Ейльман Леонид

Воспоминание о беседах с основателем советского атомного
проекта.

После неожиданной смерти Сергея Павловича Королева работы по
изучению около солнечного пространства продолжались. Мне
предстояло выяснить: как поведут себя проводниковые материалы и
диалектрики при высоких температурах, в вакууме и космическом
излучении. Поскольку необходимых приборов у меня не было, то я
обратился за помощью к директору лаборатории ядерных реакций
академику Георгию Николаевичу Флерову. Он согласился мне
помочь. Однажды я позвонил академику Флерову на работу.
— Слушаю вас! — В телефонной трубке зазвучал металлический
голос секретарши.
— Пожалуйста, соедините меня с Георгием Николаевичем, —
потребовал я суровым голосом.
— Извините, а он просил вас ему звонить, он ждет вашего звонка?
— Да! Да, — уже неуверенно пробормотал я.
— Сейчас я спрошу его согласен ли он говорить с вами. Назовите
свою фамилию и должность, а пока не бросайте трубку.
Ждать мне пришлось недолго. Секретарь вернулась и сообщила, что
сейчас академик занят, но просил приехать к нему в лабораторию
ядерных реакций завтра к часу дня. Пропуск уже заказан.Три часа
поездки в Дубну на электричке, где была расположена лаборатория
ядерных реакций, пролетели незаметно. Я вышел из вагона
электрички и оказался в сосновом бору. Каждый житель Дубны знал
дорогу к атомному институту Дубны. У меня оставался еще целый
час до встречи с академиком. Я зашел в столовую института, скорее
ради любопытства, чтобы понять, чем кормят деятелей науки. В
меню значились малоизвестные мне названия. Я остановился на
котлетах с названием “нежность”. Как велико было мое
разочарование, когда мне на тарелку положили две маленькие
котлетки, видимо, микояновского мясокомбината с каплей манной
каши на поверхности этих котлет.Ложка пюре была гарниром.
“Нежность”, по мнению повара, заключалась в этой капле манной
каши!

Наконец, я добрался до приемной академика. Академик вышел на
встречу со мной. Это был человек небольшого роста, лет пятидесяти
пяти, с сильным грассированием. Я рассказал ему о той проблеме,
которую я хотел разрешить с помощью оборудования его
лаборатории. Он легко согласился помочь нам, заявив, что физики
должны помогать космической промышленности. Правда, он тут же
посетовал на то, что мы мало что знаем о том, что творится у нас на
Земле, например, в глубинах морей и океанах, а лезем уже в Космос.
Георгий Николаевич предложил мне спуститься в зал ускорителя и
по дороге пояcнил мне: чем занимается его лаборатория. Мы ищем
новые тяжелые транcурановыe химические элементы, т. е. хотим
продолжить таблицу Менделеева. Мы предполагаем, что есть
острова стабильности среди трансурановых элементов с атомным
номером 112 и далее. Я понимающе молчал, но на языке вертeлся
вопрос к академику: «На кой хрен науке нужны эти поиски?» Как бы
почувствовав мой вопрос, Флеров заметил, что американцы тратят
на такую работу массу денег. Может это путь к алхимии будущего!
Мы недавно получили 17 атомов золота. Конечно, затраты не
окупились. Кто знает, как скоро придет время для реальной
алхимии? Сейчас время обеда, давайте поедем ко мне домой и
пообедаем вместе. Мы сeли в черную “Татру” и быстро оказались
около одноэтажного дачного домика академика. В просторной
обеденной комнате уже был накрыт стол. На тарелках дымился
молодой, только что сваренный картофель с антрекотом и в большой
миске нас ждал салат из свежих помидоров и огурцов. Это была
роскошь, поскольку на улице свирепствовали февральские ветры, а в
магазинах было пусто. В углу обеденной комнаты стояло несколько
ящиков чешского пива. Георгий Николаевич угостил меня этим
пивом. Оно немного затуманило мне голову и я, увидев
пластмассовую модель атомного ядра, прикрепленую к люстре,
заставил вращаться соединенные тесемкой пластмассовыe орбиты
электронов вокруг ядра: вот так работает атом!
— Леня, что ты делаешь! Ведь это модель атомного ядра, которую
мне подарил сам Нильс Бор. Тесемки могли сгнить и модель
разрушится.
Я тут же испуганно остановил вращение и с глубоком уважением
посмотрел на эту примитивную модель атома. Неужели атом так
прост?

- Мы знаем то, что любая элементарная частица имеет шесть
степеней свободы при свободном движении: три линейных
соответственно координатам пространства и три вращательных
вокруг центра координатных осей. Почему электрон на орбите атома
лишен возможности двигаться вне плоскости орбиты? Почему у
меди кристаллическая решетка гранеоцентрированная, а у цинка или
графита гексагональная ? Может кристалическое строение этих
химических элементов уже обусловлено строением атома этих
веществ?Атом гораздо сложнее той модели, которая висит над этим
столом.
 - Пока Ясного понимания устройства атома нет, не говоря уж о ядре
атома, практически, все основные характеристики химических
элементов получены, в основном, только лишь опытным путём.
Физика, исходя из знаний о строении атома, пока, почти ничего не
смогла предсказать и занималась, в основном, только тем, что
пыталась пристроить экспериментальные факты к господствующей
теории. Поэтому, чего рассуждать про тёмную материю, если и с
«нетёмной» куча вопросов? Но замечу, что гравитационное
магнитное и электрическое состоит из дискретных ультра микро
частиц, которые присутствуют и внутри атома, видимо, определяя
его строение . Доказать это опытным путем сложно, да и расчетами
не просто!
Получив этот ответ, я подумал уже дома насколько примитивна
модель Бора и сколько нужно еще Эйнштейнов, чтобы понять
устройство Природы. Эйнштейн сделал великий шаг, установив то,
что материя есть форма хранения энергии согласно его знаменитой
формуле, а эта форма кроме материи включает в себя окружающую
материю криволинейность пространства, но он тогда не утверждал,
что криволинейность есть следствие действия полей, состоящих из
ультра микро частиц. Общая теория относительности Эйнштейна
возникла в предположении, что скорость распространения тяготения
равна скорости света. Мы определились с познанием мира: есть
окружающий мир, который можно пощупать, полизать, понюхать и
есть его описание. Описание придумываем мы, а окружающий мир не
зависит от наших рассуждений. Все, что придумано воображением,
является нереальным, т.е. его нет в окружающем мире. Масса не может
переходить в энергию, а время в вещество. Не существует
пространственно-временного континуума, а наши представления о
микромире ушли недалеко от представлений Демокрита. Предстоит
еще большая работа по устранению собраний сакральных положений в
физике, непонятных даже для посвященных. Эта работа даст людям
четкое и ясное знание о мире, которое позволит им обустраивать свою
жизнь осознанно, целеустремленно и оптимально. Я уверен, что в мире
нет ничего потустороннего и необъяснимого. И есть много нам
неизвестного и интересного. Я надеюсь, что вместе с теорией
относительности уйдет в небытие мистическое восприятие
окружающего мира и высшей целью общества станет стремление к
новым знаниям о мире.
Загадка криволинейного пространства. Почему электрическое и
магнитное поля криволинейны и, следовательно, занятые ими
пространства также криволинейны? Потому что согласно закону
сохранения энергии поля должны быть замкнуты. Замкнутость
обеспечивается криволинейностью наиболее оптимальным путем.
Ядро атома есть сгусток материи и поэтому должно находиться в
окружении криволинейного пространства, которое индивидуально
по форме и размеру для каждого атома. Ядро атома это ультра микро
ограниченный объем криволинейного пространства, которое
согласно Эйнштейну находится в лунке отдельного криволинейного
пространства. Орбиты движения электронов в атоме есть тоже
замкнутый криволинейный путь в виде эллипса.Таким образом
криволинейное пространство есть инструмент формирования атома.
Почему атомы различных химических элементов не распределены
равномерно по планете, а собраны в месторождения. Что заставило
однородные атомы сблизиться? Может быть индивидуальное
криволинейное пространство атома собирает одинаковые атомы в
одно место в период разогретого состояния планеты? Такова роль
киволинейного пространства в природе?
Почему удаленные от ядра атома электронные орбиты в атоме
имеют допонительные подуровни: S; P; D: F, которые, видимо,
определяют физические свойства химических элементов: (металл
или неметалл) поскольку отличаются величиной энергии связи с
ядром.Эти подуровни создаются взаимоортогональными
электрическими и магнитными полями, расположенными внутри
атома. Металлические свойства рассматриваются, как способность
атомов элементов легко отдавать электроны, а неметаллические -
присоединять электроны из-за стремления атомов приобрести
устойчивую конфигурацию с заполненными подуровнями.
Заполнение внешнего s- подуровня указывает на металлические
свойства атома, а формирование внешнего p- подуровня - на
неметаллические свойства. D- подуровень определяет переходные
металлы, а F- лантаноиды и актиноиды. Можно ли определить
свойства химического элемента без учета криволинейности
окружающего атом пространства?
Свойство миниминизации киволинейной поверхности. Согласно
закону сохранения энергии криволинейная поверхность должна
стремиться к возможному минимуму, к сфере, но тогда почему из
казалось бы одинаковых сферических атомов согласно модели
атомов Бора возникают кристаллические вещества разных систем
симметрий и размеров? Ведь стремясь к сфере криволинейная
поверхность должна создавать давление на ядро и на сам атом.
Американский ученый Ричард Фейнман считал, что в атоме
электроны близко подходят друг к другу поэтому должно возникнуть
явление перенормировки, т. е. обмен внутренними частицами-
фотонами. Японский ученый Хидэки Юкава считал, что явление
перенормировки определяет силы слабого и сильного
взаимодействия в атоме. Физик Карл Андерсон то, что силы
сильного взаимодействия есть результат обмена частицами
мезонами. Так может быть причиной возникновения явления
перенормировки есть давление криволинейной поверхности на ядро
и сам атом? Давление выдавливает частицу обмена.
Известно также, что в микромире существует симметрия: Электрон-
позитрон; нейтрон и протон. В ядре атоме есть геометрическая
симметрия и она связана с понятием инвариантности, то есть при
повороте на 180; 90; или 45 градусов фигура ядра не меняется.
Например, окружность имеет непрерывную симметрию.
Следовательно, ядро атома может иметь форму правильных
симметрий.Симметрия определяет, насколько совершенным кажется
нам тот или иной объект, и теория групп, как наука, изучающая
симметрии, может без преувеличения называться наукой о
совершенстве.Теория групп и симметрий находится на одном из
самых высоких уровнях абстракции в современной математике и
требует специального математического образования.
Для частичного ответа на эти вопросы я взялся изучить атом меди и
понял, что его вес определяется весом ядра состоящего из протонов
и нейтронов. Вес ядра атома меди есть 63,546* 10^-27 кг . Весом
облака электронов можно пренебречь поскольку электрон на три
порядка легче протона. Вес протона 1,68*10^-27 кг, вес нейтрона
чуть выше протона. Медь дает кубические граньоцентрированные
кристаллы из 12 атомов. Если предположить то, что ядро атома меди
и есть микро кристалл из суммы протонов и нейтронов, то вес
элемента симметрии ядра будет: 12*1,68*10^-27=20,16*10^-27 кг.
Разделим вес ядра на вес элемента симметрии ядра меди и получим
безразмерное число: 3,15 Ядро атома меди должно быть построено
из трех вложенных друг в друга кубических граньоцентрированных
конструкций. Для ядра атома углерода характерна гексагональная
слоистая симметрия с одним протоном в центре одной
гексогональной ячейки, а в другом слое протон центра
гексагональной ячейки расположен в другой гексагональной
ячейке.В каждом слое шесть таких ячеек вокруг центральной
ячейки. Поскольку система слоистая, а перемещение
последовательное, то возникает винтовая линия, напоминающая
конструкцию молекулы ДНК. Поэтому к ядру атома применимы
законы кристаллографии. Да и всем известен закон природы,
которому не нужна гипотеза о Большом взрыве. Этим законом
является принцип «матрёшки», который гласит: системы каждого
нового уровня структурной организации вещества создавались из
систем предыдущего уровня и предыдущих уровней. Так нуклоны
созданы из кварков, из нуклонов созданы ядра, из ядер и электронов
– атомы, из атомов – молекулы, из молекул – химические
соединения, из химических соединений – клетки, из клеток –
организмы на Земле, из организмов (размножающихся половым
путём) созданы семьи (с этого уровня началось общественное
развитие живых организмов), из человеческих семей созданы роды,
из родов – племена, из племен – государства (первичные, то есть
созданные не по человеческим проектам), из государств –
соединения государств – это сегодняшний день развития нашей
Вселенной. Поскольку мои рассуждения носили только общий
характер без каких либо серьезных раcчетов то, я ими не поделился с
академиком.Да и врядли он стал тратить свое время на весьма
сложную бездоказательную беседу,а отправил бы меня с докладом
на кафедру теоретической физики дубненского университета.
При очередной встрече с академиком я осмотрелся по сторонам
комнаты. На невысоких шкафах лежали какие то раковины, морские
звезды и какие то непонятные комочки.
— Что это? — С губоким уважением спросил я хозяина.
— Это подарки мне от экспедиции Научно исследовательского судна
“Витязь”. Мы ищем марганцевые конкреции на дне окена. Эти
комочки на полках и есть марганцевые конкреции. В них, как
зародыш, находятся зубы акул. Вода не размывает эмаль зубов. В
этой эмали мы ищем устойчивые трансурановые элементы в
природе. Я тебе подарю несколько зубов акулы, которые вымерли
милионы лет назад.Однажды Георгий Николаевич позвонил мне
домой и поинтересовался почему меня не видно в его лаборатории.
— Если хочешь, то я сейчас в Москве и еду в Дубну. Мы можем
захватить тебя у Савеловского вокзала.
— Конечно хочу! Я бегу к вокзалу!
Вскоре я уже сидел в черной “Татре”. Мы помчались по
Дмитровскому шоссе. Показалась вправо от шоссе полоска канала
“Москва-Волга”. Вдруг Геогий Николаевич остановил машину и
велел мне из нее выйти.
— Это трижды проклятое место! Здесь случилась автокатострофа с
академиком Ландау. Здесь по окончанию строительства
заключенными Гулага этого канала в начале июля 1937 года
устроили банкет, говорили поздравительные речи, провели
награждение победителей социалистического соревнования, как
водится у нас, хорошо выпили и вдруг приехали работники НКВД и
всех посадили в фургоны с надписью “хлеб”. Больше этих людей
никто не видел: они исчезли, а ведь в газете “Правда” была
объявлена благодарность строителям канала и предложено
Народному комиссару внутренних дел тов. Ежову представить
Правительству список отличившихся работников для награждения.
Сюда, в район Яхромы, добрались передовые немецкие части в
конце ноября 1941 году.Они не были в таком состоянии, чтобы
отказаться от штурма Москвы. Причина отказа,видимо, другая.
Я оcмотрелся: никаких следов прошлых трагедий не было. Время
безжалостно к судьбам людей. У академика было задумчивое,
подавленное настроение.
— Недавно проиграл академикуПонтекорве ящик чешского пива. Он
поспорил со мной, что опубликует в престижном журнале АН СССР
статью — заведомую галиматью. И ему это удалось сделать. У нас
чиновники от науки боятся авторитетов. Так сделал себе карьеру
Лысенко, да мало ли еще кто! Во что превратили науку!Позже я
понял почему Понтекорва пошел на эксперимент со статьей. Он
хотел доказать себе, что сделал правильный выбор места работы:
лучше быть первым парнем в деревне, чем последним в городе.
Этот Бруно Максимович увлекался физикой нейтронов, когда
работал в Америке, в Канаде, а у нас понял, что попал в слегка
позолоченную клетку и стал большой любитель женщин. Недавно
привез в Дубну грузинку- жену поэта Михаила Светлова. Мало ему
лаборанток! Светлов спился. Мне говорили, что он жаловался
друзьям о том, что находится в состоянии бойца перед атакой:
боится приказ встать не может выполнить, когда жена рядом.
Зта поездка придала мне смелости и когда Георгий Николаевич
пригласил меня на ужин в его московскую квартиру на улице
Песчанной около станции метро “Сокол” я решился на вопросы об
его участии в атомном проекте.
— Вы, наверное, знаете, что мы с  Петржаком  открыли в 1940 году
явление спонтанного деления тяжелых ядер, например, урана. Как-то
нам не пришло в голову поделиться славой этого открытия с
директором нашего института Абрамом Иоффе. Вскоре наступило
военное время. Нашу тематику он закрыл. Иститут занялся
проблемой ультразвуковых систем обнаружения подводных лодок и
мин противника. С меня Иоффе снял броню. Я попал в обслугу
военного аэродрома техником-лейтенантом. Я понимал, что не
сегодня, так завтра погибну и не смогу больше знаниматься
проблемой ядерных реакций. Я обратил внимание на то, что во всех
физических журналах нет больше статей по поблеме выделения
энергии при ядерных реакциях. Это неспроста! Значит, ядерная
энергия может быть использована в военных целях. Я начал писать
письма в ГКО Сергею Кафтанову, который был в этом комитете
уполномоченным по науке.Это было примерно в августе 1941 года.
Как потом выяснилось, все мои письма он отправлял своему другу
еще по Баку наркому боеприпасов Ванникову. Кафтанов не
вдумывался в мои письма. Поскольку там речь шла о бомбе, то он
считал, что это работа для наркомата боеприпасов.
— Обычная бюрократическая чехарда!
— Тогда я решился на отчаянный шаг. Я написал первое письмо
Сталину. Судьбу этого письма я не знаю. Возможно, оно тоже попало
Сергею Кафтанову и он его направил Ванникову. Надо заметить то,
что некоторые немецкие физики не понимали смысла квантовой
физики. Например, нобелевский лауреат 1905 года Ф. Ленард
.Основываясь на его мнении, Гитлер называл квантовую физику
еврейской выдумкой, а 1942 году почти перестал финансировать
работы в этой области. Возможно он понял, что не успеет создать
бомбу. Я снова направил Сталину второе письмо с подробным
описанием нового оружия в январe 1942 года. Как потом выяснилось
разведка Берии получила данные о так называемом Манхеттенском
проекте американцев. На мое второе письмо обратили внимание.
Меня и Иоффе вызвали в Кремль. Присутствoвали Сталин, Молотов
и Берия. Сталин хотел поручить осуществление этого проекта
Иоффе, поскольку считал его выдающимся физиком и
организатором. Иоффe отказался от этого проекта сославшись на
свой возраст и побещал найти достойную кандидатуру. Тогда Иоффе
было всего шестьдесят два года. Сталин возложил общее
руководство атомного проекта на Молотова. Иоффе предложил
кандидатуру Курчатова, как научного руководителя проекта. Почему
его выбор пал на Курчатова? Потому, что Курчатов был совершенно
незнаком с физикой деления атомов урана и зависел бы от Иоффе в
теоретических вопросах. Меня и Курчатова вызвал Сталин. Он
спросил меня: не возражаю ли я против назначения Курчатова? Я не
возражал. Сталин одобрительно кивнул нам и заявил: “работайте
вместе и учтите, что мне оторвать одну голову или две совершенно
безразлично”. С таким напутствием мы ушли от него. Я люблю
науку и мне не нужны ненаучные проблемы. Признаюсь в том, что я
не сомневался в исполнении Сталиным своего обещания. Курчатов
был назначен директором лаборатории номер два 12 апреля 1943
года. Так началась реализация моего проекта. Если бы Берия не
мобилизовал на эти работы академиков Харитона, Зельдовича, то
проект не был бы реализован. Когда появилась возможность
ознакомиться с работами американцев эти академики полностью
занялись копированием американских работ. Они боялись
ответственности за самостоятельность. Курчатов их понимал,
поскольку помнил предупреждение Сталина!
К счастью, гриф “совершенно секретно” не стоял на исследовании
материалов в неземных условиях существования и я с моим
напарником Володей Маковским их опубликовали в книге
“Биметаллические прутки”, Издательство Металлургия, Москва,
1982 год.

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • УВАЖАЕМЫЙ ЛЕОНИД, ПРОСТИТЕ, ЭТО НЕ РАССКАЗ, А НАУЧНАЯ ЛЕКЦИЯ ПО АТОМНОЙ ФИЗИКЕ В КОТОРОЙ Я НИ БУМ-БУМ!!! НО ПОСТАРАЛАСЬ, ПО ВОЗМОЖНОСТИ, ОЗНАКОМИТЬСЯ С ВАШЕЙ ПУБЛИКАЦИЕЙ. ОЧЕНЬ СЛОЖНЫЙ МАЛОПОНЯТНЫЙ ДЛЯ МЕНЯ МАТЕРИАЛ.
    С ИСКРЕННИМ УВАЖЕНИЕМ - АРИША.

  • Смотрим сериал "Чернобыль" на ютубе:

  • Уважаемый Николай!
    "Спасибо за Ваш рассказ, который я принял бы за какую-то сказку с эпиграфом "хочешь - верь, а хочешь - не верь".
    Для того чтоб не было сомнений в моем общении с Георгием Николаевичем я в конце повествования привел адрес книги, где изложены частично результаты моей работы. В этой книге более двухсот формул по механике деформации слойных тел. В книге использованы материалы диссертации моей и Маковского. На моей защите выступили академики Попов, Павлов, Северденко а у Маковского- Ильюшин, без работ которого наши ракеты не смогли бы взлететь. К сожалению, работы этих ученых и они сами секретились. Может быть пора им воздать должное?

  • Уважаемый Леонид!
    Спасибо за Ваш рассказ, который я принял бы за какую-то сказку с эпиграфом "хочешь - верь, а хочешь - не верь". Но памятуя о том, что Вы за что покупаете, за то и продаёте - поверил безоговорочно.
    И действительно, если бы не было таких академиков, то и не было достижений, которые мы имеем в прикладной атомной науке. Она оказалось вполне подвластна человеку, особенно мы в этом убедились после того, как американцы стерли с лица японской земли сразу два города. Или пожалуйста другой пример в Чернобыле. Город Припять стоит, но он пуст и наверняка будет пустовать ещё не одно десятилетие. Авария в Чернобыле, опять же это случайность: кто-то недоглядел или не так что-то посчитал. А вот повернуть в сторону выпущенную однажды специально ракету уже не получится.
    А она может состричь с лица земли целый мегаполис! Жуть одним словом.
    Н.Б.

  • Наука силы нам дала
    постичь основы мироздания,
    она нас в космос вознесла
    и погрузила в глубь сознания.

    Но есть особенная суть
    в истории наук Российских —
    тернист учёной жизни путь,
    но трижды труден путь житейский.

    А всё ж Россия не бедна
    талантом, жаждущим ученья,
    и сможет оценить она
    его святое назначение.

    И будет свет в конце концов!
    А мы, вас крепко обнимая,
    за вас, российских мудрецов,
    заздравный кубок поднимаем!
    (стихотворение из интернета)
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Леонид Ейльман в своих мемуарах делится с нами воспоминаниями о беседах с основателями советского атомного проекта. У физиков - великие задачи - покорить Космос и Океан, но путь к вершинам и глубинам тернист. Учёные настолько увлечены своей работой, что это вызывает искреннее уважение. Многолетний труд физиков, их опыты, смелость, амбиции, желание покорить трудности и привели сегодня к научному прогрессу. Но проблем ещё хватает, как и неразгаданных тайн. Главные герои думают масштабно, их увлечённые беседы, становятся звеньями в цепочке важных событий Но самое главное -в мемуарах прекрасно отражена эпоха и люди, находящиеся в ключевых точках создания будущего человечества.

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Вайнер  Ирина  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 1
  • Пользователей не на сайте: 2,264
  • Гостей: 239