Белаяр Сергей

- Послушай, Ула, а у тебя никогда не появлялось ощущения того, что всё устроено неправильно? – мужчины отошли в сторону, чтобы не мешать коллегам, которые, делясь впечатлениями от лекции специалиста по истории Тёмных веков, выходили из конференц-зала.

- Ты о чём, Руберт? – Берглунд опасливо взглянул на камеру видеонаблюдения.

- Наше общество, - уточнил Линд. – Тебе не кажется, что это совсем не тот идеал, о котором следовало бы мечтать?

- Ты что такое говоришь? – Берглунд отшатнулся. Испуганный взгляд заметался по лицам коллег. Не слышал ли кто? – Мы живём в самом лучшем мире, который только можно себе представить. Без изъянов, грязи и невозможности проявить себя.

- И без женщин.

Берглунд подозрительно посмотрел на Линда, а затем ещё и потрогал ему лоб. Не горячий. В следующих вопросах прозвучало беспокойство:

- Съел за коллективным завтраком что-то не то? Или сок попался несвежий?

- Я ел и пил то же, что и ты, Ула. Со мной всё в порядке. Просто я подумал, а было ли так необходимо отказываться от женщин?

- Ты точно заболел, Руберт. Мы же только что с лекции. Или ты не слушал?

- Слушал, - кивнул Линд. – Могу слово в слово повторить всё, что сказал историк. Что по умственному развитию женщины сильно отставали от мужчин. Что их творческое начало не шло ни в какое сравнение с мужским. Что женщины руководствовались в своих действиях исключительно эмоциями. Что женщины не могли достичь совершенства даже при всём желании… Но ведь изначально мир был создан двуполым.

- Природа не застрахована от ошибок. И наше общество, ко всеобщему счастью, исправило их. Идеальное общество может быть только мужским.

- Всё так, но…

- Мне не нравятся твои сомнения, Руберт, - Берглунд заслонил партнёра так, чтобы надзирающий искин не мог прочитать по губам. – Попахивает нарушением Закона.

- Сомнение не должно быть преступлением.

- Немедленно прекрати! – Берглунд побледнел и всем телом прижался к партнёру. Пусть коллеги думают, что полыхнула страсть. Это приветствуется. А вот за крамольные разговоры одним лишь понижением гражданского статуса можно было и не обойтись.

При мысли о психокоррекции Берглунд содрогнулся.

- Я ничего такого не сказал, Ула.

- Служба Сохранения Социального Равновесия может посчитать иначе… Я не хочу потерять тебя. Тем более сейчас, когда Отцовский совет позволил нам завести ребёнка.

- Раньше для этого была нужна женщина. Мать.

Берглунда передёрнуло. Все эти женские физиологические жидкости. Огромное неэстетичное брюхо. Складки жира по всему телу. И постоянные перемены настроения… Другое дело сейчас – искусственное взращивание. Стерильность и генетический контроль.

- Не сделали ли мы ошибку, отказавшись от материнства?

- Тебе нужно срочно показаться врачу, Руберт. Ты явно подхватил какую-то заразу, - Берглунд инстинктивно отстранился. – Всё отжившее свой век отправляется на свалку. Женщины – зло, и их полное уничтожение пошло лишь на благо. Проклятые Тёмные века закончились… А теперь улыбнись и поцелуй меня.

Линд обозначил улыбку и мягко коснулся губами губ партнёра, которого назначил ему Отцовский совет.

- Это совсем не то, что я ожидал от тебя, - изобразил недовольство Берглунд. – Куда подевалась твоя страсть?

- Прости, любимый… - Линд мотнул головой, как собака воду сбрасывая дурные мысли. На этот раз поцелуй вышел страстным. Настолько, что партнёры почувствовали необходимость уединиться в кабинке любви.

После коитуса вернулись к работе. Какое-то время Линд мог выполнять служебные обязанности, после чего сомнения вновь полезли в голову. Поначалу – единичные, однако с каждой минутой еретическая течь становилась всё сильнее. Линд даже испугался, когда в мозгу полыхнул вопрос – не поторопились ли Отцы с выводами?

- Руберт, ты должен показаться врачу, - оторвался от монитора Берглунд. – На тебе совсем лица нет.

- Возможно, ты и прав, Ула… - Линд откинулся на спинку компьютерного кресла и помассировал пальцами виски. От тяжёлых мыслей стало тяжело в голове. – Не понимаю, что со мной.

- Ты слишком много работаешь.

- Я же не женщина, чтобы бездельничать, - повторил один из тезисов Парадигмы Линд. – Во благо Общества подлинного благоденствия и умереть не страшно.

- Узнаю тебя прежнего, Руберт, - Берглунд наградил партнёра жгучим поцелуем, но до повторного коитуса не дошло: на пульт поступил экстренный сигнал. – Вот тебе шанс развеяться.

- Никогда бы не подумал, что в Репродуктивном центре что-то может пойти не так, - озвучил удивление Линд. – Там же собраны все самые передовые технологии. И за всем этим следит искусственный интеллект. Там ничего не может сломаться априори.

- Всё когда-нибудь случается в первый раз, - напомнил Берглунд. – Езжай. Баллы к гражданскому статусу лишними не будут точно. Проветришься заодно.

Линд захватил инструментальный чемоданчик и взял служебный электрокар. Ехать было десять кварталов. Недалеко, но вполне достаточно для того, чтобы переключиться на предстоящий ремонт.

Репродуктивный центр поражал своими размерами и архитектурным стилем – создать нечто подобное женщинам было не по силам. Здание усиленно оберегали – люди в броне, вооружённые до зубов, несли службу бок о бок со всевозможными охранными механизмами. Армия не прорвётся.

Линда подвергли самой тщательной проверке – само существование нового мира зависело от нормального функционирования Репродуктивных центров: мужчины не могли вынашивать потомство. Что раньше радовало.

- С вами всё в порядке? – уточнил офицер Службы безопасности, сканируя лицо Линда.

- Небольшое переутомление, - заверил Линд и неожиданно поймал себя на вопросе – а не потеряло ли общество нечто базовое? Ценность которого нельзя описать словами?

- Мы можем пригласить другого мастера.

- Я справлюсь.

В Репродуктивный центр Линд, получивший одноразовый пластиковый пропуск и герметичный комбинезон, вошёл сам. Его встретили яркий холодный свет, стерильность операционной и тотальный видеоконтроль. Двигаться предлагали по электронной стреле, загорающейся на полу через каждые три метра.

Центр управления Репродуктивным центром напоминал джунгли – различного оборудования и всевозможных кабелей оказалось столько, что между ними даже не всегда можно было протиснуться.

Линд открыл инструментальный чемоданчик, выудил необходимые гаджеты и при помощи нейтрошунта подключился к искину. На то, чтобы найти ошибку, потребовалось время. Зато в течение всего этого периода голова полностью освободилась от сомнений. Линду нравилось иметь дело с цифрами. Они были такими мужскими.

Закончив, довольный Линд запустил программу проверки. Тестирование обычно продолжалось в течение нескольких минут – в зависимости от объёма задействованного информационного пласта. В течение этого времени инженер будет предоставлен самому себе.

Неожиданно Линду захотелось заглянуть в святая святых – в Инкубатор. О том, как рождается новая жизнь, Линд, как и подавляющее большинство остальных граждан, знал лишь понаслышке. Информация о биоинженерном генезисе не распространялась. Служба Сохранения Социального Равновесия строго следила за этим.

Другого шанса может и не представиться.

Подчиняясь импульсу, Линд коснулся сенсорной клавиатуры. Программа защиты искина была типовой, с незначительной модификацией. Если знать алгоритм, трудностей не возникнет. Алгоритм Линд знал. В его обязанности входила, в том числе, и разработка этих самых алгоритмов.

Перво-наперво требовалось зациклить камеры видеонаблюдения внутри Центра управления. Затем разжать защитный контур и сделать так, чтобы искин воспринял нового пользователя как часть самого себя.

Тяжелее оказалось разобраться, что за что отвечает в позитронном мозгу. Линд справился – с его талантами было бы удивительно, если б искин поднял тревогу. Однако страх разоблачения всё-таки присутствовал – не каждый день идёшь против воли СССР.

Ожидавший увидеть нечто вроде биожеле или белкового бульона Линд озадачился – ни цистерн с исходным строительным материалом, ни индивидуальных инкубационных камер не имелось. Основную часть здания занимал куб, который, подобно дикобразу, был утыкан трубами различного диаметра и всевозможной расцветки. Трубы заканчивались узловыми распределителями, у которых копошились андроиды и многорукие роботоиды. Пневмотележки только разгружались.

На запрос о характере груза искин выдал длинный перечень элементов природного и искусственного происхождения. Линд не был химиком, однако кое-какие из них он знал – синтетика, абсолютно ненужная человеческому организму. И даже вредная.

Это разожгло в Линде любопытство. Он ни без усилий проник внутрь куба. И уже самые первые кадры шокировали инженера – залитое искусственным светом помещение наполняли человеческие тела. Безрукие и безногие. Единственно позволенного кофейного оттенка. С лишёнными волос головами.

Тела принадлежали взрослым особям. Но не синтетическим. Живым.

Линд ни сразу смог продолжить.

Каждое тело, зафиксированное гибкими держателями, подобно паутине, оплетали коннекторы. Тут были и нейрошунты, и отводники фекалий и мочи, и гибкие инъекторы, и импульсные контроллеры, и энерговоды, и водонаполнители, и термометры, и датчики состояния организма, и психокррекционные накладки, и смесители, и терморегуляторы, и пневматические насосы, и аппараты принудительного вскармливания, и всевозможные зажимы, и ускорители кровообращения. Множество иных, о некоторых из которых Линд не имел представления.

Инженер зажмурился и медленно досчитал про себя до десяти. Открыл глаза, но жуткая картина никуда не делась. Ещё и дополнилась деталями: женщины были…

…беременными.

Никаких сомнений – безобразные, мячеподобные, под вислыми грудями, утробы на различных сроках показывали уже на первых лекциях по истории Тёмных веков. Линд почувствовал, как от паха начинает подниматься тошнотворное отвращение. До чего же уродливое зрелище – дутый живот…

Ясность сознания вернулась через вечность, организм перестал бунтовать. И Линд сумел различить и другие детали. Куб оказался поделен на три части, обозначенные как «Оплодотворение», «Вынашивание», «Конечный продукт». Эмбрионы изымались из тел и помещались в контейнеры, напоминавшие саркофаги. До полного созревания.

Линд облизал внезапно пересохшие губы. Остановиться бы, замести следы и снова жить прежней, полной удовольствий жизнью…

Дрожащие пальцы сами по себе ввели новую команду. На лбу каждой женщины вился змейкой чёрный цифробуквенный код. Линд машинально коснулся точно такого же на своём левом предплечье. Идентификатор Репродуктивного центра и личный номер.

Мозг обожгло – выходит, всё это время Отцы обманывали собственных граждан?

Искин по-прежнему вёл себя так, как будто ничего не произошло. Производство не останавливалось ни на минуту.

Линд ввёл в строку поиска собственный цифробуквенный код. Сам не зная, зачем. Уже спустя мгновение телеметрия изменилась – со всех мониторов на инженера смотрела измотанная донельзя женщина. «Отработанность ресурса – 98,02 %», - значилось в памяти искина.

Имелась и ещё одна запись. Такая же бездушно чёрствая – машинная констатация факта.

«Подлежит утилизации».

Линд взял крупный план лица женщины. Даже сейчас оно продолжало сохранять красоту, присущую лишь тому, что создано живой природой. Руку Линда обожгло – он с удивлением осознал, что плачет. Из самых глубин подсознания всплыл самый дорогой для любого живого существа образ.

- Мама…

Линд и сам не заметил, как стал смотреть на мир совершенно другими глазами.

Отцы, как ни старались, так и не смогли вытравить из сознания базовый код бытия. Не имело значения, какими мотивами они руководствовались. Важно было только то, что праздновать победу они поспешили.

Линд провёл рукой по щеке женщины. Та, словно почувствовав касание, дёрнулась и посмотрела прямо в объектив камеры видеонаблюдения. Ожидавший увидеть в глазах женщины тягость и невыносимую боль, Линд удивился искренней радости, наполнявшей инкубатор.

«Мать», - немедленно поправил себя инженер. Только извращённый ум мог назвать женщину инкубатором. И бессовестно врать, утверждая, будто часть лучше целого. Линд видел, что безымянной женщине нравится быть матерью. И даже жёсткий суррогат этого самого материнства не мог заставить её пойти против собственного естества.

Кольнуло напоминание о том, что Линд не может оставаться в Центре управления без конца – рано или поздно инженера хватятся. Сделает это искусственный интеллект или живые люди, не имело ни малейшего значения. Линд расстанется с матерью. Потеряет её навсегда…

Линд совсем не удивился, когда поймал себя на мысли, что не хочет возвращаться. Инженера повергала в ужас ни вероятность расставания с привычным миром, ни мысль о психокоррекции, после которой от его теперешней личности не останется даже отметки в архиве Службы Сохранения Социального Равновесия, ни сама вездесущая СССР. Инженер боялся остаться подделкой. Обесчеловеченным гомункулом.

Искусственного прикосновения в искусственном мире было недостаточно. Однако проникнуть в куб Линду не суждено – периметр оказался герметичным, а размер труб не позволял проползти по ним даже ребёнку. К тому же в трубах несомненно установлены фильтры…

Порой из ситуации есть всего лишь один выход. Линд столкнулся именно с таким случаем.

- Прости меня, мама, - инженер тяжело вздохнул и набрал на сенсорной клавиатуре новую команду.

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Вы безусловно правы, Сергей. Мама - это действительно "базовый код бытья" Какими бы фантастичными не были Ваши мысли, и как бы не приблизились они к реальности, всегда есть, было и будет нечто базовое, без чего любая реальность рассыплется пеплом. Для любого человека началом реальности является мама, и отречение от неё ведет к краху, если ни физическому, то моральному...
    Очень интересный рассказ. Его нельзя просто пробежать глазами. Он заставляет размышлять и спорить.
    Удачи Вам в творчестве и новых идей.
    С теплом и солнышком из Бреста Марина

  • Спасибо!:D

  • Уважаемый Сергей,
    Поздравляю Вас с успешным дебютом!
    Добротная фантастика. Написано очень искренне. И, без сомнения, талантливо.

  • Сто тысяч благодарностей :D

  • Мрачная антиутопия с моралью: любое правительство суть зло. Инструмент правления - ложь.
    Но написано хорошо и читается занимательно. Очень нравится вытекающий из текста логический вывод: без женщин жить нельзя на свете, нет!
    С чем абсолютно согласен.
    Как и с тем, что дебют удачный. Мои поздравления автору!

  • Спасибо!

  • Цитата С.Белаяра:

    "Отцы" приходят и уходят. Добро остаётся и останется навсегда…"

    Пародия:

    Однажды квасим в огороде,
    Вдруг молвит жареный чудак:
    "Отцы приходят и уходят,
    А выпить хочется всегда!"

    Н.Б.

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 29 Июль 2020 - 1:51:16 Буторин Николай
  • Браво! :):):)

  • Уважаемый Сергей,
    спасибо за интересный рассказ, который читается, как репортаж из будущего!
    Особенно огорчило в нем то, что представленный вариант общества основан, как и предыдущие- на лжи и обмане граждан, легко адаптировавшихся к новым условиям бытия, в котором не нашлось места для женщин.
    «Мозг обожгло – выходит, всё это время Отцы обманывали собственных граждан».
    Мне представляется, что Вами правильно схвачены возможные черты новых формаций, когда Отцы народов (вожди, фюреры и т.п.) заставляют народ жить по правилам, нужным только для Отцов (а Отцы, видимо- по Галичу- «Оказался наш отец
    Не отцом, а сукою.»). И не исключено, что для себя- любимых руководители не отказывают в удовольствии находиться в обществе милых дам, которых изъяли из быта всего населения, работающего на благо цивилизации, одариващей комфортом и полным благополучием к сожалению, не всех.
    Так что рассказ показал, куда может привести тоталитаризм (как вариант), дай ему полную волю.
    Как отмечают некоторые авторы, происходит определенная фашизация стран постсоветского пространства, но только немногие (как теперь на Дальнем Востоке и в Беларуси, где идут акции протеста) пытаются сопротивляться несправедливости режимов.
    Как писал великий Бернард Шоу:
    «2 процента людей — думает, 3 процента — думает, что они думают, а 95 процентов людей лучше умрут, чем будут думать.» —
    А наш современник предприниматель Юрий Булатников пишет в своей статье:
    "Пять процентов думающих людей можно принять за аксиому, что означает исходное положение какой-либо теории - истинным без необходимости доказательства.
    Постоянные попытки исправить данное положение приводят к войнам, кризисам, революциям. Но ничего не меняется.
    Пример: Имеем миллион человек, получается 50000 человек умные. Аннигилируем 950 тыс. Вроде бы должен наступить рай? Но эти 50 тыс, тут же разделятся на 95% и 5%. Задача неразрешима.
    В реальном мире только 5% людей являются богатыми. Если уничтожить их, все поровну поделить, ничего не измениться. В мире такая пропорция и останется. Невозможно бесконечно раскулачивать. Это просто приведет к уничтожению человечества.
    Реальная борьба происходит внутри клана пятипроцентников. Они воюют друг с другом, натравливая массу на вроде бы своих конкурентов. Но попадают сами. Ленин заявил, вот уничтожим всех богатых и будет счастье. Раскулачивание и прочие акции не привели к равенству. Нишу 5% заняла партноменклатура."
    Подробнее- См. статью «95% населения земли — идиоты»- это не про нас ли?!
    https://echo.msk.ru/blog/superburg/949500-echo/
    На самом деле рассказ г.Белаяра поднимает важные проблемы развития нашего общества в недалеком будущем и те негативные симптомы, которые проявляются при попытке властями преобразовать общественный порядок и уменьшить численность населения на Земле. Так, появились статьи, в которых одной из подобных попыток сократить количество второсортного населения рассматривают запуск КоВида19 и пандемию с коронавирусом, который был создан специально с его особой вирулентностью, направленной против пожилых людей и стариков. Остается предположить, что следующий штамм вирусов будет создан против женщин, менее востребованных в современном бизнесе, чем мужчины, и следующий шаг после омоложения цивилизации будет её дефеминизация и вот тогда-то и наступит тот "РАЙ на Земле", который так убедительно описан в рассказе г. Белаяра.
    Поздравляю с удачным дебютом на Острове и будем ждать Ваши новые работы!
    С наилучшим и пожеланиями,
    Валерия.

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 28 Июль 2020 - 15:38:17 Андерс Валерия
  • Спасибо за лестный отзыв!
    Приятно, когда тебя не только читают, но и понимают, о чём ты пишешь. И просто великолепно, что твои собственные мысли заставляют других людей задуматься. Мир никогда не рухнет в бездну, пока не умер последний думающий человек.
    "Отцы" приходят и уходят. Добро остаётся и останется навсегда

  • Очень крутая фантастика. Идея оригинальна, хотя проблемы существования без мужчин и женщин уже были и даже в кинематографе. Всё как всегда оканчивалось тщетно, ибо даже клонирование пока не позволено. Автор попытался создать аппарат для искусственного деторождения, но и в нём оказались необходимыми женские тела. А мужчины не удовлетворялись гомосексуализмом. Да и в памяти образ женщины, в частности мамы не исчезал. Так что и крутая фантастика может оказаться с человеческим лицом...

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 28 Июль 2020 - 13:33:27 Талейсник Семен
  • Польщён. и весьма признателен за комментарий. как бы там ни было, мама - святое

  • ёк-твою-мать

  • Краткость - сестра таланта? :)

  • и вот это "Белла Чао"может вызывать улыбки, да еще якобы на литературном сайте? куда дальше падать!?

  • Падать можно бесконечно. Если сам того хочешь (((

  • В Беларуси и на Дальнем востке идут массовые протесты, даю линк на Шнурова в Хабаровске:
    https://www.youtube.com/watch?v=_oQoVmuKq60
    Для улыбки предлагаю послушать песню- пародию на В.Соловьева в исполнении знаменитого Дмитрия Гордона на его дне рождения:
    (2-ая часть песни Дм.Гордона после "Белла Чао" в финале обалденная!)
    https://www.youtube.com/watch?v=nZAWGYMK9Uo

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 28 Июль 2020 - 2:45:21 Буторин Николай
  • Да...картины нарисованные в рассказе уже и фантастикой назвать трудно. гомосексуализм, родитель номер один или два, дети до одиннадцати лет воспитываемые как "ОНО", венчания лесбиянок и педерастов в церкви - вот печальные реали современной Европы.Самое гнусное во всем этом то, что все эти прелести подаются как вершина демократии. Впрочем темнокожие беженцы очень и очень скоро разбодяжут кровь уставших европейцев: от силы пару поколений и средний статистический европеец будет шоколадного оттенка кожи со светлыми ладонями и вывернутыми губами. Что-что, а размножаться беженцы умеют...С удачной премьерой на сайте. С ув.Владимир.

  • Благодарю, уважаемый Владимир! И полностью с вами солидарен. Проблема слишком серьёзная, чтобы пускать всё на самотёк

  • Уважаемый Сергей!
    Разрешите вас поздравить с дебютом на Острове Андерс и пожелать Вам здесь новых творческих сил и вдохновения.
    Писать о том чего нет, но о вполне возможном, наверняка нелегкая задача. Зато она имеет самое прямое отношение к творчеству, тем более, что спрос на фантастику никогда не ослабевал. Самые популярные на сегодняшний день мировые шедевры кинематографа построены именно на фантастических сюжетах. То есть люди устали от повседневности, и им нужна другая реальность. Напимер, то что сегодня происходит в Беларуси наверняка основано на фантастике, но очень приближенной к реальности. Ждём Ваших новых фантазий и добро пожаловать на О.Андерс!
    Н.Б.

  • Благодарю! Не ожидал столь оперативных комментариев по существу.

  • Утопия, я создал бы тебя
    Мир строится по новому масштабу.
    В крови, в пыли, под пушки и набат
    Возводим мы, отталкивая слабых,
    Утопий град - заветных мыслей град.
    Забыли петь, плясать и веселиться,
    - О нас потом и спляшут и споют,
    И впереди мы видим град утопий,
    Утопия - светило мирозданья,
    Поэт-мудрец, безумствуй и пророчь,
    - Иль новый день в невиданном сиянье,
    Иль новая, невиданная ночь!
    Лишь Кампанелла...
    Знает сколько ждать.
    Николай Тихонов
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Дорогие друзья! Представляю Вашему вниманию дебютный рассказ на Острове Андерс брестского прозаика-фантаста Сергея Белаяра. Какая женщина не мечтала бы родиться мужчиной... А мужчина навряд ли бы захотел родиться женщиной. А теперь представим, что в нашем расчётливо-просчетливом мире учёные добились больших успехов. Никто не мучается физиологическими нюансами, не страдает перепадами настроения. Всё чётко, чисто, конкретно, продуктивно. В инкубаторе минимальны любые риски для новорождённого, всё механически продумано... Только человек, не бездушная болванка. Жизнь человека начинается с материнской любви и невозможна без неё. Любовь матери безгранична, и когда полетят все винтики и болтики в инкубаторах, она согреет своим теплом, своей любовью оградит от всего - предательства, ненависти, сомнений. Вырвать из сердца любовь, превратить её в микросхемы и наборы цифр, геометрических фигур? А если смысл в такой жизни и в построении такого правильного общества? Об этом можно порассуждать, прочитав фантастический рассказ Сергея Белаяра "Мама"

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Шашков Андрей   Тубольцев Юрий   Черемных Ольга   Шадуя Марина   Буторин   Николай   Талейсник   Семен   Белаяр Сергей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 7
  • Пользователей не на сайте: 2,268
  • Гостей: 223