Владимиров Леонид

Полинезийская новелла  

Давным-давным давно в большом, самом большом на Земле океане могучее землетрясение создало на глубоком дне огромную гору такой высоты, что её вершина почти достигла поверхности океана. На вершине горы были 2 кратера: один - небольшой, но глубокий, с почти отвесными краями, другой - большой, сильно вытянутый и менее глубокий.

И много-много раз всходило и заходило солнце, а на вершине горы, в верхнем слое, прогреваемом и освещаемом солнцем, плодились и размножались кораллы, наращивая высоту и ширину вершины.

И ещё много-много раз всходило и заходило солнце, и наступило время, когда уровень океана стал понижаться и вершина горы появилась над водной поверхностью.

И ещё много-много раз всходило и заходило солнце, и окаменели мёртвые кораллы на суше, и часть их волны и ветер превратили в мягкий цветной песок. Посреди безмерного океана возник Атолл с красивой продолговатой лагуной и глубоким озером с пресной водой от бессчётных тропических ливней. Со стороны океана над озером высилась скала, а широкая перемычка между озером и лагуной лишь немного возвышалась над уровнем воды.

И ещё много-много раз всходило и заходило солнце. К Атоллу прибивало стволы где-то сломанных или вырванных с корнем деревьев, и их семена положили начало возникновению на Атолле густой и разнообразной растительности, вскоре обжитой многочисленными птицами. Изредка со штормами в озеро врывались огромные волны, и вскоре здесь появились необычные рыбы, сумевшие приспособиться к пресной воде.

И ещё много-много раз всходило и заходило солнце, и однажды жестоким штормом в лагуну была выброшена рыбачья лодка с шестью молодыми рыбаками. Они провели на Атолле несколько дней, пока не утих шторм, - питаясь рыбой, бананами и кокосами. Когда улеглись волны, все шестеро сели в лодку и отправились в океан, искать свой родной остров.

И ещё много раз всходило и заходило солнце, пока в лагуне не появились три лодки, в которых сидели шестеро побывавших на Атолле юношей и шесть желтокожих курчавых девушек. Рыбаки выгрузили на берег свой немудрёный скарб и принялись сооружать хижины, ловить рыбу и сбирать плоды.

И ещё много-много раз всходило и заходило солнце. На Атолле уже было несколько десятков островитян, живших своей особой, оторванной от остального мира жизнью. Их молодой вождь обзавёлся большой хижиной, двумя жёнами и многочисленным потомством, проводившим с другими детьми почти всё время на океанском берегу, где они играли в песке и пытались поймать плещущихся у берега рыбёшек. Дети и обнаружили однажды утром, после шторма, несколько тел на прибрежном песке. Из жертв кораблекрушения лишь одна молодая девушка, дочь капитана затонувшего корабля, и ещё двое моряков подавали признаки жизни.

Их перенесли под навес, накормили и напоили водой. Миловидную белокурую девушку вождь забрал в свою хижину и вскоре сделал своей третьей и любимой женой. Через год у ней родился первенец с чёрненькими, как у отца, курчавыми волосами, но с зелёными, как у матери, глазами. Мальчика назвали Иро.

И много раз всходило и заходило солнце, пока у Атолла не появился большой парусный корабль. Он вошёл в бухту, с него спустили шлюпку, в которой были десять матросов и капитан. И шлюпка причалила к берегу. Один из матросов говорил с островитянами на их языке. Пришельцы осмотрели остров, поднялись на Большую Скалу и на её склоне, обращённом к морю, воткнули в землю большой шест с цветной тряпкой. Туземцам сказали, что шест этот трогать нельзя. Белокожие люди раздали островитянам много подарков, от топоров и железных ножей до разноцветных украшений, и получили связки бананов и кучу кокосов. Затем они отправились обратно на корабль и ушли в безбрежную даль.

И ещё много раз всходило и заходило солнце. За это время штормами изорвало в клочья оставленную гостями тряпку. А жизнь островитян продолжалась по давно заведенному порядку. Иро вырос, обзавёлся молодой женой, и вскоре у ней родился первенец, названный Эно, который через полтора десятка лет превратился в симпатичного статного юношу с белой кожей и стройной фигурой, с красивым лицом и зелёными, как у отца, глазами. Он был превосходным пловцом и первым решился прыгнуть в озеро с Большой Скалы. Вскоре вся молодёжь увлеклась этим занятием, проводя на озере целые дни, прыгая, плавая и наблюдая за озёрными рыбами. Именно прыгуны  и увидели идущий к Атоллу большой корабль, на котором не было парусов.

Корабль вошёл в лагуну, и шлюпка выгрузила на берег нескольких матросов. Островитяне видели, как стоявшая на палубе огромная птица с длинным носом, к которому был прикреплён крючок, начала переносить на берег ящики. На берегу выросли маленькие дома, в которых поселились некоторые из прибывших.

Через несколько дней корабль ушёл, а оставшиеся пришельцы продолжили разборку ящиков и начали строительство нескольких больших домов. Предложили они участвовать в стройке и нескольким туземцам, давая за работу бумажки, и за эти бумажки можно было получить у них же разные невиданные на Атолле вещи.

И много раз всходило и заходило солнце, пока вновь не вошёл в лагуну тот же корабль, привезший товары и новых людей, которые остались на острове. Некоторые из них говорили на местном языке. Как оказалось впоследствии, среди прибывших были губернатор, два учителя, врач, работник почты и полицейский. Они заняли большие дома, а тем временем строители приступили к возведению школы и гостиницы. Решил с ними поработать и Эно. В столовой - потом в ресторане - ему поручили носить еду посетителям и мыть посуду.

И ещё много раз всходило и заходило солнце. И было построено много больших и малых домов, вдоль длинного берега лагуны проложили асфальтовую полосу, а Эно научился не только разбираться в новой еде, считать и писать, но и бойко болтать по-английски.

И однажды островитяне увидели, как в воздухе появилась большая железная птица, спустилась к асфальтовой полосе, пробежала по ней почти до конца, остановилась, и из неё вышло десятка два бледнолицых с сумками и чемоданами в руках. Эно и другой прислуге велели помочь отнести вещи в домики.

С того дня каждую неделю самолёт прилетал на Атолл, привозя новых и увозя старых туристов. И ещё много раз всходило и заходило солнце, и однажды из самолёта вышли два могучих парня с рюкзаками за плечами и с большими широкими досками в руках. Вымыв посуду после обеда, Эно вышел на берег, чтобы немного поплавать в океане, и вдруг увидел этих парней, несущихся на своих досках на гребне приливной волны. Невдалеке от берега парни спрыгнули с досок и вышли из воды. Увидев изумление на лице Эно, один из них протянул свою доску и предложил ему покататься.

Сначала Эно преследовали неудачи, и он очень боялся, что потеряет чужую доску, которую парни называли серфером. Но через пару часов он освоился и научился держать равновесие на небольших прибрежных волнах. На другой день Эно справился с приливной волной. Неделя промелькнула быстро. Неся к самолёту багаж улетавших туристов, Эно с грустью смотрел на увозимые парнями доски. Неожиданно парни, посмотрев друг на друга, разом положили свои серферы на землю. «Подарок, - сказал один. - Возьми их и научи своих приятелей. Мы ещё прилетим. Посоревнуемся». Они похлопали Эно по плечу и исчезли в самолёте.

С той поры Эно почти всё свободное время проводил в океане. К серферу он не подходил только в дни штормов. Он научил  скользить на нём по волнам ещё нескольких ребят из деревни, но мастерство, которого со временем достиг в этом деле Эно, осталось непревзойдённым.

И ещё много раз всходило и заходило солнце. Эно вырос, стал красивым стройным парнем, привлекавшим внимание многих молоденьких туристок. Но он не отвечал им взаимностью. И вот однажды Эно взял у трапа самолёта небольшой чемоданчик из рук белокурой девушки с густыми, слегка вьющимися волосами ниже плеч и глазами, точно такими же зелёными, как у самого Эно.

Прежде, чем передать Эно чемодан, она поставила его на асфальт и протянула руку: «Ума», - представилась она. Эно неожиданно смутился: впервые прибывшие с Большой земли здоровались с ним за руку. Удивило его и имя, уж больно похожее на его. «Эно»,- буркнул он, подхватив чемодан. Однако главное, на что Эно обратил внимание, был серфер, который девушка, не отпуская, держала в левой руке.

Когда на следующий день после завтрака Эно с серфером вышел на берег, девушка была уже там. Пожалуй, серфером она владела не хуже Эно. Его самолюбие взыграло, и он продемонстрировал Уме все свои лучшие трюки. Они произвели на Уму должное впечатление.

- Вы здорово катаетесь, - сказала она, когда Эно вышел на берег.

- Да и вы тоже, - ответил Эно любезностью на любезность.

- А без доски вы решаетесь плавать в океане? - спросила Ума.

- А вы?

Ума встала, оставив серфер, и вошла в воду. Эно направился за ней.

Метрах в трёхстах от берега Ума оглянулась и перевернулась на спину.

- Я думала, вы остались на берегу. И часто вы так далеко заплываете?

- Нет, - усмехнувшись про себя, ответил Эно. - Я обычно вокруг острова плаваю.

- Вокруг острова? - недоверчиво произнесла Ума.

- Да. Хотите, я вам весь остров из океана покажу?

На лице Умы отобразилось сомнение: всё же остров великоват.

- Не обязательно вокруг всего, - смилостивился Эно. - Давайте до Большой Скалы, а там я вам наше озеро покажу.

До Большой Скалы было всего с полкилометра. Когда они вышли из воды и поднялись на Большую Скалу, Ума замерла в восторге от открывшегося во все стороны вида океана и Атолла. Эно повёл её вокруг Скалы на площадку, с которой островитяне прыгали в озеро.

- Хотите познакомиться с нашим озером? - спросил Эно и, сильно оттолкнувшись, птицей взмыл со скалы.

Когда он вынырнул и поднял вверх голову, то обнаружил Уму, в нерешительности стоящей на краю Скалы.

- Прыгайте, - сказал Эно. - Я вас тут выловлю. Не бойтесь, здесь везде глубоко.

- Ну, если везде... придётся прыгать, - и она шагнула вперёд.

Вылавливать Уму не пришлось. Через мгновенье она, как пробка, выскочила на поверхность.

- Давайте я вас с нашими рыбами познакомлю, - предложил Эно и тихо поплыл к противоположному низкому берегу. Метров за десять до него Эно оглянулся, посмотрел на Уму и приложил палец к губам. Затем нырнул. Ума нырнула вслед за ним. Некоторое время им ничего не было видно, но вдруг показался плотный клин из сотни плывущий в едином строю крупных рыб. Косяк то замирал на месте, то ускорялся, то дружно, как по команде, изменял скорость и направление. Казалось, стая даёт перед этими двумя зрителями концертное представление. Потом косяк резко двинулся в глубину и исчез.

- Вот это, да! - воскликнула Ума, вынырнув с Эно на поверхность.

- Днём не так интересно, - сказал Эно. - Вот вечером, при луне, это здорово! Я уже давно знаком с этой стаей и, мне кажется, они тоже узнают меня и не уплывают, как от других.

Они вышли из воды и направились к ресторану, где уже готовился ужин.

И быстро-быстро промелькнула неделя. А утром прилетал самолёт. Ума позавтракала и ушла из ресторана, а Эно остался убирать и мыть посуду. Проворно справившись со всеми делами, он направился к домику, где жила Уна. Но девушки там не было. Не было даже следов её пребывания. Уно направился к взлётной полосе, ещё издали увидев, как из самолёта выходят последние прибывшие и входят убывающие. Ни среди первых, ни среди вторых Эно Умы не обнаружил. В растерянности он взял чемодан одного из прибывших и направился обратно к туристским домикам. «Даже не попрощалась», - подумал с укором Эно. Отнеся чемодан, он вернулся к берегу океана и глядел с тоской и недоумением на удаляющийся от Атолла самолёт.

Поздним вечером Эно отправился к озеру. Сидя на низком берегу напротив Большой Скалы, он пристально смотрел на мерцающую воду, пытаясь отыскать свою любимую рыбью стаю. На небе взошла луна, но дальняя часть озера под Скалой оставалась чёрной. Лишь часть площадки на Скале и ближний к Эно край озера осветились призрачным светом. Внезапно в глубине освещённого участка мелькнули очертания рыбьей стаи. Эно встал и подошёл к воде, пристально всматриваясь в глубину, но стая исчезла. Эно поднял голову. На краю площадки Большой скалы вдруг возникла знакомая девичья фигура. «Ума!», - крикнул во весь голос Эно. Девушка подняла руки и прыгнула в воду. Эно напряг зрение, пытаясь разглядеть в густой тьме голову на поверхности озера. Но ничего не было видно. Эно вошёл в воду и поплыл к Скале. Приблизившись к ней, он огляделся и вновь крикнул: «Ума!». Ни звука в ответ. Эно нырнул и поплыл под водой к освещённому берегу, обшаривая взглядом окружающее подводное пространство.

Неожиданно впереди вновь мелькнула огромная тень приближающегося косяка. Эно поднял голову из воды, набрал полную грудь воздуха и нырнул навстречу рыбьей стае. Она медленно приближалась. Впереди плыла рыбина с чуть золотистой чешуёй и огромными глазами. Почти у самого лица Эно она резко повернула и ушла влево, набирая глубину. Эно устремился за ней. Через несколько мгновений рыба замедлила ход. Лёгким движением Эно погладил мерцающую бархатистую чешую. Рыба почти остановилась, и глаза Эно встретились со взглядом огромных зелёных глаз, излучавших ослепительный, неземной свет. Этот свет нарастал и достиг необычайной насыщенности и силы. Он вспыхнул в мозгу Эно и внезапно погас, и настала тьма.

Тело Эно нашли на берегу озера ранним утром. Он был совсем не похож на обычных утопленников. Вряд ли где-нибудь ещё видели столь красивого утопленника, со счастливой улыбкой на прекрасном, почти живом лице. Его похоронили на берегу, напротив Большой Скалы. И островитяне, ещё помнящие живого Эно, говорят, что каждый лунный вечер косяк рыб подплывает к берегу и несколько минут недвижно стоит на небольшой глубине, освещаемый бесстрастными жёлто-золотистыми лучами, а вожак стаи - самая большая, с золотистой чешуёй рыба, подплывает к берегу совсем близко, на несколько минут покидая своё место во главе косяка.

И много раз с того времени всходило и заходило солнце над озером, навсегда получившим звучное имя - Умаэно.

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться

Люди, участвующие в этой беседе

  • Гость - 'Гость'

    :zzz :grin :-(

  • Гость - Владимиров Леонид

    Спасибо, Иегуда! Не буду врать, что я в восторге от вашего варианта, но пусть будет. В нём, на мой взгляд, каким-то "макаром" почти исчезла сказочность и вариативность текста. Некоторым бедным читателям теперь надобно будет прочесть ещё больше, чем раньше, что многие - чувствуется - не очень любят. Сочувствую...
    /Интересные нынче пошли читатели/.

  • Гость - Мендельсон Иегуда

    Полинезийская новелла

    Давным давно в самом большом на Земле океане могучее землетрясение создало огромную гору такой высоты, что её вершина почти достигла поверхности океана.
    На вершине горы, в верхнем слое, прогреваемом и освещаемом солнцем, плодились и размножались кораллы, наращивая высоту и ширину вершины.
    И ещё много раз всходило и заходило солнце, и окаменели мёртвые кораллы на суше, и часть их волны и ветер превратили в мягкий цветной песок. Посреди океана возник Атолл с красивой лагуной и глубоким озером с пресной водой от тропических ливней.
    Однажды штормом в лагуну была выброшена рыбачья лодка с шестью молодыми рыбаками. Когда улеглись волны, все отправились в океан, искать свой родной остров.
    Потом в лагуне появились три лодки, в которых сидели шестеро побывавших на Атолле юношей и шесть курчавых девушек. Рыбаки выгрузили на берег свой немудрёный скарб и принялись сооружать хижины, ловить рыбу и сбирать плоды.
    Их молодой вождь обзавёлся большой хижиной, двумя жёнами и многочисленным потомством, проводившим всё время на океанском берегу, где они играли в песке и пытались поймать плещущихся у берега рыбёшек. Дети и обнаружили после шторма, несколько тел на прибрежном песке. Лишь одна молодая девушка, дочь капитана, и ещё двое моряков подавали признаки жизни.
    Белокурую девушку вождь забрал в свою хижину и вскоре сделал своей третьей и любимой женой. Через год у ней родился первенец с чёрными, как у отца, курчавыми волосами, но с зелёными, как у матери, глазами. Мальчика назвали Иро.
    И много раз всходило и заходило солнце, пока у Атолла не появился большой парусный корабль. Пришельцы поднялись на Большую Скалу и на её склоне воткнули в землю большой шест с цветной тряпкой. Туземцам сказали, что шест этот трогать нельзя. Белокожие люди раздали островитянам много подарков, от топоров до разноцветных украшений, и получили связки бананов и кучу кокосов. Затем они отправились обратно на корабль и ушли в безбрежную даль.
    Штормами изорвало в клочья оставленную гостями тряпку. Иро вырос, обзавёлся женой, и вскоре у них родился первенец, названный Эно, который превратился в юношу с белой кожей стройной фигурой и зелёными, как у отца, глазами. Он первым решился прыгнуть в озеро с Большой Скалы. Вскоре вся молодёжь увлеклась этим, проводя на озере целые дни. Именно прыгуны и увидели идущий к Атоллу большой корабль, на котором не было парусов.
    Корабль вошёл в лагуну. Островитяне видели, как стоявшая на палубе огромная птица с длинным носом, к которому был прикреплён крючок, начала переносить на берег ящики. На берегу выросли маленькие дома.
    Через несколько дней корабль ушёл, а оставшиеся пришельцы продолжили разборку ящиков и начали строительство нескольких больших домов.
    И вновь вошёл в лагуну тот же корабль, привезший товары и новых людей, которые остались на острове. Некоторые из них говорили на местном языке. А тем временем строители приступили к возведению школы и гостиницы. Решил с ними поработать и Эно. В столовой ему поручили носить еду посетителям и мыть посуду.
    Вдоль берега лагуны проложили асфальтовую полосу, а Эно научился не только считать и писать, но и бойко болтать по-английски.
    И однажды островитяне увидели, как в воздухе появилась большая железная птица, из неё вышло десятка два бледнолицых с сумками и чемоданами в руках. Эно и другой прислуге велели помочь отнести вещи в домики.
    С того дня каждую неделю самолёт прилетал на Атолл, привозя туристов. И однажды из самолёта вышли два могучих парня с рюкзаками за плечами и с большими широкими досками в руках. Эно вышел на берег, чтобы немного поплавать в океане, и вдруг увидел этих парней, несущихся на своих досках на гребне приливной волны. Невдалеке от берега парни спрыгнули с досок и вышли из воды. Увидев изумление на лице Эно, один из них протянул свою доску и предложил ему покататься.
    Сначала Эно боялся, что потеряет чужую доску, которую парни называли серфером. Но через пару часов он научился держать равновесие на небольших прибрежных волнах. На другой день Эно справился с приливной волной. Неделя промелькнула быстро. Эно с грустью смотрел на увозимые парнями доски. Неожиданно парни, посмотрев друг на друга, положили свои серферы на землю. «Подарок, - сказал один. - Возьми их и научи своих приятелей. Мы ещё прилетим. Посоревнуемся...
    С той поры Эно почти всё свободное время проводил в океане. Он научил скользить на нём по волнам ещё нескольких ребят из деревни, но мастерство в этом деле Эно, осталось непревзойдённым.
    И вот однажды Эно взял у трапа самолёта небольшой чемоданчик из рук белокурой девушки с густыми, слегка вьющимися волосами и глазами, точно такими же зелёными, как у самого Эно.
    Прежде, чем передать Эно чемодан, она протянула руку: «Ума», - представилась она. Однако главное, на что Эно обратил внимание, был серфер, который девушка, не отпуская, держала в левой руке.
    Когда на следующий день Эно с серфером вышел на берег, девушка была уже там. Пожалуй, серфером она владела не хуже Эно. Его самолюбие взыграло, и он продемонстрировал Уме все свои лучшие трюки.
    - Вы здорово катаетесь, - сказала она, когда Эно вышел на берег.
    - Да и вы тоже, - ответил Эно.
    - А без доски вы решаетесь плавать в океане? - спросила Ума.
    - А вы?
    Ума вошла в воду. Эно направился за ней.
    Метрах в трёхстах от берега Ума оглянулась и перевернулась на спину.
    - Я думала, вы остались на берегу. И часто вы так далеко заплываете?
    - Нет... Я обычно вокруг острова плаваю.
    - Вокруг острова? - недоверчиво произнесла Ума.
    - Да. Хотите, я вам весь остров из океана покажу?
    Когда они вышли из воды и поднялись на Большую Скалу, Ума замерла в восторге от открывшегося во все стороны вида океана и Атолла.
    - Хотите познакомиться с озером? - спросил Эно и, сильно оттолкнувшись, птицей взмыл со скалы.
    Когда он вынырнул и поднял вверх голову, то обнаружил Уму, в нерешительности стоящей на краю Скалы.
    - Прыгайте, - сказал Эно. - Не бойтесь, здесь везде глубоко.
    - Ну, если везде... и она шагнула вперёд.
    Через мгновенье она, как пробка, выскочила на поверхность.
    - Давайте я вас с нашими рыбами познакомлю, - и тихо поплыл к противоположному берегу. Метров за десять до него Эно оглянулся, посмотрел на Уму и приложил палец к губам. Затем нырнул. Ума нырнула вслед за ним. Некоторое время им ничего не было видно, но вдруг показался плотный клин из сотни плывущий в едином строю крупных рыб. Косяк то замирал на месте, то ускорялся, то дружно, как по команде, изменял скорость и направление. Казалось, стая даёт перед этими двумя зрителями концертное представление. Потом косяк резко двинулся в глубину и исчез.
    - Вот это, да! - воскликнула Ума, вынырнув.
    - Днём не так интересно, - сказал он. - Вот вечером, при луне, это здорово! Я уже давно знаком с этой стаей и, мне кажется, они тоже узнают меня.
    Быстро промелькнула неделя. А утром прилетал самолёт. Ума позавтракала и ушла из ресторана.Позже он направился к домику, где жила Уна. Но девушки там не было. Уно направился к взлётной полосе.
    «Даже не попрощалась», - подумал с укором Эно. Он глядел с тоской и недоумением на удаляющийся самолёт.
    Поздним вечером Эно отправился к озеру. Сидя на низком берегу напротив Большой Скалы, он пристально смотрел на мерцающую воду, пытаясь отыскать свою любимую рыбью стаю. На небе взошла луна, но дальняя часть озера под Скалой оставалась чёрной. Лишь часть площадки на Скале и ближний к Эно край озера осветились призрачным светом. Внезапно в глубине освещённого участка мелькнули очертания рыбьей стаи. Эно встал и подошёл к воде, пристально всматриваясь в глубину, но стая исчезла. Эно поднял голову. На краю площадки Большой скалы вдруг возникла знакомая девичья фигура. «Ума!», - крикнул во весь голос Эно. Девушка подняла руки и прыгнула в воду. Эно напряг зрение, пытаясь разглядеть в густой тьме голову на поверхности озера. Но ничего не было видно. Эно вошёл в воду и поплыл к Скале. Приблизившись к ней, он огляделся и вновь крикнул: «Ума!». Ни звука в ответ. Эно нырнул и поплыл под водой к освещённому берегу, обшаривая взглядом окружающее подводное пространство.
    Неожиданно впереди вновь мелькнула огромная тень приближающегося косяка. Эно поднял голову из воды, набрал полную грудь воздуха и нырнул навстречу рыбьей стае. Она медленно приближалась. Впереди плыла рыбина с чуть золотистой чешуёй и огромными глазами. Почти у самого лица Эно она резко повернула и ушла влево, набирая глубину. Эно устремился за ней. Через несколько мгновений рыба замедлила ход. Лёгким движением Эно погладил мерцающую бархатистую чешую. Рыба почти остановилась, и глаза Эно встретились со взглядом огромных зелёных глаз, излучавших неземной свет. Этот свет нарастал и достиг необычайной насыщенности и силы. Он вспыхнул в мозгу Эно и внезапно погас, и настала тьма.
    Тело Эно нашли на берегу озера ранним утром. Он был совсем не похож на обычных утопленников. Вряд ли где-нибудь ещё видели столь красивого утопленника, со счастливой улыбкой на прекрасном, почти живом лице. Его похоронили на берегу, напротив Большой Скалы. И островитяне, ещё помнящие живого Эно, говорят, что каждый лунный вечер косяк рыб подплывает к берегу и несколько минут недвижно стоит на небольшой глубине, освещаемый бесстрастными жёлто-золотистыми лучами, а вожак стаи - самая большая, с золотистой чешуёй рыба, подплывает к берегу совсем близко, на несколько минут покидая своё место во главе косяка.
    И много раз с того времени всходило и заходило солнце над озером, навсегда получившим звучное имя - Умаэно.

  • Гость - Владимиров Леонид

    Это говорил Лев Толстой о "Войне и мире" (До чего же он не любил читателей; целую главу даже на французском вставил; и зачем?)
    И почему это упоминаемые Вами специалисты, которые знают, как надо писать, до сих пор не известны широким массам, как Белинский или, хотя бы, Писарев с Добролюбовым?
    Басня есть у нелюбимого ныне С.Михалкова о художнике и советчиках. Перечтите.
    Я Вам рекомендую урезать мою новеллу самому - разрешаю этот укороченный ""гораздо лучший" вариант опубликовать на этом сайте под своим именем.

    ЗЫ. Особенно мне понравилось про "мою вину" - якобы от "невинных овечек", которые, почему-то, на мой взгляд,сбиваются в стаю...

  • Гость - Мендельсон Иегуда

    Ладно, не обрезайте, но урежьте хотя бы.
    Читателя надо жалеть. Читатель избалованный и много манной каши не выносит.
    Кто-то где-то и когда-то говорил о краткости...
    Иегуда

  • Гость - 'Гость'

    Спасибо Марина на добром слове, а то я уж подумал: "Куда я попал?"
    Успехов и удачи!
    .......
    Критических успехов!
    .................
    Судя по вашим удивлённым вопросам, и ответам , вы действительно попали Лёня.
    Не ищете поддержки там, где её меньше всего можно ожидать.
    ...............
    А рассказ ваш действительно требует доработки. Это видно (только вам не видно) по коментам которые читатели вам послали.
    ..............
    И ещё, из всех коментов полученных вами, более 20 не имеют отношение к рассказу.
    И это тоже ваше вина. Отвечая читателям вы одновременно отводили их в сторону от темы рассказа задавая ненужные вопросы.
    Например:
    "... Многих (большинства) авторов уже давно нет, а читателей - всё больше..."
    "...Спасибо Марина на добром слове, а то я уж подумал: "Куда я попал?"
    Успехов и удачи!"...

  • Гость - Владимиров Леонид

    Спасибо за прочтение и отзыв!
    Я знаком с довольно большим числом случаев обрезания написанного (под внешним нажимом). Успешных обрезаний в литературе я припомнить не могу. Дополнительно сообщаю: я живу в стране, где "родителю" НЕ "тяжело обрезать свое дитя".

  • Гость - Владимиров Леонид

    Многих (большинства) авторов уже давно нет, а читателей - всё больше.

  • Гость - Владимиров Леонид

    "Я тут талдычу одно и то же" - может не стоит?

    По поводу ЧТО. Литературоведы уже давно выяснили, что за все тысячелетия набирается не более 26 (или 28 - не помню точно) сюжетов, и придумать новый никому не дано.

    По поводу КАК. Чем разнообразней, тем лучше; ценители найдутся на любой вариант. Даже на Ваше загадочное "Да не как" найдётся поклонник.

    Критических успехов!

  • Гость - ЧХАТАРАШВИЛИ БААДУР

    Крепитесь, коллега - истеричные нападки здесь бывают, но в основном народ добрый и понятливый, не берите в голову...удачи.

  • Гость - Владимиров Леонид

    Спасибо Марина на добром слове, а то я уж подумал: "Куда я попал?"
    Успехов и удачи!

  • Гость - Владимиров Леонид

    Где Вы обнаружили, что "автор держит нас за дураков"? Вы меня с кем-то перепутали (но возможно ваш оппонент прав).
    Закусывая человечиной, можно и подавиться, чего я Вам ни в коем случае не желаю: таких популяризаторв моих творений, мне давно не попадалось.

  • Гость - Владимиров Леонид

    Ув. Семён я не снимал здесь ни одного комента. Я даже ещё не знаю, как это тут делается.
    Советы, замечания по тексту я оцениваю, если согласен - принимаю, если нет - пропускаю "мимо ушей".
    Что касается переделок мною написанного - это не ко мне (обратитесь к Фадееву - он спец по переделкам романов по указанию КПСС).
    Относительно Ваших надежд на большую любовь в лагуне атолла - Вам и карты в руки - пишите свою новеллу - с удовольствием (?) прочту.
    Успехов!

  • Гость - Демидович Татьяна

    Мне новелла понравилась!Я никогда не видела своими глазами океан, кратеры, кораллы...
    Поэтому меня восхитило описание неведомого мира, лишенного привычной серой обыденности...
    Только повтор "И ещё много-много раз всходило и заходило солнце.", на мой взгляд, все портит.
    Я бы даже сказала нервирует при прочтении.

  • Гость - Борисов Владимир

    Господину Мотовилову.Естественно связь возраста и грамотности есть и как мне кажется самая непосредственная.Не стоит далеко ходить за примером.2-3года назад,когда я только начинал свои попытки в литературе,грамотность моя,вернее без,была просто устрашающей,теперь же я умудряюсь иногда написать целые предложения без ошибок.А что будет в 60,а в 70?

  • Гость - Мотовилов Анатолий

    Про "почтенный возраст" хотелось бы поподробнее.
    Есть некая зависимость в оценке.

  • Гость - Борисов Владимир

    "Можно ли быть хорошим писателем, будучи безграмотным, очень интересный и спорный (?) вопрос", в свое время написали Вы мне,уважаемый господин Владимиров.Я незнаю ответа на этот вопрос,хотя отчего-то так и хочется задать встречный,а является ли человек грамотный обязательно хорошим автором? Прошу поверить,что подобный вопрос я задал Вам отнюдь не из чувства мести,упаси Господь,Ваш почтенный возраст мне просто не позволил бы это сделать,а так что-то,накатило....Владимир.

  • Гость - Мендельсон Иегуда

    Вы умело и хорошо умеете писать.
    Легенда ваша романтична и привлекательна.
    Но у меня к вам просьба: попробуте (для меня) сократить ее в три раза.
    Увидете, как чудно получится.
    Хотя я понимаю, как родителю тяжело обрезать свое дитя.
    Иегуда

  • Гость - 'Гость'

    Уважаемый,Леонид! Добро пожаловать на Остров!
    Спасибо за рассказ.Мне понравился.. Марина Дзама

  • Гость - Умеренко Ефим.

    Всё ясно, нет Лагуны Голубой,-
    Деревня Васюки перед тобой.
    Где автор держит нас за дураков,
    Не рады нам? - смотаемся без слов.

    Готовы мы послушать Леонида,
    Но он, "Типаж", молчит, как аскарида.
    А зря аборигены съели Кука!
    Уж лучше б Лёню! Вот такая штука !

    Господа, если под этим рассказом, как у Репина, "Не ждали", предлагаю вечерний коктейль под "Дамасской розой", Марина гостям всегда рада.
    Ефим.

  • Гость - 'Гость'

    Почему Вы сняли этот коммент? Он написан
    "По теме рассказа и в вежливой форме". Вот он:
    "Если это версия, то фантастическая. Если это сказка, то длинющая и нудноватая, хоть и красивая. Много ненужных подробностей и разнообразных отвлечений, разбрасывающих сюжет от истории появления и создания атолла, до серфинга и русалочьего окончания без обоснования такого поступка зелёноглазой рыбы. А я надеялся на любовь в голубой лагуне...Читаешь, восхищаешься описанием природы и всяческих метаморфозов, случайностей и совпадений, а в конце, оглядываясь, ничего и не осталось в послевкусии. Может быть кое-что переделать, ведь задумка хорошая, красивая и язык не как у аборигенов с Атолла, а настоящий - русский.
    С уважением и надеждой, Семён."

  • Гость - 'Гость'

    Ребята, честное слово я лгу! Даже не знаю как вам сказать, что бы вы мне поверили. Ладно, я скажу, а вы думайте сами, правда это или нет. Но я не лгу. Хасин тому свидетель.
    .........
    На днях я снимался в небольшом рекламном ролике. Режиссер сын Хасина Леонид.
    Так там был один артист из Ганновера. Он меня и спросил:
    - А ты знаешь, что такое шмок?
    Ну,я конечно сказал то, что помню с малых лет:
    - Шмок это дурак!
    А артист мне и говорит:
    - Шмок, это писатель, который пишет и собирает всё, что написал в стол. То есть не публикует. Это и есть -ШМОК!!!
    Вот что я узнал на днях.
    К чему я всё это написал? У артиста были зелённые глаза. А волосы рыжие и копна волос, как у Анжелы Дэвис. Вот я и вспомнил. А что собственно я вспомнил? Ну, ребята, вы даёте. Сами начали, а теперь меня по делу берёте.
    Вот и всё!

  • Гость - Владимиров Леонид

    Ефим! Ваша трактовка имеет не меньше прав на существование, чем моя. И это прекрасно!
    Спасибо!

  • Гость - Владимиров Леонид

    Валерия!
    Вам отдельное спасибо за прелестное изложение одного из вариантов сюжета новеллы.
    Удачи!

  • Гость - Умеренко Ефим

    Если вы считаете, что "автор больше не нужен (даже -вреден)", зачем тогда мы комменты пишем? Значит и читатели вам не нужны, и Вы для себя или в стол сказки сочиняете?
    Что-то с логикой на сайте стало,
    Надо выпить, братцы, как бывало!
    Приходите вечерком на успокоительный коктейль,обсудим, нужен ли лит.сайт вааще?
    Миша и Мотя, сырок плавленый прихватите для закуси.
    др.Ефим, Зав Палатой № 6.

  • Гость - Мотовилов Анатолий

    Я тут талдычу одно и то же: литература это ЧТО и КАК. От ЧТО, только что сам автор открестился. А КАК? Да не как.

  • Гость - 'Гость'

    О! Теперь всё понятно. Спасибо.

  • Гость - Владимиров Леонид

    Ув. Миша!
    Уверен, что Вам и без меня известно многое о критиках и "разъяснятелях" Библии, НО АВТОР её -этим не занимался.
    Лёня.

    ЗЫ.Из личной к Вам симпатии сообщаю (по-секрету): утопленник появился там потому, что Эно утонул (см., например, разъяснения Путина по подлодке "Курск"), а зелёные глаза - у 3-х главных действующих в новелле лиц (а также у некоторых моих знакомых дам...)
    Успехов!

  • Гость - 'Гость'

    Уважаемый, господин Владимиров!
    С вашим письмом я не согласен на 98,56%!
    И не буду говорить почему. Так как уверен, что мой ответ, вызовет у вас протест и мне попадёт по самые орехи. (не путать с помидорами)
    И вы правы, каждый читает что хочет, а я сижу думаю над вашей последней строчкой:
    -...Разъяснять содержание своей новеллы ни в коем случае не буду: считаю, что, закончив текст, автор больше не нужен (даже -вреден)...
    Вы знаете уважаемый Леонид, вы поставили меня в трудное положение и мне так стоять неудобно.
    Я вот подумал: Библию (любую это для Рины) написали давно, и в общем-то один раз, но разъясняют её более 3000 лет.
    И каждый раз (лично я, и Иегуда, я уверен) находим для нас новые открытия.
    Вот и вы могли бы нам разъяснить, кто это с зёлёными глазами, и почему появился утопленник. И тогда всё стало бы на свои места.
    А может быть и нет….

  • Гость - Владимиров Леонид

    Я очень рад столь неожиданному вниманию многих авторов нашего сайта. Спасибо всем!
    То, что столь разнообразны мнения критиков тоже радует, ибо многозначность толкований была в моей задумке этой новеллы.
    Для тех кто ничего не понял, или считет новеллу слишком длинной, я - просто неподходящий автор, что, в общем, вполне нормально; значит, надо читать других авторов. В конце концов, общеизвестно, что Лев Толстой считал Шекспира второразрядным стихотворцем (пример - далеко не единичный), но не буду больше затягивать свой ответ, ибо он тоже тогда окажется нудным).
    Ещё раз: всем спасибо!!!
    /Разъяснять содержание своей новеллы ни в коем случае не буду: считаю, что, закончив текст, автор больше не нужен (даже -вреден)/.

  • Гость - Талейсник Семен

    Если это версия, то фантастическая. Если это сказка, то длинющая и нудноватая, хоть и красивая. Много ненужных подробностей и разнообразных отвлечений, разбрасывающих сюжет от истории появления и создания атолла, до серфинга и русалочьего окончания без обоснования такого поступка зелёноглазой рыбы. А я надеялся на любовь в голубой лагуне...Читаешь, восхищаешься описанием природы и всяческих метаморфозов, случайностей и совпадений, а в конце, оглядываясь, ничего и не осталось в послевкусии. Может быть кое-что переделать, ведь задумка хорошая, красивая и язык не как у аборигенов с Атолла, а настоящий - русский.
    С уважением и надеждой, Семён.

  • Гость - Зухра Абдул

    Уважаемый Леонид!
    Текст новеллы "сырой", читается с трудом, неоправданно затянут. Бесконечные повторы о всходящем и заходящем солнце утомляют читателя. Несколько раз начинала читать заново и, простите, с трудом осилила текст, так и не поняв, кстати, куда подевалась девушка и почему умер главный герой.
    Если здесь присутствует аллегория, то какая?
    Надеюсь, что мой отзыв не обидел Вас.

  • Гость - Умеренко Ефим

    Девушка тоже, заметим, с зелёными глазами, прыгнула в озеро и превратилась в зеленоглазую рыбу. И когда Уно встретился с ней в глубине вод, свет её зелёных глаз парализовал юношу. У него не хватило воздуха и наступила асфиксия мозга.
    К сожалению, на берегу никого не оказалось, чтобы сделать Уне искусственное дыхание.
    Леонид, мой практицизм не должен Вас смущать, и мы ждём Ваши пояснения.
    Версий много, но автор молчит.
    Извините за медицинскую трактовку рассказа, но от каждого по способностям.
    др.Ефим, Палата № 6.

  • Гость - Андерс Валерия

    Уважаемый Леонид,
    Добро пожаловать на Остров с новым рассказом!
    Ваш рассказ читается, как сплетение сказки и были, в которой современные события и судьба серфингиста сталкиваются с таинством сильных чувств, вспыхнувших у парня, в жилах которого текла кровь вождей древних племён.
    Не под влиянием ли Полинезийских рассказов Дж.Лондона он создавался?
    Конец рассказа неожиданный и печальный, с тенью полинезийского таинства.
    Гибель пловца, пытавшегося найти любимую в глубине озера, произошла от загадочного зеленого света,- цвета глаз его любимой.
    Может, это аллегория: любовь, это- свет, он манит к себе, но от него можно погибнуть?
    С наилучшими пожеланиями
    Валерия.

  • Гость - 'Гость'

    И я не понял, какого толку, или с какого полка?
    Нет. Всё это шутки. А в серьёз - познавательно, хотя затянуто. Неужели автор описывает "Новый швабен ланд"?... Но вот, что за рыба с зелёными глазами я не понял. Хотя по матери у Иро были зелёные глаза. Неужели после смерти "дикари" превращались в рыб? Обалдеть. Закручено, как в хорошем кино. Надо разобраться.

  • Гость - Мотовилов Анатолий

    Ну, ура... Но я не понял, ПОЛКУ или ТОЛКУ?

  • Гость - ЧХАТАРАШВИЛИ БААДУР

    Ура! - нашего полку прибыло...

  • Гость - Борисов Владимир

    Спасибо Вам огромное,господин Владимиров.Вот теперь я точно знаю как возникают атоллы.Но к сожалению скорее всего еще долгие и долгие годы,будет много раз всходить и заходить солнце,прежде чем моя элегантная нога 43,5 размера вступит хотя бы на один из них.С уважением Владимир.

Последние поступления

Календарь

Кто сейчас на сайте?

Борисов Владимир  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 1
  • Пользователей не на сайте: 2,274
  • Гостей: 348