся, но казавшихся несбыточными, мечтаний, будь то Европа или Штаты, однако можно понять автора - это дорогие свидетели нашего настоящего, о них приятно вспоминать. Происходящее хорошо разнообразят, как бы второстепенные, истории с сумкой, курткой, встречей у Красных фонарей и пр. - своеобразный поток сознания. Спасибо Александру за прекрасную прозу! С уважением, Роланд

  • Уважаемый Александр, спасибо за впечатления о поездке по Европе!
    Не решаюсь их комментировать, будучи участницей событий.
    Но позвольте кое-что добавть.
    Сначала- Небольшое замечание: когда мы размещали Вас с Ириной в комфортабельных дорогих отелях, где все чётко и чопорно, там ничего интересного и примечательного не случалось.
    Но сколько впечатлений дала Вам Мансарда и отель во Франкфурте! Получается: чем хуже –тем оно для Вас лучше.
    И ещё : один забавный эпизод в отеле Франкфурта Вы пропустили.
    Напомню (Шутка на шутку, пишу от 1-го лица).
    Когда мы вернулись из ливанского ресторана, Марк и Миша, проводив нас в номер, собирались прощаться.
    Но тут Бизяк воскликнул, заговорив стихами:
    -Друзья мои, какие могут быть прощанья,
    мы оказались в дивном городе на Майне!
    Ну как не выпить за событие такое?!

    -Да мы только недавно пили в ресторане,-кто-то пробовал напомнить.
    Но Саша не унимался и вдруг заговорил по-английски:
    - D’ont be crazy! Evening is still young! Ещё не вечер...
    - Как не вечер, уже ночь, первый час!- заметил Марк,- и где в такое время найдёшь спиртное?
    - Знаю я тут один ресторанчик,- вмешался Миша,- он до часу работает...
    - К чертям рестораны!- воскликнул Бизяк,- всё сметено могучим ураганом творческой мысли! Пока Валерия говорила по-французски с хозяйкой о ливанских приправах, тубули и проч. фигне, я с хозяином по-русски пил водку. Она, правда, оказалась анисовой. Но при прощании он подарил мне бутылку ливанского вина. Наполним бокалы и выпьем их разом...
    -Да здесь и бокалов то нет, одни пластиковые стаканчики,- заметила Ирина.
    - No problems,- парировал Бизяк,- я заметил в буфете на 1 этаже полно посуды.
    Миша спустился вниз и принёс бокалы и тарелку с яблоками и мандаринами.
    -Вот и закусь приехала,- воспрянул Бизяк, а Ирина стала резать фрукты.
    После первого тоста - за первую ночь в городе-герое Франкфурт, Александр решил, что пора народу прикоснуться к искусству. И он попросил Ирину:
    -Спой нам романс. Или прочитай свои стихи из тех, что ещё не печатались на сайте.
    -Нет, -засмущалась Ирина, -пусть Валерия поёт, она вон диск выпустила.
    -Я дико устала,- уклоняюсь от пения,- пусть лучше Миша прочитает новый рассказ.
    Пока Миша соображал, что ему прочесть, вмешался Марк:
    -Давайте лучше я Вам прочитаю новые главы о генерале Власове. Или о Гитлере.
    -Нет, только не на ночь! –все воспротивились такому повороту.
    -Господа, давайте лучше закругляться и ложиться спать,- я пыталась воззвать к здравому смыслу,- Завтра тяжелый день, не проспать бы мероприятие!
    Мы выпили на посошок и стали готовиться ко сну.
    Мероприятие мы не проспали, ночь прошла почти без приключений, за исключением шума от падения крупного тела классика (См.выше в главе Франкфурт) . Так что описание сцены на прикроватном коврике, когда Бизяк приходил в себя, уткнувшись носом в пышную грудь Ирины, почти по канве событий.

    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Буторин   Николай   Аимин Алексей   Шашков Андрей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,260
  • Гостей: 241