Шацкая Надежда

8 октября. За буднями и заботами незаметно наступила осень. И что-то случилось. Не знаю что, но точно случилось. Останется в жизни или трогательно-светлым эпизодом или кровоточащей раной – зависит уже не от меня…

            Так хотелось, чтобы человек, вошедший в эту осень, подпустил к себе поближе. Он тихо-тихо, как-то буднично появился, и, казалось, сам испугался слов, вырвавшихся в первый день знакомства: «Давай поедем на Селигер»?

Может быть, потом подумал: зачем  так поспешил? А всё неуёмная натура…

Наверное, что-то подсказало ему – всё правильно, не нужно бояться. Отодвинул сомнения и увёз меня туда, где ему хорошо и тепло.

Мой мужчина. Мне тоже достаточно несколько минут, чтобы определить, стоит ли иметь дело с человеком или лучше мимо пройти…

Селигер… это слово для него – заклинанье, пароль в детство, где знакома каждая заводь, и манит широкий плёс, где он вновь становится мальчишкой, а рядом – мама и отец, и родной дом, куда тянет до сих пор – места, о которых мечтал в дальних уголках необъятной родины…

Он снял уютный домик на две спальни с кухней и гостиной. Отдохнули с дороги, поужинали. И долго беседовали, приглядываясь, прислушиваясь друг к другу и к себе. Тянули время до момента неизбежной близости, боялись того, что будет, но понимали: всё должно случиться, потому что безумно хотели этого.

Он вошёл в спальню, словно на голгофу. Волнуясь, смущённо развернул широкие плечи. Огромный свежий шрам страшно розовел во всю грудную клетку.

– Вот… как «цыплёнка табака» меня разделали… – произнёс глухо, словно оправдываясь.

Чтобы снять напряжение, я осторожно погладила бугорки.

– Такое же шунтирование, как у Ельцина, – прошептал благодарно. – Врачи настояли, иначе никакой гарантии…

И подарил мне нежность. Не безумство плотской любви, а легкие прикосновения. Словно слепой, касался кожи горячими пальцами, стараясь понять и принять незнакомое тело.

Ночью, поворачиваясь на другой бок, каждый раз чувствовала, как его рука ищет меня и – находит. Иногда думала: «Вот сейчас отодвинусь, и мы будем спать, не касаясь друг друга». Но – нет, меня вновь настигала его нежность. И сквозь сон радовалась его упорству и раз даже поцеловала в щёку – он слегка вздрогнул, не ожидая ласки.

А утром увидела его подушку, сдвинутую на мою половину бескрайней кровати. Подушка умилила: вспомнила, как он всю ночь потихоньку, осторожно  приближался ко мне... 

Весь следующий день мы бороздили озеро на моторке.

Гул мощного двигателя разрывал вязкую тишину над водой, глухим эхом возвращался от заросшего сосняком берега и затихал в заводях, выбранных для стоянки. В безмолвии, нарушаемом лишь лёгким плеском воды, достали спиннинги. Хотя и с трудом, я освоила мудрёную процедуру забрасывания лески, но рыбацкое счастье в тот день упорно обходило нас стороной.

Причалили к песчаному берегу с мостками и большим кострищем. Он в одиночестве побродил по лесу и вернулся с чужим отрешённым лицом. Сказал только: здесь останавливался с друзьями на отдых.

Не обошлось и без приключений: в одном из дальних заливов лодочный винт зацепился за корягу. Мотор заглох. Испугаться не успела – не было ни минуты сомнений, что мой капитан справится с трудной задачей.

К вечеру, набравшись впечатлений и вдоволь натерпевшись от пронизывающего ветра, ввалились в кафе. От горячего борща и жаркого разомлели, повеселели. В сенях домика нас ожидали ещё тёплые, только что приготовленные, копчёные тушки угрей, судаков и лещей – подарок местных рыболовов.

И опять был долгий вечер с рассказами допоздна про друзей, про службу на Дальнем Востоке. От усталости слипались глаза, но я не посмела прервать: он говорил так, словно от возможности высказаться зависела жизнь... 

Обессиленные от напряжённого дня, мы просто рухнули в постель. На его осторожное: «Ты не обидишься, если обойдёмся без близости?», я прошептала: «Ну что ты, конечно, нет...» и, получив отеческий поцелуй, тут же уснула. Ночью он опять осторожно касался тела.

Возможно, его ласки – всего лишь привычка давно женатого человека ощущать рядом женщину, но руки были так теплы и нежны, что вселили надежду и понимание: надо ждать, ждать, ждать… 

9 октября. Когда его не вижу – кажется, что его нет. Совсем. Нигде. Страшно. И всё мне приснилось.

Нет сомнений, мы – родные по мироощущению, хоть и прошли по жизни врозь. Пока неведомо, что у него в «компьютере» записано о будущем, и есть ли я там. Безумно хочется его прикосновений, ласковых, словно пёрышками, касаний пальцами по спине и бёдрам. Хочется ощущать сладкую, властную тяжесть мужской руки на теле, словно он – мой хозяин.

10 октября. Обещал позвонить – и не звонит. Может, слушает себя: что там  внутри, тянет ко мне, или нет? Или работой отвлекается от ненужных мыслей…

А что чувствую я? Странное желание. Хочется каждый день кормить его и ложиться рядом спать. Ощущать его тело, прикосновение горячих рук. А утром просыпаться так, как это случилось на Селигере.

Сквозь сон я слышала: он тихо оделся и ушёл в другую комнату. Вдоволь выспавшись, я позвала:

– Ты уже не хочешь спать?  

– Нет, решил встать, чтобы не ворочаться и не разбудить тебя.

Бросил смотреть теленовости, подошёл, присел на кровати рядом. Погладил по щеке, внимательно всматриваясь в моё сонное лицо.

– Ночью ты меня так нежно касался, словно я рыбка из озера Селигер, и я боялась повернуться, потому что чувствовала – ты просыпался с каждым моим движением.

– Ну, что ты, всё нормально, нам же нужно притереться друг к  другу…

Слова обожгли.

Невозможно притвориться внимательным. Невозможно не поверить  взгляду,  которым смотрел на меня в постели – сонную, некрасивую, непричёсанную – с трогательным интересом и нежностью. И этот утренний разговор многого стоит. Он дороже самых откровенных слов, произнесённых ночью.

12 октября. Позвонил, обещал приехать в субботу. А сегодня – СМС-ка: «Второй день в Питере, буду в среду. Удачи».

Может, он в Питере, может где-то ещё. Это его жизнь и его заботы.

Постараюсь наслаждаться разлукой. Странно звучит, правда? А вот попробую.

16 октября. Сделала фото. У него доброе и умное лицо. Красивое. Теперь он

со мной, и легче переносить разлуку.

20 октября. Всё суше и  лаконичнее ответы на СМС-ки.  Кем я была ему те

три дня? Лекарством от любви? Катализатором мужского самоутверждения? Или совсем уж просто и в духе времени – «эскорт-дамой»?

Его тянуло в родные места, а одному – скучно. Любой попутчик – благо для раненой души. Сидит себе чужой человек и слушает, а ещё лучше, если женщина. Одинокая. Нет собеседника более благодарного. 

            В день отъезда с Селигера мысленно он был уже не со мной.

В Ниловой пустыни успели на воскресную литургию. Его плоть стояла рядом, а сам он находился где-то далеко. В какой-то момент почувствовала: возле меня – пустота.

И потому казался чужим и холодным роскошно убранный храм с начищенными до блеска подсвечниками, не радовало сияние света, дробящееся в позолоченном декоре и вспыхивающее яркими бликами на отполированном зеркальном полу. Не возносили, не отрывали от земли ангельские голоса монахов.

Он стоял рядом – но его уже не было.

Для него закончилось время, отпущенное на отдых, на внимание к попутчице. Его постепенно отрывала от меня, забирала к себе столичная бизнес-суета. Поняла это не сразу и удивилась слишком раздражённо прозвучавшему замечанию, когда в машине долго искала диск с его любимыми песнями. Вроде пустяк – несколько минут звучала не та музыка. Подумала тогда: наверное, устал.

А он в тот момент был уже далеко – там, где дела и нужные люди.

24 октября.

 – Нам повезло, мы с тобой на Селигере поймали последние тёплые денёчки, – сказал он по телефону. – Прости меня, если можешь. Нам не нужно больше встречаться.

– Ну почему?

– Ты – женщина, – с горечью произнёс он.

– И... что? Разве это плохо?

– Это хорошо. У тебя всё ещё впереди, а я... ты, наверное, не поняла – я не мужчина. Пойми, мне легче перенести это одному…

Я вспомнила, как неуверенно, словно чувствуя вину, входил он в спальню – немало повидавший в жизни бравый генерал стеснялся огромного шрама на груди. И как смотрел на меня полными страдания глазами.

И догадалась о содержимом той, вместительной коробки, которую прятал, принимая лекарства тайком, не желая показывать немощь...

А всезнающий интернет поведал про мужские проблемы после операции на сердце.

Вот и подошла к концу эта осень, согретая случайной встречей.

Но я весну буду ждать... 


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • История напомнила другой грустный, печальный, очень драматичный, с налётом сентиментальности рассказ. Сюжет противоположный, но тоже об одиночестве и человеческой трагедии. Это БАБЬЕ ЛЕТО Эндрю Полара. Делюсь ссылочкой:
    https://www.proza.ru/2014/03/07/786
    Но спешу внести долю оптимизма! Мама подруги в 70 овдовела. А через несколько лет вдруг случился сносокрышный роман с соседом по даче, ровесником. Прежде она его не замечала, в упор не видела. А тут искрит-феерит как девчонка! Внуки за неё счастливы, гордятся. А сын с невесткой бухтят, осуждают.
    Так что жизнь всегда только начинается! Девочки 50-летние, подождём 70-80! )))

  • Да, Марина, бывают счастливые исключения. А реакция детей понятна: они же первые в очереди на наследство - вот и бухтят. Как там сложится у "молодых" - теперь не им решать. Для молодого поколения старики, в большинстве случаев, - отработанный материал, которому уже ничего не нужно. А внуки о наследстве не думают - им до этого далеко. Спасибо за ссылку.

  • Дорогая Надежда, какая красивая и необыкновенная осень получилась у вас. Замечательно написано. Очень понравилась ваша трепетная ОСЕНЬ. Что ж, будем ждать ВЕСНЫ!
    С любовью - Ариша.

  • Спасибо, Ирина, вы, как и я, увидели в повествовании только поэтику и легкую грусть от несбывшихся надежд. Осень очень располагает к этому.

  • Уважаемая Надежда!
    Очень драматичная история с Селигера, и довольно правдоподобная.
    Но если бы встреча Ваших героев состоялась лет этак на двадцать раньше, то и пошло бы все по другому руслу.
    А здесь, с одной стороны педантичное, я бы сказал: побуквенное отношение партнерши, её переживания, а с другой - физические проблемы партнёра, то есть то, что называется "нестыковкой". Но надо заметить, что среди военных и выпивающих мужчин импотенция встречается довольно часто, ведь в армии дают с едой бромистые препараты и др. фигню, чтобы снизить сексуальное влечение. Вот у многих потенция и доходит до нуля. И в тексте упомянуто, что после операций на сердце (по данным интернета) потенция подсаживается, видимо от тех лекарств, что дают пациенту
    И сколько не жалей героиню, сколько не реабилитируй героя - поезд ушёл...
    Но нельзя не принять во внимание советы и замечания доктора Семена Талейсника, который напомнил про широкий спектр воздействия на женщину для достижения у неё оргазма. В сети есть информация про "Эрогенные зоны" по знакам зодиака женщин и много проч. сведений, только войди в иннет и станешь знатоком. не говоря про всевозможные новые причиндалы в секс-шопах типа вибраторов, эректоров (позволяющих вводить слабый член) и тефлоновых пенисов всевозможных цветов и размеров, глаза разбегаются.
    Так что ЛГ рано опустил крылья и перестал пытаться отстоять своё право на "счастье в личной жизни", да и героиня рассказа была слишком пассивна, как мне показалось.
    Но даже останься они на уровне дружеских и платонических отношений, их союз мог бы продлиться.
    А вот, как сказал А.Мицкевич (в переводе В.Брюсова) об этом:
    " Грустно я встречаю осень,
    Ах, не так, как в дни былые..."
    И продолжает:
    "... Но уж нет в душе печальной
    Тех восторгов, тех волннйний,
    Что как солнце озаряли
    День осенний..."
    Желаю уважаемой Надежде не сдаваться, а бороться, искать! И спасибо за такую душетрепещущую мелодраму!
    Н.Б.

  • Николай, невозможно остаться равнодушной к вашему трогательному отношению к судьбе героини. Отдельное спасибо за сексуально-просветительский ликбез, однако, эти сведения мне вряд ли пригодятся для написания других рассказов. :) Полагаю, это лишнее и для развития упомянутого сюжета - в тексте не видно, чтобы героиня сильно переживала по поводу неудач интимного плана у партнера. Скорее, беспокоилась за его душевное состояние.

  • Нет, Надежда, я не хотел буквально интимных сцен, а хоть каких либо подвижек со стороны желавшей секса женщины. Ведь это не совсем правда, что она ничего не попыталась делать и вы это хорошо понимаете, хоть я обратился не по адресу, ибо и в ответе мне неправда... Ведь сейчас пишут и показывают на экранге всё или почти всё. А у вас кастрированный сюжет спостельными сценами между неопытными молодожёнами, которых тоже сейчас не найти, либо остаками пуритан... А где они*

  • И все-таки, дайте хоть кому-нибудь оставить в тайне то, что происходит в спальне. На что вам дано воображение?

  • Дни осени печально пролетели
    В рассказе о неграмотных в постели.
    :(

  • Гениально!

  • Печальная повесть о несостоявшемся сексе на Селигере, где всё зовёт к любви: И тишина, звуки тихих волн, нактывающихся на песчаные берега, плёсы, разливы и затоки, и сосняки, и русские бани по чёрному вросшие в берега на окраинах редких деревень... И молодая красивая женщина, жаждущая любви, восторженной и полной. И он, бывалый немолодой красавец-мужчина с проблемами импотенции после ранений и операций на сердце, требующий не только лекарств, а и женской ласки, активной и умелой. А не только ожидания, как поступила она, ложась с ним рядом и продолжая лежать "бревном", фиксируя его робкие намёки попытки. Извините меня, но женщина должна двигаться, как было ещё сказано в указе Петра 1.... Секс - это ещё и работа, а не только прикосновения и процелуи в щёчку... Ему следовало помочь преодолеить свою закомплексованность, неверие в свои мужские способности. Вы, что же думаете, что при разности в возрасте в 30 и 40 лет современные мачо, женящиеся на молодых, все могут, как жеребцы. Нет!Но для этого есть самая лучшая виагра: женскиое тело и все его возможности при желании возбудить мужчину. А ваш герой встретил ленивую или неумелую женщину, которая ему не показала, что такое любовь на Селигере! Конечно, я как врач, допускаю и невозможность полноценного секса, но он то мог хоть её удовлетворить всем, что имел, своим прекрасным развитиым мужским телом. Всем! Так что, извините за неболшой ликбез, уважаемая Надежда. Вы не оставили своим героям надежды....

    Комментарий последний раз редактировался в Среда, 17 Май 2017 - 16:36:00 Талейсник Семен
  • Ох, уж эти врачи - все переведут в область физиологии - никакой поэзии и чувств. :) Семён, вы и вправду хотели подробного описания интимных сцен? Так это не по адресу...

  • Это рассказ о конфликте души и тела. Все конфликты в мире и в душе человека проходят через его сердце и возвращаются к нам осмысленными и понятными. Операция на сердце, несомненно, оказалась также и операцией на душу. Неужели близость духа зависит от близости тела? Неужели поиски родной души обязательно сопряжены с сексом? Ведь, где бы ты ни был телом, а душа - всегда на месте. Как бы тяжело не было телу, главное - на душе не должно быть пасмурно! Неужели без телесного равновесия не может быть равновесия душевного? Это крик души из-за молчания плоти. А может, наоборот, операция поможет герою рассказа побороть зависимость души от тела? Состояние любви - это состояние души, а не состояние тела, а у героя физические муки вызвали муки душевные. А вдруг все наоборот, болезнь тела для этого мужчины как раз являетя лекарством для души и он это со временем поймет и сможет обходиться одной духовной близостью. Наше тело ломается, наше тело смертно, но бессмертна душа. Герой рассказа сдался, дав уступку телу, а ему следовало перебороть свою плоть и одержать победу духа.
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Да, Юрий, вы всё правильно написали, только, думаю, полностью с вами согласится прекрасная половина человечества. Мужчинам же, ох, как нелегко встречать осень жизни. И потеря пресловутой "мужской силы", какой бы ни была причина - операция или естественные процессы, для многих - трагедия. Тем более, для мужчины-мажора, не знающего ни в чём отказа - ни в карьере, ни в успехе у женщин.

  • Представляю произведение Надежды Шацкой! Путешествие длинною в жизнь, где на краю осени поселилась любовь!
    Где трогательное и светлое граничит с болью... После прочтение непросто тепло на душе, но ещё и очень грустно. Задумываешься о спешке в жизни, торопливости и суете. Где катастрофически не хватает времени на самое главное. Рассказ о том, что душа с возрастом не стареет, а только мудреет. Мир ценностей меняется. Только вот времени остаётся всё меньше и меньше, чтобы пожить по-настоящему, любит искренне и вопреки всем бедам.
    Рассказ написан в виде дневника. А ведь действительно, чем старше мы становимся, тем, кажется, что время ускоряется.
    Раньше были отрывные календари... Их вешали на стенку, но почему-то они очень стремительно худели для взрослых.
    - Как уже? Первое число! - вздыхала моя бабушка.
    Дети всегда ждали каникул и праздников и торопились быстрее сорвать листочки, чтобы увидеть красный день календаря. Казалось, дни тянутся долго...

  • Спасибо, Татьяна, за тонко подмеченный характер рассказа. Именно так: грусть о не сложившемся, о том, что не успели и не смогли, о чём вспоминается в осеннюю пору жизни...

Последние поступления

Новостные рассылки

Кто сейчас на сайте?

Тубольцев Юрий   Шашков Андрей   Николаенко Никита   Аимин Алексей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 4
  • Пользователей не на сайте: 2,236
  • Гостей: 170