Муленко Александр



Позади Малашевичи, Бяла Подляска, Луков, Седлице, Минск-Мазовецкий, и вот — столица Польского государства.
В Варшаве три железнодорожных вокзала. На первом, если ехать из Бреста, Восточном вокзале, полезно выходить, когда пересадка с минуты на минуту. Около Западного располагается международная автостанция, а Центральный вокзал — самый большой. Поезда на нём принимаются под землёй. Дворец для путешественников находится наверху. Повсюду кафешки да магазины. Имеется даже книжный, и он не пустует. Отрадно, что читают наши приятели поляки, а, значит, не безнадёжно живут. На этом вокзале я коротаю бессонные ночи, когда возвращаюсь в Россию.
Что же сердечного в этом многострадальном и многолюдном месте, где повсюду полицейские патрули да видеокамеры? Книжки? На что мне книжки? Я ж не знаю по-польски ни слова. И кроме… В мои немолодые годы не станешь уже ни добрее, ни умнее. Чтиво — напрасная трата сил. В беззубый остаток жизни в книжную мудрость уже не верят. Но, может быть, меня прельщают варшавские буфетные пироги? Ан, нет. Я ж — диабетик. И пью в дороге минеральную воду. Нельзя мне наедаться до полусмерти в чужой стране. Значит, меня ожидает удобное место в комфортабельном зале? Это тоже неправда. В зонах возможного отдыха на польских вокзалах ночами включают настырный высокий звук. От него — отвращение и бессонница. Многие люди, свернувшись комочком, всё-таки умудряются приютиться на стульчиках для сидения; сердитые дежурные их тормошат и безбилетников выдворяют на улицу, не церемонясь: — в шею по эскалатору, — с бранью на устах. Однако, не всё печально в польской столице.
В одну из таких бессонных ночей я увидел худеньких сизарей.
Они беспокойно кружили между полом и потолком. Как и многие птицы, нормальные голуби ночами спят. Но центральный польский вокзал повсюду круглосуточно освещён яркими лампами, и темноты в нём не бывает. Здесь постоянный искусственный день. А, может быть, противный для слуха высокий звук влияет на психику пернатых точно так же, как он влияет на человека? Вот и мечутся придворные птахи до утра, вопреки природе, а отдыхают потом, когда отключают настырные звуки. Для работы сердца ночная бессонница — утомительна и вредна.
  Я вспоминаю, как бездомные голуби бьются до смерти за пищу, когда наступают холода, и люди на них похожи: оскорбляют, унижают, загоняют себе подобных в могилы. В тяжёлое время «оптимизации экономики», это сегодня такое время, сердитые начальники увольняют с работы безродных слабаков и кичатся своей победой над ними, оставшись при государственной кормушке, при росте собственной благополучности и заработной платы.
Но мирская доброта уравновешивает дикость тиранов. Она исходит от сердца, вопреки ежедневной жестокой борьбе за выживание под солнцем. Эта самая доброта облегчает страдание изгоям и наполняет смыслом их существование даже в условиях безнадёжного рабства.
   В колонии строгого режима, где уже много лет я обучаю заключённых выкладывать керамическую плитку и оштукатуривать внутренние стены помещений, по соседству с моей мастерской есть мельница. С нею рядом кучкуются разные птицы. Самые заметные — голуби. Они ютятся под крышами, но когда наступает зима, от болезней или просто от холода многие голуби падают на землю и бессильны взлететь обратно в небо. Поверженные доживают на пожелтевшем снегу около грязного казённого забора промзоны в местах, где мочатся люди. Эти растрёпанные, жалкие птицы боятся кошек, но бьются с ними у последней черты с предсмертным и отчаянным героизмом. И клювом, и крыльями, и когтями. Частенько побитые кошки уходят ни с чем. Но морозы сильнее кошек.
Долгое время у меня работал дневальным заключённый Энвер. Он приносил полумёртвых сизарей в нашу мастерскую на отогрев. В тепле птицы оживали, но вскоре улетали, несмотря на чистую воду в миске и отборные корма. Виною оказался котёнок Васька — большой баловник. В силу природного инстинкта Васька смог бы, наверное, от голода задушить любого ослабшего голубя, но котёнок рос в заботе и сытости и всего лишь дружелюбно с ними игрался. Только пернатые воспринимали его как врага и дрожали от страха. При первой же возможности, чуть окрепнув, птицы покидали тёплую мастерскую и улетали бороться за место под крышей.
Однажды Энвер принёс в помещение голубя, непохожего на других, и сказал:
— Это необыкновенный голубь.
— Что же в нем такого великого? — поинтересовался я.
— У него манеры поведения не такие, как у других.
— Мне трудно судить об этом. Какие это манеры?
— Он не умеет драться. Сородичи быстро его забьют. Я думаю, что это — почтовый голубь. Он вырос где-то в тепле, на голубятне.
— Я в этом не спец, Энвер. Тебе виднее.
— И ещё, Александр Иванович, ты обрати внимание, крылья у этого голубя аккуратно подрезаны.
— Кем подрезаны? Зачем подрезаны?
— Ножницами подрезали, чтобы голубь не улетел.
— Пленили, значит. А где ты его подобрал?
— Да всё там же. Он в моче купался.
— Что их притягивает к этому гадкому месту?
— Уринотерапия.
Я вспомнил, что на промышленной зоне есть птичий двор, где выращивают индюшек и гусей. Там была голубятня. Старый, надолго осужденный заключённый, звали его Колян, много лет нянчился со всеми птицами сразу. Но голубей он выращивал для души и держал их в железной будке похожей на домик, хорошо утеплённой изнутри. Там были породистые птахи, я их видел, а, вот, остальная «хозяйская» пернатость, индюшки да гуси, шла на убой да в магазины. Несколько раз мы общались с Коляном. Вспоминали про старых знакомых, не так уж велик наш городишко, почти все люди друг друга знают. Колян был судимым в пятый раз, и на воле подолгу не бывал, — ни квартиры, ни близких у него не осталось. Я даже сомневался, нужна ли ему воля?
— Послушай, Иванович, — как-то начал беседу Колян, — а, ведь, голуби самые лучшие в мире почтальоны. Я знаю, Иванович, что ты большой фантаст, что ты, ночуя в горячей ванне, придумал во сне трубопроводный транспорт для людей с больными ногами.
— Откуда ты это знаешь?
— Однажды ты сам рассказал мне об этом. Как у Жюля Верна, твоя идея, конечно, воплотится в прогресс, но, возможно, нескоро.
Вся жизнь этого человека прошла за решёткой. В преступном мире он не сыскал авторитета и жил изгоем. Отдушиной стали голуби.
— А я мечтаю, чтобы издали почтовый закон о голубях.
— Это какой такой закон? — удивился я.
— Закон по обмену почтовой птицей для ускорения переписки. Чтобы у каждого судьи, у прокурора, у любого ответственного государственного лица была своя голубятня. Чтобы их голубей развозили по нашим зонам минута в минуту, и заключённые безо всяких проволочек отправляли бы с ними свои наболевшие жалобы на условия содержания или пытки. Ведь не секрет, что наши письма теряются в дороге.
— Они теряются не в дороге, ваши письма не пропускает в дорогу тюремная цензура.
— Вот и я про то же, Иванович. Над нами глумится администрация. А голубь — домчится мимо любого царского ястреба или сокола до суда. И обратно, другой уже голубь, рождённый в моей голубятне, принесёт мне ответ.
— А как твой голубь окажется в суде?
— Его по закону, который придумал я, доставят туда в корзине.
— А что изменится в мире? Тебе же все равно отпишут, что твой приговор остался без изменения?
— Пусть будет так, Александр Иванович, но всё-таки это случится раньше на день или два, а то и побольше, и я до своей смерти успею подать ещё одну или две жалобы в вышестоящие суды. А, может быть, сама Фемида прозреет и станет добрее, общаясь с птицами? Тебе, Александр Иванович, этого не понять, ты не был в шкуре зека. Я, вот, однажды накидал на бумаге подробный проект такого закона и решился его отправить в государственную думу для Жириновского. Но мою писанину мне вернули. И пригласили на беседу с юристом, который объяснил, что, будучи осужденным, я ограничен в гражданских правах и законотворческой работе. После этой беседы я отсидел в ШИЗО трое суток, мои голуби чуть не сдохли. Их никто ни разу не покормил.
   Каждый день этот человек выводил своих любимых пташек из будки на прогулку, наливал для них в тазик чистой воды, замачивал им хлебушек, рассыпал им всякие зёрнышки. Я слышал, как его ухоженные голуби взлетали под длительный свист над вышками зоны и, потрясая крыльями, кружили над безнадёжной обителью. «Что-то давно не видно этого птицевода-законотворца. Неужели освободился?», — подумал я и спросил у Энвера:
— А где Колян?
— Тут каждый второй Колян, которого надо?
— Он работал на птичнике.
— Мухомор-то двенадцатый? Так он умер.
— А что с его голубятней?
— Менты сказали, что она не положена заключённым, и сдали в металлолом.
— А голуби?
— А что его голуби? Сначала они прилетали на место, где их кормили. Потом разлетелись навсегда. Кто на мельницу, кто на волю. Им же тоже нужно найти свою голубку и крышу.
— А давно ли он умер?
— Уже полгода.
— Тогда откуда взялся этот одинокий почтарь? Может быть, ещё какой-нибудь человек на промке занимается разведением породистых голубей?
— Да вряд ли, — ответил Энвер.
Кто подрезал голубю крылья, мне неизвестно. Надзиратели, конечно, расскажут, какие случаются хитрые заключённые, и при этом свалят на голубей вину за доставку в зону наркотиков или сим-карт, что чаще всего проносят сами. Но это история не детективного жанра.
Чтобы отрастить новые перья на крыльях и повторно научиться летать, нужно продолжительное время. Котёнок Васька, конечно, игрался с новым голубем ежедневно, словно с игрушкой, да получал хороший отпор и быстро оставлял его в покое. И голубь нашёл себе вполне надёжное место. В моей мастерской была выложена длинная каменная полочка, имитирующая карниз. От пола она находилась на уровне человеческой головы и выступала наружу почти на целый кирпич. Спасаясь от Васьки, голубь на неё однажды поднялся и разместился в самом дальнем углу, куда котёнку было забраться непросто. И Васька туда не стремился. Я принёс ему светящийся мячик. Котёнок его самозабвенно катал.
Но тут появились ученики, и один из них поднял Ваську на карниз. Увидев забытую птицу, маленький хищник кинулся в угол, и случилась жестокая драка. Со злостью, с клёкотом голубь отстаивал своё место в мире, пух летел с его неокрепших подрастающих перьев, он бил котёнка когтями и сбросил Ваську на пол. От природы у кошек хороший вестибулярный аппарат. Васька не пострадал, встряхнулся и, как ни в чём не бывало, пошёл играться с мячом. Людям было смешно. Они захотели продолжения концерта. И через какое-то время он повторился. Я запретил этот номер. Но ближе к обеду один человечек нарушил табу, и после этого, котёнка я отправил к соседям, а несчастного голубя забрал к себе домой. На кухне я освободил от тарелок полочку в посудном шкафу и поселил туда покалеченную, всеми напуганную, птицу. Как трудно уснуть ночами, когда ты слышишь частые взмахи крыльев, всплески воды и кашель любимого существа. Я искал в сети Интернет причину возможной болезни и больше всего боялся однажды вернуться с работы и обнаружить голубя мёртвым, пока не понял, что он способен летать, и, когда на улице потеплело, отпустил его в небо.
Тех голубей, которых я встретил в Варшаве, было двое. Других пичуг на вокзале не наблюдалось. Я вспомнил, что в рюкзаке у меня остался хлеб, завёрнутый в газету. Нашёл его. Он подсох, очерствел, и дробился на ломтики, крупноватые для клювика птицы. Я поспешно разбросал их вокруг себя на пол, и скоро голодные голуби опустились почти под ноги и приступили к еде. Чего стесняться? Я попытался с ними заговорить. Мне же тоже необходимо общаться с теми, кто тебя понимает в чужой стране. Но голуби были не расположены к беседе. Они сердито долбили жёсткий хлеб и давились его сухими комочками. Вторую порцию сухарей я размочил у себя во рту. Поклёв пошёл веселее. Когда подошли суровые полицейские, птицы взлетели. Стражи порядка, их было двое, проверили мои документы и предъявили штраф. Я удивился.
— У нас в России кормёжка голодных птиц не является административным проступком.
Один полицейский был высокого роста и хорошо разговаривал на русском языке. Второй был метр в кепке. Он взялся составлять протоколы.
— Вы насорили в общественном месте, — объяснил высокий. — У нас об этом есть видеозапись.
— Господин полицейский, через минуту эти же птички склевали бы всё до крошки, — попробовал защититься я. — Вы неправы, в России так не бывает.
— А как бывает в России?
— У нас не штрафуют за проявление доброты.
— А что же делают ваши полицейские в такие минуты?
— Они достают из кобуры семечки и тоже кормят птичек. Голубь — священная птица мира.
— Что они достают из кобуры? – удивился метр в кепке, оторвавшись от писанины.
Высокий ему ядовито объяснил, что русские полицейские пистолеты с собою на службу не берут.
— Они хорошо воюют и без пистолетов, — добавил я.
— А тогда зачем они носят кобуру? — удивился писака.
— В неё они насыпают семечки, — мирно ответил я. — Я же говорил вам об этом.
Это была вторая ядовитая шутка. Метр в кепке обиделся и обратился к коллеге.
— Я понял, что нарушитель не хочет платить нам штраф и заговаривает зубы.
— У вас есть польские деньги? — спросил у меня знаток русского языка.
— Вот там обменный пункт, — сердито прикрикнул на него метр в кепке. — Не братайтесь, а отведите его туда, пан инспектор. Пускай нарушитель поменяет русские рубли.
— С вас сорок злотых.
— Я заплачу. Не нужно меня никуда вести. Такие деньги, чтобы рассчитаться, я как-нибудь найду.
При расставании высокий полицейский протянул мне руку и сказал:
— Вы хорошо пошутили и достойно признали свою вину.
Я не пожал его руку.
Когда они отошли, мои голуби прилетели обратно и доклевали разбросанный хлеб. Общественный порядок в Польше восстановился. Эта история приключилась под утро девятого мая, в тот год, когда эмблемой этого праздника в России стала голубка Пикассо. Потом прошло немало дней. Я уже забыл про этот случай, да голуби мне напомнили. Полгода назад, а может быть и более, возвращаясь из Чехии в Россию, как и прежде, я коротал ночные часы на Центральном вокзале Варшавы. Птицы меня узнали, у голубей хорошая память. Они опустились рядом со мною и стали важно ходить по полу, вопросительно заглядывая в мои глаза. Я был польщён и дал им хлеба. И на этот раз не было полицейских. А что случится, сегодня, двадцать пятого декабря?
Варшава. Добрался. Тревожно.
Поднимаясь по эскалатору, я задаю себе вспомогательные вопросы и бормочу на них как полоумный свои ответы.
— Дворец сегодня чужой как никогда?
— Неправда. Мне просто холодно и очень хочется кушать после инъекции инсулина.
— По залу проходят незнакомые полицейские?
— С ними всегда закон.
— Они проверяют документы у слабых людей?
— Так, это — работа сильных.
— Вон они, эти сильные варшавские парни, взяли за шкирку какого-то помятого старикана и повели его на выход, не церемонясь?
— И прежде так было, и завтра так будет. Может быть, этот самый старикан обовшивел и слишком надолго зашёл погреться в чистое место?
— Ах, да!.. Я сегодня не слышу отвратительного высокого звука, мешающего отдыхать на вокзале?
— Так, и, слава Богу, ведь, это в радость. Значит, можно будет немного поспать до пересадки на чешский экспресс.
Всё как будто по-прежнему, даже немного лучше.
Вот рядом со мною обменный пункт и то самое место, где я дважды кормил голубей.
— А точно ли это место?
Мои глаза ослабели от диабета, но я шарю ими вокруг и нахожу причину своей тревоги.
В помещении вокзала прошёл ремонт потолков.
— Где мои птицы? А вдруг они не вернутся?
             *  *  *

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Уважаемый Александр,
    Ваше видео с помощью техподдержки поставила на Ютуб, а линк на него - в финале Вашего рассказа, всё открылось и работает.
    Посмотрите и разошлите линк на рассказ друзьям и знакомым.
    Успехов!
    В.А.

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 9 Сен 2020 - 23:58:27 Андерс Валерия
  • Спасибо...

  • Необычный текст. Очень интересный.
    Хотя сам я не люблю голубей, этих разносчиков инфекций, загрязнителей памятнтков и автомобилей, написано о них с неожиданной точки зхрения. Собственно, не о голубях речь, а о людях.
    Злорово сделано! Спасибо за удовольствие от чтения.

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 9 Сен 2020 - 9:04:00 Голод Аркадий
  • И голуби, и кошки, и люди -- разносчики инфекций. У птиц очень хорошая память. Они отзывчивы на доброту. Стояло у меня дерево под домом, была кормушка. Проживал я на четвёртом этаже. В зиму прилетали синицы, я подвешивал им сало. Сядут на ветку и по очереди подлетают к салу, повиснут на нём и клюют его. Никаких битв за место на кормушки, разумные птички. А голубь он не только других птиц разгонит, но сородичей выбьет с кормушки. Там верховодит сильный. Потом дерево спилили и синицам негде стало сидеть. Они нашли нашли другую кормушку. Но очень долго я ещё слышал их голоса и был уверен, что это мои синицы. А голуби прилетали, бились, попадали в лапы кошек. Есть у меня ещё один рассказик, где присутствует голубь, отобранный человеком у кошки. Только что вспомнил о нём.

  • Пьяный подонок за рулем, подрезал меня на Алтушке, моя машина врезалась в бетонный разделитель и сейчас я даже по кухне не могу пройти без палки и уснуть без болеутоляющих. Пострадавшей стороне глубоко наплевать, кто убил их отца и мужа: быдло в третьем поколении или актер, алкоголик и наркоман, либерал и оппозиционер. Поведение Ефремова в суде, воочию показало, что он за человек.

  • Уважаемый Александр,
    Ваше видео открылось, постараюсь его поставить вечером для всеобщего обозрения. Поразила фраза-
    «Ваську однажды поймали надзиратели и сожгли». В надзиратели, видимо, садистов берут. Или они таковыми становятся?
    И вот в этот жестокий мир, «в этот капкан» сейчас везут в автозаке Мишу Ефремова, одного из лучших актеров, которому сегодня дали 8 лет. И попал он туда скорее всего- «волею неправды», т.к. сидел он на ПАССАЖИРСКОМ сидении, а с ДТП на Смоленской его подставили. Не мог он управлять автомашиной в том невменяемом состоянии, в котором его вынули из машины. И на руле не было ЕГО отпечатков. И те проверки в авто, которые просил адвокат Миши, сделаны не были! Суд шел по сценарию силовиков и с Мишей сводили счеты:
    Мише мстили за его шутки над ВВП и режимом в одной из последних (после закрытия Кукол) юмористических программ по ТВ! Согласна с мнением Николая, что Миша Ефремов НЕ БЫЛ за рулем в той аварии! Особенно после мнения его адвоката, так что – Мишу подставили и он обречен на 8 лет колонии (за чужие художества!)
    https://www.youtube.com/watch?v=xVXkrvoDDqI
    Пусть скорее рухнет путинский режим, тогда и Мишу отпустят на свободу.
    С наилучшими пожеланиями,
    В.А.

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 8 Сен 2020 - 17:16:32 Андерс Валерия
  • Правды в России нет и возможно, что не было и ранее, хотя при "совке" жилось безопасно. Теперь же любому могут подкинуть наркотики, спровоцировать скандальную ситуацию, надругаться над ним. И это сходит с рук именитым. Попозже я поставлю другие материалы к Вам на сайт читайте меня и помните, если я исчезну. Когда-нибудь я напишу о некоторых своих судебных делах с ФСИН. Одно я выиграл. Угрожали. Да мелочь я для большой расправы. Я это понимал и пёр напролом, как бык. Во втором, я так думаю, помешало кумовство. Судью озадачили не столько в помощь противной стороне, сколько заткнуть меня. На сегодня все гос инстанции пройдены. Изучаю, как подать жалобу в ЕСПЧ. Зверьми в колонии, как и в армии, пожалуй, становятся под давлением вышестоящего руководства. Иммунитет от жестокости закладывается с детства -- в семье и школе. Случается, что он приобретается с годами, когда появляются собственные дети или горький опыт, но не у всех. Не фэйсбуке под фотографией пьющих на улице людей я прочитал следующий очень точный комментарий о жизни в России, это диагноз.

    Николай Бабушкин.

    Я живу в России. Я живу в этом обществе, среди этих людей, вместе с ними. И я очень хорошо понимаю и чувствую атмосферу, которая царит в стране. Я знаю чего тут хотят люди и чего они не хотят, о чём они думают, как они живут и в каком состоянии находятся. Среднюю температуру по больнице я чувствую своей кожей. И я этих людей понимаю.
    Нет в России никаких революционных настроений и в помине. Нет и предпосылок для революции. Нет в России сплоченности общества, нет чувства единства и общей цели. Нет понимания зачем мы живём и куда мы движемся. О завтрашнем дне тут никто не думает, в будущее никто не заглядывает. Люди опираются на куски сфабрикованного прошлого, на фальшивку и вся жизнь их превращается в фальшивое и бесцельное существование. Люди понимают, что они не нужны государству, они брошены, запущены. Люди чувствуют тут себя сорняками, которые периодически нужно выпалывать.
    Российский народ безопасен для государства. Он очень жесток друг с другом в быту, но для государства эти разрозненные, апатичные, неудовлетворенные жизнью тени, которые плавают по стране не несут никакой угрозы.
    Путин и его кремлевские друзья окончательно уничтожив любые надежды и мечты человека, спокойно будет сидеть в Кремле и дальше. Репрессивный аппарат сейчас работает процентов на 20-25 по стране. А больше и не надо. Некого запугивать и репрессировать. Тоталитаризм тоже Путину не нужен. А зачем тотальный контроль над каждым, когда можно создать обстановку полной беспросветности и безысходности. Власть периодически пробует это население на ответную реакцию. Тыкает палочкой в этот тюфяк. Повышают цены, издают глупые законы, уничтожают тоннами санкционные продукты, запрещают/закрывают всё, что не устраивает их, замораживают пенсионные накопления, НО! Никакой ответной реакции, только уставшее мычание. Значит всё отлично, можно дальше грабить и убивать.
    Кто-то где-то умирает. Кто-то выживает на зарплату в 6000 рублей. Где-то нет газа, света, туалетов, лекарств. Кто-то грабит. Где-то кричат дети. Но кричат в себя. Их не слышно. Где жизнь получше, там пытаются как можно больше заработать для себя. Купить машину подороже и съездить в Турцию несколько раз. Эти, как белки в колесе, крутятся, никого вокруг не видят. Потом умирают от сердечного приступа где-нибудь на пути к своему офису, например на парковке. А те, первые, которых не видно и не слышно, которые на пустынных просторах существуют зачем-то, эти спиваются.

    Комментарий последний раз редактировался в Вторник, 8 Сен 2020 - 18:10:24 Муленко Александр
  • Уважаемый Александр,
    Вы пишете: "Хотел приложить видеосъемку мастерской, где в кадр попали и голубь, и Васька. Но как загрузить её не знаю."-
    пришлите мне на адрес, указанный в разделе "О сайте"- Cвязь с Редколлегией сайта. И мы с тех-поддержкой постараемся поддержать тему голубей. С наилучшими пожеланиями,
    В.А.

  • Я выслал.
    Ваську однажды поймали надзиратели и сожгли.
    Много лет пытаюсь дописать историю об уничтожении растений и животных за колючей проволокой зоны.
    И про людей, попавших в этот капкан волею правды и неправды.

  • Уважаемый Александр! В Вашем рассказе голубь выступает символом свободы... У них есть крылья, а значит, возможность подняться над нашей суетой, возвысится над всеми проблемами! Но мало кто догадывается, что жизнь городских птиц сложна, опасности поджидают везде, часто голуби попадают под транспорт, становятся жертвами кошек, отчаянно сражаются за хлебные крошки. Причём птицы привыкают к тому, что их кормят и с трудом в природе находят пищу. Голубь - символ мира. Эту птицу встретишь во многих уголках земного шара, как старого друга, как вестника добра. Вспоминаю, как я много лет назад знакомилась с Варшавой. Приехали в пять утра.... Ранней весной... Ещё на асфальте лежал тонкий слой снега... Припорошило...Площадь пустынная... И только голуби встречают. Поэтому, читая Ваше эссе,я погружалась в свои воспоминания, узнавала знакомы улочки, запахи... Жизнь проходит... У птиц она короче... Но мы этого не видим...

  • Зимою птицы даже на лету падают и попадают в лапы кошек. Спасибо Вам за отзыв, оставленный здесь.

  • Муленко Александр интересно рассказал жизни диких (не домашних имли бывших домашних) сизарей под крышаимт зданий, в частности вокзалов в Польще, их сезонных проблемах, конкуренции из-зха скудости и случайности питания, влияния на них современных освещений и акустической аппаратуры, отношения любителей голубятмиков для почтовых отправлений...Вобщем охватил немалую часть их жизни до случайногй помози, выздоровления идли гибели.Моржно ли им помочь, нужно ли и да и как это делать в условиях современной человеческой жизни.Проблема голубей существует во всех больших городах, местах скопления людей. Например, в Венеции их травили и ограничивали питание, прекратив продавать корм дл них. А это подрывало или омрачало туризм, особеннор для детей. Трудно оберегать памятники от помёта, другие замусоренные ими месчта. Проблема городских голубей, как и летучих мышей, как и многих других животныых, вынужденных проникаит в города, где можно найти пищу. Тем более, что естественные места их обмтания занимают люди, распростраяняя строительство и земледелие на исконные регионы обитания животных в естественных условиях . Всё это проблемы, решать которые придётся. Спасибо автору за свой взгляд на проблему сизарей!

  • Рад Вашей оценке и отзыву, уважаемый Семен! Десять шагов у меня за окошком большая голубятня. Человек содержит две или три сотни птиц.

  • Ни один современный городской пейзаж не обходится без привычных сизых стаек: они на проводах, около лавочек в поисках крошек, они воркуют и купаются в лужицах. Стихи про голубей напомнят о том, что совсем не трудно и очень приятно заботиться о птичках, которые и зимой и летом нас окружают. Достаточно угостить их зернышками или кусочком хлеба, оставшимся после обеда – и пернатые уже будут накормлены.
    Но вот у стихов про белого голубя более возвышенное значение – нам следует узнать, что он является общепризнанным символом мира и благополучия. Часто его изображают с веточкой в клюве, такой рисунок был создан Пабло Пикассо к окончанию Второй мировой войны. Но само выражение появилось гораздо раньше, упоминание можно встретить еще в Библии: согласно преданию, голубок возвестил ветхозаветному Ною о том, что вблизи находится суша.
    Глупыши
    Голуби, голуби, глупые птицы,
    Что вам на месте никак не сидится?
    Хотим вас погладить — вы убегаете,
    Хотим вас догнать — вы улетаете.
    Что вы боитесь нас, глупыши?
    Мы же совсем ещё малыши!
    Д. Пономарева
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Хорошо...

  • Уважаемый Александр!
    С большим интересом прочёл Ваш рассказ о голубях, их общении между собой, и об их отношении к людям. Произведение мне показался довольно-таки оригинальным, даже несмотря на то, что совсем недавно на нашем Острове мы уже обсуждали голубиную тему, организаванную автором С.Талейсником.
    Отношением к животным мы ведь демонстрируем свой культурный уровень. Люди достаточно эксплуатировали своих меньших братьев и довели природу до истощения. Уничтожено по всему миру огромное количество животных. Благо хоть сегодня мы опомнились. Ученые ищут способы восстановления утраченных живых существ. Буквально на днях я прочитал информацию о том что клонировали лошадь Пржевальского, ген которой был заморожен 40 лет назад! Так что не за горами тот день и час когда мы увидим живого мамонта или вообще динозавра.
    Желаю уважаемому автору новых интересных рассказов.
    Н.Б.

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 7 Сен 2020 - 1:26:54 Буторин Николай
  • Спасибо, Николай! Есть у меня и про лошадей Пржевальского. Их разводят в нашем заповеднике. Когда-нибудь выставлю для прочтения. Роль, правда. у них в нём эпизодическая.

  • Уважаемый Александр,
    спасибо за интересный рассказ о наших пернатых друзьях! Он словно продолжил опубликованный недавно очерк на нашем сайте
    Талейсник Семен ГОЛУБИ В ЖИВОПИСИ
    http://www.andersval.nl/publikatsii/484-proza/ocherk/11051-golubi-v-zhivopisi-i-ne-tolko-v-rabote
    Но можно сказать и по-другому, что иллюстрации Семёна могут дополнить Ваш рассказ.
    Вам удалось подметить и описать особенности поведения этих птиц, в нем было много нового для меня, как например: "бездомные голуби бьются до смерти за пищу, когда наступают холода, и люди на них похожи: оскорбляют, унижают, загоняют себе подобных в могилы." И как пример - позорное отравление Алексея Навального- лидера оппозиции в РФ:
    http://www.andersval.nl/konkursy/yumor-s-1-sentyabrya-2016/567-yumor-na-uikend/11080-na-navalnogo-navalilis-i-drugikh-problemakh-kremlya
    С наилучшими пожеланиями здоровья (особенно в условиях пандемии) и успехов в творчестве для создания новых рассказов!
    Валерия

    Комментарий последний раз редактировался в Понедельник, 7 Сен 2020 - 1:19:03 Андерс Валерия
  • Спасибо за отзыв, дорогая Валерия! Он оказался своевременным, ибо у меня сегодня вчера 6 сентября -- второй день рождения. Ровно год назад случился обширный1 инфаркт прямо во время игры в шахматы. Меня, уже мёртвого привезли в кардиологию и подняли на ноги. Отходил я очень долго. Да здравствуют мои врачи и те окружающие люди, что были рядом. Конечно, про голубей я вспомнил, прочитав работу Семёна. Хотел приложить видеосъемку мастерской, где в кадр попали и голубь, и Васька. Но как загрузить её не знаю.

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Северный Егор   Шадуя Марина   Буторин   Николай   Полар Эндрю   Белаяр Сергей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 5
  • Пользователей не на сайте: 2,270
  • Гостей: 318