Быков Дмитрий


От Редколлегии:

Писатель и философ Умберто Эко умер в ночь с 19 на 20 февраля 2016 года в возрасте 84 лет в Милане от рака, с которым боролся два года. 

Умберто Эко был не только писателем, но и "борцом с мировым идиотизмом"-


заявил поэт, писатель и литературовед Дмитрий Быков, очерк которого предлагаем ниже.
                               *  *  *

Умберто Эко был не просто выдающимся итальянским писателем, но знатоком средневековой истории, продолжателем русской лингвистической структуралистской школы и "борцом с мировым идиотизмом".

Итальянский писатель и философ Умберто Эко. Архивное фото
              Умберто Эко

  Г-н Эко преподавал в различных университетах мира, стал основателем выходящего с 1971 года журнала о семиотике Versus и организатором первого международного конгресса по семиотике в Милане.
Всемирная слава пришла к Умберто Эко не как к ученому, а как к прозаику. Его первый роман "Имя розы" (1980) несколько лет состоял в списке бестселлеров. Книга была переведена на многие иностранные языки. Перу писателя принадлежат также романы "Маятник Фуко" (1988), "Остров накануне" (1994), "Баудолино" (2000), "Таинственное пламя царицы Лоаны" (2004). В октябре 2010 года в Италии вышел роман Эко "Пражское кладбище".
До того как г.Эко прославился своими семью романами, необходимо помнить о том, что он был замечательным историком-медиевистом. Он был одним из выдающихся продолжателей именно русской лингвистической структуралистской школы, продолжатель Тынянова и Якобсона, и, кстати говоря, очень много делавший для того, чтобы именно русский структурализм стали знать в мире. Он в 60-ые годы часто посещал Москву, посещал московские семиотические кружки.
В книге "Поэтики Джойса" он коснулся вопроса о взаимоотношениях модерна и постмодерна.
Эко был одним из первых людей, кто подверг тексты Джойса структурному анализу и понял "что там и откуда". Кроме того, он стал применять те же самые семиотические методы к анализу политики и фашизма, практики оболванивания всех...
Конечно, он был именно выдающийся знаток практик лжи и оболванивания и гениальный их разоблачитель. И поэтому без него борцов с мировым идиотизмом очень сильно убыло.

Умберто Эко очень поздно начал издаваться, после 50 лет, и именно благодаря ему началась мода на интеллектуальный детектив.

"Имя розы" был первым манифестом европейского научного романа. И вся мода на средневековые тайны, игру с древними символами, на истории, разворачивающиеся в монастырях, якобы детективные, на самом деле чрезвычайно познавательные, вообще вся мода на интеллектуальный детектив связана, прежде всего, с именем Эко. "Имя розы" - это выдающееся художественное высказывание, отстаивающее право человека на разум, свободу, смех".

Не менее знаменитая и значимая книга г.Эко - "Маятник Фуко", в которой впервые сделана попытка показать и разоблачить теорию заговора.
Это как бы конспирологический роман, разоблаченный изнутри. Потому что лучше, чем г.Эко, над теорией заговоров не издевался никто. Он эту тему продолжил в "Пражском кладбище".

Его романы были не только блестящими стилизациями, но они были и замечательной борьбой с идиотами всех мастей.
Необходимо отметить г.Эко, как публициста.
Он писал свои бесконечные колонки, много выступал, занимался неутомимым просветительством, и в этом направлении сделал много. Заговор идиотов и невежд, которые все время живут квазирелигиозными заговорами, вот против них г.Эко был отважным борцом. Он очень много сделал для того, чтобы позиции дураков во всем мире ослабели, и, конечно, заменить г.Эко некем.

                         *  *  *


  Фразы и правила жизни Умберто Эко


Я родился в Алессандрии - том самом городишке, что известен шляпами-борсалино.
Не стоит полагать, что Италия - это страна интеллектуалов. Тот факт, что Рафаэль и Микеланджело родом отсюда, на самом деле не значит ничего.

Каждый европеец, выходя на улицу, видит средневековые церкви, поэтому его не интересует Средневековье. Другое дело - Индианаполис. Самые интересные письма я получают из таких мест.
Меня за уши не оттащишь от Средневековья - примерно так же, как иных людей за уши не оттащишь от кокосов.

Мой отец был бухгалтером, а его отец - типографом. Мой отец был самым старшим из тринадцати детей, а я был его первым сыном. Моим первым ребенком также был сын, и аналогичным образом сын был первым ребенком моего сына. К чему я это? Если вдруг выяснится, что семья Эко происходит от византийских императоров, мой внук будет считаться дофином (наследник королевского престола. - Esquire).

Мой отец в юности был большим любителем книг. Но у его родителей было 13 детей, семья едва сводила концы с концами, и покупку книг мой отец позволить себе не мог. Тогда он стал читать в уличных киосках. Подходил, брал с прилавка книгу и начинал читать до тех пор, пока хозяин не гнал его прочь. Тогда он переходил к следующему киоску, открывал книгу на той странице, где остановился, и продолжал читать. Я очень дорожу этим воспоминанием - его упорной погоней за книгами.

Когда мой дед вышел на пенсию, он занялся переплетением книг на заказ. Старинные, прекрасно иллюстрированные издания Готье и Дюма лежали у него дома повсюду. Это были первые книги, которые я увидел. Когда он умер, в 1938-м, многие владельцы книг не стали забирать свои заказы, и книги просто сложили в огромный ящик, который вскоре оказался в родительском подвале. Время от времени меня посылали туда - за углем или за вином, - а я только и ждал этого.

Несколько месяцев назад за пару тысяч долларов я купил себе трубу. Вы ведь знаете: для того чтобы играть на трубе, нужно постоянно тренировать губы, но я не делал этого уже очень и очень давно. Так что сейчас я играю плохо, а вот в двенадцать лет я играл превосходно. Но я купил трубу не для того, чтобы играть на ней. Я купил трубу как свидетельство того, каким я когда-то был.

Какого бы персонажа ты ни выдумал, так или иначе он будет выращен из твоего опыта и твоей памяти.
Настоящий герой - всегда герой по ошибке. На самом деле он мечтает быть честным трусом, как и все вокруг.

Возможно, вам будет небезынтересно узнать, что однажды я опубликовал структурный анализ типичного сюжета Иена Флеминга (автор серии книг о Джеймсе Бонде. - Esquire).
Детективная литература привлекает меня тем, что задается центральным вопросом философии - кто все это сделал?

Когда я приступал к написанию «Имени розы», я, безусловно, не знал, что именно могло содержаться в утерянном томе аристотелевской «Поэтики» (исследование теории драмы в двух книгах, из которых до наших дней дошла только первая, посвященная трагедии. - Esquire) - том самом, что был посвящен комедии. Но в процессе написания книги я, кажется, стал догадываться.

Каждый раз, когда я начинаю писать книгу, я чувствую себя приговоренным к двухлетнему сроку, потому что книга сродни ребенку. Сначала ты должен дать ей жизнь, потом заботиться о ней, и только затем она начинает ходить и, наконец, говорить.
Хорошая книга всегда умнее своего автора. Зачастую она рассказывает о вещах, о которых автор даже не догадывался.
Первостепенная обязанность культурного человека - всегда быть готовым переписать энциклопедию.

Меня мало волнует количество пользователей, находящихся в данный момент онлайн. Все, что они делают, - разговаривают с призраками.
Я не знаю, что означает правота, и хотя бы в этом я прав.
Возможно, я не так мудр, как думаю сам, и уж тем более не так мудр, как полагают люди.

Все это мифы, распространяемые издателями, - будто люди хотят читать легкую литературу.
Люди очень быстро устают от простых вещей.

Всегда очень легко найти параллели между любыми явлениями. Вы дадите мне 50 долларов, и я напишу вам эссе, где обозначу параллели между сегодняшним днем и миром, в котором обитали неандертальцы.

Я никогда не считал Средневековье темным временем. Это была плодородная почва, на которой выросло Возрождение.
Вся мировая культура хочет одного - сделать бесконечность постижимой.

Я абсолютно уверен в том, что любая прочитанная книга заставляет тебя прочитать следующую.
Нет никаких правил и нет никакого правильного режима, если ты хочешь написать книгу.
Иногда я переписываю одну страницу по дюжине раз, а если и это не помогает - читаю написанное вслух, пытаясь таким образом понять, что не так.
Написать книгу не всегда означает наносить слова на бумагу. Ты можешь написать в уме целую главу, пока завтракаешь или гуляешь.

Умение лгать - одна из немногих вещей, которая отличает человека от животных.
Предел человеческих возможностей чрезвычайно скучный и разочаровывающий - смерть.
Чужая глупость никогда не уменьшит твою.
 
Умберто Эко
                      Фото г.У.Эко из интернета.
 

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • СПАСИБО РЕДКОЛЕГИИ И АВТОРУ ДМИТРИЮ БЫКОВУ ЗА ИНТЕРЕСНУЮ ПОЗНОВАТЕЛЬНУЮ СТАТЬЮ О ТАЛАНТЛИВОЙ ЛИЧНОСТИ, КАКИМ ЯВЛЯЛСЯ Г.ЭКО.
    С ИСКРЕННИМ УВАЖЕНИЕМ И ПРИЗНАТЕЛЬНОСТЬЮ - АРИША.

  • ...Быков это конечно имя, можно сказать бренд, но администрация сайта выставляет от его имени уже третий материал,но я категорически не чувствую его (Быкова) присутствия на сайте...Дай Бог, что бы я ошибался...

  • Совершенно не понял связи Умберто Эко - писателя — итальянского учёного, философа, специалиста по семиотике и средневековой эстетике, теоретика культуры, литературного критика, публициста, и детектива Эркю́ля Пуаро́ — литературного персонажа известной английской писательницы Агаты Кристи, бельгийский детектив. Чем они могут напоминать один другого? Они совершенно разные образы.
    Уточните, уважаемый Борис и исправьте Вашу ошибку...Ибо Эркюль Пуаро может ожить только вместе с породившей его Агатой Кристи...

  • Умберто Эко - безусловно человек большого ума и тонкого юмора. Он напоминает мне ожившего Эркюля Пуаро :)

  • Умберто Эко размышляет о "пределах интерпретации" как о важнейшей проблеме современного литературоведения, говорит о неисчерпаемости смыслов любого текста, о стратегиях интерпретации, которая потенциально неограниченна, выступает за "открытую" интерпретацию, за свободу интерпретации, и исключает возможность однозначной декодировки, открывая текст множественности интерпретаций и меняя акценты и приоритеты во взаимоотношении автора и читателя. Эко говорит, что мир не подвластен глобальным трактовкам и исчерпывающим истолкованиям, все методы познания относительны и не могут претендовать на статус "приближающих к Истине". Обсуждает идею "беспредельной интерпретации", создает новую версию деконструкции, постулирующую равноправие Хаоса и Порядка, идеалы нестабильности и плюрализма. Выступает за демистификацию и деидеологизацию культуры, обсуждает гиперинтерпретации, предельное число допустимых интерпретаций и бесконечных взаимосвязей текста, говорит о двусмысленности и поливалентности языка, говорит о невозможности обнаружить последнюю, неоспоримую истину. Смысл всегда ускользает. Но стоит ли выводить из минимального сходства максимум возможных отношений? Как ограничить потенциально бесконечное число интерпретаций текста? Как избежать убеждения, что существует единственно возможная, "истинная" интерпретация?
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Воспоминание о Марселе Прусте
    „Поток “СОЗНАНЬЯ“ и „ИСКУССТВО“-
    Какой ужасный симбиоз!
    Его внедрил "злой" гений Пруста,
    И тем расстроил... Аж до слёз!!!
    Судите сами:
    „Коль Рассудок Диктует Меру и Предел,
    То что - ФАНТАЗИЯ!? Ублюдок!?
    Отрыжка Мистики и Вер!?!“
    А без Фантазии - Искусство - Всего лишь -“Навык“, „Рeмесло“...
    Давайте Мыслить не по Прусту!
    Не порождать „ПОТОКИ СЛОВ“!
    Попробуем „ИГРАТЬ СЛОВАМИ“...
    Не строить „Схем“ и „ГипотЕз“...
    Сонеты петь „ПРЕКРАСНОЙ ДАМЕ“
    В шелках упругих...Лучше - без!!!
    ***---***
    ***---***
    ЦЕНТОННЕТ НА ТЕМЫ Иосифа Бродского
    Полночь в „губернии цвета пальто“
    Затихала - как „облако в виде отреза“...
    А под пашни, „скирды“ - раскаталось „платО“,
    Чтоб в холстину - „ряднО“завернуть ствол обреза.
    „Человек государства, обутый в кирзу“
    („Упреждая гортани великую сушь“
    И привычно творя запредельную чушь...)
    В „сопредельной державе“ (ну, той, что внизу!)
    „Кукарекал петух“ - небосвод уплотняя;
    Полимерным согласным он делал козу,
    Мономерные гласные тем ублажая...
    „Хор согласных и гласных молекул“
    из речи На два голоса пел,унисон избегая,
    Но его „в темноте кто-то обнял за плечи
    Над холодной рекою“ ...Над холодной рекою“ ...дрожать заставляя...
    Как легко гениалить слова „в просторечии“,
    Если Слово „не слово, а вправду цифра“,
    Наступили на Душу Россйской Речи:
    Получили колонку шпионского шифра!

  • Я не могу сказать, что мне легко читать книги Умберто Эко. Он труден для меня, хотя и полегче Джойса, которого он сам пытался облегчить для читателя, но то, что я очень много узнаю и многим описанным им поражаюсь, это точно.
    Побывав на Пражском еврейском кладбище в центре города, где могилы достигают пяти слоёв, прочитав его книгу с таким же названием, понял корни, очень глубокие, надуманные, фальсифицированные и многовековой ненавистью воспитанные антисемитами, так же как и пресловутые "Протоколы Сионских мудрецов", созданные политиками и царской охранкой... И всё это описано, как полудетективный роман, хотя Эко, по его словам, детективы не жаловал. Он был и остался честным и мудрым писателем, автором познавательных книг для благодарных ему читателей и поклонников его творчества.

  • Уважаемый Дмитрий,
    спасибо за небольшой, но ёмкий очерк о жизни и творчестве замечательного итальянского писателя, который остаётся для многих образцом для подражания.

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Демидович Татьяна   Буторин   Николай   Аимин Алексей   Зекс Нонна   Шашков Андрей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 5
  • Пользователей не на сайте: 2,270
  • Гостей: 253