Вайнер  Ирина

ХОТИТЕ, ВЕРЬТЕ, ХОТИТЕ, НЕТ, НО БЫВАЕТ И ТАКОЕ…

Взгляд в прошлое – страницы воспоминаний из жизни Елены Громовой – (1971 по 1975-ый год)

Боже мой, я часто думаю, ну, почему так не везёт в жизни моей соседке, подруге, Ленке Громовой? О себе молчу. Развод, бесплодие, всё это давно в прошлом... Можно смириться и продолжать жить... 

А вот о Ленке другой разговор. В поклонниках у неё не было недостатка, но создать крепкую семью, к которой она так стремилась, ей никак не удавалось. Она пыталась, и была готова  родить ребёнка, несмотря на врачебный приговор – «РОЖАТЬ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ИЗ-ЗА ПОРАЖЕНИЯ КОСТНОЙ СИСТЕМЫ ОРГАНИЗМА И ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ ДЕФОРМАЦИИ МАЛОГО ТАЗА».

Признаюсь, меня часто посещала мысль, а не наложен ли на Ленку заговор тех, чью любовь она отвергла и заставила страдать? Да и она сама не раз высказывалась на эту тему. Ой, даже не знаю, что и думать…

Знакомство её с Аркадием в мае 1969-го («Аромат сирени» в цикле Взгляд в прошлое), казалось, наконец-то  решит вопрос создания семьи. Но, высказывание мамы Аркадия, и её мощное влияние на младшего сына, оказало на него негативное влияние. Узнав о серьёзных намерениях сына в отношении русской женщины, его мама высказалась в категоричной форме:   

- Ты что, сынок, решил испоганить нашу кровь? Даже и не думай! Я не позволю тебе совершить этот необдуманный поступок. Разве мало одиноких и не замужних евреек? Я скажу тёте Хане, и она вплотную займётся этим вопросом, раз тебе так приспичило жениться второй раз…

Ой, а мы с Ленкой и не знали, что у нас цвет крови и её животворящая сила другая, хуже еврейской. Посмеялись, да и только. У нас столько друзей и знакомых среди Бакинских евреев, и никогда мы не слышали таких агрессивных высказываний, но семья Аркадия беженцы из Белорусского местечка...

Однако это не помешало Лене пойти на риск и постараться родить ребёнка, который помог бы Аркадию сделать решительный шаг для  создания семьи. Постоянный приход и уход Аркадия держали мою подругу в нервном напряжении, да и заболевание костной системы, о котором Аркадий не знал и не догадывался, делало своё коварное дело. Не помогло и двухмесячное стационарное сохранение беременности, риск закончился трагедией. В первых числах января 1970 -го случились преждевременные роды шестимесячного мальчика с последующей его смертью. Казалось бы, что такое несчастье поставит окончательную точку не возврата к их дальнейшим отношениям. Кстати, как потом выяснилось, и Аркадий не говорил о своём серьёзном заболевании. Он перенёс  черепно-мозговую травму в 15 лет и состоял на учёте в психоневрологическом  диспансере. Однако, благодаря крепким связям Марка, мужа сестры его Софы, он окончил пищевой техникум, и занимал должность – заведующий пищевой лабораторией, что позволяло с уважением относиться к нему.   

Но, если бы Лена знала о психиатрическом диспансере, всё решилось бы иначе и страданиям, какие выпали на её долю, она положила бы конец.
Ленка часто повторяла:

- Вер, понимаешь, Аркадий не мой типаж. Возможно, он не плохой человек, но ни рост его, ни фигура, склонная к ранней полноте, не вызывают у меня симпатии к нему. Однако качеством банного листа, с примесью мощного клея, намертво прилипшего ко мне, он владеет виртуозно. Ой, а бесконечные признания в любви, никак не стыкуются с тем, что он вытворяет. Но, Верунь, я подумала, подумала и решила, одиночество не для меня. И, как говорит пословица: – «на безрыбье, и рак рыба», так пусть любит себе на здоровье! Главное что, мужик свободный, холостой, а в наши-то  тридцать лет таких кандидатур уже трудно подыскать...

Страшную трагедию, потерю ребёнка, Лена пережила в одиночестве. Никого из родных не было рядом, даже мамы, так как она ухаживала за братом, инвалидом первой группы, живущим в другом районе города, а телефонной связи ни у кого, да и я, как назло, была на работе
Между прочим, как потом стало известно, в тот страшный день, Аркадий вместе со своим  другом стоял под окном родильного отделения больницы им Азизбекова, где в это же время рядом с Леной рожала жена его друга. У неё тоже прошли  преждевременные роды с рождением мёртвой девочки. Жена  друга теряла третьего ребёнка, но шла до конца, чтобы достичь своей цели - стать матерью!Лена очень тяжело перенесла потерю сына, но благодаря вниманию коллектива поликлиники, где она работала, потихоньку приходила в себя. Однако судьба не дремала, а готовила новые сюрпризы... 

Старания свахи Ханы в знакомстве Аркадия  с еврейскими  девушками и женщинами терпели крах. Страстная любовь к Лене, не давала покоя Аркадию, и он вновь приполз к ней и, стоя на коленях, вымаливал прощение. Конечно же, Лена не смогла простить его предательства и выгнала из дома. Но он не оставлял её в покое и, чуть ли не каждый день, приходил в поликлинику, умоляя её подруг помирить их...

Один из его объектов по пищевому контролю, столовая, принадлежащая   железнодорожному управлению, находилась недалеко от поликлиники. Так он приносил Лене вкусные обеды кавказской кухни, но и это не помогало ему, она отказывалась принимать что – либо из его рук. Однако настал тот день, когда барьер отчуждённости сломался, и Лена вновь приняла его. Но случилось это из-за сложившейся опасной обстановки связанной с её соседом по коммуналке  - Рантиком. У него собиралась мужская компания, где пили, курили, играли в карты на деньги и, не без того, что нет-нет бросали на Ленку жадные взгляды самцов. Лена боялась выходить на кухню и даже в туалет, и Аркадий, скорее всего, был принят ею на роль защитника.

 А я, всё равно, хочу крикнуть во весь голос:

- Женщины! Ну, почему вы прощаете мужскую подлость?! Где ваша сила и гордость?! А у Ленки все эти качества были в избытке, но она, почему-то, решила простить этого слабовольного мужика.  Понятно, повлияла коммуналка. И я живу в коммуналке, но с нормальной семьёй. Однажды Лена призналась мне, что её отношения с Аркадием держатся лишь на его любви. Страх одиночества давил на неё, и на меня тоже, а я, между прочим,  на семь лет старше Ленки. Спасибо и за то, что был любовник, но он семейный человек. Сегодня есть, а завтра, прощай моя лапушка...

И что? Прошли не более двух месяцев, и новый разрыв отношений не заставил себя долго ждать. Посиделки наши были редкими но, всё равно, виделись часто, так как мы близкие соседи и подруги. Вот и вчера вечером Ленка заглянула ко мне, и я сразу же обратила внимание на её встревоженный вид, спросила:

- Ленок, что случилось? Думаю, Аркадий устроил очередной концерт ревности?

- Да, Верунь, угадала, но я привыкла уже к его уходам и приходам... Сейчас у меня проблема. Уже десять дней задержка месячных и я точно знаю её причину – беременность. Однако уже есть и первые признаки выкидыша... Мама уговаривает сохранить ребёнка, познать радость материнства, ради которого я буду жить. Необходимо лечь на сохранение. Мама сказала, что пока она жива, будет помогать растить внука или внучку. Слава Богу, их у неё хватает и от сына Геннадия и от дочери Фаины, но она очень переживает за меня, за мою болезнь, наследство страшного голода военных лет, и даже винит себя за это…

- Да, понимаю... Лена, а что, может послушать маму, а? Видишь, тебе Господь даёт ещё один шанс…

- Пойми, Вера, у меня тяжёлое заболевание и после родов я стану инвалидом, да к тому же, буду мать одиночка...

- Ой, моя дорогая, не знаю, что и посоветовать, но, пока рядом мама, можно рискнуть. Слушай, а что с Аркадием?

- Да, не спрашивай, поставила на нём крест. Не может определиться, и вашим, и нашим. Он, чтобы не платить алименты, по просьбе бывшей жены, отказался от дочери, так что положиться на него нельзя. Ты знаешь, он был против моей первой беременности, так что ему повезло, ребёнка нет.
Он, на полном серьёзе, заявил мне:

 - Любимая, я ещё не насытился твоим телом, бешеной любовью к тебе, а тут ребёнок, куда торопиться, можно и подождать...

- Одним словом, гнилой человек. Пока, завтра увидимся...

 **********************************

Нетерпенье сжигало меня. Какое же решение примет Лена? Ситуация не  простая, остро стоит вопрос о риске связанным с её здоровьем. Обещание она сдержала и, возвращаясь, домой, зашла ко мне:

- Вер, привет! Я на минутку! Ну, что сказать тебе, подруга? Совет врача  гинеколога из моей поликлиники – отрицательный. Последствия вынашивания ребёнка, влияние на формирование его костной  системы и поражение моей, самые печальные. Страшно расстроилась, но решила вновь попытаться сохранить плод...

- Ой, Ленок, я, конечно, за! Но, сбрасывать со счетов рекомендацию врача опасно. Даже не знаю, что и сказать?

- Вера, я решилась, и завтра с мамой еду в родильный дом им Крупской, что в районе Баилова, в нём мама родила брата, сестру и меня. Ложусь на сохранение…

- Леночка, в выходной, я навещу тебя.

- Хорошо. Прошу тебя лишь об одном, если вдруг явится Аркадий и спросит обо мне, ты ничего не знаешь.  Договорились? А Рантик вообще не в курсе, где я и что со мной, так что здесь спокойно…

- Не волнуйся, на рот повешу замок...

Аркадий так и не появился, а возможно, он и заходил к соседу по  коммуналке, но я его не видела.

 А время вихрем неслось вперёд и одно событие сменялось другим. На четвёртом месяце беременности Лене выписали бандаж для поддержания уже заметно увеличенного животика в связи с постоянной угрозой  выкидыша. На шестом месяце беременности  Лена вновь легла на сохранение. Пролежала месяц. Её навещала мама, двоюродный брат Володя, который после развода проживал вместе с тётей Зиной и дядей Федей. Рядом с род домом с детьми и мужем  проживала тётя Валя, сестра покойной бабушки, так что Лена не чувствовала себя одинокой. По возвращении домой и выхода на работу появился вдруг «невидимка» Аркадий. Лена не предъявляла ему никаких претензий. Считала его просто знакомым мужчиной, любовником, случайно оказавшийся, благодаря своим «спортивным бегунам» - сперматозоидам, отцом её будущего ребёнка…

Увидев Ленку с кругленьким животиком, он был ошарашен. Бросился к ней и, опять, со слезами умолял простить его и принять ради будущего ребёнка.

- Ну, как тут быть?! Как бы я поступила на месте Ленки, а? Клянусь, не знаю! Голова шла кругом, но, скорее всего, ради ребёнка я бы приняла его. И, конечно же, я не удивилась, когда Лена сказала:  

- Вер, товарищ любовник вернулся, и я, как последняя дура, простила его ради бедующего ребёнка. Вот теперь я по настоящему принесла себя в жертву сыну или дочери, чтоб у ребёнка был отец…

- Ленусик, милая, я тоже ломала голову над тем, как тебе поступить и, полностью поддерживаю тебя. Но, родная, ты думаешь, что он задержится надолго? Что будет беречь тебя, заботиться, встречать с ребёнком из роддома? Прости, но я сомневаюсь. В нём слишком ярко выражены самцовые качества и, главное для него в жизни, секс, а тут ты со своим материнством...

- Не знаю, подруга, что будет то и будет, как судьба распорядится, но рисковать детёнышем я не буду…

Мои сомнения оправдались. Идиллия благополучной семьи лопнула через два месяца. Не мог Аркадий сдерживать свои бушующие сексуальные потребности, а цель Лены, во что бы то ни стало сохранить ребёнка, и они расстались. Уйдя в декретный отпуск, Лена, на восьмом месяце беременности уезжает к маме, в бабушкину двухкомнатную квартиру в районе Баилова. Бабушка умерла в мае 1970-го, и сейчас в одной комнате жил дядя Федя, брат тёти Зины, с разведённым племянником, а во второй большой и светлой комнате расположились тётя Зина с Леной. Туалет во дворе и там же, банька, построенная общими усилиями соседей, живущими в небольшом дворе, как одна семья. Дядя Федя наняв строителя, пристроил просторную веранду и провёл туда воду, так что жизнь была более-менее нормальной по тем  временам.

С Леной не виделась до возвращения её с род дома домой. Конечно же, я не ждала приглашения на смотрины и рванула к ней  с поздравлениями и подарками для новорожденного. Обнимались, целовались и, раскрыв рот, я слушала исповедь о прошедшем испытании только из-за её страстного желания стать матерью!

Равнодушно слушать Лену о том, как проходили роды, и что ей пришлось пережить, без слёз не могла. Невозможно представить , как рожать с одной отведённой ногой, а вторую, левую, крепко зафиксировали, чтобы избежать перелома тазобедренного сустава при родах. С ума сойти! Отвозил её в род дом двоюродный брат Владимир и, он же, позвонив туда, чтобы узнать о состоянии роженицы представился мужем и отцом ребёнка. В роддоме Лена пролежала с 9-го февраля по первое марта 1971-го года и, с малышом, весом в два кило и четыреста грамм, вернулась домой с мамой.  Появилась угроза оперативного вмешательства ортопеда в виду резкого ухудшения левого тазобедренного сустава. Но, Лена, даже думать об этом не хотела. На кого оставить ребёнка, доставшегося такой ценой? На пенсионерку маму в пятьдесят семь лет? Правда, тётя Зина была готова пойти на все испытания, только бы помочь больной дочери и поднять малыша до детского сада.

Да, проблемы не уставали сменять друг друга. Не было ни коляски, ни кроватки для ребёнка, да и места в четырнадцатиметровой комнатке, где можно было бы их поставить, тоже не хватало. Лена укладывала ребёнка рядом с собой на тахту, что было небезопасно, особенно во время сна. Тогда решили класть его в железную ванну, предназначенную для стирки белья. В ней, тётя Зина когда-то держала и первую внучку, пока отец девочки не женился на Фаине, старшей сестре Лены, и не забрал их к себе.   

Когда малышу исполнился месяц, Лена, в свидетельстве о рождении записала его на свою фамилию ну, а отчество дала отцовское – Владислав Аркадьевич.

И вдруг, Лена принимает решение обратиться за помощью к Аркадию для покупки коляски и пишет ему письмо. Как потом она жалела и проклинала себя за проявленную слабость, но, письмо уже летело к адресату...

В то время дефицит на детские коляски был страшный, да и на всё остальное.  Фаина, сестра Лены, сказала, что в их доме продаётся детская коляска, бывшая в употреблении, но в хорошем состоянии, однако цена кусается – сорок рублей, немалые деньги, это почти месячная пенсия мамы. Лена ещё не получила послеродовых денег, а на дородовые декретные деньги она закупила детское приданное для ребёнка.  

Письмо, пришедшее по адресу, попало в руки матери Аркадия, так как он, в это время находился в командировке в одном из районных городов Республики – Хачмасе. Циля Иосифовна, прочитав письмо, отдала его дочери, пришедшей навестить её. Софа, в военное время, когда они были в эвакуации, воспитывала Аркадия и безумно любила его. На десять лет она старше младшего непутёвого брата и такая же разница между двумя её детьми, сына и дочки. К Лене, относилась с дружеским теплом и очень переживала, узнав о смерти первенца.

И так вот получилось, что Софа, вместе со своей семилетней дочерью, Женей, приходят с поздравлениями к Лене и видят крохотного малыша, лежащего в железной ванне. Крикам и восторгу исходящими от Женьки не было конца. Софа поставила на стол корзинку со сладостями, набор постельного белья, а купюру в двадцать пять рублей положила на животик племянника. Женька верещала: - Мама, я тоже хочу такого братика!

Лена, рассказывая мне об этой встрече, говорила:

- Вера, мы так смеялись с мамой над такой смешной девчонкой. Радость и восторг, который она принесла с собой, наполнил комнату теплом и светом. Она никак не хотела уходить, даже Софе стало неловко. Женька, глядя на маму, спрашивала:

- Мама, это же мой братик, да?!

И, Софа, смеясь, отвечала:

- Да, доченька, да, это твой двоюродный братик! Прощаясь, Софа, сказала:

- Леночка, вопрос с коляской должен решить отец ребёнка, и он,  поверь мне, с радостью исполнит твою просьбу. Через день он возвращается домой...

А Женька не унималась:

- Тётя Лена, а можно я буду приходить к братику? Ой, он такой смешной! Настоящий  боксёр с перчатками на ручках, и, как махает ими - ха-ха-ха, заливалась она звонким смехом.

Лена, обняв её, ласково проговорила:

- Ну, конечно, можно, Женечка! А перчатки на ручках для того, чтобы он не поцарапал себя. У младенцев очень острые ноготки. Приходи, когда захочешь, живём-то в одном районе…

 **********************************

Через день, с утра, Аркадий уже с коляской стоял у двери. Он не раз бывал в гостях у сестры Лены, поэтому решил не терять время, и сразу поехал за коляской. Лена рассказывала, как он, не отрываясь, смотрел на сына и, улыбался, увидев генетическую печать своей семьи – большие уши, которые чуть ли не касались плеч ребёнка. Помимо коляски принёс набор погремушек, соски и пакет с фруктами. Спросил Лену, может ли он остаться в семье, но получил отказ. Однако не успокоился, а попросил разрешения навещать сына  и, по возможности, помогать материально. Скрепя сердцем Лена дала согласие. Ребёнок был слабеньким, плохо набирал вес и в три месяца он ещё не мог самостоятельно держать головку. Врач род дома, Кожлаева Тамила-ханум, у которой Лена дважды лежала на сохранении и она же принимала у неё роды, предупредила её быть предельно осторожной при обращении с ребёнком в виду генетической хрупкости костной системы.

Лена не могла и не хотела надеяться на подачки Аркадия и, получив согласие администрации поликлиники, вышла на работу, но с укороченным рабочим днём. Аккуратно соблюдала трёхразовое кормление грудью и сцеживала молоко на дополнительное кормление. И вдруг, Аркадий делает Лене предложение, которое ошарашило её.  

- Леночка, если ты дашь согласие провести обрезание мальчику, то я усыновлю его, и он будет законнорожденным, уменьшатся  осуждения и сплетни по отношению тебя...

Лену рассмешила его последняя фраза:

- Ой, товарищ Аркадий, как Вы меня напугали – ха-ха-ха! Да на здоровье всем тем, кто меня осуждает, а насчёт Вашего предложения, я подумаю. Между прочим, как медработник, я приветствую обряд обрезания с гигиенической точки зрения. Посоветуюсь с мамой, врачами, и дам ответ. Кстати, а не поздно ли проводить обряд? У вас же, по обычаю обрезание делают на восьмой день, а моему сыночку уже три месяца…

- Это не страшно, поспешил успокоить он, Лену, учитывается состояние здоровья новорожденного.  Леночка, любимая, ты простишь меня и примешь обратно? Мы же теперь настоящая семья!

- Ага, семья! – с досадой воскликнула Лена. – Сразу, вот так - прилетел голубок на всё готовенькое! Тут и сыночек, и сладкая женщина, которую уже можно уложить в постель. А вот после родов, когда не было денег купить банку сгущённого молока, стимулирующего деятельность молочных желёз, ты почему-то не прилетал! Да и вообще, ты даже не знал, жива ли я, или скончалась при родах?! Нет, я не готова прощать тебя. Слава Богу, у тебя есть возможность для обеспечения очередной любовницы, так что желаю удачи!

- Ах, какая ты злая, но, прекрасная женщина! – Воскликнул он. - Через несколько дней я приду за ответом на моё предложение…

Да, не простое решение надо было принять Лене. Быть, или не быть сыну с приходящим отцом, или послать его к чёрту?! За вечерним чаем Лена  советовалась с мамой, та, дала категорический ответ и сказала, что лучше внука окрестить в церкви. Лена ответила, что у неё есть подозрение на патологию у ребёнка - сращение крайней плоти, поэтому необходимо оперативное вмешательство, а оно соответствует обряду обрезания. Мам, но  об этом никому ни слова... Когда явился Аркадий, она сказала, что согласна провести обряд обрезания, но сначала повезёт ребёнка в свою поликлинику на консультацию хирурга. Он обрадовался и попросил поставить его в известность о дате проведения обряда. И, как гласит народная пословица – « Нет худа без добра»!

В поликлинике два хирурга, женщина - Белла Исаковна Шмагина и мужчина - Дмитрий Самвелович Гукасов. Конечно же, Лена обратилась с просьбой к доктору Шмагиной, по понятным мотивам, и та согласилась провести обрезание. Лена, взяв такси, вместе с мамой, привезла сына в часы приёма доктора Шмагиной. Но, как только она осмотрела членик ребёнка, от  неожиданности ойкнула, испуганно замахав руками.

- Нет, нет, Леночка, я не буду проводить обрезание. Надо везти его в детскую больницу в хирургическое отделение. У него сращение крайней плоти, а это уже хоть небольшая, но операция…

И, так совпало, что начиналась смена доктора Гукасова. Он, войдя в кабинет, поцеловал Лену в щёку, поздравив с материнством и, осмотрев малыша лежащего на операционном столе, твёрдым голосом, произнёс:

- Громова, утри слёзы! Всё будет в порядке. Я проведу операцию. Подожди в коридоре и не обращай внимания на крик ребёнка, это естественная  реакция на боль, но я приму должные меры…

Это говорил бывший военный хирург прошедший войну.

Мама, сжав от волнения руки, тихонько плакала, а Лена нервно ходила по коридору. Не прошло и часа, как всё успешно закончилось. Гукасов,  пригласив Лену в кабинет, дал ей полную инструкцию, как и, что делать, чтобы не дай бог не подцепить инфекцию и, предупредил:

- Лена, пришлось наложить три шва, через неделю приедешь с малышом, и я сниму швы. Держись! Ты у нас боец в юбке!

Когда они вернулись домой, Аркадий уже стоял у дверей квартиры. Услышав, что сыну сделали обрезание, был в шоке. Как, почему без него?! Но, зная решительный характер своей возлюбленной, успокоившись, спросил:

- Дорогая, а ты отблагодарила доктора?

- Нет, - коротко ответила она, - нечем было благодарить. Если захочешь, сам подойди к Дмитрию Самвеловичу и, отблагодари...  

-  Хорошо, завтра же куплю коньяк и дам деньги, у нас так положено... Леночка, в субботу пойдём в ЗАГС, я уже договорился со служащей, и она выдаст новые метрики с печатью об усыновлении. Сынок будет записан на мою фамилию, а в воскресенье соберём гостей и отметим это важное событие. Я договорился с Рантиком, он разрешил провести встречу родных в его комнате. Угощение закажу в кябабной, где беру пробы, всё привезут на машине домой…

На праздновании обряда с его стороны была сестра Софа с мужем и дочкой. Старший брат Аркадия проживает с семьёй на Украине, а средний заявил, что не признаёт незаконного сожительства младшего брата и не хочет, чтобы две его дочери знали об этом и, не приведи Господь, брали пример с его  недостойного поведения. Со стороны Лены, сестра Фаина заявила, что она против обряда обрезания и не согласна с тем, что её племянник «НЕХРИСТЬ»! Весело! Но старший брат Лены, Геннадий, с женой и детьми поддержал сестру.

Мама же, Аркадия, заявила в категоричной форме:

- Я не верю, что Лена согласилась провести обрезание. - И, конечно же, не захотела поддержать сына своим присутствием и взглянуть на внука.

После отлично проведённой компании, сердце Ленки смягчилось настолько, что при очередной просьбе Аркадия остаться в семье, дала согласие.

 *****************************

Но, жизнь есть жизнь. Аркадия ужасно нервировало совместное проживание с тёщей в коммуналке,  в этой маленькой комнатушке. Он стал настаивать на отдачу сына в детские ясли. Лена и слушать об этом не хотела. Сказала, что подумает об этом лишь тогда, когда  ребёнку исполнится полгода. А пока об отъезде мамы к брату не могло быть и речи. Тётя Зина ездила к брату только по выходным дням. Аркадий, скрепя сердце, вынужденно согласился, но, как только малышу исполнилось шесть месяцев, он потребовал отдать его в ясли и освободить тёщу от опеки над внуком, Лена согласилась. Желание сохранить зарождающуюся семью, взяло верх. Но опять вмешалась СУДЬБА, а мы привыкли часто говорить  - случай... Через три месяца посещения яслей, малыш подхватил воспаление бронхов, и тема детских яслей навсегда была  закрыта. Лена вновь обратилась за помощью к маме, поставив Аркадия перед фактом:

- Аркадий, я оставляю за тобой выбор - жить в семье, или вновь вернуться к маме. Запомни, пока сынок не достигнет трёхлетнего возраста, позволяющего поступления в детский сад, мама останется рядом с ним. Пойми, я принесла себя в жертву материнства и потому, мой ребёнок для меня главнее и дороже всего. Так что, я тебя не держу…

Несколько дней Аркадий обдумывал предложение Лены и решил расстаться с семьёй. Собрав вещи, простился с «любимой» женщиной и сыном.

Лена, конечно же, была не против встреч Аркадия с сыном, так как он законный отец по документам об усыновлении...

А что происходило у неё там, внутри, одному Богу известно! Коммуналка, с маленькой комнатой, второй раз разрушила её семейную жизнь. У его мамы большая комната с просторной верандой, где хватало место для нормального проживания.

 ***********************************

Честное слово, я не перестаю удивляться характеру Лены. Сколько в ней доброты и заботы о человеке, который не может, а скорее не хочет стать законным мужем и жить в полноценной семье. Однажды, когда тётя Зина уехала к брату, Лена, выкатив коляску, вышла с ребёнком на прогулку и мы, присев на скамейку, завели разговор, о том, о, сём, а тем хватало...

Вдруг она, на полном серьёзе, заявляет мне:

- Вера, ты представляешь, на носу зима, а у Аркадия нет ни плаща, ни пальто! Ужас! Как так можно? Ходит в пиджаке, заматывая шею шарфом. Зарплата небольшая, как и у многих, девяносто рублей, но у него есть ещё левые деньжата, как - никак заведующий пищевой лабораторией. Пока живёт со мной, отдаёт зарплату. Я решила, во что бы то ни стало, срочно купить ему пальто и зимнюю шапку. Увидела новую модель мужской шапки. Она кожаная с козырьком и круговым отворотом, украшенным искусственным каракулем, утеплённая внутри. Я и воротник пальто тоже украшу таким же каракулем. Верунь, в ближайшее воскресенье хочу оставить у тебя сыночка, и на такси, вместе с Аркадием, смотаюсь в универмаг. Ну, подруга, могу рассчитывать на твою помощь?

- А ты что, сомневалась? Конечно же, посмотрю, и с большим удовольствием. Но ты, ей Богу, не перестаёшь меня удивлять. Аркадий, фактически, твой сожитель, любовник. Мама его не признаёт ни тебя, ни твоего ребёнка, а у тебя горит: - Ой, как же так, мой Аркашенька, будет мёрзнуть зимой! – А что, столько лет он не замерзал, живя у мамы? А теперь, у тридцатитрёхлетнего мужика есть опекунша! Ах, как удобно, как хорошо!

- Вер, ты что, хочешь обидеть меня? Ты уже знаешь мой характер, а Аркадий не чужой для меня человек, хотя, прошу тебя, не напоминай о моих страданиях, сейчас он со мной и с сыном, и я обязана позаботиться о нём...

Ой, с ума можно сойти! Я увидела, как Аркадий в красивом пальто и необыкновенной шапке, со спортивной сумкой спускается от Ленки со второго этажа. Проходя мимо, кивнув головой, проговорил:

- До свиданья, Вера. Видишь, не складывается у нас семья…

Еле сдерживаясь, ответила:

- Ну, да, я-то всё вижу! Прощай! Удачи тебе, «папочка»…

Первое время он довольно часто навещал сына, приходил не с пустыми руками. При расставании Лена предупредила его, что никогда не будет предъявлять ему претензий в отношении алиментов, хотя есть документальное подтверждение об его  отцовстве. Говорила, что ребёнок её, и она будет биться вместе с мамой за его благополучие и полноценное детство.

Малышу исполнилось год и три месяца, и вдруг папа пропал, ни слуху, ни духу. Лена работала на полной ставке, а тётя Зина выполняла всю работу по дому, соблюдая порядок, и полноценное внимание к  любимому внуку.

 *****************************

И, вдруг, Лена получает письмо из Ленинграда. Конечно же, она в полном недоумении, от кого же письмо? И, опять, странное совпадение, в третий раз, судьба связывает её с городом Ленинградом. Наконец-то она разбирает корявую подпись. Опа, а письмо-то от пропавшего папаши! И надо же, в этот самый момент я вхожу в подъезд.

Здороваясь с подругой, спрашиваю:

- Лен, а от кого письмо, если не секрет?

- Вер, только не упади! Письмо, без вести пропавшего папочки, из Ленинграда, – смеясь, ответила Лена.

- Да, ну?! С ума сойти! Ой, Ленок, любопытство не порок, а… знаю, знаю, но, не смогу ни есть, ни пить, оно не даст мне покоя...

- Ладно, любопытная «Варвара»! Давай к тебе, на пять минут, мама и сынуля  ждут меня. Посмотрим, какую же сказку придумал наш Аркадий, а? Ой, Верунь, а сказка-то большая... Боже мой, как  рассыпается в извинениях, что не сумел предупредить меня о внезапном отъезде. Смешно, не правда ли? А, вот послушай, каков драматический сюжет:

- Любимая, Леночка, умоляю, прости, прости! Дело в том, что наш начальник ОРСА решил сместить меня с должности зав лабораторией, передав дела своей любовнице. Меня же, по срочной заявке отправил на четырёхмесячные курсы повышения квалификации, на должность заведующего столовой в Ленинград. Когда вернусь в Баку, буду терпеть все невзгоды, но никогда больше не расстанусь ни с тобой, ни с сыночком. Я очень сильно люблю вас! Целую сотни раз! Буду аккуратно писать письма...

Ну, Верунь, как тебе новый сюжет спектакля?

- Да, подруга, нет слов, чтобы как-то оправдать его поступок...

- Ой, Вера, ради Бога, это его жизнь и пусть он поступает так, как находит нужным. У меня в июле отпуск и я с сыночком махну в отпуск к тёте Любе, младшей сестре мамы. Живёт под Моздоком в станице "Павлодольская". Их огород спускается прямо к берегу Терека, кайф! Природа, изумительный воздух, разная живность с которой познакомиться мой малыш... Так Лена и поступила.

По её возвращении домой, тётя Зина вручила ей пачку писем от Аркадия. Лена не занималась коллекционированием, прочитав, порвала их и выбросила. Однако  в некоторых письмах были стихи, посвящённые ей.  Между прочим, не раз происходило перерождение человека, который в силу своей неуёмной страсти становился вдруг «поэтом».

 ******************************

Да, нелегко приходилось  Лене выживать, как матери одиночки. Но иногда в жизни происходят и чудеса. В июле 1973-го сыночку исполнилось два с половиной года, и Лена решила провести разведку походом  в детский сад, который находился во дворе, где жила её закадычная подруга Света, а это через дорогу, напротив её дома. Войдя в помещение детского сада, она вдруг, в коридоре, столкнулась с Надеждой Ивановной Стукалиной, бывшей заведующей детскими яслями от завода им Лейтенанта Шмидта, где несколько лет Лена проработала сестрой воспитательницей старшей группы, до поступления в театральную студию в 1960 году.

Не веря своим глазам Лена, закричала:

- Надежда Ивановна, дорогая, каким ветром вас сюда занесло?!

А та, не говоря ни слова, обхватила Ленку и расцеловала в обе щёки.

- Леночка, пошли ко мне в кабинет, там и поговорим...  Как видишь, я пошла на повышение, и стала заведующая детским садом от завода – имени  Мусабекова. Раз ты здесь, моя милая Леночка, значит, тебе нужна помощь? Давай рассказывай! Ах, как я рада видеть тебя!

Ленка, без прикрас, выложила ей все свои проблемы и желание устроить сына в детский сад, но ему ещё нет трёх лет.

Надежда Ивановна спросила:

- Кушает самостоятельно? Может пользоваться горшком?

Лена, смеясь, ответила:

- Да, конечно! Всё в порядке. Я его намуштровала. Приучала к самостоятельности. Соску бросил в одиннадцать месяцев и начал ходить, и произносить некоторые слова…

Заведующая решительно проговорила:

- Лена, я беру твоего сыночка под свою ответственность. Так что приводи.

Вот теперь появилась реальная возможность наладить семейную жизнь, так как мама могла ехать к больному брату.

 ***********************************

К празднику Великой Октябрьской Революции обвешанный пакетами с подарками явился, «его светлость - князь Аркадий». Сынок бегает, смеется и разговаривает. Аркадий не мог оторваться от него, не видел сына полгода, и стал выкладывать на стол разные вкусности с напитками. Лена, молча, наблюдает за его действиями, сдерживая отрицательные эмоции. Тогда, зная доброту и мягкость характера тёти Зины, он обращается к ней и просит выслушать его:

- Дорогая Зинаида Пименовна, я очень виноват перед Леночкой, сыном и вами за то, что после возвращения из Ленинграда не мог сразу посетить вас из-за веской причины. Меня тут же направили на работу по месту назначения в район Азербайджана. Есть такой город Хачмас, а недалеко от него  находится посёлок Дивичи с железнодорожным вокзалом. Меня назначили на должность заведующего железнодорожной столовой. Проработал два месяца, без выходных. Дали комнату в рабочем общежитии. Налаживал производство, приводил всю документацию в порядок. Вы не можете себе представить,  в каком запущенном санитарном состоянии находилась эта столовая! Телефонная связь только с центральным управлением. Я весь извёлся, очень скучал по Леночке и малышу. В городе буду всего три дня и то по работе. В центральном управлении должен получить разнарядку на доставку продуктов в столовую и в кафе, которое я открыл при столовой. Даже передохнуть, не было времени...

Леночка, любимая, умоляю, прости меня непутёвого и разреши вернуться в семью. Я страшно скучал, и понял, что не смогу жить без вас...

Тётя Зина с повлажневшими глазами умоляюще посмотрела на дочь. Лена, прикрыв глаза, боролась с собой, мысленно задавая один и тот же вопрос:

- Господи, можно ли простить мужчину, который умудрился с первого же года совместного проживания растоптать нежные ростки любви? А сейчас её просто нет, она умерла! От неё ничего не осталось, лишь жертвенное желание, чтобы у сына был отец. С раннего детства Лена не произносила слово – папа, не имела счастья, война забрала отца, да и мамы потом из-за смертельной опасности её здоровью не было рядом. Десять лет в детском доме, так распорядилась судьба, в первые, послевоенные годы...

Тяжело вздохнув, Лена взглянула на маму, и та, вытирая слёзы, закивала головой в знак прощения и примирения.

Аркадий поторопился добавить к сказанному:

- Зинаида Пименовна, Леночка, надоедать вам не буду, так как приезжать смогу лишь раз в неделю...

О, такое положение вполне устраивало Лену, и она согласилась вернуть Аркадия в семью. Висевшая в комнате тяжёлым сгустком отрицательная энергетика, рассосалась, и теплота наполнила дом.

 Осмотревшись, Аркадий, спросил:

- Лен, а где коляска?

Она, с тоской в голосе, проговорила:

- Коляску украли. Пока отвела сына домой, мне же тяжело поднимать его в коляске на второй этаж, и, когда спустилась, коляски след простыл.  Как назло, никого из соседей в это время не оказалось во дворе. Вероятнее всего, кто-то следил за мной, когда я возвращалась домой из детской поликлиники…

- Так, где ж теперь спит сынок?

- Пока со мной, но думаю купить раскладушку. Знаю, в продаже есть  раскладушки для подростков. Сынок уже не младенец и сможет спокойно спать на раскладушке, а утором будем убирать её. Да, теснота, но надо находить выход...

Аркадий, поставив сына на ножки, который всё это время сидел у него на коленях, сказал:

- Любимая, я сейчас же съезжу в универмаг, у меня там хороший знакомый и куплю раскладушку, ты не против?

- Конечно же, нет.

Таким  образом, у Аркадия с Леной наладились семейные отношения. Ни он, ни тёща, не успевали надоесть друг другу.

 *******************************************

Не прошло и шести месяцев работы Аркадия в должности зав столовой, как однажды, раньше обычного, он вернулся с работы чернее тучи. У Ленки ёкнуло сердце в предчувствии случившейся беды и, конечно же, она не успокоилась, пока не выяснила причину.

Аркадий, дрожащим голосом рассказал о причине внезапного возвращения:

- Лена, на меня подал в районный суд города Хачмаса наш участковый, что живёт в посёлке Дивичи, сразу по нескольким статьям: - «Использование служебного положения в корыстных целях», «Взятничество», «Продажа государственного имущества»…

- Боже мой, – вскрикнула Лена, - что ты такое говоришь?! Предъявленные обвинения подтвердились? Есть свидетели?

- Любимая, обвинение, конечно же, состряпано, но за что?

 - Расскажи, я слушаю тебя…

- Дело в том, что участковый посёлка стал требовать с меня взятку - сорок  рублей. Эту сумму, как и прежний заведующий, я должен платить ему ежемесячно. Я объяснил ему, что у меня пока нет дополнительного дохода. Я только, только начал налаживать производство, а он мне в ответ:

- Меня это не касается. Если не дашь деньги, ты дорого заплатишь за свою жадность…

 - Лен, он сознательно толкал меня на воровство. Ты же знаешь, мой оклад 90 рублей, но есть вычеты, так что, я должен отдать ему почти половину своего оклада? А на что жить? Как содержать семью? Ну, конечно же, я отказался...

- Аркаш, а ты не забыл, как тебе давали взятки, чтобы ты дал положительный лабораторный ответ при взятии обедов на анализ?

-  Я не отказываюсь, давали, но по пять рублей, как ты можешь сравнивать с тем, что запросил участковый?

- Но сам процесс, сценарий, как бы повторяет друг друга…

- Не знаю, я как-то не подумал об этом... Так вот, на прошлой неделе подвезли на поезде продуктовый товар, в котором были и мешки с разными  крупами. Рабочий столовой затаскивал продукты в склад. В числе разных круп оказалось три мешка чечевицы, а она пользуется большим спросом у местного населения. Рабочий попросил меня продать ему один мешок чечевицы для всей его многочисленной родни. Ну, как я мог  отказать ему? Рабочий полностью заплатил за чечевицу, а у меня не хватило сдачи - двенадцать копеек. Так он, засмеявшись, сказал:

- Вай, хозяин, стыдно говорить об этом...

Вот эти двенадцать копеек и послужили иском в суд. Участковый заставил рабочего выступить против меня свидетелем. Для них, я чужой, назначенный из столицы человек, а они местные, живут в одном небольшом городе, где все знают друг друга…

- Кошмар! – простонала Лена. – А что случилось с  имуществом?    

- Понимаешь, когда шла генеральная уборка помещений, побелка, покраска, пропали два стула и кресло из моего кабинета. Участковый, после поданного мною письменного заявления, разведя руками, сказал: - Искал, но найти не удалось.

- Аркаша, надо действовать, нельзя допустить суда. С этим не шутят. Нужно найти деньги и заткнуть рот вашему участковому. Слава Богу,  у тебя мама, сестра, братья, они помогут, да и моя мама отдаст месячную пенсию...

 - Да нет, Ленусик, думаю, что он блефует. Никакого суда не будет. Кстати, меня же не уволили? Завтра, как всегда, возвращаюсь на работу.

Но Лена, не унималась…

- Так сообщи в управление! Создаётся впечатление, что от тебя хотят  избавиться и выбросить за борт как ненужный хлам. Начальник управления обязан вступиться за тебя, но, Аркадий, пропустил её слова мио ушей…

*********************************

Лена женской интуицией чувствовала, что это дело само по себе не рассосётся, и надо быть готовыми к самым неожиданным последствиям.  

 Кавказ, Закавказье – славились своими устоявшимися древними обычаями.  Деньги есть, ты человек! Денег нет, ты насекомое, которое можно раздавить!

Она вспомнила одного из посетителей поликлиники, Петра Григорьевича Кононова, который часто заходил к ней в кабинет, где она, помимо своей основной работы, по просьбе Зам главврача Степановой, измеряла кровяное давление обратившимся за помощь в поликлинику. А Пётр Григорьевич состоял на учёте участкового врача, Крупника Ильи Соломоновича, как хронический гипертоник. При повышенном давлении обратившегося к ней посетителя, она тут же, вне очереди, отводила  к врачу.

Так вот, Пётр Григорьевич Кононов, полковник, бывший военный прокурор Каспийской Флотилии в отставке. При обращении к Лене за медицинской помощью, постоянно отпускал в её адрес комплименты, и баловал сладостями. Лена решилась рассказать ему о пришедшей в её дом  беде. На другой день, как по заказу, в десять утра в кабинет вошёл Пётр Григорьевич. Посылая в адрес Лены щедрую улыбку, он, поздоровавшись, положил на стол плитку шоколада. Лена, смутившись, проговорила:

- Ну, товарищ прокурор, балуете вы меня! Я же при исполнении своих обязанностей и мне могут вынести выговор за «взятку», а это уже уголовная статья - и, рассмеялась…

- Ах, милая Леночка, разве можно запретить мужчине проявлять внимание к такой милой красивой женщине?! Да, я в отставке, но мне всего лишь пятьдесят пять, а для мужчины этот возраст -  продолжение расцвета…

- Ой, Пётр Григорьевич, вы опять в своём репертуаре! А мне уже стукнуло тридцать три, тоже немало для женщины. Тяжело вздохнув, сказал: - Пётр Григорьевич, у меня к вам просьба о помощи, в дом мой пришла беда…

- Милая Леночка, я готов оказать любую помощь, слушаю вас…

Выслушав рассказ Елены, Кононов покачал головой:

- Не удивляюсь, такой привычный сюжет здесь, у нас на Кавказе. Леночка, к  сожалению, лично я не смогу помочь вам, так как это гражданское дело. Но, у меня есть хороший друг, правда, он тоже уже на пенсии, бывший главный прокурор юстиции города Баку, Мамедов  Ариф Саларович.  Дайте бумагу и ручку, я напишу вам его адрес и несколько слов от себя, с просьбой оказать вам посильную помощь, прощаясь, проговорил? Незаметно перейдя на ТЫ:

- Держи меня в курсе событий, хорошо? Вот мой домашний телефон, и записал его прямо на странице журнала для учёта посещений. Лена, в порыве благодарности, схватила руку полковника, и поцеловала. От  неожиданности тот онемел и, не отрываясь, стал рассматривать оставленный розовый след от помады на своей руке, отпечаток пухлых губ Елены. Посмотрев на неё долгим взглядом, он поднёс руку к губам и поцеловал оставленный след. В голубых глазах блеснули искорки затаённой страсти. Тяжело поднявшись со стула, он медленно покинул кабинет.

 *******************************************

Когда Лена стала внимательно перечитывать адрес прокурора Мамедова,  она зажмурила глаза и, прошептала: - Этого не может быть?! Случайное совпадение или судьба?!

Оказывается, Ариф Саларович проживает в новом девятиэтажном доме, построенным для служащих «Фемиде», стоящем рядом с домом покойной бабушки, в районе Баилова, где сейчас проживает дядя Федя, брат мамы, инвалид труда. 

Лена, столкнувшись с Верой в подъезде, на одном дыхании выдала ей все новости.

- Вера, я отпросилась с работы, и завтра с утра мчусь на Баилов, к бывшему главному  прокурору судейской коллегии города Баку... Да, и самая неожиданная новость, соседка моего дяди, Валентина, работает у него домработницей. Представляешь, это какая-то мистика, не иначе! Ну, давай, пока!

- Ленок, умоляю, потом расскажешь что и как? Слушай, а где Аркадий?

- Конечно же, расскажу. Аркадий на работе в Дивичах. Связи-то нет...

Лена, приехав к дядюшке, тут же побежала к его соседке. Вах, удача! Валентина как раз собиралась на работу. Лена вкратце поведала ей печальную историю гражданского мужа и показала рекомендательную записку от знакомого Мамедова, бывшего военного прокурора.

Валентина, сказала:

– Нет проблем, идём со мной. Ключи от квартиры у меня. Я буду готовить для прокурора завтрак, и ты успеешь поговорить с ним...

Войдя в прихожую, послышался из гостиной:

- Валентина, это ты?

- Да, Ариф Саларович, но не одна...

- Ну, проходите…

Водя в гостиную, Валентина представила меня, как племянницу своего соседа, но с важным посланием от вашего друга. Прокурор пробежал взглядом содержание записки и, сказал:

- Лена пойдём в кабинет.

Устроившись за посменным столом, на котором стояло три телефона, он, проговорил:

- Так, слушаю тебя. Расскажи подробно всё, что ты знаешь, и Лена, не сдерживая эмоций, выложила ему то, что знала со слов Аркадия. Ариф Саларович задумался, затем, на одном из телефонов набрал номер и стал разговаривать на азербайджанском языке, профессиональные обороты которого Лена не понимала, а улавливала лишь общий смысл разговора. Закончив беседу, он бросил последнюю фразу на русском:

- Хорошо, я понял. Смотри, не подведи…

Лена, не сводила глаз с лица прокурора и, сжав кулаки, ожидала  ответа.

- Так, Лена, - начал он, - слушай внимательно. Чтобы окончательно закрыть дело против Аркадия, как будто его и не было, необходимо передать деньги, тысячу рублей, председателю суда города Хачмаса…

Лена обомлела и, не сдержавшись, крикнула:

- Это за двенадцать копеек?! Ариф Саларович, такие деньги нам даже во сне не снились!

- Да, Лена, да. К сожалению, там нашли, что ещё повесить на него. Судья в Хачмасе мой родственник, я договорился с ним, чтобы Аркадия выпустили из КПЗ и придержали дело у себя на пару недель, так как оно должно было быть уже направлено в центральный суд города Баку, для подтверждения вынесенного приговора Хачмаским судом...

Он посмотрел на Лену, та, страшно побледнев, зашаталась и упала со стула на пол.  

– Валя, Валя, подскочив к Лене, закричал Мамедов. - Помоги! Принеси воду! Скорее, скорее, Лена потеряла сознание!

Валентина с испугу плеснула полный ковшик воды в лицо Лены и та, вздрогнув, открыла глаза. Мамедов, нервно качая головой, произнёс:

- Вай, Лена джан, как ты меня напугала! Нельзя же так. Теперь я не знаю говорить тебе всю правду или нет?

Валентина принесла стопку с валериановыми каплями и Лена приняла их. Затем, усадив  её в хозяйское кресло,  стала гладить по голове, а руки её продолжали  дрожать от перенесённого испуга.

Глубоко вздохнув, Лена проговорила:

- Простите, Ариф Саларович, простите, нервы... Поверьте, всё так неожиданно, но я хочу знать финал, чтобы найти способ спасти отца моего ребёнка.

- Ты поражаешь меня, Лена! Ты сильная и очень добрая женщина! Так вот,  приговор городского суда Хачмаса вынесен по трём статьям: - «Три года  лишения свободы с пребыванием в колонии строгого режима». Прошу тебя, успокойся. Необходимо выкупить дело или начать судебный процесс, заключив договор с опытным адвокатом. Твой Аркадий даже не удосужился взять себе адвоката. Как так можно?!

- Он сказал, что участковый блефует…

- Вот и результат его безалаберности. Работали там очень быстро и  целенаправленно. Сначала был районный суд в посёлке Дивичах, потом, для утверждения приговора, они передали в городской суд Хачмаса. Но опытный судья решил подстраховаться и передать дело в столицу. Лена, у вас две недели, чтобы  найти выход из создавшейся непростой тяжёлой обстановки. Держись! Сегодня же, Аркадий, будет дома. До свидания, удачи! Да, а Петру Григорьевичу я позвоню сам...

Валентина помогла Лене подняться со стула, но её пошатывало от слабости, ноги не слушались. Мамедов разрешил Валентине проводить Лену домой.

Дядюшка, увидев племянницу, страшно разволновался. Валентина, уложив Лену на диван, вывела дядю Федю во двор и рассказала ему о драме устроенной Аркадием. Фёдор, стукнув костылём об асфальт в сердцах, крикнул:

- Ну, как тебе «умный еврей» а? Ядрёна мать! Это ж надо натворить такое? Ленка-то не жена ему, а как надрывает себя?! Два месяца перед родами жила у меня, так он ни разу не навестил её, представляешь?! Он даже не знал, жива ли она? Родила ли ребёнка и кого? А бывал-то здесь не раз, когда мама ещё была жива. Хорошо, что племяш Вовка был рядом, да сестра Зина. Ах, ты ж, боже мой, сукин сын!

- Дядь Федь, я всё знаю, как-никак мы близкие соседи...

 - Валя, что же делать, а? Как помочь ей? Да такого мужика надо гнать в шею, чтоб и след его простыл. Тьфу, ты! - и смачно плюнул себе под ноги.

- Дядь Федь, умоляю, успокойтесь. Господь не оставит Ленку в беде, поможет ей за её доброту и терпение. Видно судьба у неё не простая, а у Аркадия есть семья, пусть они и думают о его спасении.  

В восьмом часу вечера Лена вернулась домой, но Аркадия ещё не было. Мама вся извелась от неизвестности, однако малыш был в полном порядке и, сидя на тахте, играл с игрушками. Лена подробно рассказала маме о происшедшем с Аркадием ЧП и, конечно же, реакция у той на это известие была очень тяжёлой.

Аркадий явился в девять вечера, когда сынишка уже сладко посапывал. Лена вывела его на кухню и сказала ему, что она в курсе всех его проблем, и что выпустили его из КПЗ лишь по просьбе бывшего главного прокурора Баку,  Мамедова Арифа Саларовича. В своё оправдание Аркадий стал лопотать всякую ерунду. Лена, молча, помогла ему привести себя в порядок. Над тазом поливала на голову и обнажённый торс тёплой водой. Сменила всю одежду и, накормив ужином, наметила программу действий на завтра:

- Аркадий, с утра, поедешь к маме и расскажешь о том, что с тобой произошло и что тебе грозит тюремный срок. Она  мудрая женщина. Вместе с ней подумайте и решите, где  и у кого можно будет занять эти сумасшедшие деньги – тысячу рублей! На меня с мамой не рассчитывай. У нас за душой ни гроша…

- Нет, Лена, я не смогу назвать эту сумму маме. Ни у кого нет таких денег, понимаешь? Софа болеет тяжело и лежит в больнице. Я даже не хочу говорить ей о случившемся.

Лена, в отчаянье схватилась за голову. Она поняла – это конец…

Утром, торопясь на работу столкнулась с Верой, которая тоже вышла из квартиры.

- Ой, подруга, привет! Ну что слышно?!

- Вер, извини, некогда. Опаздываю. Вечером поговорим…

Войдя в поликлинику, Лена поспешила в приёмную главврача и,  поздоровавшись с секретаршей, попросила телефон. Набрав номер бывшего прокурора, она услышала женский голос. Лена представилась, и попросила разрешения поговорить с Петром Григорьевичем,  жена ответила:

- Лена, к большому сожалению, но вчера, после разговора мужа по телефону со своим знакомым, его с гипертоническим кризисом забрали в госпиталь. А вы разве не в курсе? Доктор Крупник посетил его на дому, и  сам вызвал скорую помощь...

- Простите, но меня не было на работе, я брала отгул. Прошу вас, передайте мужу привет с пожеланиями скорейшего, полного выздоровления…

- Спасибо, передам. До свидания.

Сердце тревожно сжалось, и мысль проскользнула в голове. Причиной-то  госпитализации товарища Кононова могла быть и она, вернее его разговор с Мамедовым...

 ***********************************

Лена была не рядовой медсестрой, а фельдшером, инструктором санитарного просвещения, зам профкома, редактором стенгазеты «МЕДИК», председателем общества «ЗНАНИЕ», организатором донорства на предприятиях имеющих отношение к их участку. Поэтому пользовалась огромным авторитетом и уважением коллектива. Но самой близкой подругой её считалась старшая медсестра Мария Ивановна, для неё просто Маша, которая была в курсе всех событий происходящих в личной жизни Лены с первых дней её знакомства с Аркадием.

Вот к ней и поспешила Лена с ужасными новостями. Закрыв дверь кабинета, Ленка, обняв Марию, разрыдалась. Та, в шоке, онемела…

Наконец, проглотив подкатившийся комок к горлу, она еле слышно спросила:

- Леночка, милая, что, что случилось? Опять Аркадий что-то натворил?

Вытирая салфетками слёзы Лены, она, прижимая её к себе, усадила на кушетку рядом с собой:

- Ну, расскажи, расскажи, обо всём, может что-то и придумаем…

Лена, не переставая всхлипывать, подробно изложила  дикую историю происшедшую с Аркадием, и назвала требуемую сумму за закрытие уголовного дела.

- Маш, ты только подумай, где взять такие деньги, а?

- Стоп, сейчас же прекрати плакать! Слышишь?! Вставай, пошли к доктору  Бабабековой.

- Зачем, Маша? Умоляю, не разглашай среди коллектива о моей беде. Сама знаешь, как девчонки относятся к Аркадию, осуждая его за то, что до сих пор не женился на мне…

- Об этом не думай. Младший брат Амины-ханум заведующий адвокатской конторой №2 города Баку. Его контора в центре города, прямо напротив Баксовета.

- Да ты что?! Ну, пошли…

Доктор Бабабекова работала в должности заведующей ВТЭКа. К ней поступали заявки от врачей на продление больничных листов тем, кто нуждался в дополнительном обследовании специалистов, и разбирала жалобы больных, если таковые возникали.

Лена с Машей, постучавшись, вошли в кабинет. Амина-ханум сразу же обратила внимание на зарёванное лицо Лены.

- Так, что случилось? Мария, закрой дверь на ключ. Садитесь. Лена, я слушаю тебя. Ваш приход уже разволновал меня.

И Ленка, не сдерживая слёз, поведала ей историю Аркадия со страшным тюремным финалом...

- Вай, вай, вай! – качая головой, только так и смогла выразить свои чувства доктор Бабабекова. Но, собравшись, она, обратилась к Лене. – Успокойся! Мы тебя, Лена, не дадим в обиду. Тебя, а не твоего Аркадия, ясно? Сейчас я позвоню Айдыну, если он не на судебном процессе поговорю с ним.

Она набрала номер, и трубку снял её брат.

- Айдын джан, это я. Слушай меня внимательно, тут у нас с нашей самой уважаемой сотрудницей случилась большая беда, но я уверена, что ты сможешь помочь ей. -  Выслушав его ответ, она, дав отбой, сказала Лене. – Завтра, в девять утра, вместе с Аркадием, быть на приёме у адвоката Бабабекова Айдына. Чтобы вести защиту обвиняемого необходимо сделать официальный договор с адвокатом, и внести необходимую сумму – двадцать два рубля. Леночка, если у тебя нет денег, я одолжу...

- Ой, что вы, Амина-ханум, такие деньги мы сможем внести, это же не тысяча  рублей. Как благодарить вас, Амина-ханум и, схватив её руку, поцеловала. У той, повлажнели глаза и, вырвав руку, она проговорила: - Аллах не оставит тебя, он поможет! Надо перестать плакать и верить в то, что адвокат Бабабеков  Айдын Назимович сделает всё возможное и невозможное, чтобы помочь тебе.

- Маша, предупреди Зам главврача Степанову, что завтра с утра, Громова должна съездить в Дом Медработников. Необходимо привезти новые плакаты, брошюры по теме санитарного просвещения. Прошу вас, девочки, никому ни слова, а то поползут сплетни по поликлинике, а это нам ни к чему...

Мария, прижав руку к сердцу, проговорила:

- Огромное спасибо, Амина-ханум! Рот наш на замке! Сейчас Лена приведёт себя порядок и приступит к своим обязанностям. В приподнятом настроении они вышли из кабинета, а там, за дверью, уже несколько человек дожидались приёма.

На другой день, без пятнадцати девять, Лена с Аркадием, сидя в приёмной адвокатской конторы, дожидались приёма, пока адвокат беседовал с клиентом. Освободившись, он пригласил их к своему столу. Молодой, привлекательный, адвокат Бабабеков Айдын Назимович, встретил Лену с улыбкой. Познакомились и он, смеясь, сказал:

- Лена, сестра моя, весь вечер не давала мне покоя и, в приказном порядке подписала меня быть ответственным за успешное проведение вашего дела, а её приказ для меня, больше чем закон! Итак, приступим к обсуждению…

- Аркадий, прошу тебя, в мельчайших подробностях расскажи мне всю правду, что послужило для возбуждения судебного процесса против тебя? Выслушав исповедь обвиняемого, он попросил секретаршу оформить договор и послать срочный запрос в районный суд города Хачмаса с просьбой срочно переслать копии документов для ознакомления перед подачей в городской суд столицы Аз.ССР города Баку.

Ну, на сегодня всё. Денежный взнос внесите в кассу конторы и ждите сообщения, я передам через Амину-ханум. – Бросив на Аркадия взгляд прищуренных глаз, проговорил: - Такую женщину, товарищ Аркадий, надо беречь и ценить. До свидания...

Через две недели состоялся городской суд. Выступление адвоката Бабабекова было мощным с вескими доказательствами невиновности его клиента, но председатель суда не мог проигнорировать показания свидетелей, а их уже оказалось трое, и было непонятно, откуда они взялись? После совещания, председатель суда, перечислив статьи обвинения, объявил приговор: - «Два года принудительных работ с проживанием в общежитии по месту работы»...

Лена, не сдержавшись, заплакала, а побледневший Аркадий стоял, понуро опустив голову. И, что самое странное, никого из его родственников не было на суде. Лена не могла понять и принять такое чёрствое, безразличное отношение к судьбе родного человека. Скорее всего, они стыдились его. И с Главного железнодорожного управления, сотрудником которого он числился шесть лет, также не было представителя, хотя характеристику ему выдали  положительную...

Адвокат, сжав руку Елены, уверенно произнёс:

- Лена, без паники, ещё не всё потеряно. В течение пятнадцати дней я имею право подать просьбу в Верховный Суд Республики для пересмотра приговора, вынесенного городским судом. Однако для этого необходимо внести в кассу центрального банка сто пятьдесят рублей. Вы согласны?

Лена, выпалила:

- Ну, конечно же, согласны! – И, посмотрела на ссутулившегося от горя «сожителя»,  это его истинное определение по советскому законодательству.

- Ну, так я жду вас. Леночка, когда будете готовы приехать ко мне, позвони, и дал ей визитную карточку. Я помогу правильно провести банковскую операцию по внесению залога, подготовив юридический документ…

Теперь, встал острый вопрос, где, у кого занять деньги? Когда возвращались домой, у Аркадия вдруг прорезался голос:

- Любимая, умоляю, прости! Сколько горьких минут и забот я доставил тебе?! Клянусь, я не думал, что так трагически смогут обернуться двенадцать копеек! Я схожу с ума! – и, прикрыв  ладонью глаза, заплакал.

Женское сердце тоже плакало и страдало, но надо было решать в срочном порядке денежный вопрос. Лена, успокаивала его, приговаривая, я верю, Аркаша, что Айдын Назимович выиграет процесс.

Когда автобус сделал очередную остановку на улице им. Басина, а это недалеко от дома Аркадия, он вдруг решил выйти и, выходя, бросил на ходу:

- Лен, я к маме…  

 *****************************************

Соседка Вера не оставляла Лену в покое и предлагала разные варианты действия, включая и личный контакт с матерью Аркадия, на что получила категорический отказ подруги. 

Домой Аркадий вернулся лишь через два дня. Войдя в комнату, молча, положил на стол деньги. Лена, не веря своим глазам, пересчитала их – сто пятьдесят рублей! Конечно же, разыгравшееся любопытство толкнуло её на расспросы, кто же дал деньги? Аркадий и не собирался скрывать:

- Лена, семьдесят пять рублей дала мама, но с условием, чтобы я продал ей купленный мною, по знакомству, турецкий ковёр, но уплатил я за него сто двадцать...

Лена, не веря в то, что услышала, взвилась:

- Что ты говоришь?! Возможно ли такое?! Родная мать покупает у сына ковёр, которому вынесли судебный приговор с высылкой на два года?!  Ужас! А ты что, хотел забрать у неё ковёр? Боже мой, не могу поверить…

- Да ты что, конечно же, нет. Даже в мыслях не было такого. Лена, успокойся, ну, характер у мамы не простой…

- Да, ты прав, к горькому моему сожалению, мне пришлось в этом убедиться. Ладно, Бог с ней, а кто дал остальные?

- Брат, Лёва, но в долг, сроком на три месяца...

- Ну, и на этом спасибо, как-нибудь выкрутимся. Ты сейчас безработный и тебе нечем отдавать долг. Мой фельдшерский оклад восемьдесят пять рублей. Ну, что делать, будем выживать...  

Мама, вытирая слёзы, тоже вставила своё слово:

- Выживем, доченька, выживем, и не такое приходилось переживать во время войны, а сейчас, слава Богу, мир на земле. Да, что хочу сказать, пока Аркадий дома пусть занимается ребёнком, а я на неделю съезжу к брату...

Лена спросила Аркадия, справится ли он с семейным заданием и тот дал положительный ответ.

Утром, Лена позвонила адвокату и предупредила об их приезде. Безусловно,  она опоздала на работу. Приходилось выкручиваться, ссылаясь на срочный визит с ребёнком к педиатру. Вернувшись в поликлинику, тут же поднялась к Амине-ханум и рассказала ей о положении дел на данный момент.

Она, подняв глаза к небу, проговорила:

- Аллах поможет тебе, Лена, за твоё большое сердце, за то, что ты умеешь любить и прощать, а на это, дорогая моя, способен не каждый. Кстати, я в курсе всех событий, так как Айдын ставит меня в известность о происходящем.

- Амина-ханум, простите, я слышала, что адвокату положен гонорар от клиента за проделанную работу, а в какой сумме это выражается?

- Да, это так, но ты даже и не заикайся об этом. Знаешь, иногда человек должен сделать доброе дело и Аллах вознаградит его, хотя нам упорно внушают, что Аллаха нет, но я верю в него! Так что, Лена, будь спокойна, всё под контролем…

- Огромное спасибо, Амина-ханум! Клянусь, никогда не забуду того, что вы  сделали для меня, никогда! – и покинула кабинет.

Спустившись на первый этаж, Лена увидела стоящего у дверей её кабинета Петра Григорьевича. Сердце радостно ёкнуло, и она воскликнула:

- С выздоровлением вас, Пётр Григорьевич! Как я рада видеть вас! Простите за опоздание, пожалуйста, заходите…

Конечно же, помимо измерения кровяного давления, его интересовало положение дел в суде. Лена в подробных деталях рассказала ему о происходящем и, с печалью в голосе проговорила:

- Дорогой Пётр Григорьевич, я чувствую себя виноватой в обострении вашего заболевания и госпитализации, простите…

- Да что ты такое говоришь, Леночка? Признаюсь, что сообщение от Мамедова, меня очень расстроило. У него остались крепкие связи и знания, как варятся дела на местной юридической кухне, но я не ожидал, что потребуют такую большую взятку, ужас! И, конечно же, расстроился немного. Но, как видишь, я в полном порядке...

- Пётр Григорьевич, а как долго рассматриваются дела в Верховном суде? Вы же в курсе данного процесса?

- Ну, в основном, в течение месяца. Однако многое зависит от адвоката, как я понял из твоего рассказа, у вас очень толковый адвокат. Так что, дней через десять, пятнадцать ждите решение Верховного суда. Однако, Леночка, прошу не забывать, если понадобиться помощь, обращайся ко мне. – И, глядя в её серые глаза, тихо так,  добавил: - Прикипел я к тебе душой, милая девочка,  хотя и годишься ты мне в дочери, и вышел из кабинета...

 К Лене заглянула старшая медсестра. Чмокнув любимую подругу, радостно выдала:

- Лен, председатель профкома, встретив меня в коридоре, сообщила радостную весть - тебе выделили денежную помощь,  двадцать пять рублей, ура!

- Ой, Маша, как нехорошо это выглядит. Помощь заместителю профкома, а что скажет коллектив? Мне уже оказывали помощь при рождении ребёнка, а у нас в поликлинике есть медработники, которые нуждаются больше, чем я…

- Да, ладно, Ленок, кто как не ты сегодня нуждается в поддержке коллектива? Слушай, а что я зашла к тебе? Ты забыла про нашу кассу взаимопомощи, а? Мы же решили вносить по пять рублей с получки, чтобы на день рождения могли купить себе достойный подарок. Нас десять человек и сумма набирается достойная для хорошего подарка...

- Маш, давай не будем, я понимаю, к чему ты это клонишь. Замечу тебе, моя очередь на получение денег в январе 1975-го, а сейчас февраль 74-го!

- Знаю, моя дорогая, знаю, но Анжела решила уступить тебе свою очередь, так как сейчас деньги тебе нужнее, и не спорь с решением коллектива. Самое главное, ты сразу же отдашь долг, брату Аркадия, положив конец материальной зависимости…

- Да, это было бы здорово, – задумчиво произнесла Лена.

- Ну, Ленок, пока! Не буду мешать, работай…

Через пятнадцать дней адвокат Бабабеков получил решение Верховного суда, который признал лишь одну статью обвинения: – «Использование служебного положения в личных целях» - «Вайману Аркадию Гавриловичу присуждаются штрафные санкции на шесть месяцев с вычетом из заработной платы - 25% в пользу государства».

Да, Аркадий не имел право продавать товар мешками, а только на развес…

Ленка прыгала от радости и целовала всех, кто помог ей духовно и материально выдержать такое тяжёлое испытание. Целуя старшую медсестру, выпалила:

- Машуль, помоги мне передать Амине-ханум подарок для Айдына Назимовича. Ну, нельзя же оставаться такой неблагодарной…

- Ты права! А что ты подаришь?

- Армянский коньяк пять звёздочек и коробку наборного шоколада. Это всё я могу достать из-под полы в нашем гастрономе, тем более что долгов у нас нет, благодаря помощи коллектива, а вернее, твоей!

- Ну, хорошо, ты принеси, и мы вместе зайдём к ней. Думаю, она поймёт и примет для брата этот небольшой подарок от чистого сердца, а ты говорила с ним?

- Конечно! Я же поехала к нему за решением Верховного суда, но так и не  смогла разговаривать, плакала без конца, а он, обняв меня, поцеловал, и поздравил с благополучным окончанием процесса...

- Да-а-а, протянула Мария, чего только не бывает в жизни?! Как ты бьёшься, за сожителя, любовника, наконец, отца ребёнка, мне трудно принять это,  понимаешь? Лен, только не обижайся, я так переживаю за тебя…

- Да ты что, Маша? Так оно и есть, а на правду не обижаются. Клянусь, сама себе удивляюсь! Ну, была бы настоящая любовь, которая толкала бы меня на такой подвиг, но любви-то нет, лишь острое чувство необходимой помощи близкому человеку попавшего в беду. Но, у Аркадия есть и положительные качества. Он хорошо готовит и отлично справляется с обязанностями няни, так как мама сейчас у брата на Баилове, вот такие дела. А как бежит время, да ещё в такой заварухе свалившейся на меня, что и новый 1974-ый год, и мой день рождения, и даже день рождения сына,  проскользнули незаметной тенью. А ему-то - три годика исполнилось, мужичок, представляешь? Но, Машенька, радости пока нет. Всё перевёрнуто в моей жизни. Беда, как злая тигрица не перестаёт охотиться за мной. Наконец-то закончился судебный процесс, и на повестке дня – срочный поиск работы.

 *****************************

Начался отсчёт дней, и расслабляться, не было времени. В Постановлении Верховного суда обозначен месячный срок для трудоустройства, в который должен уложиться Вайман Аркадий. А со статьёй о судимости возможности трудоустройства резко ограничивались. Лена, не видя выхода из создавшегося положения, вновь решила обратиться за помощью к Петру Григорьевичу. Выйдя с работы, она позвонила ему с телефон автомата и попросила о помощи.

Бывший военный прокурор, человек слова, утром следующего дня, вошёл в кабинет инструктора санитарного просвещения и, не сводя искристых голубых глаз с Громовой, ласково проговорил:

- Милая Леночка, слушаю тебя…

Лена в двух словах, коротко, рассказала об удачном завершении судебного процесса и возникшем осложнении связанного с трудоустройством Аркадия, это и есть цель её просьбы.

- Ммм-да, задумчиво протянул Кононов. Ситуация не простая. Лена, не кривя душой, скажу, ты умная женщина и, надеюсь, понимаешь насколько усложнилась обстановка в судьбе Аркадия. У него судимость, а с этим клеймом не легко найти работу. Дааа… Кстати, а что заканчивал Аркадий, и по какой специальности?

- Окончил пищевой техникум, получив диплом по специальности – «Техник технолог по хлебобулочным и кондитерским изделиям»…

- Замечательно! – воскликнул Кононов. – Я думаю, у меня есть возможность попытаться помочь ему в трудоустройстве и даже по  специальности. У меня  давний знакомый, он сейчас Министр Пищевой Промышленности Азербайджана...

- Вай, Пётр Григорьевич, это правда?! Я не ослышалась?!

- Нет, Леночка, не ослышалась. Между прочим, прокурор Мамедов сказал, что ты с Аркадием не состоишь в законном браке, это так?

- Да, это так, но он законный отец моего ребёнка. Провёл официальное  усыновление сына, в районном отделении ЗАГСа, и перевёл на свою фамилию. А что вас так удивляет Пётр Григорьевич?

- Признаюсь откровенно, Елена, меня не столько удивляет, а насколько  поражает и восхищает твоя безграничная жертвенная борьба за близкого человека! Таких женщин я не встречал на своём пути... Итак, Леночка, мне необходимо несколько дней для решения данного вопроса. Обещаю, как только будет результат, тут же сообщу тебе. Да, принеси Диплом Аркадия и характеристику с места работы, она есть у него?

- Да, есть, это  единственная помощь с его работы в эти трагические дни,  положительная характеристика…

- Вот и славно! До встречи, и поднёс к губам её руку, оставив на ней свой поцелуй. На прощанье сказал: - Желаю тебе, милая Леночка, сил и здоровья!

Бывший прокурор, полковник Кононов сдержал своё слово. Через четыре дня, зайдя в кабинет Елены, улыбаясь, проговорил:

- Ну, что ж, Елена Алексеевна, поздравляю вас с удачей!

От неожиданности Ленка аж подпрыгнула на стуле. Пётр Григорьевич сиял. Просматривая Диплом и характеристику Аркадия, продолжил:

- Леночка, будь внимательна к тому, что я сейчас скажу. Завтра в девять утра Аркадий должен быть в приёмной министра Пищевой Промышленности. Пусть подойдёт к секретарше и подаст ей  свои документы. Она, внеся в журнал учёта его личные данные, выдаст официальное направление для трудоустройства на «Макаронную  фабрику» на должность начальника смены, за подписью министра. Лена, а фабрика-то находиться недалеко от моего дома на Московском проспекте, удивительное совпадение...

Лена лишилась дара речи, а распахнутые глаза наполнились слезами благодарности.

Пётр Григорьевич, наклонившись, вкрадчиво произнёс:

- Леночка, я думаю, что заслужил твой поцелуй?

Лена, поднявшись, решительно вышла из-за стола и, подойдя к прокурору, захватила его губы своими, и в ответ услышала стон раненного страстью «зверя». Несколько секунд дерзкого поцелуя показались долгими минутами. Стук в дверь, помог ей придти в себя. Кононов поднялся и, пошатываясь, направился к двери.

Лена крикнула вдогонку:

- Пётр Григорьевич, вам плохо? Я могу проводить вас к врачу…

Он окинул её помутневшим взглядом и, открыв дверь, столкнулся со стоящей за дверью посетительницей, та испуганно отшатнулась от него.

 **********************************

По официальному направлению из Минпрома, начальница отдела кадров,  «Макаронной фабрики», Скворцова Татьяна Матвеевна, тут же оформила Аркадия на должность начальника смены с - 1.04. 1974. - с окладом в   девяносто пять рублей плюс ежеквартальная премия. Внесла в реестр документа ежемесячный  высчит – 25% в течение шести месяцев в пользу Государства и предупредила его, что работа сменная с ночными  дежурствами.

Соседка Вера, частенько забегала к Ленке посплетничать, когда Аркадий уходил на работу в ночную смену. Она никак не могла успокоиться от мучившего её вопроса, почему Аркадий до сих пор не женится на ней и продолжает играть роль сожителя? Лена, смеясь, отвечала:

- Поверь, Вера, меня этот вопрос не волнует. Пусть всё идёт своим чередом...  А, возможно, она лгала сама себе? Но просить  Аркадия официально оформить отношения, не позволяла себе. Она дала зарок – никогда не напоминать, и не говорить с ним на эту тему.

 ****************************************

Однако судьба, не дремала и готовила новый удар.

Заканчивался, всего лишь восьмой месяц работы Аркадия, на Макаронной фабрике. С долгами покончено, и он был чист перед законом. На фабрике конвейер работал без остановки, поэтому смена совпадала и с выходными. Однажды, заступив в  ночную смену с субботы на воскресенье, Аркадий вышел принять по накладной привезённые на грузовике мешки с мукой. Когда рабочие сгрузили мешки, по накладной их должно было быть двадцать, а оказалось  восемнадцать.

Аркадий заявил экспедитору, что не подпишет накладную из-за недостачи сырья и в понедельник доложит об этом зам директору.

К нему подошёл один из рабочих здоровенный азербайджанец и, нанеся Аркадию, сильный удар по печени, прошипел:

- Сейчас же подпиши, джугут баласы, (еврейский сын), не то с тобой будет покончено, и сунул под нос согнутому от боли начальнику смены накладную, и тот подписал, повесив на себя недостачу в 160 кг высокосортной муки. 

Придя домой, сразу же лёг на софу, прижимая правой рукой живот в области  печени. От завтрака отказался.

Лена, сразу поняла, что-то нехорошее произошло на работе...

- Аркадий, - обратилась она к нему, не имеет, смыла скрывать, расскажи, что случилось?

И он рассказал, жалуясь на сильную боль в области печени. Лена тут же приложила на болевую область пузырь со льдом, предупредив:

- Если не поможет, вызову скорую помощь...

- Леночка, я всё равно никому не расскажу о происшествии, жизнь дороже. Я очень испугался. А теперь если очередная ревизия, а она у нас проходит  ежеквартально, выявит недостачу, я опять пойду под суд, но это уже вторая судимость и последствия её будут непредсказуемы. Родная моя, ты будешь не против, если я уволюсь? До очередной ревизии осталось около месяца и, обхватив руками голову, тяжко  застонал. – Любимая, скажи, ну почему мне так не везёт? 

- Аркаш, успокойся! Чёрт с ней, с этой недостачей! – В сердцах крикнула Лена. - Завтра же подавай заявление, ты слышишь?

 Аркадий так и поступил, как велела его гражданская жена и, войдя в отдел кадров, подал заявление на увольнение по собственному желанию. Начальница отдела кадров, Скворцова Татьяна Матвеевна, зная, откуда Вайман принёс рекомендацию для поступления на работу, была крайне удивлена. Она, конечно же, спросила о причине внезапного решения.

Аркадий связал свой поступок с резким ухудшением здоровья отца, инвалида первой группы ВОВ – ослепшим от попадания минного осколка в глаза. Мол, ему дали путёвку в военный санаторий в городе Сочи и он должен сопровождать его.

Скворцова, сочувственно покачав головой, проговорила:

- Да, это веская причина, но существует закон, который я не имею права нарушать. Вайман, необходимо отработать две недели, пока найдут вам замену...

Видя, как Аркадий переменился в лице, она постаралась  успокоить его.

- Хорошо, я поговорю с начальником цеха и с директором фабрики. Думаю, они войдут в ваше положение, но, всё равно, пройдёт дня  три – четыре пока подберут замену.

Аркадий поспешил ответить:

- Спасибо, Татьяна Матвеевна, я согласен подождать. Выезд наш  через неделю...

Три дня пролетели быстро. Недостатка претендентов на должность начальника смены не было, и на четвёртый день Аркадий должен был идти в отдел кадров за расчётом, но, Лена предупредила его, что пойдёт вместе с ним. И, как он её не отговаривал, она настояла на своём, так как у неё созрел свой план действия, и она решила заранее не посвящать Аркадия в него.     

Вечером, уложив сыночка, она занялась приготовлением подарка. Достала отрез цветастого батиста подаренного ей золовкой, голубой шёлковый шарф и коробку шоколадных конфет. Всё это  сложила в пакет и, перевязав  красной лентой, положила в сумку.

Отпросилась с работы на час и в восемь утра, вместе с Аркадием, который ждал её у проходной, вошла в отдел кадров.

Татьяна Матвеевна с удивлением посмотрела на Елену, она-то знала, что Вайман Аркадий не женат, разведён и у него есть дочь от первого брака.

Он представил Лену, как свою подругу. Она же, не сводя глаз с лица Скворцовой, дарила ей свою обворожительную улыбку. И, та, интуитивно почувствовала значимость прихода этой молодой женщины. Она пригласила их присесть и подала Аркадию уже готовый документ за подписью директора фабрики и начальника цеха. Татьяна Матвеевна показала ему, где он должен расписаться и, сказала:

- Аркадий, вы можете пойти в кассу и получить положенные вам по увольнению деньги...

Когда за Аркадием закрылась дверь, Лена, положила перед Скворцовой подарочный пакет.

Та, была ошарашена и с удивлением, спросила:

- Что это такое?!

- Милая Татьяна Матвеевна, прошу вас, выслушайте меня…

И коротко рассказала, кем является для неё Аркадий.

Рассказала ей, под большим секретом, настоящую причину увольнения. Причина очень важная. В адрес Аркадия поступили угрозы связанные с его здоровьем и жизнью, во время воровства мешков с мукой в его смену.

- Так что, он солгал мне по поводу отца?!

- Нет, не солгал. Отец его, ввиду минного ранения в голову потерял глаза и, получив глубокую контузию головного мозга, сошёл с ума. В настоящее время он находится в психиатрической больнице в Маштагах...

- Боже мой, какой ужас! – с волнением воскликнула Скворцова.

- Дорогая Татьяна Матвеевна, умоляю вас, сделайте доброе дело, не вносите в трудовую книжку Аркадия запись о его судимости. Это может навредить ему при дальнейшем трудоустройстве. Я столько перенесла мучений из-за него, лишь бы сохранить отца для ребёнка. Прошу вас, помогите и, не сдерживая слёз, заплакала.

Скворцова, выйдя из-за стола, подошла к Лене и, обняв её за плечи, с волнением проговорила:

- Прошу вас, Лена, не плачьте! Я уважу вашу просьбу, только заберите подарок обратно…

- Татьяна Матвеевна, это скромный подарок от чистого сердца! Возьмите, пожалуйста, не обижайте меня…

Вернувшись к себе за стол, Скворцова убрала подарок в шкаф, и стала заполнять трудовую книжку Ваймана Аркадия Гавриловича,  в которой была указана дата поступления на работу и дата увольнения – 1.12.1974 года по собственному желанию...

Аркадий вошёл в кабинет отдела кадров с сияющим лицом.

- Татьяна Матвеевна, такая неожиданность, я получил сто сорок рублей с копейками. Здесь не могла произойти ошибка?

- Нет, ошибка исключена,  - ответила Скворцова. – В сумму вошли премиальные и отпускные. Так что будьте спокойны. Аркадий, вот здесь, поставьте свою подпись, о получении расчёта и трудовой книжки. – Закрыв журнал учёта, сказала: - Леночка, Аркадий, от всей души желаю вам, чтобы чёрные тучи рассеялись над вами и солнечный свет наполнил бы ваш дом!

Ответили хором:

- Большое спасибо, Татьяна Матвеевна, за помощь и добрые пожелания...

Лена спешила вернуться на работу, благо до поликлиники совсем недалеко. Аркадий, провожая «жену», допытывался у неё, с какой целью та пошла с ним в отдел кадров и о чём говорила со  Скворцовой?

- А ты открой трудовую книжку и всё поймёшь, если не дурак…

- Ой, Леночка, а как это тебе удалось? – Воскликнул он. – Неужели это возможно?! Значит, у меня нет судимости?

- Нет, она, конечно же, есть, но только в архиве. Давай, возвращайся домой и закупи все необходимые продукты. Приготовь обед, а я после работы заберу сыночка из детсада, договорились?

Аркадий, чмокнув любимую, заскочил в подъехавший трамвай.

Лена, зайдя в поликлинику, поднялась в «Красный уголок», так назывался зал для собраний и разных мероприятий и, там же, располагалось теперь её рабочее место. Не успела она надеть халат и сеть за рабочий стол, как в зал вошла старшая медсестра:

- Ну, наконец-то, наша путешественница на месте. Табельщица сказала, что ты с утра отпросилась на пару часов по очень важному делу. Лен, опять что-то  случилось с Аркадием? Я знаю, что все проблемы у тебя только из-за него…

- Ой, Машенька, ты как в воду глядела, и рассказала ей о страшном происшествии случившимся с  Аркадием на макаронной фабрике...

 ****************************************

Мария только ахала и нервно сжимала кулаки.

- Клянусь, Ленка, тебя надо представить к ордену ГЕРОЯ! Я схожу с ума! Ладно, чёрт с ним, с твоим Аркадием, надоел... Лен, а куда пропал твой покровитель, прокурор Кононов? Последнее время его совсем не видно.

- Я же теперь сижу здесь, у себя в кабинете на втором этаже, и посетителей не принимаю. Маш, но он заходил ко мне и поделился сногсшибательной новостью. Ему предложили должность директора на фабрике, где работают не совсем здоровые люди – инвалиды по зрению – УПК-2  АзОС.

- Вай, какая новость! И как он справляется с этой незнакомой для него работой? Думаю, нелегко ему...  Лен, а что я вспомнила о нём? Пётр  Григорьевич помогал тебе решать проблемы связанные с Аркадием, и ты могла бы вновь обратиться к нему за советом. Только не отрицай, я заметила, что он к тебе неровно дышит – ха-ха-ха! Возраст не помеха!  

- Ты права, Маша, я уже подумала об этом, но, вопрос пока остаётся открытым, совесть сопротивляется…

Но, не прошло и трёх дней, как Маша обратилась к ней с просьбой:

- Ленок, выручай! Участковая медсестра заболела, а у неё обслуживание больного на дому, инъекции антибиотика, назначение доктора Крупника. Ну,  сердце у тебя не дрогнуло?

- Ой, ты хочешь сказать, что этот больной Пётр Григорьевич?!

- Да, моя дорогая, да, он...

- Ну, конечно, я сейчас же поеду к нему! Десять минут на трамвае. Аптечка готова?

- Готова. Зайди в процедурный кабинет и возьми у Карины. 

Дверь в квартиру Кононова открыла его супруга.

Лена представилась:

-Громова Елена из четвёртой поликлиники…

- Ой, Леночка, я наслышалась о вас от Петра Григорьевича, и сразу узнала,  что это вы. А что случилось с Ольгой?

- Она заболела и слегла с высокой температурой, но вы, Инна Макаровна, не извольте беспокоиться, Пётр Григорьевич во время получит все инъекции. Вечером придёт дежурный фельдшер и, вымыв руки, надев халат, колпак, прошла в спальню к больному.

При виде Лены, полковник Кононов не смог сдержать радостной улыбки и даже попытался привстать с постели.

- Петя, Петя, не шали! – придержав его рукой, успокоила жена.

Смеясь, Лена, сказала:

- Инна Макаровна, уверяю вас, что у товарища прокурора температура больше не поднимется и, через два дня он будет здоров!

- Ха-ха-ха! – рассмеялась Инна Макаровна. – Леночка, вы, что, владеете приёмами гипноза?

- Да, немного есть, небольшой дар от природы, с улыбкой ответила Елена и обратилась к больному: - Пётр Григорьевич, миленький, повернитесь на живот. Уколю вас легко и быстро, не успеете даже  ойкнуть…

Инна Макаровна обратилась к ней, сказав:

- Леночка, я спущусь на пять минут. Из молоканского района староверов, между прочим, живут они за вашей поликлиникой рядом с лесопарком, женщина приносит чудное молоко и сметану. Как они умудряются держать корову, уму непостижимо?

- При желании, можно достигнуть многого! Инна Макаровна, я подожду вас...

Не успела ещё хлопнуть входная дверь, как полковник Кононов, приподнявшись, обхватил Лену, и впился горячими губами в её пухлые розовые губы. Она осторожно отстранила его, салфеткой стёрла с его губ  помаду и, поправив подушку, покрывало, проговорила:

- Ну, зачем так рисковать, Пётр Григорьевич?

Он, гладя её руку, ответил:

- Страшно скучаю по тебе, милая Леночка. Новая работа не даёт  возможности хоть раз в неделю забегать в поликлинику и видеть тебя. Ну, а какие новости у Аркадия? На работе всё в порядке?

Лена, с горькой усмешкой, ответила:

- Вы полагаете, что у Аркадия может быть порядок? У меня такое ощущение, Пётр Григорьевич, что его накрыло чёрным колдовским покрывалом заговора и, шлейф неудач, так и тянется за ним… 

И Лена выложила ему всё то, что произошло с Аркадием на Макаронной фабрике. Полковник даже изменился в лице.

- Ой, Пётр Григорьевич, умоляю, только без лишних эмоций! Думаю, что всё образуется, но, конечно же, с вашей помощью...

В спальню вошла жена, неся на подносе пиалу наполненную сметаной и стакан молока.

- Вот, Леночка, попробуйте, такая вкуснятина! Эти продукты не из наших молочных магазинов, где всё разбавляется водой, а с личного хозяйства молоканской семьи.

- Да, очень вкусно! Большое спасибо, Инна Макаровна, но мне пора возвращаться...

- Лена, минутку, остановил её Кононов, позвони мне дня через три, я уже буду на ногах. Сообщу адрес фабрики, и пусть Аркадий придёт на приём к директору, это ко мне. Я постараюсь взять его на работу, хотя фабрика рассчитана на людей страдающих потерей зрения, но и здоровых там тоже хватает, начальники цехов, администрация...

Удивлённая услышанным, Инна Макаровна, воскликнула:

- А что, у Аркадия опять неприятности?!

- Да, моя дорогая, да, потом расскажу...  Лена, обещаю помочь. До свидания. Стойкости, сил и терпения тебе! Нелёгкая доля выпала тебе быть вместе с таким вот «отцом ребёнка»...

 *************************************

Таким образом, через неделю Аркадий уже работал на фабрике – УПК-2 АзОС.  Фабрика для слепых и слабовидящих.  «Зачислен в  ткацко-механический цех №4 – инструктором» - 12.12.1974.  Затем,  «Переведён    набивщиком, того же цеха» - 28.01. 1975. 

На фабрике выпускались цветастые шерстяные платки, очень востребованные  среди кавказского населения Закавказья и Средней Азии, а также посудные полотенца из мягкой хлопчатобумажной ткани. И, что самое главное, заработная плата с премиальными доходила до ста двадцати рублей, а в те годы на неё можно было жить, плюс оклад сожительницы.  

 *********************************

Через три недели, после увольнения Аркадия с Макаронной фабрики, в газете «Бак рабочий» появилась разгромная статья по поводу раскрытия преступной группировки на Макаронной фабрике занимавшейся воровством сырья и подмены высокосортной муки на муку низкого качества, из которой готовились на продажу макаронные изделия. Ворованная мука продавалась в частные пекарни и кондитерские. В преступную группировку входили начальники цехов, начальники смены, экспедитор и контролёр по выпуску продукции. Все они были арестованы и преданы суду, а директор фабрики уволен.

В связи с раскрытием громкого преступления, фабрика была временно закрыта, а само преступление на государственной фабрике получило широкую огласку на радио и в теленовостях…

Лена догадалась, благодаря кому о происходящем беспределе на фабрике, было доложено Министру Пищевой Промышленности. Конечно же, эту новость он узнал от своего друга, бывшего военного прокурора Кононова.

Какое счастье, что Аркадий во время уволился с фабрики…
Но судьба не уставала проверять Аркадия на прочность и опять приготовила для него новый сюрприз, который тоже мог закончиться арестом.

 **********************************

 Не прошло и шести месяцев работы на фабрике УПК-2 АзОС  как вдруг, взволнованный Аркадий, прибежав с работы, с ходу выпалил:

- Лена, я уволился!

- Как?! Почему?! Боже мой, когда кончатся твои проблемы?! Клянусь, я сойду с ума…

- Выслушай меня, любимая. Петра Григорьевича с работы забрала Скорая помощь с гипертоническим кризисом. А до скорой, он срочно вызвал меня к себе в кабинет и, прижимая руку к сердцу, прошептал:

- Срочно беги в отдел кадров и оставь там заявление на увольнение задним числом. Ты понял меня? Я дал распоряжение заведующей отделом кадров…

- Лена, я сразу понял, что запахло жаренным и бегом в отдел кадров. Розалия Борисовна молодец, тут же оформила моё заявление на увольнение по собственному желанию  и выдала трудовую книжку, с записью – «Уволен 5.06. 1975. По собственному желанию».

- Клянусь, ничего не понимаю, пробормотала Лена. Ты же не преступник? Отчего такая паника? Ой, поняла, и твой нос оказался в пушку, да? Три кухонных полотенца принёс домой и два платка, которые я сразу же подарила соседкам…

- Нет, дорогая, я не воровал, это был подарок начальника цеха в честь праздника - Первое Мая. Розалия Борисовна, по секрету сказала мне, что нашему директору позвонили и сообщили, что выехал усиленный наряд милиции, следователь, ревизор и будет проведена облава на начальников цехов и на их подставных рабочих, которые, после окончания рабочего дня и  закрытия фабрики остаются в ней и гонят левый товар. Кроме того, будут допрашивать всех рабочих. А мне это надо?! А за расчётными деньгами приду в день получки...

- Боже мой, какой ужас! Кругом воры, можно сойти с ума! Ну, а ты-то  причём?

- Разве ты не понимаешь, что Пётр Григорьевич взял меня на работу по блату, ради тебя! Я же не инвалид и, тем самым, он нарушил закон. Его отвезли в военный госпиталь НКВД, я так переживаю за него. Ленусик, давай поедем к нему…

- Ну, а как ты думаешь? Конечно же, поедем, и сына возьмём с собой, чтобы поднять ему настроение.

- Нет, сыночка оставим у Веры. Мы же не знаем, какая там обстановка…

- А что, ты прав.

В первое же воскресенье, они решили навестить Петра Григорьевича. Так как мама продолжала жить и ухаживать за младшим братом, Лена попросила соседку Веру посидеть с сыночком и та с радостью согласилась. Посиделки с Верой были уже не такими частыми, но Лена не забывала добро и, по возможности, забегала к ней.

 ************************

Вопрос трудоустройства Аркадия решился довольно-таки быстро. При поликлинике работал на полставки сантехник, Сергей Данилян, инвалид ВОВ войны. При ранении брюшной полости потерял почку. Основная работа его проходила на Шинном заводе Союзного значения
В поликлинике уже знали, что Ленкин Аркадий вновь безработный. И вдруг, к ней подходит сантехник Сергей и сразу, по-мужски, выдаёт:

- Слушай, Лена, ты мне очень нравишься. Эмма, из рентген кабинета сказала, что ты не замужем, что у тебя непутёвый любовник... Так выходи за меня замуж. Жена моя, уже как три года умерла. У меня квартира на 6-ой Завокзальной, в полном порядке и машина «Запорожец», новой марки, дали по льготам для инвалидов ВОВ.

Лена потеряла дар речи. Наконец, проглотив слюну, проговорила:

- Сергей, ты в своём уме?! Если я не ошибаюсь, ты на девятнадцать лет старше меня!

- Ну и что? Главное для тебя, воспитание сына, а он ни в чём не будет нуждаться, и будет жить в полной семье…

Не сдержавшись, Лена расхохоталась. Вытирая выступавшие слёзы, сказала:

- Ой, Сергей, ты убил меня! Конечно, спасибо за предложение, но, ты опоздал. Эмма сообщила тебе устаревшие сведения. В сентябре 74-го мы с Аркадием зарегистрировались, так что – увы!

Сергей насупился, но понял, что вышла осечка…

- Ладно, Лена, тема закрыта.  Но то, что он сейчас безработный, это тоже неправда?

- Нет, Сергей, это правда. 

- Так что хочу сказать тебе, пусть твой мужик идёт на Шинный завод. Я слышал от Марии, что он работал слесарем на заводе им Мусабекова у старшего брата. Хочешь, я узнаю в отделе кадров, нужен ли им слесарь?

- Ой, даже не знаю что сказать, Сергей. Надо же поговорить с Аркадием, а, знаешь что, спроси на всякий случай. Спасибо за участие, признаюсь, не ожидала…

- Ты, Лена, уважаемая женщина, а играешь роль няньки у здорового мужика,   не стыдно ему смотреть на твои мучения?

На другой же день Сергей сообщил Лене, что на Шинном заводе требуется слесарь четвёртого разряда в подготовительный цех. Однако предупредил, что подготовительный цех относится к особой категории вредности. Там, рабочим, ежедневно выдаётся молоко и зарплата выше, чем у других. Те, кто проработал в нём десять лет, идут на пенсию по «первой сетке», то есть, в пятьдесят лет. Аркадий, не раздумывая, согласился, но Лена колебалась, так как речь шла о здоровье её мужа, отца ребёнка, но тот сумел убедить её, что будет строго соблюдать технику безопасности. И, - 17.06.1975. был принят слесарем 4-го разряда в подготовительный цех Шинного завода, где отработал до - 5.11.1985. и, будучи на пенсии по первой сетке, переведён на должность швейцара в общежитие № 4 Шинного завода  с 1.03.1986-го года.

 ******************************

 Как уже, ранее, сообщила Лена, в сентябре 74-го, Аркадий наконец-то решил узаконить свои отношения с любимой женщиной в Загсе Наримановского района города Баку, и она перешла на фамилию мужа, чтобы семья стала единым звеном.
Эту долгожданную дату отметили с близкими друзьями в новой многоэтажной гостинице на площади «имени Ленина», в ресторане на седьмом этаже. Гостиница так и называлась «Седьмое Небо».

А в августе 75-го, у Лены произошли важные изменения по трудовой линии.

На территории обслуживаемой 4-ой Городской поликлиникой, появилось  Предприятие № 16, на котором нужно было срочно открыть Здравпункт. Самой подходящей кандидатурой оказалась Громова Елена. На Предприятии №16 под здравпункт была выделена одна пустая комната. Вот тут-то и понадобился наработанный за много лет разносторонний опыт и способности организатора, которыми блестяще  владела Елена. Она успешно справилась со всеми трудностями. 

Но жизнь не стояла на месте, она продолжалась, не уставая наполняться то   радостными, то горестными событиями, а их, к сожалению, было больше…

30.03.2018.

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Повесть не причёсана редактором-продюсером-издателем, и это есть замечательно. Потому как уцелела, не попав под ножницы, искренность. Спасибо, Ариша. И новых удач!
    С уважением, Виктор

  • Сердечное СПАСИБО, уважаемый Виктор, за ваш комментарий. А, как вы обратили внимание на то, что на этот раз, действительно, повесть не попала под ножницы? Честно, я сама удивилась, что проскочила...
    С искренним уважением - Ариша.

  • Всех нас жизнь била, бросала, нам ставили подножки и часто приходилось выбирать то самое единственно правильное решение.
    Нам было непросто, но мы прошли все эти испытания.
    Ирина, спасибо за искренность и философские мысли о жизни.

  • Да, дорогой Алексей, те, кто прошёл жизненный ад, понимает, как непросто было выжить человеку, особенно женщине, в тех коммунальных застенках. Самым важным и основным вопросом для жизни, оставался квартирный вопрос. Сколько жизней он поломал, ужас! Спасибо за внимание к моему творчеству...
    С безграничным уважением - Ариша.

  • Очерк Ариши заслуживае внимания искренностью, как документ времени. Верю.

  • Дорогой Борис, коротко и ёмко! Да, времена были нелёгкими, но, молодость, стойкость характера, позволяли выстоять и добиться нужного результата используя все возможные пути. Мне пришлось много потрудиться делая добро родным мужа, соседям и своим близким, и, судьба откликалась на мою доброту, придавая мне сил для выживания. Спасибо, что нашёл время познакомиться с моим очерком. Наташеньке, привет! Видела фото сладкого внука - чудо!!!
    С обожанием - Ариша.

  • Спасибо, дорогая Ариша, за очень душевную историю.

  • Дорогой Олег, моя история не столько душевная, насколько она трагическая и ты в курсе, что ещё судьба преподнесла нам с мужем на сегодняшний день? Да, это не прошло мимо, и нанесло моему здоровью непоправимые осложнения, но, как ты видишь, я ещё стараюсь не покидать моего любимого Литературного Острова Андерсвал, а тем более, всегда уделяю внимание твоему творчеству. Спасибо, дорогой, за внимание.
    С обожанием - Ариша.

  • Уважаемая Ирина!
    Спасибо за Вашу драматическую повесть о нелегкой женской доле героини, которой действительно досталось от жизни сполна. После прочтения я серьезно задумался о своей следующей жизни, и решил попросить всевышнего, чтобы он оставил меня все же в мужском обличии. Как представлю себе все эти бесплодности, зачатия, выкидыши, преждевременные роды, женские консультации, так и жить более не хочется, и даже не уговаривайте! То ли дело мужику благодать. За всю жизнь сломают два-три раза переносицу, один раз отсидит, один раз повоюет, один раз снимут с должности, получит пару инфарктов, орден сутулова - вот и сказке конец. А насчет детей ему главное своих с соседскими не путать по именам, ну и из яслей разок-другой не забыть забрать, потому, что случается, бывает.
    Рассказы уважаемого автора всегда насыщены жизненной правдой, ведь и самой ей пришлось не сладко. А уж если повествовать о жизни, то без собственного опыта рассказ (и даже сказка) может получиться с оттенком фальши. Но читателя не проведешь - он чувствует ложь, поэтому доверится именно профессионалу. А на Острове г-жа Ирина Вайнер всегда отличалась данным качеством. Желаю ей сил в борьбе с преградами, крепкого здоровья и успехов в творчестве!
    Н.Б.

  • Дорогой Николай, ваше заявление о том, что вы рады мужскому обличаю, а не женскому, заставило меня посмеяться :D:D:D:D:D:D:D:D:D:D:D:D Да, Николай, да, я всегда завидовала мужикам! Как не крути, а им проще в жизни и в процессе выживания, но, заметьте, стойкости в них меньше, чем у женщин. Надеюсь, вы знакомы с предыдущими моими публикациями, мемуарами, в прямом смысле слова, если да, у вас уже сложился полный образ Елены - Ирины, но это ещё не всё, если только у меня хватит сил, разума и здоровья, я продолжу писать воспоминания. Жизнь преподносила мне такие сюрпризы, от которых можно было сойти с ума, но аура защиты - МУЖСКАЯ ЛЮБОВЬ, спасала меня и помогала выживать. Но, сейчас, вы в курсе, я чуть не потеряла своего единственного сына, так тяжело доставшегося мне, в аварии 20 июня 2016-го года и до сих пор сын остаётся полу-человеком, инвалидом 100%. Бьюсь, и буду биться до последнего, чтобы вернуть его домой. Спасибо за эмоциональный отзыв.
    С безграничным уважением - Ариша.

  • А мне показалось, что эта история автобиографична? Совсем не про подругу? Или ошибаюсь?

  • Милая Мариночка, улыбнулась :):):):):):) Женская интуиция всегда впереди Планеты всей! Спасибо, что уделили внимание моей повести, это главное...
    С любовью - Ариша.

  • Ценен рассказ женским откровением.Такая детализация сюжета передает привкус советского времени, в котором мы пребывали , работали, общались. И это вносило в нашу жизнь много ненужных конфигураций.Все понятно. И чувства , движущие женщиной. Но какая -то жалость, смешанная с грустью не отпускает.
    Ариша, всегда удивляет Ваша способность заряжать окружающих интересом. Рада читать Ваше разновекторное творчество! Будьте здоровы и счастливы !

  • Милая моя Айша - джаным, благодарю вас, что не прошли мимо. Кому - кому, а вам, жительнице Советской Азии, наверное, тоже приходилось сталкиваться с такими явлениями, как и нам, в нашем любимом Баку. Все нужные, необходимые товары, только из под прилавка. Чтобы добиться в деле нужных положительных результатов, необходимо мощное авторитетное знакомство, чем судьба меня не обидела, или ДЕНЬГИ, ДЕНЬГИ, ДЕНЬГИ... А всё равно, Родину свою - Баку, люблю! Израилю бесконечно благодарна за качественное оперативное лечение, за продление моей жизни. Сын приехал в Израиль дипломированным музыкантом - класс труба, и уже в Израиле получил высшее образованием - инженер логистики, но Карма нанесла ему страшнейший удар...
    С любовью - Ариша.

  • Дорогая Ариша! Как всегда, добросовестно, искренне достоверно, грустно, но несколько излишне подробно описаны нелёгкая судьба и передряги в жизни подруги. Это короткая повесть, которую рассказом и не назовёшь...Только такие сильные натуры как Елена могут преодолеть все перипетии и начать жизнь сначала... Спасибо автору за тяжкий труд описания, выполненный долг памяти.

  • Дорогой Семён Львович, безумно рада видеть вас, во здравии, у себя в гостях! Ну, кто-кто, а вы прекрасно знакомы с героиней моей повести... Могу сообщить вам, что у сына после черепно мозговой травмы начались психические отклонения. Врач психиатр говорит, что процесс реабилитации будет длительным, но, НАДЕЖДА, умирает последней... Здоровья вам и, долголетия! Вы наша гордость!
    С безграничным обожанием - Ариша.

  • Верю! Бывает ещё и не такое.

  • Да, дорогой Аркадий, возможно, бывает и хуже. И мне, моя близкая подруга, врач, ещё по Баку, повторяет: - Ира, поверь, есть люди, которым хуже, чем тебе... Понятно, но моя окровавленная рубашка говорит о другом - твоё горе, разрывает твоё сердце, на мелкие кровоточащие кусочки, от которых ты кричишь не своим голосом, поднимая руки к Царю Небесному! Спасибо, Аркадий...
    С обожанием - Ариша.

  • Осуждают то, чего не понимают. Если бы юриспруденция была «литературой» и обсуждние законов велось в художественном русле по принципу «никогда не осуждайте человека, пока не пройдете долгий путь в его ботинках», приговоры судов были бы более справедливы. Рассказ показывает, что у нас в России никто не застрахован от сумы и от тюрьмы. К сожалению, не всегда и не везде и не для всех бывает правый суд. Юстиция — это, конечно, не право. Обычно ее даже считают успешной мерой предосторожности против истинного права и его осуществления. Осуждение другого всегда неверно, потому что никто никогда не может знать того, что происходило и происходит в душе того, кого осуждаешь. Полюбив человека, его уже не судят. «Нет ничего проще, чем осудить злодея и нет ничего сложнее, чем понять его.» - говорил Достоевский.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Дорогой Юрий, благодарю вас за внимание к моему творчеству, за то, что не прошли мимо и, передали свои чувства и видения акцентированные на законах Юриспреденции. Боже мой, кто думал о них в то, далёкое наше время, да ещё в Закавказье, в Баку...
    С сердечным приветом - Ариша.

  • Кусок настоящей жизни! Читаешь и переживаешь все сложности бытия! Спасибо!

  • Дорогой Леонид, спасибо вам, что. вы, мужчина, смогли так глубоко прочувствовать судьбу, жизнь Елены.
    С искренним уважением - Ариша.

  • В повести Ирины Вайнер, я думаю, можно найти ответ на вопрос: "Что такое женское счастье!" За великими планами и достижениями всегда стоит главное - семья. И как не переворачиваешь идеал женского счастья, всё в итоге сводится к привычному. История Елены Громовой интересней современного сериала. Словно подсматриваешь в замочную скважину за реальной судьбой человека. И понимаешь грусть- печаль, радость этой стойкой женщины. В произведении много бытовых мелочей, что ещё больше приближает главных героев к читателю. Создаётся впечатление будто бы ходишь по одним и тем же дорожкам с Еленой Громовой, и не покидает ощущение, что где-то с ней могли пересекаться в других временных измерениях. А главное это писательский почерк Ирины Вайнер - внутренняя душевная чистота и открытость. Несмотря на все горести в рассказе, всё равно акценты расставлены на светлом и добром. Все преодоления - это путь к счастью!

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 4 Апр 2018 - 23:27:58 Демидович Татьяна
  • Милая Танюша, спасибо за публикацию моих воспоминаний и за то, что как тонко ты прочувствовала всю тяжесть ударов судьбы по Елене, которая стремилась лишь к одной цели - сохранить семью. И она, благодаря своим лидерским качествам и мужеству, которого частенько не хватает мужику, выстояла, выжила сохранив по сей день сына и мужа, но, такого страшного, жестокого удара, что преподнесла ей судьба на сегодняшний день, чуть не забрав сына в иной мир, невозможно представить себе, как можно продолжать жить матери, инвалиду и отцу, в преклонном возрасте, когда с каждым днём мы приближаемся к закату... Между прочим, я никогда не забуду фразу служащей, Первого отдела предприятия № 16, майором, перед моим уходом по состоянию здоровья: - Ирина Васильевна, вы прекрасно знакомы с выражением, что незаменимых людей нет, но в вашем лице мы скажем - Вы незаменимы"! О такой высочайшей оценки можно только мечтать.
    С любовью - Ариша.

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Багандова Джейран   Аимин Алексей   Шашков Андрей   Аарон Борис  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 4
  • Пользователей не на сайте: 2,249
  • Гостей: 207