Мурзин Геннадий


Чем дальше отдаляются события второй мировой войны, тем острее встает проблема Памяти, тем актуальнее становится необходимость возвращаться к тем событиям и воскрешать подвиг народа, сыны и дочери которого пожертвовали своими жизнями во имя родной земли.


ВО СЛАВУ ПОДВИГА НАРОДА

НАПИСАН МНОЮ СЕЙ РАССКАЗ...

(автор)

 

 



1


 


«Родная, здравствуй!


Прости, что несколько дней не писал: приличная заварушка у нас тут случилась. Одним словом, сама понимаешь: война – штука серьезная. А сейчас, когда до наступления Нового года остается чуть-чуть, поутихло (отцы-командиры, видать, решили-таки дать солдату перевести дух), и я сразу же сел за письмо. Мне многое, ужасно многое хочется тебе сказать, но... Почта полевая...


У меня, Иришенька, все в полном порядке и за меня не беспокойся. Работаю так, как могу. Не 41-й, а 43-й заканчивает свою марафонскую дистанцию: полегче. И фронтовик повеселел: вон, какой гул стоит в блиндаже. Даже командир третьего взвода Солодянкин ухмыляется в роскошные усы и всё шутит. Почему «даже»? Неделю назад получил сообщение: после очередного авианалета фрицев погибли у парня родители и старшая сестра. Теперь на этом свете он один-одинёшенек. Шутит, мерзавец, а в глубине глаз боль. Её-то не спрячешь... Да-да!


И фриц,  я тебе скажу, также не тот, что прежде. Фриц смахивает на затравленного зверя, загнанного в угол: сидит, ощетинившись, злобно рычит и показывает свой страшный оскал. Но не боязно нисколько. Намяли мы зверю хорошо бока. Фриц только и может, что огрызаться. Правда, и сейчас не стоит ему показывать задницу: тотчас же всадит клыки. Сила у фрица есть, но нет того задора, с которым маршировал по земле нашей летом 41-го. И бравые песенки все реже и реже слышны. Который день у фрица праздник – Рождество по католическому календарю. Но мы ему все время подогреваем пятки, поэтому не до веселья. А три года назад... Под Рождество такую иллюминацию устроили, что... Правду скажу: никогда ничего такого не видел.


Иришенька, мне до логова главного зверюги осталось рукой подать. Вот-вот и схватим его за глотку! И тогда... Что-то я сильно расхрабрился. Зверь все еще коварен, жесток, и от него можно ждать любые сюрпризы. Голыми руками и сейчас не возьмешь. Так поддаст, что небо с овчинку покажется. Но мы теперь ученые горьким опытом... Кое-что умеем и можем. Ладно... Не буду об этом...


Милая Ириша, как ты живешь? Ты почти ничего не пишешь и отделываешься от моей назойливости общими словами. Догадываюсь, что там не легче. Голодно, да?.. Кстати: почему ничего не сообщаешь о том, получила ли ты мой офицерский продовольственный аттестат? Не Бог весть что, но все-таки подмога... Как там мой Светик-семицветик? Наверное, большущая уже. Получила ли мое поздравление с пятилетием? Господи, дочурке шестой пошел, а я и в глаза ее не видел! Горько-то как, Иришенька! В ноябре 38-го родилась, но я уже был на Дальнем Востоке, в армии. В 41-м срок службы заканчивался, грезил, как я примчусь, схвачу Светланку мою и крепко-крепко прижму к сердцу - и на тебе: враг пришел на мою землю.


Ваша фотка, где ты и дочурка у тебя на коленях, всегда в нагрудном кармане гимнастерки. И сейчас, вот... Пишу эти строки, а фотка перед моими глазами. Так легче... Вроде бы с вами, родные, разговариваю...


Ненавижу фрица! Он разлучил меня с вами. Он лишил  того, что было для меня главным и единственно дорогим,  - семьи. Он не дал мне истинной радости отцовства... Не прощу!


Извини... Нервы... Иногда позволяют себе шалить. А мне расслабляться нельзя: потому что сапер ошибается лишь однажды и ошибается непоправимо. Ничего не поделаешь: такая у меня работа. Не выбирал. Выполняю то, что приказали...


Иришенька, передай мой фронтовой привет маменьке и братьям. Скажи, что я о них думаю и помню. Хотел бы им чем-то помочь, однако... Кроме слов поддержки и утешения, у меня нет ничего.


 


2


 


Вчера, когда наступила минута тишины, я, прислонившись к стенке блиндажа, задремал. И увидел тебя... Увидел  в  пору нашей юности... Ах, что это было за время! Любимая, помнишь наше первое свидание? Мы шли берегом речушки... Нет-нет, мы не шли... Мы парили над землей... Мы уже тогда любили и были любимы! Мне так кажется…


 


Цвела сирень и пели птицы,


А где-то зычно ныл баян.


Я тихо шел, обняв за плечи,


Тебя, Любовь!.. О, я был пьян!


 


Мы гуляли всю ночь. А под утро, когда восток заалел, я осмелился и впервые тебя поцеловал. Помнишь, Иришенька, как сладостно-божественным был тот поцелуй?


 


Ах, как любил те наши встречи,


Когда вечернею порой


Я ждал на площади, у церкви


Явленье образа родной.


 


Одну минуту... Прерываю письмо... Какой-то шум за стенами блиндажа... Пойду посмотрю, что там такое?.. Фрицы, оказалось, решили-таки отметить свое Рождество. Устроили переполох. Пуляют, сволочи, из ракетниц. Не весело, а все-таки отмечают. Какие-никакие, а живые люди: хотят радости.


Как вы там, милые, отмечаете Новый год? Нарядили ли ёлку? А как с игрушками? Порадуй, Ириша, мою Светланку чем-нибудь, а? Вспоминает ли про меня? Рассказывай, пожалуйста, ей чаще обо мне, напоминай, что где-то далеко-далеко, за горами за долами находится несчастный её отец. Я хочу, очень хочу, чтобы дочурка знала всегда, что сердце мое безудержно рвется к ней.


Ты пишешь, Ириша, что растет Светланка хохотуньей. Это – в меня! Помнишь, как часто мы с тобой смеялись. Смеялись зачастую по пустякам, а до чего те пустяки нам казались милы? Ты пишешь, что у дочурки  прекрасные русые косы. Это – в тебя. Помнишь, как радовали меня твои волосы, волнами спускавшиеся с плеч до самой поясницы? Ты как-то обмолвилась, что решила обрезать: с мылом, мол, проблемы. Обидно за такую красу, но ничего не поделаешь. Приходится жертвовать всем, в том числе и красотой. Но учти: после победы потребую заново отрастить. Готовься! А то привыкнешь за войну к упрощёнке, а после и... Или мы найдем общий язык? Как думаешь? Будем также понимать друг друга с полуслова.


 


Ты верь, родная: будет счастье


На нашей улице с тобой.


И с глаз уйдет от нас ненастье:


Наступит праздник и покой.


 


Мы станем благостны и снова


Для нас вокруг всё расцветет.


Сирень, черемуха и роза –


Все-все к ногам твоим падет!


 


И в неге утренних рассветов


Опять, как прежде, до войны,


Оптимистично до закатов


В мечтах купаться станем мы.


 


Я в это верю! Верь и ты, что придет Весна Победы. Я вернусь, родные! Я буду с вами, любимые мои девочки! И больше уж ничто и никогда нас не разлучит! Клянусь!


...В блиндаже ребята «накрывают» стол. Мы выпьем по чарочке... Как говорится, по нашей, фронтовой. Я выпью за скорую Победу над фрицем, принесшим России столько бед. Я выпью за скорую встречу с моими дорогими, прежде всего с вами, Иришенька и Светик-семицветик!


На этом прощаюсь. Наберитесь, родные мои, терпения и мужества! Мы встретимся, и все будет у нас замечательно. У нас будет еще одна счастливая весна... Нет-нет, не одна! Их будет очень-очень много. Вот увидите! Командование поговаривает, что следующий Новый год мы будем отмечать дома. Дай-то Бог!


До свидания, любимые! До скорой встречи! Целую обоих! Крепко-крепко.  Много-много. Знаете, сколько? Миллиард раз! Всегда ваш и только ваш – Анатолий! Действующая армия. Полевая почта 332666. 31 декабря 1943 года. 23 часа 22 минуты местного времени.


P. S. Стишата ни у кого не слизывал. Мои! Потому что душа поет и рвется к вам!»


 


3


 


В комнатушке шумно. Виной всему егоза. Не сидится ей на месте. Везде старается сунуть свой носик-курносик.


Её мама, Ирина Владимировна, заканчивает последние приготовления к празднованию православного Рождества. По этому случаю на столе сегодня будет рассыпчатая вареная картошка с луком и постным маслом, а также чай с комковым сахаром. На сахар, Светланка, между прочим, давно уже косит глаз, но не трогает, а лишь останавливается возле, смотрит на белоснежные маленькие кусочки и тихонько вздыхает, вытирая кулачком текущие слюнки.


Ну... вот! Кажется всё! Стол готов. И даже свечи зажжены. Они стоят на столе. Свечей три. Так заведено в семье. Самая большая свеча – в честь хозяина дома, которого нет, потому что воюет с захватчиками. Вторая свеча, поменьше – в честь хозяйки дома. И, наконец, третья свеча ... Она самая маленькая, но зато разноцветная и потому самая красивая, - в честь Светланки.


Ирина Владимировна стоит у стола, сложив ладони на животе.


— Ну-с, Светик, приступим к торжествам, что ли?


Девочка подпрыгивает на месте и восторженно кричит в ответ:


— Да, мам! Скорее, мам! Устала ждать, мам!


И тут до слуха Ирины Владимировны доносится стук в подоконник. Она подходит к окну. На улице – темень. Сквозь прогалины в наледи на стекле пытается разглядеть, кто там? Кажется, Клаша-письмоносица. Ирина Владимировна накидывает на голову старенький, полинявший, полушалок, выходит на улицу. Через минуту возвращается. Из притвора ворвавшийся холодный воздух гасит свечу хозяина дома.


— Мам, что ты наделала? – возмущается дочь. – Папину свечку затушила! Как ты могла?!


— Сейчас, - тихо говорит Ирина Владимировна. Она идет к столу, но ноги её не слушаются. Она чувствует, как внутри нестерпимо ноет сердце. – Дурная примета, - говорит она. Кладет на столешницу пухлый конверт с казенными штемпелями, идет к печке, берет коробок со спичками, чиркает несколько раз, но спичка никак не хочет загораться. Берет вторую. Тоже самое. И лишь с третьей спички удалось зажечь потухшую свечу.


Светланка хватает конверт и вертит в руках.


— Мам, письмо от папульки, да? – спрашивает девочка и глядит в глаза матери. Ребенок замечает, что мамины глаза какие-то не такие.


— Не знаю...


Ноги Ирину Владимировну не держат. Она опускается на табурет. Распечатывает конверт.  Вынимает сложенный лист и заклеенный конверт-треугольничек. Перед глазами туман. Она берет бумагу, разглаживает сгибы и читает вслух:


«Уважаемая Ирина Владимировна!


 На мою долю выпала печальная участь сообщить Вам, что сегодня, то есть 1 января 1944 года, в двенадцать часов сорок минут погиб Ваш муж и наш боевой товарищ гвардии старший лейтенант Громов Анатолий Александрович.


Погиб при следующих обстоятельствах.


Командованием ему срочно поручено было навести временный мост через бурную реку  для пропуска на правый берег танков и артиллерии. Гвардии старший лейтенант Громов и семнадцать ему подчиненных саперов приступили к работе по наведению моста.  Когда мост был готов, откуда ни возьмись, появились одиннадцать немецких танков с десантом на броне. Это, очевидно, был осколок разгромленной накануне части.  Гитлеровцы хотели прорваться к своим. На их пути встал Громов и семнадцать его боевых товарищей. Завязался бой. Горстка героев держала оборону до конца. Когда прибыло подкрепление, то в живых не было уже никого. Однако и гитлеровцам уйти не удалось: они были уничтожены.


Примите мои глубочайшие соболезнования! Честь и вечная память герою, погибшему с оружием в руках за свободу и независимость нашей великой Родины! Простите, что мы не смогли уберечь Вашего мужа. Мы, однополчане, скорбим вместе с Вами. Мужайтесь! И гордитесь! Ведь ваш муж погиб как настоящий русский солдат.


Полковник Алексеев, командир полка. Действующая армия. Полевая почта 332666. 1 января 1944 г.


P. S.  Прилагаю письмо, адресованное Вам, которое погибший не успел отправить. Письмо нашли в кармане гимнастерки. Да… Письма переправляю Вам с «оказией».


Ирина Владимировна, держа бумагу в дрожащих руках, смотрела в полумрак комнатенки. Странно, но слез не было. Она одеревенела. И очнулась лишь тогда, когда почувствовала, что ее трясет за руку дочурка.


— Мам, с папой все хорошо, да? Он бьет, гадов, да? - Ирина Владимировна притянула к себе ребенка, прижала, будто ограждая от чего-то. - Мам, мой папулька какой? Он хороший, да?


Спазмы не давали говорить женщине. Наконец, выдавила:


— Твой папулька... девочка моя, очень-очень... хороший...


— Он большой, да?  Он храбрый, да?  Как Илья Муромец, мам?


— Да, доченька, да...


Только теперь из глаз женщины хлынули слезы.


...Горели свечи на столе...


 


 

ЕКАТЕРИНБУРГ, 2004 - 2006.




Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Обязательно зайду.

  • Без паники! Все еще впереди.

    Я вот разместил на своей страничке стишки. Жду, когда будут доступны посетителям сайта. Заходите через какое-то время! Буду рад. :grin :roll :?

  • Благодарю за замечания. Все, которые удалось найти, поправил. Еще раз спасибо. Лишь одно вызывает сомнение: стоит ли редактировать и расставлять все знаки в письмах с фронта? Не уверен.

  • Но у меня стоят знаки в нужной последовательности. Возмутительно!

  • Утешили. Успокоился. И, кажется, нашел. Поспешу исправить. :x

  • Помолотят, конечно, но голову на плечах все-таки оставят. :grin

  • Вы шутите, а я...
    Требуют с меня, чтобы в одном месте поменял местами вопросительный с восклицательным знаком. Дюжину раз просмотрел и не нахожу. Как думаешь, за это грамотеи не повесят, а? :grin

  • Кайтесь, сын мой, кайтесь.
    Авось и простят. :grin

  • Увы... Не было... Каюсь... :grin :-)

  • Хм... Запятая - это серьезно. :grin
    А запятой действительно не было?

  • Скорее, соглашусь с Вами, Сергей.
    Более того, настолько взыскательны, что, не прочитав внимательно текст, тычут меня носом и подмечают даже одну не поставленную запятую. :grin

  • Как много опытных людей, все видящих и все понимающих, и как мало знающих тему. Это я по поводу некоторых коммов. :grin

  • ДОРОГОЙ ГЕННАДИЙ, Я ЕЩЁ ВЧЕРА ПРОЧИТАЛА ВАШ БЕЗУМНО ТРОГАТЕЛЬНЫЙ РАССКАЗ И НЕ МОГЛА СДЕРЖАТЬ СЛЁЗЫ... ЧТО НАТВОРИЛА ЭТА ПОДЛАЯ ВОЙНА, НЕТ СЛОВ. И МЫ, ДЕТИ ВОЙНЫ, К КОТОРЫМ ОТНОШУСЬ И Я, ОЧЕНЬ ТРЕПЕТНО ОТНОСИМСЯ К ПАМЯТИ ВСЕХ ПАВШИХ НА ПОЛЯХ СРАЖЕНИЯ. У МЕНЯ ЦЕЛЫЙ ЦИКЛ СТИХОВ ПОСВЯЩЁННЫЙ ВОЕННОЙ ТЕМАТИКЕ - "ПО ДОРОГАМ ВОЙНЫ"! Я ВЫСТУПАЛА В КЛУБАХ ВЕТЕРАНОВ ВОЙНЫ, ХОТЯ ПРИКОВАНА К ИНВАЛИДНОЙ КОЛЯСКЕ. ВОЗИЛИ НА СПЕЦ ТРАНСПОРТЕ. А ВОТ И МОЁ ПОСВЯЩЕНИЕ В ПАМЯТЬ ОБ ОТЦЕ.
    БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИЙ
    Земля разверзлась под ногами,
    И закачался шар земной...
    Вскрикнул почтальон, что с вами?
    И женщину он придержал рукой.
    Она, беззвучно шевеля губами,
    Читала приговор, не понимая текст,
    В глазах безумно бушевало пламя,
    А в небесах маячил крест...
    Он был суровым предсказаньем,
    К Голгофе путь пройти и ей,
    А мысль металась в подсознанье
    Ну, как растить троих детей?
    А дети плакали, кричали,
    Мать прижимала их к груди
    И, всхлипывая, им шептала:-
    Ваш папа жив. Он, он в пути.
    Но путь тот долгим оказался,
    И небыло ему конца...
    В земле сырой он затерялся,
    Его прервал полёт свинца.

    Муж без вести пропал когда-то,
    Сгорел в атаке, под огнём.
    Могилы нет у солдата,
    Осталась память лишь о нём.
    Она кровоточащей раной
    Жгла сердце преданной жены,
    Любовь была та без изъяна,
    Но, мужа нет, и нет любви...
    Вдова опять перед портретом
    В глаза любимого глядит.
    Детьми и внуками согрета,
    Но груз утраты не забыт.
    30.07.2001.
    А ВО ССЫЛКА НА МОЮ ПЕСНЮ - "КОВЫЛИ"
    https://www.you

  • Замечательный рассказ по сюжету, написан, с моей точки зрения, профессионально, что встречается довольно редко на сайтах. К.т., всегда приятно читать грамотно написанную работу. Посмотрите, пожалуйста, на следующие замечания:

    *когда до наступления Нового года остается чуть-чуть, поутихло (отцы-командиры, видать, решили-таки дать солдату перевести дух) ЗПТ и я сразу же сел за письмо.

    *Работаю(,) как могу. – «как могу» не сравнительный оборот

    *!? – такого сочетания знаков препинания в русском языке нет, исправьте на ?!

    *Вроде бы(,) с вами, родные, разговариваю... – «вроде бы» это частица

    *Ну(,) вот! – цельное сочетание

    * И(,) наконец, третья свеча . – если предложение начинается с союза «и», за которым следует вводное слово/сочетание, то оно обособляется только справа

    *тоже самое – то же самое; при сочетании "то же" часто стоит местоимение "самое": Ежедневно повторялось то же самое.(Д.Розенталь. Справочник…)

  • "Вынимает лист серой бумаги и заклеенный конверт-треугольничек." Затем читает серый лист. Под листом серой бумаге автор, вероятно, имел ввиду похоронку. Так в народе называли официальное извещение о смерти бойца. Но это был стандартный бланк, куда вписывались даные погибшего. Никаких деталей о смерти и сочувствий на этом бланке быть не могло. Но если серый лист был письмом от командира, то мало вероятно, что это письмо пришло раньше официального извещения.
    В остальном согласен с Борисовым.
    То, что автор называет себя дилетантом. вовсе не извиняет его в пренебрежении историческими деталями. Такое пренебрежание является неуважанием к теме, к героям, к читателям и к себе.

  • Думаю, не в скрупулёзности тема Войны- важно очевидное. Передать следующему поколению вечный жар Памяти. На мой взгляд - действительно удалось, не сухая информация- Чувства. С Удачей. Н. Киров.

  • Уважаемый Геннадий Мурзин, приветствую вас на нашем сайте , в литклубе Андерсвал!
    Мы, женщины, не то, что мужчины, больше живём чувствами, чем разумом. И всякое произведение, рассказывающее о войне, трогает душу, так как этот солдат, прошедший жестокий огонь, ледяную воду, морозы, вид десятков и десятков растерзанных молодых тел, пепелища городов и сёл, много раз переживший ужас близкой смерти, как он сильно тоскует о мирной жизни, как он хочет жить и любить... Но он должен трагически переломить себя, упорно идти вперёд, ведь он - мужчина, он защитник. И эта борьба между его тоской, его желанием жить - против долга защитника - эти душевные переживания просто ужасны...
    Несмотря на некоторые небольшие погрешности - спасибо вам , Геннадий, за этот рассказ. Ф.М.

  • Согласен, Алексей. Толку от восхвалений никакого, а все же приятны, очень приятны и сильно так двигают в сторону культа личности. :grin

  • То что не обиделись - хорошо. Что толку от восхвалений?
    Я, например, рад когда критикуют - значит читают внимательно. Мои замечания субъективны, это то на что могут обратить внимание единицы. А массовый читатель спокойно пройдет мимо. Но вы же Геннадий пришли на профессиональный сайт, так что все согласно купленным билетам. Остальное при встрече.

  • Привет, пензенец!

    Полагаю, что суровость и сухость отзыва, Алексей, можно списать на хмурую погоду, сырость и февральскую уличную грязь в городе.

    В целом, как Вы обронили, "читаемо", а что еще автору-дилетанту надобно?

    Спасибо! Рад, что лично с Вами знаком. Удачи! :roll :grin :?

  • Круто! Рад! Спасибо большое! Творческих и всяких иных удач!

  • Спасибо Вам!
    Ждал. Недоумевал. Так и подумал, что какой-то технический сбой. Как о себе напомнить? Не знал. Поэтому и избрал несколько необычную форму.

  • С Вами согласен, что искусственно вгонять рассказ в какие-то заранее продуманные и жесткие рамки не всегда удается. Чаще, в самом деле, задумка бывает одной, а окончательно рассказ непроизвольно начинает выглядеть несколько иным.
    Глубоко благодарен Вам за обстоятельный отзыв, тем более, что таковые встречаются в Интернете довольно-таки редко. Сразу видно, что в Вас говорит профессионал. Стало быть, вдвойне приятно.

  • Здравствуйте! Спасибо Вам за столь подробный отзыв.

    Пожалуй, я соглашусь, что должен быть тут не эпилог, а вторая часть рассказа, заключительная.

  • Спасибо Вам за комментарий.
    Позвольте возразить по некоторым моментам.
    Во-первых, Владимир это все-таки не эссе и не очерк, то есть не документалистика, хотя и имеет реальные прототипы, а посему в датах и местах событий может быть и некоторый отход.
    Во-вторых, Вы прочли невнимательно все, что касается Рождества. В тексте рассказа прямо указывается, что у фрицев была, точнее близилась к окончанию, Рождественская неделя, начавшаяся действительно 25-го декабря, но продолжающаяся и 31 декабря, в канун Нового года. О православном Рождестве речь идет не в письме солдата с фронта, а в третьей части рассказа, где говорится о подготовке к празднованию Рождества в тылу, в семье фронтовика, которое запретить не могла никакая военная цензура. Обращаю также внимание: в солдатском блиндаже готовились советские воины отмечать не Рождество, а Новый, 1944-й год, который вот-вот должен был наступить.
    И последнее. У меня не было специального намерения выдавливать из чьих-либо глаз слезу, поэтому и "неудача", о которой Вы упомянули.
    Еще раз благодарю за отклик, свидетельствующий, что даже Вас рассказ не оставил равнодушным.

  • Рассказ как рассказ - судеб много поломано. С профессиональной точки зрения резанули штампы послевоенного времени "отцы-командиры", "горстка героев" и точные отчетные данные по танкам, личному составу, количеству поцелуев, точному времени командирских часов.
    Но это, я понимаю, для достоверности.
    В остальном читаемо.

  • Прошу прощения, но не верю. Ни единому слову не верю.Не в 43, а лишь 17 июля 1944 г. наши войска пересекли государственную границу СССР и вступили в Юго-Восточную Польшу.А Рождество? О каком Рождестве можно было говорить в те годы?Уже в 29 году отмечать Рождество было запрещено.Допустим в тылу еще где-то о Рождестве упоминали(меж собой),но в письмах солдат, где фронтовая цензура читала каждое второе письмо, не верю...Не верю, что немцы справляли Рождество 31 декабря.Его справляют 25 числа.Переправа через реку Збруч проходила весной 44 года...Про стиль письма солдата спорить не буду, хотя тоже какой-то сиропный...Одним словом попытка выдавить слезу не удалась...Увы. С ув.Владимир.

  • Её прогоняют ребята:
    Одетые в форму солдаты,
    Их матери,
    жёны, невесты
    И дети, лишённые детства!

    Её прогоняют пушки
    И вскопанные опушки!
    Вороны на трупах лежащих,
    И слёзы на лицах дрожащих!

    А кто войну зазывает?
    Кто, видя слёзы,зевает!
    Кто сам воевать не умеет,
    Но на войне - богатеет!
    И он не буржуй заклятый,
    А свой генерал звездатый...
    А наш комиссар суровый,
    В затылки стреляющий споро.
    Он - отдаёт - лишь приказы,
    А брать - ВСЁ берёт,без отказа!
    Кто думает, что он вечный,
    Но он - БЕСЧЕЛОВЕЧНЫЙ!
    Но всей Души своей не сокрушить
    Российскому Народу не впервой:
    Он, победив,опять продолжит пить
    В честь безымянных – там, под высотой....

    Случайна Жизнь в Войне - от боя к бою!
    Войне не скажешь:
    -“Лишь меня люби!“
    Звучит насмешкой над людской судьбою
    Библейское заклятье -
    “НЕ УБИЙ!“

    ********--************
    СПАСИБО ВАМ, ДОРОГОЙ ГЕННАДИЙ!
    ЗА ВОЕННЫЕ, ТОЧНЕЕ АНТИВОЕННЫЕ СЛОВА!!!
    Мальчишек и Молодых ОТЦОВ!
    на расправу шлют гурьбой...
    А возвращают -КОГДА ПОВЕЗЁТ!- ЛИШЬ ПООДИНОЧКЕ!

  • Уважаемый Геннадий,
    спасибо за трогательный расказ о войне, в котором и верность, и любовь, и воинский долг в письме офицера держат читателей в напряжении до последних строк!
    Извините, что он с задержкой был поставлен на сайте - сейчас иногда происходят технические сбои из-за перехода на новые программы и дизайн, а Ваш рассказ оказался одной из "жертв" переходного периода.
    Спасибо, что в комменте Вы про него напомнили и мы его отыскали.
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

  • А мне кажется, автор ничего не задумывал. Герои рассказа - самостоятельные личности и ведут они себя не зависимо от воли автора. Такова жизнь и писатель пишет по законам жанра, завязка, развязка и кульминация сюжета не подвластны воле писателя, они объективны и диктуемы жизнью. Такова реальность войны, все события, описанные в рассказе происходили только так, как это было возможно на войне. Если пишешь о войне - рукой движет логика сюжета и сценарий сжимается в рамки трагедии, сценарий пишется по определенным нотам и ноты эти очень горьки и грустны. Это трагические ноты, это ноты войны. Может ли писатель остановить свою руку, которая пишет о войне? Может ли писатель изменить сюжет с трагического на оптимистический? Мне кажется - не может...
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Испытывая некоторое сожаление затянувшимся временем публикации очередного рассказа Геннадия Мурзина в связи с прошедшим Рождеством и событиями, связанными с войной, нам хочется, наряду с извинениями, сказать о том неожиданном впечатлении и навеянных воспоминаниях, которые он у нас вызвал. Автор всколыхнул у современников описанных событий ВОВ волнующие чувства героев рассказа, наивные и чистые слова описания будней войны, отношение её непосредственного участника, трогательные строки писем отца и мужа к любимой жене и пятилетней дочке, которую он ещё даже не видел. Наивные юношеские стихи, характерные для начинающих самодеятельных поэтов того времени вызывают у читателя треволнение, зависть и сочувствие...
    В письмах фронтовика, патриотически воспитанного и оптимистически настроенного молодого лейтенанта звучит ненависть к врагу уверенность в скорой победе. И ко встрече с семьёй, которая, увы не состоится…
    Возможно, что развязку рассказа не стоило выделять в виде столь большого эпилога, но тогда пришлось бы перенести из него некоторые заключительные подробности рассказа. Так что оставим так, как задумал автор.
    Надеюсь, что равнодушных к сюжету и форме повествования не будет.

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Борисов Владимир   Шашков Андрей   Тубольцев Юрий   Михальска Стася  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 4
  • Пользователей не на сайте: 2,259
  • Гостей: 183