Зенгер Петер

Днем в городе было пустынно и скучно. Куда интересней были вылеты ранним утром или ближе к вечеру. В это время года светало поздно, а темнело рано. Так что Федору приходилось думать о безопасности полета. Темные шнуры, висящие меж столбами и домами, вроде бы и мешали, но, с другой стороны, так же как и ветви деревьев, позволяли удобно устроиться прямо перед прямоугольными отверстиями гнезд и заниматься любимым делом — изучением разучившихся летать птиц, которые сами себя называли детьми, человеками, девочками, людьми, женщинами, мамами, девушками, мужчинами, парнями, тунеядцами, мальчиками, пацанами, кисами, жуликами, хрюшами, педерастами, лапоньками, бабулями, старушками, пьяницами, дедулями, бабушками, суками, дедушками, ворами, проститутками, голубками, папами, цветочками, стариками, шуринами, кумами, друзьями, стервами, коллегами, однополчанами, сослуживцами, счастливчиками, дармоедами, сопляками, живодерами, тещами, тестями, дебилами, красавцами, слесарями, козлами, секретутками, гуляками, светом очей моих, скупердяями, хозяйками, милыми, любимыми...

У Федора кружилась голова от множества наименований одного и того же подвида птиц, имеющего однозначно, как в природе принято, всего два пола — самка и самец. При всем этом, он усвоил довольно быстро, что даже легкое изменение интонации придает произнесенному, судя по реакции называемого, множество явно отличающихся друг от друга значений.

И, хотя Федор и гордился тем, что все услышанное в правильном порядке раскладывалось по полочкам в его небольшой голове, но предчувствовал, что существа эти еще на неопределенно долгое время останутся для него загадкой.

Так, к примеру, он никак не мог определить какую-либо природную закономерность в отношениях между самцами и самками.

Брачный ритуал, в некотором смысле, соответствовал известному в мире птиц, намеренных найти себе пару на всю жизнь. Оба пола перед встречей прихорашивались, купаясь, укладывая красиво или удаляя перья на голове и даже в других менее заметных местах и надевая на себя то, что в будние дни обычно не надевалось. Правда, самцы вместо сухих веточек или перышек для строительства гнезда приносили самкам зачастую срезанные где-то и, таким образом, обреченные на гибель цветы.

В отличие от природных навыков, брачный ритуал не завершался непосредственно половым актом с целью продления рода, а скорее содержал целый ряд предварительных актов, не имеющих последствий и определяющих, вероятно, возможность или невозможность совокупности телесных данных и правильность выбора партнера. С одной стороны, Федор видел в такой процедуре некую целесообразность, но, с другой стороны, считал такой подход для участвующих опасным в отношении изношенности чувств и дальнейшей привлекательности для других возможных партнеров в случае отрицательного исхода текущего очередного эксперимента.

Если такая пара спустя некоторое время все еще говорила о любви, то, приодевшись в особый наряд и собрав вокруг себя себе подобных, они посещали два, а иногда и три заведения. Федор знал, что отражающееся на лицах и слышимое из клювов после посещения первого называется улыбками, смехом и счастьем.

Далее, большинство молодоженов стремилось отметить этот знаменательный день походом в сооружение, которое Федор уже не раз навещал и считал местом таинства и волшебства. Вознесшийся к небу шпиль, украшенный неизвестным ему знаком, как бы говорил жителям города о том, что здесь творятся обряды, не имеющие ничего общего с повседневной жизнью.

Это Федор мог подтвердить. Многие из тех, кто заходил в это место, зажигали тонкие белые палочки, обращали лица к изображенным на стенах ликам, уверяли их в своей подобности и в своем подражании им, усердно просили о чем-то под руководством хорошо упитанного сказочного существа, время от времени размахивающего дымящимся, одурманивающе пахнущим волшебным предметом. И, едва выйдя на улицу, тут же начинали жить по-прежнему. Иногда вопреки уверениям, произнесенным с чистосердечным пылом.

Не раз Федор слышал, как пред вратами старушки говорили о том, что построил сие место встречи с богом какой-то местный богач, дабы замолить грехи свои и дабы благодать небесная снизошла к нему. За тем же сюда наверняка заглядывали и пары, дающие при этом очень серьезные обещания и добровольно окольцовывающие друг друга. О благодати небесной Федор знал, но не мог себе представить ее нисходящей к кому-либо в этом заведении.

Все эти впечатления всякий раз заставляли Федора задуматься. Он считал, что для знакомства с благодатью небесной этой стае необходимо просто опять научиться летать.

В третье по счету место ему доступа не было. Но он освоил одну почти касающуюся окна ветку, откуда прекрасно были видны стол, за который обычно усаживали счастливую пару, часть зала с ровной площадкой и стоящие рядом с ней другие столы. Тут со свежeобрученными и другими членами стаи происходило что-то неожиданное и странное.

Сначала счастливые, держась за крылья, кружились одни под ритмичные, местами приятные, но слишком громкие звуки и под похлопывание крыльев и крики многочисленных присутствующих, в основном пар, уже прошедших эти испытания, и таких, чьи помыслы, возможно, стремились к ним. Затем все сосредоточенно принимали пищу. По ходу этого дела из стаи регулярно вылетало одно и то же слово. Осведомленный о дальнейшем развитии сожительства многих пар, Федор не переставал удивляться использованию такого пророческого слова как «Горько!» в столь ранний и еще счастливый час. Эти выкрики подхватывались всей стаей, поднимающей в воздух прозрачные сосуды с какой-то жидкостью, и принуждали молодых совершать на глазах у всех обряд, нежность и интимность которого до и после этого дня принадлежали им одним. Самка и самец, крепко сцепившись клювами, замирали в этой позе, а стая считала продолжительность деяния, оценивая по ней убедительность силы выставленной напоказ любви.

Многократное повторение этой процедуры преследовало, очевидно, еще и иную немаловажную цель. Каждый раз по завершении очередного публичного любовного акта в клювы опрокидывалась жидкость. Частота принятия влаги на единицу времени сказывалась на скорости изменения поведения этих птиц, вызывая у самцов восторг от ощущаемого всем телом знакомого эффекта, а у большинства самок — попытки предотвратить слишком быстрое наступление предсказуемого результата.

Эффект этот становился все более очевидным по ходу действия. Кружения на площадке, доставляющие самкам особое удовольствие, давались самцам все труднее и труднее. Им приходилось прижимать к себе партнерш все крепче и крепче. Самцов пошатывало. Но не только. Зрение некоторых из них ухудшалось настолько, что они ошибочно хватали чужих самок и принимали их в объятия еще более азартно, чем своих. Большинство самок не оказывало решительного сопротивления, находя, по всей видимости, определенную прелесть в проявлении телесной мужской силы, подчеркивающем индивидуальную биологическую привлекательность самки. Что, опять же, не оставалось без внимания самцов чужих самок.

С этого момента имеющий определенный опыт присутствия на таких торжествах Федор ожидал развития целого ряда сценариев.

Начало одного из них было приблизительно таким. Считающий себя ущемленным в своих правах и достоинствах самец направлялся не совсем уверенным шагом к вызывающей порицание паре. Ноги, для большей стабильности, слегка согнуты в коленях. Крылья приподняты к груди и развернуты кверху. Голова клювом вверх выдвинута вперед, словно при попытке рассмотреть из еще видящих уголков глаз правомерность и целесообразность намерения.

За редким исключением, разветвление данного сценария зависело от телосложения соперников и меры их отдаленности от финального тонуса. Близость к последнему придавала даже более мелкому ущемленному самцу чрезмерно большую смелость и решительность. Мобилизовав весь свой потенциал, ему обычно удавалось раздвоить вращающееся одно. Продолжение зависело от того, насколько участвующие могли в это решающее мгновение вспомнить о взаимоотношениях до этого вечера и о причине присутствия здесь.

Если самке, двумя-тремя правильными и с безупречной интонацией произнесенными словами и ласкающим касанием крыла, удавалось убедительно выразить свою неопровержимую приверженность к нему единственному, то напряженная ситуация обычно находила завершение во всеобщем обнимании.

Возможны были и другие исходы. Наиболее потрясающим и непредусмотренным в правилах природы был выход не поладивших особей на улицу. После короткого словесного обмена, выражения которого Федор с трудом улавливал, но не понимал, они начинали наносить друг другу удары, норовя попасть в голову. Сила, вкладываемая в такой удар, нарастала с каждым следующим.

Федору были известны примеры таких столкновений, когда кто-то защищал свое гнездо, пищу или первенство в кругу самок. Но в таких случаях борьба обычно прекращалась по первому признаку преимущества одной из сторон. Попыток изувечить кого-либо так, что его жизнь ставилась под вопрос, он ранее не наблюдал.

Здесь же присутствовала пугающая уверенность в том, что потребленная жидкость где-то в глубине этих индивидов медленно, но уверенно отодвинула засов решетки, выпуская наружу изголодавшуюся по признанию и обиженную невниманием креатуру. Она жаждала удовлетворения нанесенных ей жизнью обид. Она жаждала крови.

Бесспорно, такие индивиды были в стае в мизерном меньшинстве. Но присутствие в них рвущейся наружу опасной доминанты, свободно читаемой в каждой черточке лица, заставляло большинство молчать, потакать или всячески избегать контакта с ними.

Остальные сценарии были менее потрясающими, но не менее удивительными. Одни продолжали вращаться на площадке, делая все большие круги, другие совершали половой акт в кустах при самых неблагоприятных для этого условиях, третьи извергали принятую пищу, а отдельные падали там, где до этого стояли, и засыпали или теряли сознание, чтобы хоть на время покинуть праздник жизни.

 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Увлекательно, с удачно придуманными и хорошо прописанными местами сюжета. Может быть стоило сократить кое-где перечисления деталей и сделать работу более компактной. В любом случае спасибо за доставленное удовольствие!

  • Спасибо! Рад, что чтение доставило удовольствие. Над повестью придется, как сказала Татьяна, "скрупулезно потрудиться".

  • Петер!
    Завораживает не только сюжет, но и язык! В середине чтения даже стала копировать, чтоб в комменте поделиться:

    Видя перед собой восторженную по самые уши молодость…
    …для знакомства с благодатью небесной этой стае необходимо просто опять научиться летать.
    …потребленная жидкость где-то в глубине этих индивидов медленно, но уверенно отодвинула засов решетки, выпуская наружу изголодавшуюся по признанию и обиженную невниманием креатуру.
    Этот дом безусловно обладал вкусом. Но каким-то странным, купленным и преследующим цель, несвойственную уютному жилищу. В нем сквозила претензия на роскошь дворца.
    Это была не работа, а продирание между больно толкающимися мыслями.

    Усилием воли останавливаю цитирование. ))
    Мне понравилась интрига с Фёдором! Догадалась на 2-м абзаце. После квартиры под козырьком.
    Мелкие огрехе вполне исправимы, они не главное! )))
    Заглянула на авторскую страничку. Очень интересная судьба.
    И рада, что публикация нон-стоп, без ожидания новых порций.

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 31 Янв 2017 - 18:39:46 Алекс Марина
  • Уважаемая Марина!
    То, что Вам наряду с сюжетом еще и язык нравится, меня особенно радует.
    Читая, уделяю внимание слову "послевкусие". И о нем хотелось бы услышать от Вас после Вашего полного ознакомления с Федором. Примеры упомянутых Вами мелких огрехов были бы, кстати, тоже очень кстати!))

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 31 Янв 2017 - 20:44:14 Зенгер Петер
  • Автору на заметку. Если бы изначально было сказано, что Федеор - воробей, это избавило бы читателя от многих неяснеостей текста. Но Федор вначале воробьем не назван, а в середине нужно догадаться что Федор начала и Федор-воробей - одно существо. Очень много действующих лиц, которые пока не нужны, и только запутывают сюжет. Слишком много подробностей и рассуждений, которые не стреляют, и непонятно зачем они вообще приведены. Если освободить текст от всего лишнего, он станет и яснее, и проще. Автор не в владу с временными рамками: только отец Саша целовал маму, а спустя пару предложений, выясняется, что он давно умер. Часто нарушена логика построения предложений: "Осторожно приняв появившиеся из-под одеяла руки в свои, он внимательно осмотрел и подышал на них, легонечко потирая своими длинными сильными пальцами". Здесь осмотрел и подышал по правилам языка относятся не к рукам девушки, а к своим собственным. И герой потер собственные руки. "Голод, мучавший ее весь вечер, насытился вкуснейшими пельменями". Так голод насытился, или все-таки Рита насытилась? И т.д. Текст требует серьезной работы, как в плане сюжетного построения, так и языкового. Удачи автору!

  • Уважаемая Людмила!
    С Федором лично знакомы только Мария и Василий. Приходится ждать до 5-ой страницы, пока они нам его представят. Так уж получилось.
    С тем, что отец Саши целует маму, будучи уже мертвым, я не согласен. Отца уже нет, когда во второй главе разговор идет о "нашем огоньке". Глаза Марии застыли в воспоминаниях, когда после поцелуя "Наверное, это и есть счастье," - подумала она ТОГДА.
    То, как Саша греет собственные руки, можно конечно так рассматривать. Тут я подумаю.
    Что неодушевленный Голод мучает как одушевленный, нам всем известно. Так почему же ему не насытиться пельменями?
    А вот касательно серьезной доработки текста прошу подсобить. Буду Вам признателен за пару примеров из текста.
    С истинной благодарностью за замечания
    Петер

  • Все наши мечты непременно осуществляются, если верить и ждать. Писатель повести пронес через наше банальное существование дар могучего воображения, чистоту чувств и застенчивую улыбку, любовь к действительности. Петер Зенгер создал в своем творчестве героев с интересными, оригинальными и независимыми характерами. Вера автора неординарность, своеобразие, самобытность его героев будоражат сердца читателя, не дают успокоиться, заставляет страстно желать такой же романтической жизни, как у героев повести. Но чудеса не приходят сами собой, каждый человек должен воспитывать в себе чувство прекрасного, умение понимать окружающую красоту, активно вмешиваться в жизнь. Мир автора повести полон интригующими событиями, через которые герои ищут путь к себе.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Уважаемый Юрий!
    Спасибо за прекрасные цветы! Они ласкают душу, но иногда и тяжело весят. Ваши я несу пока радостно и легко.
    Особенно потому, что Вы увидели один из тех камушков, на которых держится повесть: Ожидание без действия - это не Жизнь.

  • Уважаемый Петер!
    Продолжаю, как и обещал, впечатления о 1й части Вашей интересной повести!
    Пытался вместе с Вашим главным героем воробьем Федей оценивать мир людей с высоты птичьего полёта - иногда получалось. Наверняка люди тоже когда то были крылатыми и летали по просторам, недаром же всем хочется парИть в небесах птичками. И сны летательские видим! Быть лёгкими, свободными, с большим обзором- такая жизнь была давно, ещё до появления приматов. Все чаще палеонтологи находят крылатых динозавров, типа птеродактилей. То есть их было огромное множество. А все современные птицы (и это доказано!) являются именно потомками тех их далёких предков. Ну а динозавры, от которых произошли млекопитающие и обезьяны, видимо были тяжеловаты на подъём, и выше некоторых деревьев, да и то с ветки на ветку, уже не поднимались.
    И вот - несколько замечаний, на усмотрение автора:
    "Сам Федор жил в небольшом доме напротив, стоявшем посреди двора и окруженном пятиэтажными зданиями." - здесь как то сложновато для восприятия. То есть нужно долго думать и представлять: кто, где жил среди этой груды кирпича или бетона.
    "Его маленькая квартира находилась прямо под козырьком крыши, рядом с отверстием в стене, из которого днем и ночью струился теплый воздух" - то же самое. Квартира рядом с отверстием в стене. Что это? Какое то слуховое окно? Опять же это ребус.
    "И ЖДАЛ, ОЖИДАЯ большего от жизни." - масло масляное, тавтология.
    "... не очень вежливо ЗВУЧАВШИМ ЗВУКОМ" - та же ошибка.
    "Богиня явилась свету как олицетворение легкости бытия, в толстом ярко-желтом свитере, сигнализирующем значимость женской груди и прекращающемся ровно там, где начиналась черная кожаная юбка." - не видно богини! -а какие то толстые намеки на отсутствие божества.
    Начало, как мне кажется, тяжеловато, т.е. несколько подкачало. Далее текст повести более живой и осмыслен для чтения.
    Желаю Вам, уважаемый Петер, успехов и жду с нетерпением продолжение и финал интересной повести.
    Н.Б.
    PS Вчера ночью поставил этот коммент под чьей-то чужой работой, попросил АДМИН его стереть, что видно и сделали. К счастью, сохранил его в Ворде и вот воспроизвёл.

  • Уважаемый Николай!
    Безусловно, в описании Федора и всего с ним связанного на первых страницах присутствует загадка. Кто-то скажет: интрига или какое-нибудь другое слово. В любом случае читатель знакомится с ним, не имея возможности определять, но - догадываться. Как это часто случается при знакомстве с людьми. Хотя тут-то мы обычно слишком быстро определяем.
    По другим замечаниям:
    - Ждать и Ожидать я воспринимаю в данном контексте как два слова, однозначно отличающиеся в значениях. Ожидать - в смысле Надеяться.
    - Со ЗВУЧАВШИМ ЗВУКОМ Вы конечно правы. Для меня это звучная игра слов. Как это может восприниматься читателем, я от Вас услышал.
    - "Богиня" звучит только в ушах Люды. Это ее личное дело.
    Спасибо, что уделили Федору и мне внимание.
    Читайте, пожалуйста, и замечайте.

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 31 Янв 2017 - 18:33:31 Зенгер Петер
  • Уважаемый Петер!
    Поздравляю Вас с дебютом и яркой работой!
    Взгляд птицы на жизнь людей... Или всё-таки Фёдор не птица, а голос за кадром... И мечта... Мечта подняться над всеми проблемами, взобраться на вершину давящей действительности, быть вольным, крылатым. Вот так поразмышлять, полетать, посмотреть, сидя на ветке, в чужое окно.И прекрасно, и безответственно... И всё-таки птица-Фёдор меня, как читателя, напрягала своими человеческими рассуждениями, правилами, поиском претенденток на роль жены... Порой, казалось, на ветку посадили занудливого мужика в оперениях... Нет, эта не та милая животинка из мира Виталия Бианки... Рита, Саша, Вальтер... Они внизу, на земле, где полно лабиринтов, а выбраться из них достаточно сложно, где просто сделать ошибку, но трудно её исправить.В повести выразительно показано, как важна рука взаимопомощи, как важно не потерять человечность... Несмотря на большой объём, чтение увлекает.События развиваются последовательно, но пока во всём происходящем роль птицы до конца непонятна...
    Что ж... будем ждать продолжения!

    Кстати, очень удивило, как автор меняет свой стиль.
    По-началу предложения длинные, их долго надо раскручивать... "За исключением немногих дней, они покидали рано утром свои дома, собирались в определенных местах, ждали, смурно поглядывая в одном направлении, забирались добровольно в дребезжащие и пугающие своим запахом коробки, которые уносили их туда, где они снова заходили в дома, чтобы, после бесконечно долгого пребывания в них, выйти оттуда уставшими с опущенными крыльями и залезть в коробки, ползущие к месту утреннего сборища."
    И вот совсем по-другому. Короткими мазками, но более чётко и зримо.
    "Сидя на кровати, Мария в сотый раз перечитывала первый бал Наташи Ростовой. В окно постучали. От испуга Мария чуть было не выронила книгу. Показалось. Второй этаж. Подойдя все же к окну и выглянув во двор, она тут же бросилась к двери. Пальто на ночнушку. Босые ноги в сапожки."

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 30 Янв 2017 - 20:28:15 Демидович Татьяна
  • ПРИСОЕДИНЯЮСЬ!
    Жду продолжения.

  • Уважаемая Татьяна!
    Спасибо за поздравление и „яркую работу“!
    Ваша милая попытка определить суть пернатого или голоса за кадром, а то и самого автора как человека, сама по себе интересна и привлекательна. Но об этом лучше после того, как Вы прочитаете Федора до конца. На что я очень надеюсь.
    А что касается смены стиля, то тут дело такое.
    При полном отсутствии писательского образования могу положиться только на мой опыт читателя и собственное восприятие. Длина предложения позволяет выразить свое отношение к происходящему и сложные чувства в одном едином или „короткими мазками“ – темп и атмосферу действия.
    Насколько это у меня получается, буду рад услышать из Ваших уст.

  • Уважаемый г. Зенгер!
    Мне кажется, 1я часть повести интригует и хочется скорее читать продолжение.
    Кстати, имя "Фёдор" не впервые появляется на нашем сайте, оно прозвучало первый раз у г.Бизяка,
    то ли в его "Алкогольных прогулках", то ли в застольях с Шуриным запомнился ЛГ под имененм Хфедя, именно не Федя, а Хфедя.
    Уважаемый Петер, "Вы просите песен- их есть у меня", Вам нужны замечания- Вы их скоро получите. Но требуется немного времени для написания. Подождите чуток, скоро пришлю. Кстати, не часто на сайте просят указать на ошибки, чаще - наоборот пишут "пощадите, я новенький".
    Рад знакомству с интересным автором,
    Н.Б.

  • Уважаемый Николай!
    Конструктивная критика - это подарок.
    Жду и заранее благодарен.
    Петер

  • Уважаемые дамы и господа,
    позвольте представить новую работу НОВОГО автора из Германии г-на Петера Зенгера "Федор. Повесть о Жизни - записано Вальтером ", которая написана на современную тему и увлекает с первой страницы. Читая повесть, невольно начинаешь сопереживать её героям- Рите, Саше, Вальтеру и даже затесавшемуся в компанию людей- пернатому Фёдору, а также всем происходящим в повествовании событиям.
    Улыбаешься "правилам личной жизни", как пародиям на наши Заповеди, и задумываешься- а намого ли далеко мы ушли от царства животных?
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия

  • Уважаемая Валерия!
    Огромное спасибо за совет и поддержку! И за первую оценку!
    А Вас, дорогие островитяне, прошу не стеснять себя в замечаниях, советах и в выборе выражений.
    Все это пойдет повести и мне только впрок.
    Надеюсь, что Вам, дорогие читатели, Федор понравится, и с нетерпением жду отзывов.
    С уважением
    Петер

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Тубольцев Юрий   Демидович Татьяна   Шашков Андрей   Буторин   Николай   Голод Аркадий   Ейльман Леонид  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 6
  • Пользователей не на сайте: 2,254
  • Гостей: 294