Кангин Артур

  

1.

В очередной раз стал безработным. Иду на биржу труда. Инспектор мой — Валентина Жеребцова. Огненно-рыжая. Стройная. Лет чуть за тридцать.

Протягиваю документы, резюме.

Пальчики Вали с черным маникюром. Это слегка напрягает. Черный — цвет депрессии, чуть ли не суицида.

— Да кто ж вы такой? — улыбается Валентина. — Расскажите подробней.

Недолго думаю, отвечаю резко:

— Пишу гениальные тексты. Я — гений!

— Замечательно… — тонкие изящные пальчики запорхали над клавиатурой. — Что-нибудь подыщу.

— Уж постарайтесь! — я приосаниваюсь.

— Должность контент-менеджера подходит?

— Почему бы и нет? Главное, чтоб деньжат побольше.

— Само собой… Вы же гений. Ага… Минуточку. Фирма «Почта Арктики». Генеральный директор Бабушкин. Зарплата? Может ли это быть?! Вау! Астрономическая!

— Адрес?

— Какой нетерпеливый! Огонь! Обожаю горячих мужчин.

С изумлением гляжу на обалденную женщину. Грудь ее высока. Она в пестром пиджаке и белоснежной рубашке. И свободна? Быть того не может! Зачем же подкатывает?

Делаю некоторое усилие и говорю:

— Знаете, Валентина Максимовна, теперь мне не до амурных шашень. Нахожусь в позорном статусе безработного, почти маргинала. Что-то вроде индийского прокаженного с бубенцами. Депрессуха лютая. Чуть ли не импотенция.

— Всё поправимо. С первого аванса обещайте пригласить меня в ресторан «Пиратский ковчег». Он неподалеку здесь. На Краснопресненской.

 

2.

Еду к Алексею Бабушкину на «Автозаводскую». Фирма «Почта Арктики» располагалась в его квартире желтого сталинского дома, с помпезными псевдоколоннами по фронтону.

Встречает меня толстый отдышливый господин. То и дело вытирает со лба жемчужные капли пота. Как-то жутко воняет. У чувачка, видимо, диабет. Или, не дай господи, коронавирус?

— Будете у меня супер-пупер контент-менеджером! — говорит бархатным дикторским голосом. — Зовут меня — Алексей Борисович. Мы с вами, молодой человек, горы свернем. Войдем, ей же ей, в анналы истории.

— Вы мне льстите. Не так уж я и молод.

— Ша! По сравнению со мной, вы — ягненок. Извините за грубость.

— Ничего… За такие деньги многое могу стерпеть. Но скажите, Алексей Борисович, кому нужна эта «Почта Арктики», в наличии же «Почта России»?

Бабушкин выкатил на меня ледяные васильковые глаза:

— «Почта России» — позорное ведомство. Письма мурыжатся месяцами. Посылки безобразно вышвыриваются из поезда прямо на землю. Наша же «Почта Арктики» будет функционировать как швейцарские часики. Т.е., безупречно. Тик-так!

— Но такие вложения! Всё с нуля!

— Деньги — не вопрос. Мне президент Панамы Санчес Родригес Сааведра всучивал пять миллиардов баксов. Хотел, чтобы я слегка расширил Панамский канал. Однако меня эта задача не греет. Рутина! Я отказался.

— Охотно верю… — бормочу я, подозревая что-то весьма нехорошее.

— Думаете, я вам не заплачу? — Бабушкин выдвигает ящик дубового стола, протягивает желтый конверт. — Это аванс. В долларах, понятно. Перебиться на первое время.

Заглядываю в конверт. Мама дорогая! Действительно доллары. И много! Сплошь сотки.

— Спасибо вам пребольшущее… — шепчу оторопело, прячу баксы во внутренний карман пиджака.

— Это для затравки. После «Почты Арктики» мы с вами займемся преобразованием песка пустыни Сахара в воду. Есть свежее ноу-хау из Сколково. Сам Путин курировал. Вместо пустыни получим Швейцарию номер два! У нас там кораблики будут бегать. Один краше другого. Танкеры с алыми парусами! Нефти же там до черта. Вот пусть и развозят.

 

3.

Вышел из помпезного дома, пошатываясь. По химии у меня в школе была всего лишь тройка, однако я крепко знал, из песка воду ну никак не сделать. Как не старайся! Химический состав не тот. Вода все-таки Н2О, песок же совсем иное.

Звоню по мобиле своей инспекторше, Валентине Жеребцовой.

— Валентина Максимовна, салют! Этот Бабушкин — крейзи.

— А вам-то чего? — отвечает волнующе эротическим голосом. — Аванс получили? Окей! Напоминаю вам о ресторане «Пиратский ковчег». Ваше обещание в силе?

Сидим с Валюшей в ресторане, что расположился рядком у зоопарка, уютненький Волков переулок, за ним сразу вольеры с волками.

Инспекторша пришла в черной мини-юбке, в красных туфлях на высоких каблуках. Как у Стендаля — «Красное и черное». В глазах же ее полыхает огонь, у меня так и перехватило горло. Тем более, карман мой распирался от живой наличности.

— Зачем я вам? — спрашиваю.

— Обожаю великих неудачников. Вы же гений? Лузеры после встречи со мной идут в гору.

— Я пойду в гору?

— А то! Закажите мне, плиз, что-нибудь элитное из морепродуктов. Мангустов каких-нибудь. Дальневосточных крабов.

— Пить будем что? — любуюсь я вздымающейся за белой блузкой молодой грудью.

— Армянский коньяк.

— Отменный выбор! — потираю руки. — Скажите, Валентина Максимовна, кто вы такая? Ваши, не побоюсь этих слов, хобби и кредо?

— Ой, не так уж всё интересно. Живу под Москвой. У меня там дом. Два десятка кроликов породы «Горностайка». Три козы и козел Яша. Козам еще имена не придумала. Есть фруктовый сад. Яблони, груши, вишня. Десяток-другой кустов смородины и крыжовника. А кредо? Я до обморока обожаю Россию.

— Сам такой же.

 

4.

Секс с Валентиной Максимовной, просто Валюшей, был упоительным. Дивное диво! Что говорить, никогда у меня еще не было такого секса. Но об этом не будем. Сохраним целомудрие, ангельскую чистоту. Мне кажется, я Валентину полюбил. На этом — точка.

На следующее утро, к 9:00, еду на Авиамоторную, к крейзанутому Бабушкину.

Сразу же у желтого дома с колоннами почуял неладное. Три полицейских машины с мигалками. Парни в бронежилетах. Поднимаюсь на седьмой этаж. Дверь арктического почтовика опечатана, заклеена крест-накрест желто-черными лентами.

У двери стоит мент, щупленький такой, почти сопливый. И зачем в МВД набирают таких гномов? Они же своей подлой визуальностью подрывают основы блистательной российской вертикали.

— Братишечка! — обращаюсь к доходяге. — Что там такое?

— Гражданин, иди лесом! — хлюпает носом. На носу, кстати, покраснение, аллергия. Иммунитет у парня ни к чёрту! Ему бы чеснок покушать, имбирь.

— Эй, потише! — одергиваю я служителя порядка. — Я прибыл на свое рабочее место. Я — служащий Алексея Бабушкина.

— Зверски убит ваш Бабушкин… Адью! Кирдык Лёхе… — чуть не плачет полицейский.

— Как убит? Это шутка?

— До смерти забит каучуковым половым членом.

— Святые угодники! Кто же убийца?!

— Вроде бы забила его женщина. Сыскари нашли бриллиантовую сережку. Ой, что это я? Нельзя раскрывать детали следствия!

В сомнамбулическом состоянии спускаюсь на улицу. На дворе ярится июль. Жара! На небе ни облачка. Яркое, почти слепящее солнце.

Звоню Валентине. Докладываю обстановку. Она мне:

— Козленок мой, только не паникуй! Я подыщу тебе работу еще круче.

 

5.

Валя не успела дать другую работу. Мне позвонил полковник ФСБ Иван Иванович Сирота.

— Можете заглянуть ко мне на Лубянку? — спрашивает тягучим, противным голосом.

— У меня есть выбор?

— Выбора у вас нет. Кабинет №333. Жду вас в 15:00. Отбой связи!

Еду на перекладных на Лубянку. Любимое с младенческих лет место. Когда-то мне родители в «Детском мире» покупали игрушечную железную дорогу производства ГДР. Потом, в юности, я посещал тут музей-квартиру горлана и страдальца революции, В.В. Маяковского.

И.И. Сирота оказался моложавым мужчиной с замороженным лицом. Глаза — арктический лед. Голос, как я уже говорил, тягуче-противный.

Кабинетик махонький, с кремовыми стенами. Над полковником три фотопортрета — Юрий Андропов, Владимир Путин и Квентин Тарантино. Припомнив кровавые фильмы Тарантино, я брезгливо поморщился.

— Садитесь… — шепчет полковник. — Можете курить. Не курите? Отменно, отменно! Скажите, что вам известно об убийстве Алексея Борисовича Бабушкина?

— Известно немного… — отвожу я взгляд из-под его пронзительных глаз. — Не больше вашего.

— Ошибаетесь! — вдруг широко и добродушно улыбается Сирота. — Нам известно чуток побольше.

— И что же? — по-лисьи щурюсь я.

— Какой хитрый! Не вы меня допрашиваете, а я вас.

Иван Сирота встает в полный рост, голова его оказывается где-то под потолком. А я всегда считал, что шпионы с Лубянки все сплошь малогабаритные.

Я молча горблюсь.

— Алексей Бабушкин, — говорит полковник налившимся силой и властью голосом, — международный террорист. Подозревается в выводе из России трех миллиардов долларов. Так же есть разработка, что он планировал отравить патриарха Руси Иллариона.

— Бред! Чем отравить? — у меня заломило в висках.

— Вологодскими мухоморами! Хотя тут еще есть сомнения. Может быть, мухоморами из Чебоксар.

 

6.

Выхожу с Лубянки, сразу звоню Валентине Жеребцовой. Мол, так и так. История с нехорошим душком. Криминал, каучуковый член, вывод трех миллиардов баксов, в наметках мухоморное покушение на патриарха Руси.

— Что в сухом остатке? — спокойно, даже как-то весело спрашивает Валя.

— Пришлось мне стать внештатным осведомителем. И подписать бумагу о неразглашении.

— Ну да… Это обычный порядок. А у меня, дорогой, для тебя есть презент.

— Какой нынче праздник?

— Никакого… Ты отправляйся на Ярославский вокзал. В «Чайхане» спроси официанта Махмуда.

— Валя, ты шутишь?

— Какие, блин, шутки! Махмуд тебе передаст предсмертное письмо Алексея Бабушкина.

— Ты как с ним связана?

— Потом расскажу. Бабушкина я уже знаю давно. Как-то раз даже пила с ним арабский кофе в чебуречной Казанского вокзала.

— Допустим… И что мне с этим письмо делать? Отнести на Лубянку?

— Поступай так, как подскажет тебе гражданская совесть. Хотя лично я с Лубянкой бы не торопилась. Приезжай лучше ко мне. Все перетрем.

— Значит, Махмуд?

— Именно! Махмуд Иванович Козьемордов. Он тебе еще передаст шампанское марки «Брют» из Абрау-Дюрсо и набор конфет «Мишка на Севере».

— Чао-какао, Валек!

— Приезжай поскорее. Я ужасно соскучилась. Влюбилась в тебя, как майская кошка.

 

7.

В трамвае еду на Ярославский вокзал, вспоминаю Валентину. О, небеса! Как же она хороша в постели! Да и я не плох. Очень даже не плох. Не перевелся еще порох в пороховнице. Однако Валя все-таки лучше. Девка — огонь! Бенгальский огонь. Шутиха!

Таджик Махмуд из «Чайханы» оказался китайцем. Маленьким, толстым, с черными живыми глазами. Выдал мне подарочный пакет с шампанским из Абрау-Дюрсо и конфетами «Мишка на Севере». Попросил мой паспорт. Сверил прописку. Потом сунул клочок бумаги с кодом от вокзальной камеры хранения. Ячейка №15. Ну, а код сообщать, я думаю, излишне.

— Он что-нибудь просил передать на словах? — спрашиваю коротышку.

— Це-це-це! — пощелкал языком Махмуд Иванович Козьемордов. — Завещал продолжить святое дело «Почты России».

Я только махнул рукой.

Спускаюсь по грязной мраморной лестнице в багажное отделение. Нахожу ячейку №15. Набираю код.

Достаю черную, пухлую, старообразную сумку. Понятно, заглядываю внутрь. Мама дорогая! Доверху набита баблом. Доллары, евро, даже родные чумазые рубли. И сплошь приличными номиналами. Есть даже сотки. Я о баксах и евриках.

Сразу и не разберешь — нормальные это ассигнации или из банка приколов, точнее, размноженные на цветном лазерном принтере.

С этим — потом!

Внизу же, под деньгами, желтый конверт.

Открываю, читаю.

«Мой дорогой! Драгоценный! Все деньги — ваши. Они настоящие. Не из банка приколов. Не размножены на подлом лазерном принтере.

На коленях молю, продолжите дело строительства «Почты Арктики». Святое дело!

Еще!

Будьте осторожней с полковником ФСБ Иваном Сиротой. Премерзкий тип. Один фотопортрет Квентина Тарантино в его кабинете чего стоит?

И последнее.

Свяжитесь с патриархом Руси Илларионом. Он вам поможет с почтой.

Всё! Чао-какао!

Хотел бы написать «нахожусь на связи», но это, увы, не так.

Меня тут хотят ухайдакать каучуковым членом.

Ваш Лёха».

 

8.

Еду на такси к Валентине Максимовне. На коленях трясется кожаная потертая сумка. В кармане, у сердца, желтый конверт с диким посланием убиенного Бабушкина.

У ворот меня встречает козел Яша с гнутыми рогами. Глаза водянистые, злые. Ярые глазоньки! Такие только у полковника ФСБ И.И. Сироты.

Брезгливо отталкиваю козла. Переступаю через мечущихся грязных кур. Кошусь на вонючие клетки с кроликами породы «Горностайка».

Вот уж никогда бы не согласился жить в этом деревенском раю! Лучше уж сразу свой лоб размозжить с ближайший столетний дуб. Не будет дуба, о любое дерево. Пусть и осину. Хотя та предназначена против вампиров. Осиновый кол и т.д. и т.п.

Валя встретила меня в розовом полупрозрачном пеньюаре. Острые ее соски натягивали тонкую ткань. А какие дивные бедра дорисовывало мое буйное воображение! Такие бедра едва ли можно где-то сыскать на Руси. Нет таких бедер!

Но эротику — в сторону…

— Здравствуй, Валюша, — говорю. Ставлю по паркет черную сумку. — Кстати, этот саквояж набит живой наличностью.

— Ай, как хорошо! — Валек щелкает замком, достает сотку евро, требовательно смотрит сквозь нее на солнце. — Всё без подделки. И водяные знаки. Металлические полоски. Не соврал старикашка.

— Ты о Бабушкине?

— Ага. Раньше этот вонючий чел занимался черным пиаром. Потом издавал рекламный журнал. Был близок Кремлю. Открывал дверь ногой премьер-министра РФ. Однако потом его резко отодвинули в сторону. Чем-то не угодил вертикали.

— И тогда он решил создать «Почту Арктики»?

— Именно так. Через патриарха Иллариона.

— И его же хотел травануть мухоморами?

— Темная история. Сама в непонятке. Мухоморы, кстати, едят. Варить их надо только подольше. О чем это я? Ах, да! Тебе с этим патриархом надо накоротке сойтись. Хотя, может, и без него обойдемся.

 

9.

После щедрых амурных утех стали обдумывать наше положение.

Итак, денег до чёрта. О службе можно не думать. Однако Бабушкин просил продолжить проект «Почты России» и встретиться с Илларионом.

— А скажи, крошка, — обращаюсь я к Вале, живописно пронизанной лучами летнего солнца, — почему Бабушкин как животное был забит каучуковым членом? Есть ли в этом какой-то символ, русский иероглиф?

— Сама ломаю голову. Здесь какой-то месседж. От кого? Кому?

— Бабушкину конечно. А вот от кого?

— А вдруг это послание патриарху Иллариону?

В дверь позвонили.

На пороге стоял горбатый монах в черном одеянии. На сумрачном, неприязненном лице сквозящая бородка.

Строго спрашиваю:

— Кто вы такой?

Козел Яша тоже спрашивает, точнее, молчаливо целится рогами в тощие ягодицы одинокого странника.

— Выслушайте меня! — осеняется широким крестом незваный гость. — Я звонарь Марфо-Мариинской обители. Зовут меня отец Андрей. У меня к вам устное послание патриарха Иллариона.

— Проходите, — вкрадчиво говорит за моей спиной Валентина. — Есть в наличии вишневая наливка. Чай. Кофе.

— От наливки не откажусь… — с ужасом косится на осатанелого козла Яшу отец Андрей. — Обожаю вишню.

Валентина слегка толкает меня в плечо:

— Голубчик, ты чего перегородил дорогу? Святой отец будто меж двух козлов.

— Ну и шуточки у тебя… — отступаю в сторону.

Наблюдаю со спины монаха. Сразу вспоминаю горбатого звонаря Квазимодо из гениального Гюго. Что нам ждать от этого монстра? Доброе послание или развод на лихие бабки?

 

10.

Отец Андрей мигом выдул литровую бутыль наливки. Тыльной стороной ладони оттер бритый подбородок.

— Ну?! — Валентина скрестила любвеобильные руки.

— Отдайте деньги! — сипло прошептал Андрей.

— Какие деньги? Вы чего? — ошалел я. — Вы, я гляжу, пьяны вдребодан!

— Деньги убиенного половым членом Бабушкина, — еще сиплее шепчет звонарь.

— Чушь какая! — кусает губы Валя. — Вламываетесь в наш дом. Где, кстати, вы добыли мой адрес? На чем добрались?

— На велосипеде «Орлёнок», — тупит черные очи горбатый звонарь.

— Велосипед — за скобки! — вскрикивает Валентина. — Объясните нам, будьте добреньки, на каком основании старец Илларион…

— Он патриарх всея Руси, — поправляет Андрей.

— Да какая разница! На каком основании этот элитный чел требует от нас какую-то наличность?

— Илларион должен закончить святое дело создания «Почты Арктики», — перекатывает злые желваки Андрей. Глаза его помутнели. Кулаки налились лютой кровью.

— А разве у вашего патриарха мало бабок? — вступаю в дискуссию я. — Вон, сколько церквей поотгрохано. День-деньской малиновый колокольный звон. Он сводит меня с ума. Сатанинская музыка!

— Прощайте, — бормочет Андрей и ретируется. Говорит, не оборачиваясь: — Послание патриарха я вам передал. Моя миссия выполнена. Только, дорогие мои, помните, у святой церкви есть карающие намоленные мобильные органы.

— Угрожаете?! — сжал кулаки в ответ я.

— Чао-какао, придурки… — монах на дребезжащем «Орленке» удалился. — Смотрите, не подавитесь чужим баблом.

 

11.

Валя по телефону оформила на бирже труда отпуск. Мы срочно улетели в Сочи. Ну, его нафиг этот хаос, эту энтропию с горбатыми звонарями, с бизнесменами забитыми фаллосами из высококачественного каучука и с грезящим о шизоидной «Почте Арктики» патриархом св. Руси.

Деньги разложили по двум рюкзакам. Наличности оказалось около лимона баксов. С евриками и рублями чуток больше.

В Сочи пришло похолодание. Нам это только на руку. Не каждый человеческий организм выдержит температуру под сорок.

Купаемся в море. Наши забронзовелые тела обдувает свежий норд-ост. Я, понятно, любуюсь Валентиной. Как же она хороша! Всерьез подумываю — сейчас мне ей сделать предложение или чуть позже.

Решаю погодить. Куда торопиться? Любая формальность убивает страсть. Вон сколько разводов!

— Милый, почему ты ничего не пишешь? Ты же гений! — целует мое литое плечо.

— Объясню. Колодец души должен наполниться ключевой водой. Тем более, я сейчас так захвачен любовью к тебе, не до вербальных посылов.

— А что ты пишешь? Прозу? Поэзию? Драматургию?

— Всё, кроме доносов. Я — всеяден.

— Какая душка! Я тебя обожаю.

Тут на золотом песке я увидел горбатую тень. Поднимаю голову в солнцезащитных очках. Надо мной стоит звонарь Андрей. И как стоит? Обнаженный! Т.е., в одних плавках. На латексной же поверхности плавок изображения радужных бразильских попугаев.

Я вскакиваю.

— Вот! — Андрюха швыряет мне черный шнурок, вроде сапожного, только длиннее и крепче.

— Что — вот? — щупаю я шнурок.

— Черная метка!

— От кого?

— От патриарха Иллариона. Последний раз прошу — отдайте бабло.

Звонарь уходит. Странно! Спереди на латексе плавок бразильские попугаи. Сзади же, на ягодицах, вологодские мухоморы. Или же ядовитые грибки из Чебоксар?

 

12.

Я судорожно растираю себе щеки. Во, влипли!

— Не реагируй, — успокаивает меня Валюха.

Укладываюсь на песок. Пытаюсь представить ласкающую сердце картину релакса. Не выходит!  Открываю веки. И вижу на песке зловеще длинную тень. Боже мой, какая же она длинная!

— А я к вам на огонек! — говорит полковник ФСБ Иван Иванович Сирота. Он гол, как сокол, т.е. в черных латексных плавках. Рисунка на оных не оказалось.

Валентина вскакивает, вытягивается в струнку. Груди ее призывно подпрыгивают:

— Задание выполнено, товарищ полковник. Наличности много. Кое-что, конечно, Бабушкин увел в оффшоры. Стырил гнида.

— Так ты, родная, из ФСБ? — балдею я. — Вот так поворот!

Валентина поправляет красную лямку лифа:

— Я не из ФСБ, а из ГРУ. Старший лейтенант Галина Фролова.

— Как это приятно… — еще больше балдею я, уже ликуя, что не успел сделать ей предложение руки и сердца.

— Задание, товарищ Фролова, выполнено на ять, — Сирота, не теряя стиля, говорит тягучим и противным голосом. — Операция «На живца» прошла успешно. А из оффшорах мы остатние деньги выцарапаем. Предателей отравим или цианистым кали, или мухоморами.

— Живец — это я? — громко сглатываю.

— Ты, миляга! — оглаживает меня по голове молодая разведчица. — Полковник, так что же в сухом остатке?

— Могу рассказать. Тем более, живец — наш парень. Подписал на Лубянке бумагу. Так вот… Патриарх Илларион продался дядюшке Сэму. Т.е., был человеком президента США, Дональда Скруджа. Почти все российские церковные пожертвования по дипломатическим каналам отправлял в Пентагон. Мы эти каналы нащупали и накрыли…

— Поэтому и понадобилась «Почта Арктики»?! — перебиваю я.

— Именно… — говорит полковник отвратным голосом.

— А член? Фаллос из каучука? — вскрикиваю я. — Кто забил им несчастного Бабушкина?

— Это я… — тупит глазки Галина Фролова. — Алексей Бабушкин оказался на редкость несговорчивым.

— Не отдал, падла, бабки по-простому, — усмехнулся И.И. Сирота.

— А горбатый звонарь Андрей? Ваш человек? — перебираю я в руке шнурок, «черную метку».

— Этого засранца нам еще предстоит выяснить, — сплевывает на золотистый песок полковник.

— Скорее всего, он работает на Моссад, — поправляет свои огненно-рыжие волосы Галина-Валентина. — Или на бразильское шпионское ведомство. Заметил же ты на его плавках бразильских попугаев?

От изумления открываю рот. Сколько ошарашивающих фактов! И что мне теперь делать со своей любовью? Могу ли испытывать огненную страсть к женщине, коя своих противников безжалостно забивает членами из каучука?

— Кстати, — тягуче говорит Сирота, — за блестящую операцию вы, Галина Фролова, представлена к «Золотой звезде» героя России.

— А я к чему представлен? — потираю я сердце.

— А вы, — по-отечески улыбается полковник, — назначаетесь главным редактором издательства ФСБ и ГРУ «Щит и меч». Валяйте во всю Ивановскую свои гениальные тексты.

                                       *  *  *

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • АРТУР С УДОВОЛЬСТВИЕМ ЧИТАЮ ВАШИ ОСТРОУМНЫЕ РАССКАЗЫ. НРАВЯТСЯ ОНИ МНЕ. НО, ТРИ ДНЯ НЕ БЫЛО ИНТЕРНЕТА, ТОЖЕ ХОРОШАЯ ТЕМА ДЛЯ РАССКАЗА, КОПАЮТ. ЧТО-ТО СТРОЯТ, НО, ПОВРЕДИЛИ КАБЕЛЬ ПОЧТИ КАЖДЫЙ ДЕНЬ ОТКЛЮЧАЮТ ВОДУ НА ПОЛ ДНЯ, А ПОТОМ ИЗ КРАНОВ ВЫТЕКАЕТ ЖГУЧАЯ КОРИЧНЕВАЯ ЖИЖА, А СЧЁТЧИК КРУТИТ И КРУТИТ... ПЛАТИТЕ ДЕНЕЖКИ, МИЛЫЕ, БАБУШКИН ВАМ НЕ ПОДБРОСИТ :):):):):):):D:D:D
    С БЕЗГРАНИЧНЫМ УВАЖЕНИЕМ - АРИША.

  • Ариша, сердечное спасибо за добрые слова! Желаю Вам мужественно пережить бытовой катаклизм! Солнечного творческого дня ????????????

  • Уважаемый Артур! Лихо Вы закрутили события, причём захватывающее действо развивается с такой скоростью, что не успеваешь свыкнуться с только что состоявшимися событиями. Да, думаю, что приключение бедного безработного и его судьбоносная встреча с Валей-Галей, могли бы лечь в основу современного телесериала. Тем более, у Вас в итоге всё логично сходится, в отличии от сериальных страстей, а наигранный драмматизм удачно заменяет прекрасная ирония. Дивная почта Арктики для всех недомороженных оказалась ловушкой для незадачливого безработного, впрочем как и вся череда событий.Убийство Бабушкина перевернуло его жизнь с ног на голову, но в итоге привело его к долгожданной цели. Причём, и не делал он ничего особенного... Просто несло его по воле волн -- оставалось только пугаться, удивляться и не от чего не отказываться)

  • Уважаемая Татьяна, вы очень проницательно подметили о темпоритме. Хотелось написать так, как было в комментариях на одной музыкальной партитуре: "Быстро. Быстрее. Еще быстрее. Как можно быстро. И... еще быстрее!" Хотелось, чтобы все летело в центростремительную воронку.
    А человека, коий предлагал создать почту Арктики и преобразовывать песок в воду, я лично видел. Мало ли таких чудаков бродит по Руси!

  • Я воспринял этот рассказ, как замечательную пародию на современные сериалы про шпионов и прочих врагов отечества. Мне понравилось.
    Спасибо, Артур.

  • Да, верно! Рассказы я стараюсь писать как эдакие сладенькие сериалы на 1-м канале, ТВЦ, НТВ и т.д. и т.п. От сладости их перехватывает горло :)

    Комментарий последний раз редактировался в Суббота, 4 Июль 2020 - 14:08:39 Кангин Артур
  • Замечательное произведение В отличие от множества других детективных сочинений, где до последней страницы чувствуешь себя дурак-дураком, тут сразу проникаешься глубоким уважением к своим собственным аналитическим способностям. Кир такая Валентина ясно с первых строк, и только тайна её настоящего имени остаётся сокрытой до самого конца.

  • Аркадий, спасибо большое! Продолжаю детективно славить нашу детективную родину!

  • А я считаю такое творчество способного автора даже не в стол, а в никуда, то есть это пустой звук злобного на страну человека. Я уверен в этом. Или написано на заказ по случаю, что настало время плеснуть немного дёгтя на фоне благополучных для Российчких обывателей рассказов. Когда слова не идут из души, а прут от несварения желудка, то и послевкусие остаётся неприятное после прочтения. Но, видимо, кому-то это нужно. Кому?

  • Уважаемый Олег, а почему " злобного на страну человека."? Может, Вы, как и некоторые лапотные патриоты считаете, что все должны думать одинаково, под копирку, ходить строем и не отличаете народ от режима, им управляющим? Да-а-а! Можно уехать из страны, но от себя, клейменого совковым клеймом, хрен уедешь.

    Комментарий последний раз редактировался в Суббота, 4 Июль 2020 - 10:55:12 Буторин Николай
  • Уважаемый Артур!
    Спасибо за Ваш новый юмор и эксцентричных в нем героев, особенно понравилось вот это:

    "— А то! Закажите мне, плиз, что-нибудь элитное из морепродуктов. Мангустов каких-нибудь."

    Я тут же себе представил жареных мангустов, прямо в шкуре, посыпанных лучком, зеленью и украшенных оливками. Впрочем, китайцы еще и не такое ядят. Я тут вспомнил эпизод из своего детства, как родители между собой обсуждали зарубежную поездку своего руководства. А то, в свою очередь рассказывало, как ему, кажется в Японии, а может и в Китае, поставили на стол большое блюдо, накрытое крышкой. Когда все выпили саке, или не знаю что там, открыли крышку, а там во всей своей красе улыбется очковая кобра, как живая. Некоторым советским туристам стало плохо. Ну, а те, которые сильно голодные налетели на бедную кобру, словно на русский борщ.
    Н.Б.

  • Благодарю, Николай, за поддержку! Одного не пойму, где там ненависть к стране? Есть только еле сдерживаемый восторг. Спецслужбы наводят железной рукой порядок. Герой рассказа становится главредом газеты "Щит и меч". Сплошное торжество, никакой ненависти.

  • Уважаемый Николай, спасибо за коммент! А про мангустов - это из жизни. Я с одной барышней как-то шел в ресторан морепродуктов. И эта барышня сладко восклицает: "Давно я не ела мангустов!" - "Кого?!" - ошалел я.

    Творческого настроения,
    Артур КАНГИН

  • Уважаемый Артур, спасибо за абсурд, авангард, парадоксы, нонсенс, алогизмы, сюрреализм и футуризм! Ваш «Юмор на Викенд» я всегда жду с нетерпением. У Вас в рассказах двойной подтекст, гипертекстовые цепочки и многомерный интертекст и широчайший контекст, и все это с иронией, сатирой и юмором.
    Вы гениально редуцируете ситуации, то есть сводите их к простоте. Ваши рассказы отличаются непредсказуемостью, неопределенностью, незавершенностью, рекурсией, аутопойезисом, не равности себе и избытком.
    Всегда все может быть иначе, то, что происходит — возможно, но не необходимо.
    Избыточность художественного языка увеличивает точность отражения действительности.
    В Ваших произведениях присутствует какая-то уникальная парадигма новой нормальности, новых стандартов, новой матрицы, новых шаблонов, новых образцов и новых стереотипов.
    Вашим работам присуща эмерджентность, то есть порождение новых системных качеств героев и ситуаций, неожиданность сценариев.
    У Вас ничто никогда ни в одном единственном контексте. Сюжет и персонажи поливариантны, плюралистичны и диалогичны.
    Важное место в Ваших работах занимает беспорядок и случайные отклонения. Это парадигма простоты, вторжение в мир беспорядка, права случайного.
    Анализируя Ваше творчество видно, что часть системы в другой сборке может проявлять себя совсем иначе.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Уважаемый Юрий! Это, похоже, лучшая критика, которую я читал. Вы верно отметили силу случайности, энтропии. Как сказал старина Экклезиаст - не самым сильным достается победа борьбе, не самые быстрые прибегают первыми к финишу, а время и СЛУЧАЙ для всех них.
    Вот и мне в рассказах всегда интересна именно случайность. А что, если? Жизнь ведь штука непредсказуемая. И переходы количества в качество происходят взрывообразно, вдруг. Мы порой обольщаемся, мол, все можно просчитать. Да ничего подобного! Время и СЛУЧАЙ!
    Есть, впрочем, утверждение, что случайность - язык Бога...

    Счастливых случайностей в жизни!

    Артур КАНГИН

  • Уважаемый Артур, спасибо за остросюжетный рассказ с иронией и сатирой на современность! К тому же детективные повороты и неожиданный финал заставляют читателей следить за сюжетом с неослабевающим интересом.
    Завтра днем поставим второй "Юмор на уикенд" от другого тоже оригинального писателя, так что у нас есть с чем сравнивать.:):D:)
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

  • Большое спасибо!

  • OTВET-
    Уважаемый Аркадий,
    сожалею о задержке- Завтра ВЫШЛЮ и сообщу номер отправки для отслеживания бандероли.
    Господа, идут рассылки последних АЛЬМАНАХОВ, прошу напомнить по Емеле или в комменте, кто ещё не получил? (В США для Нонны и Адольфа книги были отправлены, для Бориса А. в Хайфу уйдет в понедельник).
    С наилучшими пожеланиями,- В.А.

  • Дорогая Валерия, кстати об Альманахе.
    Один ли я позабыт-позаброшен или ещё такие есть?

  • Уважаемая Валерия, большое спасибо за публикацию! Получил вторую посылку с "Альманахом". Перечитаю!

    Удачи!
    Артур КАНГИН

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Шашков Андрей   Буторин   Николай  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,273
  • Гостей: 267