Кангин Артур

АЭЛИТА

 

1.

Как-то решил смотаться на Марс…

— И на кого ж ты меня оставишь? — белугой выла супруга моя и потенциальная вдова Алина Борисовна.

— Заткнись, мать! — как от зубной боли я морщился. — Харе отпевать… Ведь ты меня нисколько не любишь.

— А за что тебя любить? Но все-таки 30 лет в одной упряжке. Притерпелась, принюхалась. И теперь кем я буду? Соломенной вдовой? Подлец ты, Юра!

Отправиться на красную планету я задумал с патриархом всея Руси, отцом Филаретом, полным, кстати, генералом ФСБ инкогнито.

Поначалу он, конечно, кобенился. Выдвигал свои немыслимые требования. Но потом я положил перед ним компромат, мол, смирись гордый человек, вспомни, что ты всего лишь госслужащий, все свои инфернальные понты выноси за скобки.

— И что вы, господин президент РФ, хотите на Марсе увидать? — по-иезуитски щурился на меня гендир Первого канала ТВ Константин Хэрст. — Ведь там же, к бабке не ходи, жизнь не обнаружена. Пустыня-с! Космические Каракумы.

— Это еще бабушка надвое сказала! — басом прорычал отец Филарет.

— Мы, как Александр Матросов, грудью бросаемся на пулеметное гнездо, — поддержал я государева слугу. — Либо пан, либо пропал.

— Либо зад в кустах, либо грудь в крестах! — с ноткой истеризма расхохотался Костя. Иногда он выглядел слегка придурковатым.

— В наше судьбоносное время от шуток лучше воздержаться! — ударил я ладонью по полировке студийного стола. Ладонь же у меня как из легированной стали.

— Повинную голову меч не сечет… — склонил свою породистую голову Хэрст.

Молодец парняга, свое место знает.

Перед взлетом я еще раз встретился с гендиром «Наноракета», Коровкиным Михаилом Сергеевичем. Этот русский самородок, левша, всегда был под шафе, голубые глаза его метали искры природной гениальности.

— А эта ракета не того? — пощелкал я ногтем по обшивке капсулы.

— В смысле? — выкатил бараньи глаза Коровкин.

— Долетит до Марса? Она будто из картона.

— Ни-ни! Это особый материал. Выглядит чмошно, а в космосе — лучше любого титана.

— Смотри, брат… Если что, голову тебе оторву. И долго лететь-то? Год? Два?

— Два часа.

— Врешь! Быстрей, чем из Москвы в Питер?

— Именно! Нынче Марс поразительно близко подлетит к матушке-земле. За всю историю астрономических наблюдений первый случай.

— Ошалела планета… Слушай, а давай-ка со мной?! С этим отцом Филаретом разве поговоришь? А с тобой и поговорю и выпью.

— Не могу… — вскручинился Коровкин. — Дома детей мал-мала. Теща со вставной челюстью. Жена давеча огрела меня сковородкой.

— Раскаленной сковородкой?

— Мое счастье, холодной.

— Впрочем, как знаешь… Жаль! А скажи, бродяга, какая-такая система у двигателя?

— Двигатель работает по принципу «я вас умоляю». Зверь машина!

— То есть?! — я всерьез испугался.

— Сам изобрел. Моя гордость! Америкосы с китаезами не доперли.

— Говори яснее. Без околичностей.

— Использует термоядерную энергию черных дыр. Работает бесшумно. Доберетесь до Марса будто на электричке в Калугу.

 

2.

Странные дела творятся на свете! Выросший в ленинградской подворотне, среди уркаганов с финками и фиксами, я видел в деньгах эквивалент власти, славы, народной уважухи. А вот здесь, на Марсе, всё встало с ног на голову. Точнее, наоборот, с головы на ноги.

Ведь что такое наша юдоль, Земля, с Марса?

Голубая крупинка, плевочек…

Кажется, я преувеличивал свою власть над глупыми русаками. Зачем-то их то и дело взбадривал войнами. Зачем-то нырял в жерло вулкана и парил с вороньем…

Пустое!

В липкой паутине страстей прошла вся моя жизнь.

Прямо скажу, не жизнь, а холостой выстрел.

И какое счастье, какая удача, что я встретил именно здесь свою принцессу, Аэлиту!

Да-да… Хоть в свои закатные дни, рядом с ней, широкоскулой, монголоидного типа, конопатой, я вновь ощутил себя живым, эдакой стоваттной лампочкой горящей в полный накал.

Но все по порядку…

Долетели хорошо. На старте шуму было много. Телекамеры. Растяжки. Ошалевшие от счастья сопричастности с историческим событием глаза русаков.

До Марса добрались за 1 час 48 минут. Не обманул забулдыга и гений М.С. Коровкин.

А Марс знаете что? До красноты выжженная планета. Огромные пауки, кактусы, ящерицы, мирные марсиане, хоронящиеся от губительных лучей солнца в катакомбах.

— Не нравится мне здесь! Ой, не нравится!.. — с одной марсианской кочки скакал на другую отец  Филарет, он обстрекался кактусом, его чуть не укусил пробегавший рядом паук.

— Побудем здесь пару часов и вернемся домой, — сквозь зубы произнес я.

И тут я увидел ее, Аэлиту. Она шла под ручку с каким-то дородным мужиком в костюме «с иголочки», причем лицо этого чела я где-то видел.

Отец Филарет их троекратно перекрестил их полупудовым крестом, промурлыкал напевно:

— Здравствуйте, люди дорогие! Низкий вам поклон, марсиане!

— Президент и патриарх? — смешливо подмигнул дородный муж.

— Откуда вы знаете? — ахнул я.

— Ваше появление предсказали штабные астрологи, — серебряным колокольчиком рассмеялась девчушка.

— Да кто вы такие? — нахмурился Филарет.

— Я — Аэлита, принцесса Марса. А это мой отец, Толстой, Алексей Николаевич.

— Как отец? — сжал я кулаки. — Он же похоронен в Кремлевской стене. Барышня, не считайте нас за стопроцентных лохов.

Девушка улыбнулась:

— А я не считаю. После реинкарнации А.Н. Толстой оказался на райской планете, на Марсе. И здесь он успел родить меня. Назвал же в честь нагремевшего в 1923 году романа.

— А матушка, я извиняюсь, у вас есть? — сурово спросил отец Филарет.

— Матушки нет, — скрестил руки Толстой.

— Как так? — ахнули мы в унисон с отцом Филаретом. — Вы из пробирки?

— Я все объясню… — потерла глаза принцесса. — Матушку мою, Ассоль Альбертовну, по осени загрыз паук. Вы и представить себе не можете, какими злыми и коварными становятся марсианские пауки именно осенью.

— В ноябре, сволочь, загрыз… — Толстой уточнил по-бабьи тонким голосом.

 

3.

— Мама дорогая… — сокрушенно чесал себя за ухом отец Филарет. — Я только здесь, на Марсе, начинаю верить в Бога.

— А на Земле что же? — обалдел я.

— На Земле я просто приставлен к русакам дабы не шалили.

— И что сподвигло?

— Господин президент, вы только гляньте в эту кошмарную пасть космоса. И вот я вас спрашиваю, может ли эта бездонность существовать без альфы и омеги?

— Всё может быть… — смешался я.

— Нет! Бог обязательно есть. Это точно!

Стали мы Филаретом приглядываться к марсианскому быту. Как же прост, незатейлив. Из живности только гигантские красные пауки. На них охотились, на них, приручив, пахали, сея живоносные кактусы. А из кактусов пекли хлеб, лаваши, оладьи, из его высушенных волокон ткали материю, шили одежду, из бражного сока кактуса мастырили водку и бренди.

— Не догоняю… — хмурился я на Алексея Толстого. — Костюмчик на вас явно из лондонской ткани. Да и на дочурке наряды из Парижа.

— Могу объяснить, — классик раскурил вишневую трубку. — У нас есть спецподразделение гонцов. Силой своего духа, типа йогов, они научились протыкать пространственно-временной континуум.

— Нет, Бог все-таки есть… — желваки на мощном лице отца Филарета так и ходили.

— Конечно, в наличии! — солнечно улыбнулась Аэлита. — Без его подмоги континуумные гонцы разве бы добрались до Земли?

— Зачем вы морочите нам голову? — взорвался я.

— Не вешайте лапшу на уши! — сжал пудовые кулаки отец Филарет. По молодости он занимался боксом, был чемпионом Олимпийских игр в Афинах, подумывал даже прейти на профессиональный ринг в Чикаго, сам Майкл Тайсон ему давал протекцию, да вот судьба уготовила совсем жребий иной.

— Ах, дорогие мои москвичи… — А.Н. Толстой отложил вишневую трубку в сторону. — Значит, мое появление на планете Марс вас не удивляет. А какие-то жалкие шмотки приводят в ступор?

— Папа, — Аэлитушка свела к переносью чудные брови, — насколько я понимаю, джентльменов волнует вопрос массы. Как сквозь континуум протащить что-то?

— Именно так! — стал я фертом.

— Бог все-таки есть! — до купоросной зелени почернел о. Филарет.

— Если Бога нет, — веско обронил Толстой, — то все погружаемся в океан паранойи. И на счет шмоток, вы просто поверьте.

— Вспомните Маленького Принца! — засмеялась Аэлита. — «Главного глазами не увидишь. Зорко одно лишь сердце».

 

4.

Я и не подозревал в себе такие вулканические силы. Вот уж точно, свеча пред тем, как погаснуть, ярко, даже ослепительно вспыхивает.

Словом, влюбился в Аэлиту.

О, как же она танцевала буги-вуги и ча-ча-ча! Вровень Михаилу Барышникову… А какие писала стихи, соперничая с Цветаевой и Ахматовой! И любая одежда была ей к лицу. И бальное белоснежное платье, и охотничья куртка из шкуры леопарда.

— Милая, — спрашивал я, — скажи откровенно, это у тебя грудь или силикон?

— Дурачок! Все естественное.

— Диво дивное… Даже не верится. С такой тонкой талией и узкими запястьями такая выдающаяся грудь. Не грудь, а бомба!

— Пусть так. Расскажи мне о себе. Ведь ты женат?

— Увы и увы… Рассказать какая она выдра и стерва?

— Зачем?

— Вот-вот, — чуть не зарыдал я.

— Будет… — Аэлита огладила меня по седеющей голове. — Тогда расскажи, как там у вас на Земле? Все довольны?

— Куда там! Зависть, агрессия, тупость…

— Господи, помоги!

— Лично я свое счастье обрел именно здесь. И это чудо! Вдруг среди пауков и кактусов — ты!

С Аэлитой я сошелся на короткой ноге на охоте. Вооруженные лазерными берданками, мы прыгали с одной песчаной кочки на другую, беря в оптический прицел омерзительных пауков. Правда, пауки эти столь огромны, что промахнуться в них сложно. И к чему, спрашивается, этот оптический прицел?

С нами увязался и отец Филарет. Хотя, казалось бы, совсем не дело священников охотиться на восьминогую тварь. Однако в прошлом Филарет был чемпионом Москвы по стендовой стрельбе из арбалета и вот привязался как репей.

— Скажи, отец Филарет, — мрачно спросил я, — любишь ли ты меня?

— В каком смысле?

— И как президента РФ, и как человека?

— Как президента РФ люблю. Как человек вы мне ненавистны.

— Это расщепление личности.

— У нас вся страна такая. Желудком любят, головой ненавидят. Глядите, паук! Вон за тем кактусом.

Отец Филарет эдаким сайгаком поскакал к дичи. Я же, сам себя не помня, привлек к себе Аэлиту, знойно поцеловал ее в губы.

Выяснилось странное…

Марсианские женщины устроены точно так же, как и земные. И пока отец Филарет свежевал заваленного с одного выстрела паука, мы за ближайшим кактусом испили сок любви.

 

5.

— Юрочка, а давай нашу свадьбу устроим на Земле? — Аэлита кошечкой ластилась ко мне, хотя была на две головы выше.

— Так я же женат? — недоумевал я.

— Дай в Москву SMS, мол, нашел единственную.

— Ход сильный. Но не будем спешить. Давай для начала я коротке сойдусь с твоим папой.

— Впрочем, делай что хочешь.

…— Папа! Можно я буду называть вас именно папой? — спрашивал я А.Н. Толстого.

— Ну и?

— Я на правах будущего зятя. Так вот… Не могли бы вы рассказать историю создания романа Аэлита?

— Знаешь, сынок, это позор всей моей жизни.

— Неужели?

— Я ведь в 17-м грозовом драпанул из революционного Петрограда. Оказался на чужбине. Стамбульский барак для прокаженных, Париж, Берлин. Сначала мне жилось ничего. Я даже одно время был распорядителем в эмигрантском казино. Потом с деньгами стало ой как плохо. И я решил вернуться в Совдепию. Гонцы Ленина обещали мне баснословные тиражи, признание, славу.

— Что же здесь постыдного?

— Сразу же после бегства из отчизны я говорил своему дружку, Ване Бунину, что готов целовать сапоги любому царю, а Ленину с Троцким готов выковырять шилом их глазки.

— Прямо так и сказали? — невольно прикрыл я ладонью очи. — А вы человек горячий. Спонтанный!

— Очень… И этот горячий и спонтанный человек пишет прихлебательский роман о пролетарской революции на Марсе. В Москве это, понятно, оценили. Я получил карт-бланш. Вернулся триумфатором. Въехал в особняк миллионера. Свой золотой ключик я отыскал. Зажил, что и говорить, советским графом.

— Признаться, ваша марсианская революция производит комическое, даже фарсовое впечатление.

— А я о чем? Зато я предсказал телевидение, интернет, айфоны…

— Кто спорит? Но если роман — ваш позор, зачем вы дочурку назвали его именем?

— Хочу, чтобы жизнь поправила мой подлый вымысел.

— Милый! — подошла к нам Аэлита, взяла меня под локоток. — Я написала новый стих о бренности времени.

— Так читай же!

— Нет… Я хочу исполнить стих в некоем фривольном танце, под музыку, а батя меня смущает.

— Идите-идите! — нахмурился А.Н. Толстой. — Поэзию я не люблю. Хотя по молодости ею и баловался.

Мы ушли.

Аэлита шла первой. Все-таки дурно, что она выше меня на две головы. Ощущаю себя с ней эдаким сыночком. Лучше бы к ней испытывать отцовские чувства.

 

6.

Я пристально приглядывался к Аэлите.

Вымахала дурища под два метра. Сочиняет стихи. Танцует краковяк. К тому же, она заурядно неграмотна. Слово «несовершеннолетний», например, она писала с двумя пробелами «не совершенно летний».

Ужас!

— Отец Филарет, пора возвращаться домой! — повернулся я к батюшке, ловко изготовлявшему из паука чучело. Руки его воняли какой-то едкой жидкостью. В химии я не силен, названия не знаю.

— Пора, брат, пора! Мне эта марсианская хроника ой как обрыдла. Да и кактусовой водкой сжег все нутро. Болят почки.

— А как вам, отец Филарет, Аэлита?

— По-моему, дура… Вы бы, господин президент, помирились с женой.

— Как помириться? Однажды она в меня плюнула.

— Кто без греха?

— Это так. Вся жизнь прошла бок о бок. Срослись на молекулярном уровне. И дети у нас, кажется, есть.

— Целых три штуки.

— Что ты говоришь?! А я плодовитый!

Отец Филарет отодвинул паука, властной от Бога рукой троекратно осенил меня крестом.

— Отпускаю тебе грехи, сын мой!

— Аллилуйя! — ответил я. — Я тоже на Марсе обрел Бога.

— И прошу вас, по возвращению, не бузите. Стопорните все войны. Ведете себя, ей же ей, как понтярщик подросток.

— Самому стыдно.

— Понимаю, охотно понимаю, это для пиара. Но стоит ли потакать жлобью? Научитесь играть на благородных струнах. Не всё же трещать на балалайке?

— Попробую…

— Начнешь опять бузить, отлучу от церкви.

— Баста! С войной завязываю.

Понурившись, я пошел проверять нашу капсулу. Она была в норме.

Простился с А.Н. Толстым и его дочуркой. Заверил, что отправляюсь на Землю для разговоров с женой, для развода.

— Секс на дорожку? — Аэлита подмигнула мне бархатным глазом.

— А почему бы и нет?

— Идите и резвитесь, дети мои! — благословил нас полупудовым крестом отец Филарет.

Вернувшись на родную планету, я упал на землю и стал ее целовать в засос. В ноздрю мне даже попала какая-то мурашка-таракашка.

— Здравствуй, матушка-земля! — горячечно шептал я. — Как же я по тебе соскучился…

В толпе встречающих стояла моя постаревшая жена, Алина Борисовна.

Глаза ее, кажется, светились по-доброму.

          *  *  *


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • УВАЖАЕМЫЙ АРТУР ПОНРАВИЛСЯ ВАШ ЮМОРНОЙ ПОЛЁТ НА МАРС! ПОСМЕЯЛАСЬ :):):):):):) А ЧТО, НИЧЕГО УДИВИТЕЛЬНОГО В ЭТОМ НЕТ В НАШ ВЕК НАНО ТЕХНОЛОГИИ. САДИСЬ В КАПСУЛУ И ДУЙ ЧЕРЕЗ ЧЁРНУЮ ДЫРУ В ЛЮБУЮ ТОЧКУ ВСЕЛЕННОЙ! ЗДОРОВО! СПАСИБО!
    С ИСКРЕННИМ УВАЖЕНИЕМ - АРИША.

  • Ариша, спасибо огромное! Полеты на Марс нон-стоп!))

  • АРРРТУУУУУУУУРРРРРРРРРРР!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
    Как я люблю Ваш стёб!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

    — Скажи, отец Филарет, — мрачно спросил я, — любишь ли ты меня?
    — В каком смысле?
    — И как президента РФ, и как человека?
    — Как президента РФ люблю. Как человек вы мне ненавистны.
    — Это расщепление личности.
    — У нас вся страна такая. Желудком любят, головой ненавидят.


    Просто песня!!!!!!!!!!!!!!!!

    В мою ПЕТИЦИЮ НЕ В ООН, А К ВАЛЕРИИ предлагаю добавить
    просьбу о более частых публикациях Артура Кангина!
    То есть сделать исключение из правил не только для Николая Глушенкова!
    И один и другой наскучить или надоесть НЕ МОГУТ!!!

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 14 Авг 2016 - 18:52:01 Алекс Марина
  • Алекс Марина, спасибо пребольшущее! Подняли настроение!!!

  • Уважаемый Артур! Присоединяюсь к положительным отзывам о рассказе и могу добавить,
    что читается он легко и с превеликим удовольствием! У Вас получилась отличная пародия на русскую действительность и некоторых главных действующих лиц (не к ночи их упоминать!)
    Поздравляю с удачной работой! и желаю дальнейших успехов!
    Стася

  • Стася, спасибо! Рад, что опус понравился. Мои рассказы - это (прежде всего!) психотерапия для самого себя. Напишешь, и душе становится легче, сложное - проще. Да и вообще как-то дышится глубже.)))

  • Уважаемый Артур! Зажигательное и эмоциональное действо у Вас получилось! Главный герой в своих мечтах, хвастовстве, амбициях взлетел ого-го, как высоко. И пока существуют такие люди, такая система, такой уклад жизни, мы ещё «долго будем летать на Марс», вместо того, чтобы у себя наводить порядки и радоваться жизни. Но вообще интересно пофантазировать и представить землян на другой планете. А потом представить, что им там без землян было очень хорошо, и что лучше бы мы не прилетали со своим коньяком, матами и другими проблемами. А ещё хочется написать на марсианский верх письмо от всех землян, о том, что нам за мужа Алины Борисовны и других космонавтов иногда бывает довольно стыдно и неудобно. Так что пущай поймут и простят нас.

  • Татьяна, спасибо! С Марсом, действительно, надо что-то делать. Люди просто дуреют от его влияния!)))

  • Герои рассказа выпили бренди и побредили. Читая рассказ, так и хочется сказать: "- Как хорошо бывает выпить бренди и побредить." Иногда позитивный романтический бред приятнее логичных банальностей. А если ущипнуть личность за щечку - будет ущипление личности. А, глядя на звездочки на небе, можно с уверенностью сказать, что в космосе летают коньяки. На каждые пять звездочек - один пятизвездочный коньяк. Но за некоторыми звездочками скрывается мат. Так в небе принято: скрывать за звездочками матерные слова. Иногда можно и побредософствовать. Если вырыть в слове туннель, в туннеле будет не смысл, а пауки. Ненаучная фантастика помогает разнуздать необузданный смысл. Душа поет-трещит, фантазии внемля и герои рассказа маются-поднимаются выше неба, а выше неба только Марс.
    С уважением, Юрий Тубольцев

    Комментарий последний раз редактировался в Суббота, 13 Авг 2016 - 13:50:08 Тубольцев Юрий
  • Юрий, спасибо за коммент!)))

  • https://raw.github.com/xintrea/mytetra_syncro/master/base/0000001367/image1234086002.png
    Товарищи! Товарищи, всех вас интересует вопрос: "Есть ли жизнь на Марсе?" Прошу всех взглянуть на небо! Снизу звездочки кажутся маленькие-маленькие . Но стоит только нам взять телескоп, и посмотреть вооруженным глазом, как мы уже видим две звездочки, три звездочки, четыре звездочки… Лучше всего, конечно, пять звездочек. Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе, это науке неизвестно. Наука еще пока не в курсе дела... А-ха-ха-ха... Асса!

    Лектор: Сергей Филипов. Комедийный музыкальный фильм Эльдара Рязанова 1956 года "Карнавальная ночь".
    Спасибо, Артур Кангин, что ответили лектору в современном духе и стиле....

    Комментарий последний раз редактировался в Суббота, 13 Авг 2016 - 11:13:44 Талейсник Семен
  • Семён!
    Я ж не дура, понимаю, что просьба несбыточна.
    Но лопну, если не поделюсь чувствами и мечтами. )))))))))))
    И специально объясняться Валерии не придётся. Вы уже объяснили.
    А наивность можно списать на статус НОВИЧКА. )))))))))))))))))
    И простить. ))))))))))))

  • Нет, Мариша, не во всём мы подобны, ибо ты иногда противоречишь сама себе, например, предлагая уже второго автора для внеочередных публикаций, потому что тебе они нраятся. Мне тоже, как и многие другие. Поэтому нарушить принцип очерёдности будет несправедливым и обидным для других. В этом и преимущество нашего сайта, в котором царит демократия и равенство с братством. Только открой дорогу самым самым, они сразу всё и захватят. Они такие... И отдельных страничек для них не нужно, ибо будут там стоять как сиротки без комментов. Так что порядок нарушаить не стоит, а о своих ходатайствах не сообщать всему народу вслух.Так как теперь Валерии придётся объясняться...

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 14 Авг 2016 - 19:06:01 Талейсник Семен
  • Семён!
    Иногда у меня возникает ощущение, что мы с Вами близнецы.
    Просто в младенчестве нас разлучили и растеряли!
    И не говорите о возрасте! Это не главное. Это вообще на 110-м месте.

  • Уважаемый Артур!
    Спасибо за иронический взгляд на увлекательный фантастический роман Алексея Толстого «Аэлита» и на самого автора!
    С улыбкой читаются приключения путешественников на Марсе, космический полет, встреча землян с Аэлитой и другими обитателями красной планеты.
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

  • Валерия, огромное спасибо за публикацию. Когда писал этот рассказ, самому было весело. От бреда русской жизни излечиваюсь выдуманными бредовыми историями. Клин клином!)))

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Буторин   Николай   Волченко Сергей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,259
  • Гостей: 646