Пряничников Олег


Разговор в курилке

— Семёныч, угощайся.
— Спасибо, Сан Саныч, не-е, — Семёныч замотал головой перед протянутой пачкой импортных сигарет. — Лучше курни моих, — из полосатой рубашки он выудил пачку «Примы» и не то кашлянул, не то крякнул в кулак.
— Не могу крепкие, — Сан Саныч ткнул пальцем в левую сторону груди и закурил свои, импортные. А Семёныч закурил свою «Приму».
Эти два чудесных старика опасного возраста пребывали в больнице вторую, или третью неделю. Лёжа в одной палате, они сдружились, любили вместе выйти в курилку для больных, где не пахло лекарствами и где лучше беседовалось под табачок.
Старики, закурив, уставились в окно, за которым белел край города и чернел уральский лес.
— Да-а... А снега нынче не густо, маловато снега, — по-пижонски выпустив кольцами дым, — сказал Сан Саныч.
— Маловато, — коротко согласился Семёныч.
Тут за окном закружил снег — не частый и мелкий.
— Да разве это снег! — воскликнул Сан Саныч с досадой и стукнул кулаком по подоконнику.
— Это не снег, — снова согласился Семёныч. И вдрг он встрепенулся. Его спокойные до этого глаза наполнило какое-то непонятное детское озорство. — А я вот помню, в одном годе снега навалило аж по пояс! За один час и по пояс! О! — выпалил он на одном дыхании.
Сан Саныч хитро прищурился:
— Семёныч, а не в семьдесят шестом ли это было?
Семёныч удивлённо приподнял брови и... согласился:
— Ага, в семьдесят шестом. — Но добавил: — Первого декабря, — и ещё бросил в довесок: — Примерно в это же время.
У Сан Саныча импортная его сигарета выпала изо рта прямо на белоснежный пластиковый подоконник. Он спешно закинул её обратно в рот, а затем он сморщил лоб, да так, что тот стал похож на древнюю стиральную доску, тюкнул по нему кулаком и заговорил скороговоркой:
— Да-да-да, помню-помню... Это было в семьдесят шестом году, первого декабря, снег валил от восьми до девяти утра. Да-а, я отлично это помню. Ой, что тогда творилось! У-у-у!
— Не укай, — Семёныч почему-то нахмурился.
А Сан Саныча, что говорится, понесло. Учащённо дымя, он спешил рассказать то, что творилось на улице первого декабря 1976-го года, тридцатьшесть лет тому назад.
— Помню, на работу пошёл, гляжу на небо, мама родная! Туч собралось видимо-невидимо. И ветер поднялся. Шквальный. А работа, Семёныч, дело же святое. Поэтому я ворот плаща поднял, зонт раскрыл и вперёд. А тут ка-ак жахнет, ка-ак рванёт! Я думал, всемирный потоп начался. Веришь-нет, машины плывут, автобусы переворачиваются, а я на работу плыву... кролем. Да-а-а...
Глаза Сан Саныча, не мигая, смотрели сквозь время. Семёныч кашлянул нарочито громко, так, чтобы его приятель очнулся. Приятель очнулся:
— Вот такой дождище был, Семёныч.
— Вообще-то мы про снег говорим, Сан Саныч.
— Да?... А, ну сначала снега навалило по пояс, а потом уж ливень ка-ак!... Да ты ничего не помнишь что ли?
— Это я-то ничего не помню? Я всё помню, — Семёныч глубоко затянулся своей «примкой». — Я как раз за хлебом пошёл. Главное, из магазина-то вышел... в валенках. А тут как сверкнёт, как рванёт. Домой вернулся, хоть выжимай вместе с одёжей, словно кота какого. Во что творилось!
— При чём тут кот?.. Ну да бог с ним. Да-а, а я ещё удивился — декабрь и дождь.
— Тогда все удивились...
В воздухе повисла пауза. Старики переглянулись. Отрезвев от собственных баек, они вернулись к реальности.
— Нет, не густо, маловато нынче, — не своим голосом первым заговорил Сан Саныч.
— Чего не густо? Чего маловато? — подковырнул его Семёныч.
— Как чего? Снега, конечно!
Наконец-то с лиц стариков спала напряжённость. Одновременно они стали смеяться. Сан Саныч смеялся басисто, увесисто. Семёныч стрелял с хрипотцой длинными очередями. Смеясь, они вышли из курилки. Рука Семёныча лежала на плече Сан Саныча, и наоборот. Перед самой палатой они остановились.
— А я вот помню, — сквозь смех неожиданно для себя обронил Семёныч, — в одном годе аж до февраля снега вообще не было, — продолжая смеяться, он вдруг обнаружил, что смеётся один, Семёныч замолк.
Сан Саныч стоял рядом, и, собираясь с мыслями, фирменно морщил лоб в древнюю стиральную доску.
— Помню-помню...
— Старички, на процедуры через пять минут! Не забудьте! — вдруг раздался позади них ласковый, но в то же время не терпящий возражений голос медсестры.
— Не забудем!!! — хором как-то раздражённо ответили «старички».
— После процедур — в курилку, — словно вызывая на дуэль, сказал Сан Саныч.
— Лады, — принял вызов Семёныч.

Вторую ли, третью неделю эти два чудесных старика пребывали в больнице. Вы не подумайте, что у них с головой не всё в порядке - не страшные урологические заболевания и только.



Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Дорогой Олег, спасибо, за мягкий, печальный юмор... Да, старость - не в радость. И даже сигаретный дым, ни на минуту, не даст забывать об этом.
    С обожанием - Ариша.

  • Вам спасибо, дорогая Ариша!

  • Какая картинка из этих трёх из моего очерка о стариках в живописи (часть 3), Олег, вас подтолкнула на такую замечательную миниатюру о беседе двух стариков в курилке? Признавайтесь! Если вы, конечно, просмотрели мой очерк...

    https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/b/bf/Conversation_by_Louis_Moeller%2C_undated%2C_oil_on_canvas_-_New_Britain_Museum_of_American_Art_-_DSC09346.JPG/616px-Conversation_by_Louis_Moeller%2C_undated%2C_oil_on_canvas_-_New_Britain_Museum_of_American_Art_-_DSC09346.JPG
    Чарльз Моллер "Разговор2 (рис 8)

    http://3.bp.blogspot.com/-ZeyVJ6FmOQo/UtpqNH08A3I/AAAAAAAARaY/94l4OrAtk7g/s1600/1+henryedwardspernontozer11+grandfather.jpg
    H. Spernon Tozer "Деды" (рис 35)

    http://bania.drezna.ru/content/data/upimages/art/kont-eduard_posle-bani.jpg
    Конт Эдуард Вольдемарович "После бани" (рис 10)

    Комментарий последний раз редактировался в Суббота, 26 Янв 2019 - 15:47:38 Талейсник Семен
  • Все три картинки "подтолкнули", дорогой Семён. А очерк у Вас замечательный!:):):)

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 27 Янв 2019 - 14:51:54 Пряничников Олег
  • это к чему?

  • Наблюдательность — это память старика.
    Погода к осени дождливей,
    А люди к старости болтливей.
    Старость хранит возможности не меньшие, чем юность, но в других одеждах. В пожилом возрасте любовь превращается в порок. Старый поэт, старый любовник, старый певец и старый конь никуда не годятся. Старики потому так любят давать хорошие советы, что уже не способны подавать дурные примеры. Старость — это тиран, который под страхом смерти запрещает нам все наслаждения юности, однако старые безумцы еще безумнее молодых. Влюбчивый старик — одно из величайших уродств в природе. Старик, если только он не очень умен, всегда высокомерен, спесив и неприступен. В старости умный человек занят тем, что пытается избавиться от того недомыслия и безрассудства, которые он совершил в молодости. Старость обычно хвастлива и склонна преувеличивать давно ушедшие в прошлое события и поступки.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Ну, за молодость, которую приятно вспомнить в старости!

  • Уважаемые Олег!
    После нескольких подряд эпопей на нашем сайте, Ваш рассказ мне показался по объему кратким синопсисом. Но учитывая то, что краткость - сестра таланта - Вас смело можно назвать его братом. Рассказ читается так, словно смотришь триллер и параллельно думаешь: “а вот этот дядя, который уронил сигарету, он сам случайно сейчас не грохнется на пол?”
    “Мой отец Сидоров старший меня Сидорова младшего лупил за это курево как сидорову козу”. Несколько раз я бросал, затем продолжал. В итоге избавился таки от этой скромно скажем вредной привычки, а по большому счёту - от членского билета в клубе самоубийц.
    Но в России жизнь такая - не закуришь, так запьешь, не запьешь, так загуляешь! Навальный выпустил ролик о том, как едиНАСОСЫ вкачали в тонущую баржу Венесуэлы 17 млрд чего-то там. И каждый россиянин потерял на этой спасательной операции по 7500 руб. Надо согласиться, что это грабеж средь пасмурного дня. На фоне того что отняли пенсию, повысили налоги - 7.500 руб это как бы и не мало. А на фоне депутатских рож, не вмещающихся в телевизор - эта Венесуэла и нахфиг бы нам не свалилась.
    Желаю уважаемому автору без мучений бросить курево, а то и на пиво денег не останется.
    Н.Б.

  • Спасибо, Николай. Обязательно прислушаюсь к Вашим советам.

  • Очень симпатичная зарисовка.

  • Спасибо, Аркадий. Старался.

  • Уважаемый Олег! Спасибо за чудесный рассказ, после прочтения которого светло становится на душе. У природы нет плохой погоды, как и нет "плохого" возраста. Интересно вообразить, какие воспоминания, через климатические в те минуты были у стариков. Ведь каждый думал про свой 1976 год, про свои шаги на снегу. Оптимизм, лучезарность, задор обязательно помогут им вылечиться. Уважаемый Олег, Вам удалось реалистично показать больничный денёк и в общем-то в бессюжетном рассказе мастерски раскрыть характеры стариков, настроение, передать внешние черты и рассказать историю длинною в две жизни. Причём рассказать с иронией, с глубоким психологизмом, с непревзойдённой живинкой. В своём рассказе Вы, кроме отражения внешнего, ещё более выразительно показали внутреннее.

    Комментарий последний раз редактировался в Пятница, 25 Янв 2019 - 18:01:44 Демидович Татьяна
  • Спасибо, Татьяна, за публикацию. А что с моим рассказиком "Рулетка Тупина"? На всех ресурсах (прежде меня привечавших) этот рассказик стёрли. Последняя надежда на "Нашу Канаду", обещали-с напечатать уже в этом месяце. Жду-с.

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Шашков Андрей   Тубольцев Юрий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,259
  • Гостей: 707